Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Кризис греческих полисов в первой половине 4 в. до н.э.. Возвышение Македонии и установление македонской гигемонии в Греции



Хотя наиболее впечатляющей стороной истории Греции IV в. до н.э. был для современников и остается для новейших исследователей инертно кризис полиса, содержание исторического процесса не ограничивалось тогда одним разрушением старого полисного строя. Одновременно, как уже отчасти было показано в предыдущей лекции, более или менее стихийно шли поиски выхода из создавшегося тяжелого положения, испытывались различные варианты дальнейшего развития, и в этих поисках и опытах устанавливались новые истины, которые могли стать исходными моментами в формировании новой общественной системы.

Важное место в ряду этих исторических опытов принадлежит так называемой «младшей тирании» (обозначаемой так, чтобы отличать ее от тирании архаического времени, сопутствовавшей рождению греческого полиса).

В условиях кризиса обнаружилось банкротство полисного государства, чьи возможности были весьма ограниченны, между тем как граждане предъявляли к нему все большие требования, настаивая: бедные — на дальнейшем расширении системы государственного воспомоществования, а богатые — на обеспечении своей собственности и жизнп от посягательств со стороны этой бедноты, на наведении в стране твердого порядка. Не будучи в состоянии удовлетворить эти требования, а следовательно, и обеспечить единство и согласие граждан, полисное государство утрачивало исторический смысл. На практике было важно и то, что один и тот же социальный процесс — обнищание народных масс — приводил не только к подрыву традиционной опоры полиса — гражданского ополчения, но и к созданию новой политической силы — наемной армии, которую при случае можно было использовать для ниспровержения существующего строя. Сложившееся положение поощряло отдельных честолюбцев, которые начинают все чаще домогаться единоличной власти.

Наметившаяся тенденция к преодолению полисного строя изнутри дополнялась не менее отчетливой тенденцией к его преодолению и извне. Растущие экономические ы политические связи подрывали полисный партикуляризм, повсюду обнаруживается тяга к объединению, в особенности в рамках отдельных исторических областей (Халкидикский, Фессалийский, Беотийский, Аркадский и другие союзы). Одпако развитие это наталкивалось на серьёзные препятствия; помимо традиций полиспой автономии сопротивление вызывало стремление полисов-гегемонов превращать союзы в собственные державы, а в то же время продолжалось их соперничество между собой. Все это вело к непрекращающимся междоусобным войнам, которые ослабляли греков и поощряли вмешательство в их дела соседних пегреческих государств — Персии на Востоке и Карфагена на Западе.



Социальный и политический кризис полиса естественно дополнялся кризисом идеологии.

Характерной чертой времени было растущее равнодушие граждан к судьбам своего полисного государства. Рационалистическая и этическая критика существующего порядка, начало которой положили софисты и Сократ, не оставила камня на камне от полисного патриотизма, на смену которому теперь пришли новые настроения и новые идеи. Между тем как народная масса все больше увлекалась воспоминаниями иди, скорее, мечтами о примитивном, уравнительном общественном устройстве, верхушка общества все более и более пропитывалась индивидуалистическими и космополитическими настроениями. Традиционные государственные доктрины, равно и демократические и олигархические, оказывались несостоятельными перед лицом новых задач, и, по море того как кризис принимал все более затяжную и острую форму, среди людей различного социального и культурного уровня начинало крепнуть убеждение, что лишь сильная личность, авторитетный вождь или диктатор, стоящий над гражданским коллективом, сможет найти выход из того тупика, в который зашло полисное государство. В литературе, выражавшей запросы полисноп элиты, популярными становятся тема и образ сильного правителя (в трактатах Платона и Аристотеля, в речах Исократа, в исторических или мнимоисторических произведениях Ксенофонта). Поскольку, однако, внутреннее переустройство не мыслилось без переустройства внешнего, наведение порядка внутри отдельных городов — без установления общего мира в Греции ж победоносного отражения варваров, образ сильного правителя приобретал одновременно черты борца за объединение Эллады, руководителя общеэллинской войны против варваров, черты царя-завоевателя (в особенности у Исократа в речах «Эвагор» — и «Филипп» и у Ксенофонта в романе «Киропедия»), Так мечты о социальном и политическом переустройстве общества оказались связанными с монархической идеей, а эта последняя, в свою очередь,— с идеей панэллинской.



