Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Автор: firelight Жанр: фантастический гей-рассказ



НОЧНОЙ ГОСТЬ

- Так что Вы хотели мне сказать, мсье?

В маленьком загородном особняке царствовал зимний холод, и аромат дорогого парфюма едва заметным шлейфом разливался по неотопленной комнате.

Девушка-служанка торопилась разжечь камин. Неожиданно прибывший хозяин бросил перчатки на столик...

"Почему вдруг, и не предупредил? Протопить не успела! Как же неудачно!" - думала она, не сводя глаз с едва затеплившегося огонька, -

"Ну вот, сейчас согреется..."

- Так что Вы хотели мне сказать, мсье? - повторила она еще раз и повернулась к хозяину лицом.

"Что же с ним такое? Бледный и еще худее стал... Молчит все время. Вон - глаза одни остались..."

 

Хозяин, благородный господин, немногим старше тридцати, стройный и сероглазый, подул на пальцы и расстегнул плащ.

Во всей его фигуре, бывшей некогда очень статной, читалась какая-то странная согнутость, как будто всего минуту назад лихой бродяга вогнал ему кинжал в грудь по самую рукоять...

Длинные, почти до плеч, волосы казались почти черными, длинные пальцы слегка подрагивали, протянутые к огню...

Он молчал.

Девушка терпеливо ждала.

Он молчал.

Девушка ждала...

 

Наконец, присев на корточки перед камином, он негромко произнес:

- Принеси вина, Мадлен... и два бокала. Я жду гостя.

- Гостя, мсье?...

- Да. Только не нужно никаких хлопот. Все, что необходимо - два бокала и бутылка вина. Выбери лучшее, что здесь осталось...

- Хорошо, мсье. - пожав плечами, девушка удалилась. "Гостя? Так поздно?" - про себя удивилась она.

 

Он выпрямился. Сделал несколько шагов по комнате, бесцельно переставляя безделушки с места на место, время от времени вскидывая подбородок вверх и прислушиваясь.

Бросал взгляд на глухо щелкающие фамильные настенные часы, сдержанно вздыхал...

Ждал...

Кого же?...

Кого-то настолько необходимого сейчас, что даже присесть не мог от волнения. Однако, собранное бледное лицо, сжатые губы и холодный взгляд давали повод в этом усомниться.



Время от времени он, как-бы досадуя, сжимал большим и указательным пальцем правой руки себе виски и то ли вздыхал, то ли всхлипывал.

 

Ударили часы.

Одиннадцать...

"Еще час ждать", - подумал он и вздрогнул от шороха шагов.

Осторожная, почти на цыпочках, вошла в комнату девушка с подносом, на котором красовались два бокала и бутылка вина. Он будто очнулся.

- Спасибо, Мадлен. Оставь меня.

- Вы сами встретите гостя, мсье? Вам действительно больше ничего не нужно?

Хозяин странно улыбнулся и сказал:

- Не беспокойся, милая. Этого гостя я встречу сам. Можешь идти спать.

Девушка помедлила немного, хлопая длинными ресницами совершенно очаровательных глаз, пожала плечами, присела в реверансе, и удалилась.

 

Еще час ударами сердца истекало время. Еще час терзали воспоминания.

О лете, о нем... единственном... о незаменимом, и так горячо любимом.

О том, о ком Он не хотел, но не мог не думать, не помнить, и не ждать. Он ждал, Он всегда его ждал, вопреки всему...

 

Как только часы пробили двенадцать, Он замер, весь воплотившийся в слух, задерживая дыхание. Выпрямился, не поворачиваясь лицом к двери.

Хозяин особняка точно знал, что тот, кого он ждал так долго, сегодня придет.

Сегодня - обязательно. Сегодня он не мог не прийти...

 

И вот, когда по тяжелым портьерам едва заметным движением скользнул ветерок, хозяин понял, что в комнате кто-то есть.



Сердце забилось радостным рождественским колоколом на церковной башне, и хозяин выдохнул расслабленно.

Губы тронула тихая улыбка... Но он все еще не оборачивался, все еще медлил.

Тогда негромким серебристым баритоном прозвучали эти слова:

- Леонард... Я здесь. Зачем ты звал меня?

Душа рванулась навстречу негромкому голосу, как птица из клетки. Хозяин обернулся.

Гость стоял в проеме незакрытой двери, все такой же - строгий и немного надменный, в каких-то странных серых или серебряных одеждах. Зеркальный,

светлый, словно прозрачный... Светлых волос слегка касался ветерок, перебирал их, открывая красивый лоб и обнажая плечи.

Почему-то плечи были открытыми. Или только одно плечо?

"Или все это только мне кажется?.. " - подумал хозяин.

- Зачем ты звал меня?... - повторил голос и фигура гостя стала неторопливо приближаться.

Не сдержавшись, хозяин сделал навстречу несколько торопливых шагов, но гость остановил его жестом руки.

- Не спеши, сначала ответь мне.

 

Словно споткнувшись, хозяин застыл на месте и выдохнул сквозь сжатые губы.

- Хотел увидеть тебя...

- Это не так... Скажи правду.