Естественным следствием социального, политического и идеологического кризиса греческого общества в позднеклассический период явилось возрождение тирании.

Недостатка в попытках ее возрождения не было. Характерное для того времени развитие крайнего индивидуализма порождало у сильных и заносчивых людей стремление выйти из-под контроля общества, сбросить подчас действительно тягостную опеку гражданского коллектива и подчинить этот коллектив своей воле. Не человек — обществу, а общество — сильному человеку — такова была здесь исходная аксиома, теоретическое обоснование которой положили софисты своим учением об относительности закона по сравнению с природой, с конечным выводом о безусловном праве сильного от природы человека на первенство и власть над другими.

Это убежденно сильной личности в своем праве на власть опиралось па осознание реально существовавших возможностей. Ситуация была благоприятна для осуществления самых дерзких замыслов не только потому, что старый порядок был поколеблен непрерывной смутой; важным условием успеха было также наличие необходимых сил, на которые инициатор переворота мог опереться. Обычно такой авантюрист действовал в согласии с группой влиятельных друзей, возлагавших на него личные надежды. Затем он старался демагогическими заверениями привлечь на свою сторону массу простого народа, что при легкой возбудимости демоса сделать было не так уж трудно. Наконец, в его распоряжении всегда могло быть достаточное число вооруженных наемников. Распространение наемничества вообще было одним из важнейших факторов, подготовивших рождение «младшей тирании». Именно наемники, которым в отлично от воинов гражданского ополчения менее было свойственно чувство долга перед государством и больше — сознание своей связи с непосредственным командиром, оказывались чаще всего тем средством, с помощью которого честолюбивый и не слишком лояльно настроенный полководец мог свергнуть свое правительство. При этом очевидно, что такая возможность открывалась не только местным политическим деятелям, занимавшим высокий военный пост по воле своих сограждан, но и обычным начальникам наемных отрядов, чужакам-профессионалам, пришедшим на службу часто вместе со своими отрядами.

Обычно рождение тирании совершалось в обстановке острой внутренней смуты, стимулированной или осложненной внешними угрозами. В такой момент полисное государство, чувствуя свое бессилие справиться с одновременно обрушившимися на него внутренними и внешними трудностями, нередко прибегало к помощи какого-либо авторитетного политика или полководца, а предоставление ему чрезвычайных полномочий, например, должности единоличного стратега-авгократора, создавало необходимую легальную предпосылку к установлению режима личной власти. Тирании возникают и Сиракузах, в Фессалии, в Фокиде, в Сикионе, на Боспоре (династия Спартокидов), в Гераклее Понтийской, на Кипре; однако этого далеко пе полного перечня достаточно, чтобы убедиться, насколько распространенным явлением оказалась «младшая тирания».

Возвышение Македонии. Пока полисы ссорились друг с другом, пытались справиться с внутренними неурядицами, мечтали о завоевании новых земель на Востоке и захвате персидских сокровищ, на севере Греции крепла новая держава.

Долгое время Македония находилась на довольно низком уровне развития. В VIII-VII вв. племена еще сохраняли пережитки первобытнообщинного строя. Военная власть сосредоточилась в руках родовой знати, она же, очевидно, владела и большинством земельных наделов. В конце VI в. Македония была зависима от Персии, переживавшей в то время период расцвета. В V в. распад родовых отношений вступил в заключительную фазу, начался процесс централизации страны, особенно активно он протекал в Нижней Македонии, которая имела торговые связи с греческими городами Халкидики и более других областей испытывала эллинское влияние. Столицей государства стал город Эги.

Усиление Македонии связано с правлением царя Александра I (498-454 гг.), получившего прозвище Филэллин, так как он способствовал распространению в стране греческой культуры. Царю пришлось вести борьбу не только с внешними врагами, иллирийскими и фракийскими племенами, но и с родовой знатью, неохотно уступавшей свои привилегии. Когда Ксеркс вторгся в Грецию, Македония вынуждена была пропустить его через свою территорию и даже выделить в распоряжение персидского войска отряды воинов. Вместе с тем Александр I старался помогать эллинам и оказывать им всяческие услуги.

Отношения Македонии и Афин испортились после образования Первого Афинского морского союза, когда, чтобы обеспечить себе выход к морю, Александр начал борьбу с афинскими союзниками, городами Халкидики. Он не решился пойти на прямой конфликт и предпочел уступить, на какое-то время даже вошел в Афинский союз и завязал с Афинами торговые отношения, поставляя им в основном лес для кораблей. Преемник Александра царь Пердикка в Пелопоннесской войне выступал то на афинской, то на спартанской стороне.

Сын Пердикки Архелай I (419-399 гг.), по мнению Фукидида, для Македонии сделал больше, "чем восемь предшествовавших ему царей вместе" (III, 100). Архелай приложил много усилий для централизации государства, начал военную реформу, реорганизовал монетное дело. Он в значительной степени подавил независимость родовой знати, а для того чтобы укрепить авторитет царей, возвел их генеалогию к Гераклу. При нем Македония стала одним из самых сильных государств на Балканском полуострове.

Архелай погиб в результате заговора, и после него страна вступила в период сильнейших политических распрей, заговоров, постоянной смены царей. В результате сумятицы вновь усилилась родовая знать и заявила претензии на независимость и управление страной. Эти тенденции были поддержаны Афинами, заинтересованными в ослаблении Македонии.

Обстановка стабилизировалась с воцарением Филиппа II (359-336 гг.), крупнейшего политика и полководца своего времени. Когда в 367 г. Македония проиграла войну Беотии, в Грецию в качестве заложников были отправлены дети из самых знатных семейств, в их числе находился и будущий македонский правитель. За несколько лет, проведенных в Фивах, Филипп неплохо познакомился с эллинской культурой. Вернувшийся на родину Филипп в возрасте 22 лет был назначен опекуном своего малолетнего племянника, затем он захватил престол, В первые же годы правления Филипп расправился с соперниками в стране, отразил нападения иллирийских и фракийских племен, а также принял меры, направленные на усиление военной мощи государства.

Он внимательно изучил реформы знаменитого Эпаминонда, идеи которого потом частично использовал для реорганизации македонской армии. В частности, войско строилось таким образом, чтобы можно было концентрировать силы в направлении основного удара, координировать действия между конницей и пехотой. Филипп был создателем блестяще зарекомендовавшей себя македонской фаланги, отличавшейся от греческой компактностью и глубиной построения (от 8 до 24 рядов). Само стоятельные тактические задачи стала выполнять конница. Изменения коснулись и вооружения: в боях успешно применялась сарисса, копье, достигавшее 4-5 м в длину. Мощь армии возросла благодаря техническому оснащению, она была снабжена новейшими боевыми механизмами.

Опираясь на такую силу, Филипп завершил централизацию Македонии. С сепаратистскими тенденциями знати было покончено, ее представители образовали командный костяк армии, заняли различные должности в государстве, они заседали и в совете гетайров - друзей царя. Позднее в этот совет стали входить новые, незнатные люди, в том числе и выходцы из греческих городов. Столица переместилась в Пеллу.

Завершив внутренние реформы, Филипп занялся расширением и укреплением границ государства. Для начала, воспользовавшись ослаблением Афин, он захватил Амфиполь, важный стратегический пункт на фракийском побережье, а затем - золотые рудники Пангеи; ему удалось также привести к повиновению часть Фракии. Эти мероприятия позволили Филиппу, имея прочный тыл, создать морской флот, начать регулярный чекан золотой монеты, организовать широкий набор наемников. Теперь македонский царь был готов к тому, чтобы приступить к завоеванию Греции, которая представлялась ему желанной и доступной добычей.

Началось все с незначительного инцидента, обычного конфликта между полисами. Усиление Фокиды вызвало недовольство Фив и Фессалии, те решили воспрепятствовать росту ее влияния не прямо, а через Дельфийскую амфиктионию. Совет амфиктионов признал Фокиду виновной в святотатстве - распашке священной земли, принадлежащей Дельфийскому храму; от виновных потребовали освободить землю и возместить ущерб, в случае отказа храму должны были передать их собственные земли. Кроме Фокиды, штраф наложили и на другие государства. Штраф был такого размера, что выплата его грозила Фокиде полным разорением. Тогда фокидяне, заручившись поддержкой спартанцев, в 355 г. захватили Дельфы и ограбили храм Аполлона. В конфликт немедленно вмешались остальные греческие полисы, одни на стороне Фокиды, в их числе - Афины, другие - Дельф. В Греции опять разразилась война, получившая название Священной (355-346 гг.).

Явный перевес сил на стороне Фокиды и их союзников побудил противников обратиться за помощью к Филиппу, и тот с готовностью вмешался в междоусобицу. В двух сражениях он потерпел поражение от фокидского тирана Ономарха и только в третьем одержал победу. Фокидян, попавших в плен, Филипп приказал утопить как святотатцев, а тело погибшего Ономарха - распять на кресте. Однако до окончания войны было еще далеко, Фокида стала срочно восстанавливать армию, а Филиппа отвлекли другие дела. Борьбу с "осквернителями" он возобновил лишь в 346 г., разгромил противника и начал опустошать города; Фокиде пришлось капитулировать. По решению Дельфийской амфиктионии стены полисов были разрушены, их жители расселены по сельским местностям, совет амфиктионов предписал также вернуть захваченные сокровища. Фокиду исключили из амфиктионии, ее место там занял Филипп.

Филипп укреплял влияние Македонии в Греции не только участием в Священной войне. В 349 г. царь выступил против греческих городов Халкидики. Олинф, возглавлявший союз халкидских полисов, обратился за помощью к Афинам. Те отправили лишь небольшой отряд, а когда послали более значительные силы, было поздно, македоняне взяли город, разрушили его до основания, а жителей увели в плен. Филипп получил, таким образом, власть над фракийским побережьем. В 346 г. Афинам пришлось заключить с ним мир, названный Филократовым по имени главы афинского посольства. По его условиям Афины лишались почти всех своих владений на побережье Фракии.

Македонский царь продолжил завоевание Фракии и покорил ее значительную часть, обложив местные племена данью. На захваченной территории он заложил города, основной контингент которых составляли, македонские военные поселенцы. Однако довести завоевание до конца Филиппу не удалось, он потерпел несколько поражений и вернулся в Македонию, получив тяжелую рану.

Между тем в Греции полисы осознали, наконец, нависшую над ними опасность, но и в этот решающий момент эллины не смогли договориться между собой даже в пределах одного города. В Афинах, как, впрочем, и в других полисах, образовались промакедонская и антимакедонская группировки. Часть исследователей полагают, что основанием для такого деления послужили социальные противоречия, что сторонники Филиппа принадлежали к верхушке общества, а противники были представителями демоса. Но есть и другое мнение: принадлежность к той, или иной группировке определялась не столько социальной позицией, сколько экономическими интересами и несовпадением взглядов на внутреннюю и внешнюю политику.

Судя по всему, состав промакедонской группировки был более однороден: в нее вошли многие имущие граждане, в том числе и богач Евбул. Принадлежали к ней и ораторы Исократ и Эсхин, стратег Фокион. Антимакедонская группировка, возглавляемая Демосфеном, включала в свои ряды самые различные слои населения, к ее видным деятелям относились оратор Гиперид, финансовый деятель Ликург.

Образованию антимакедонской группировки мы обязаны уникальными документами, вошедшими впоследствии в золотой фонд европейского красноречия. Это речи Демосфена, в которых он убеждает сограждан не верить лживым обещаниям Филиппа, бороться против усиления Македонии, оказывать помощь всем ее врагам. В речах, посвященных Олинфу, оратор настойчиво уговаривает афинян оказать халкидскому городу своевременную помощь. Анализируя сложившееся положение, Демосфен утверждает, что цель Филиппа - поработить Грецию, предварительно перессорив эллинов между собой, чтобы их было легче покорить. И царь достигает своей цели где лестью, где подкупом, где хитростью. Сложилась ситуация, при которой "каждый полис считает выигрышем для себя то время, пока погибает другой, и никто не заботится и не принимает мер, чтобы спасти дело греков" (IX, 29). В четырех речах, обращенных против Филиппа, Демосфен обрушивается на македонского царя, перечисляет все его низкие поступки, называет наглецом, лжецом, клятвопреступником, варваром.

Одно время казалось, что деятельность антимакедонских сил может принести свои плоды, что Эллада вняла призыву Демосфена сплотиться вокруг Афин. Против Македонии стала создаваться сильная коалиция греческих городов. Объединенный флот союзников наголову разбил Филиппа в морском сражении при Византии и заставил его снять осаду с этого города. Афинам удалось одержать еще несколько побед.

Однако в целом они не поколебали влияния Македонии в Греции. Филиппу удалось подчинить себе Фессалию и стать главой Дельфийской амфиктионии. Он опять нашел предлог для вмешательства в греческие дела, снова выступив в роли защитника эллинских святынь. Амфиктиония обвинила небольшой город Амфиссу, расположенный в Локриде, в покушении на священную землю храма. Царь вторгся в Элладу (якобы для расправы с нечестивцами) и захватил проход в Беотию.

Афиняне и их союзники (коринфяне, мегаряне, эвбейцы, акарнаняне, левкадяне) выступили на помощь Фивам. Две армии, греческая и македонская, сошлись у беотийского города Херонеи, где в 338 г. произошла решающая битва. В ней принял участие Демосфен, сражаясь простым гоплитом. В центре эллинского войска находились отряды союзных городов, левый фланг занимали афиняне, правый - фиванпы. Против правого крыла греков Филипп поставил своего восемнадцатилетнего сына Александра, а сам руководил остальным войском, расположившись напротив афинян. В ожесточенном бою греки потерпели поражение, многие пали на поле боя, многие попали в плен. С удивительной стойкостью сражались фиванпы, поклявшиеся не отступать ни на шаг. Позднее на месте их гибели соотечественники воздвигли памятник с изображением льва.

Известие о поражении вызвало у афинян настоящий шок - все понимали, что означает исход этого сражения. Оратор Ликург, очевидно, выразил господствующее настроение, когда сказал, что с телами павших при Херонее была погребена и свобода эллинов. Общую скорбь разделяли и многие сторонники промакедонской группировки. Утверждают, например, что оратор Исократ, будучи не в силах вынести позора поражения Афин, уморил себя голодом. Афины стали спешно готовиться к отражению вторжения Филиппа, но тот предпочел заключить с ними союз и даже отпустил пленных.

В переговорах с другими городами царь потребовал, чтобы те признали гегемонию Македонии. Филипп сурово наказал Фивы, учредил там олигархию и оставил военный гарнизон, а также предпринял экспедицию против Спарты. Последствия жесткого македонского диктата испытали на себе многие полисы.

 


Просмотров 1144

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!