- Это так, Берти... ЭТО правда.

- Нет. Что ты задумал?

- Я... могу обнять тебя?...

Гость сделал шаг вперед и присел на край кровати, разглаживая руками шелковое покрывало.

Леонард с трепетом и тоскливой жадностью разглядывал его руки, но не смел сделать и шага. Прошло несколько томительных минут, прежде чем Гость слегка наклонил голову вперед и прошептал:

- Помнишь?..

- Да...

- Ту ночь, после рождественского бала?...

- Да, да... Берти...

- Когда ты увез меня в одной рубашке и всю дорогу грел своим телом в дурацкой графской коляске, пока мы не добрались... сюда..



- Боже, Берти, конечно... разве я мог забыть это?

- Ты тогда чуть не прокусил мне губу... - он усмехнулся.

- Я помню, помню... у тебя шрамчик остался...

- У меня его нет теперь...

 

Часы пробили половину первого. Но две мужские фигуры в темноте даже не шелохнулись.

Гость встал, опираясь на резную спинку кровати. Сделал навстречу хозяину несколько шагов.

Теперь он был совсем близко. Одного шага не хватает, всего одного.

И тихий, завораживающий голос, словно музыка в эту колдовскую ночь:

- Так чего ты хочешь, Лео?..

- Можно мне уйти с тобой, Берт?..

Слова эти словно молнией разрезали ночной воздух. Гость отшатнулся назад:

 

- Нет!..

- Пожалуйста, я прошу тебя!

- Нет, Леонард!!!

- Господи! Да я не живу, ты понимаешь?!! Я не живу больше с тех пор как...

- Молчи...

Тишина, как натянутая тетива в огромной комнате. Даже нервно полыхнувший камин не был удостоен ни одного взгляда.

Только мерно тикающие часы... Только стук сердца.

- Берти... Пожалуйста...

Гость покачал головой и снова сделал шаг вперед.

Тонкая рука невесомым касанием скользила по виску. Хозяин закрыл глаза.

Прохладное дыхание на губах, дыхание бесконечности, тень давней незабытой любви...

- Лео, Лео... Ты думаешь я не скучаю?... Ты думаешь мне это все так просто?...

Первые дни КАК я рвался к тебе! Посмотри на мою одежду: она вся в обрывках...

Я следил за тобой каждый день, каждую ночь. Я ревновал тебя к каждому, с кем ты проводил хотя бы час времени...

- Я был верен тебе...

- Я знаю... знаю...

 

- Возьми меня с собой, Берти, прошу тебя...

- Нет...

Это тихое "нет" словно взорвало воздух. Пространство комнаты наполнилось отчаянным звоном и криком:

- Тогда зачем ты пришел?!!! Ты знал, что я буду просить тебя об этом!!! Зачем, Берт?!!!

Гость отстранился и сделал шаг к дверям. Еще шаг.

Он молчал. Лишь дуновение ветра стало хозяину немым ответом...

- Не уходи...

Фигура гостя замерла в шаге от выхода. Казалось, упрямая спина согнулась, он поднес ладони к лицу и обернулся.

- Я не могу дать тебе то, что ты просишь, понимаешь?..

- Не можешь или не хочешь, Берти?

- Я... не знаю, Лео...

- Не хочешь...

- Какой же ты глупый, право... Конечно хочу, еще КАК хочу, но...

- Тогда в чем дело?! Ведь это - моя воля, мое желание! Я звал тебя пять лет, ПЯТЬ ЛЕТ, прежде чем ты соизволил явиться!!!

- Ты не понимаешь!!! Сколько бы я отдал сейчас, чтобы стать таким как ты, пусть одиноким, пусть страдающим, но...

- Это ты не понимаешь, Берти!!! Я так не хочу больше!!! Я хочу быть с тобой... как всегда... как все то, наше, время.

Обнимать тебя по утрам, ругаться по мелочи, ждать, когда ты вернешься, смеяться в твои губы... и любить, любить тебя, отдавая последние силы.

Он замолк на мгновение, но вскоре заговорил снова с яростным отчаянием, негромким вздрагивающим голосом.

- Берти... Возьми меня с собой... Пусть так случится, милый... Я ПРОШУ, Я УМОЛЯЮ ТЕБЯ!!! Ну, пожалуйста!!!

Гость отнял ладони от лица.

Взгляд его глаз наконец-то стал ясен: они были удивительного небесного цвета, излучающие сейчас и тепло, и грусть.

Он улыбнулся и в два шага приблизился к хозяину...

 

В тусклом лунном свете Леонард разглядел наконец своего гостя. На самом деле он был почти обнажен.

Странная серебристая накидка едва укрывала его фигуру, обнимая талию и бедра немыслимым фантастическим покроем. Грудь и плечи его были открытыми, и гладкая бледная кожа светилась таким же лунным светом...

- Ты не передумаешь? - прошептал он, и в его голосе Леонард с нескрываемой радостью услышал до боли знакомое беспокойство о том, чтобы он действительно не передумал.

Он облегченно вздохнул и улыбнулся.

- Нет, милый... не передумаю...

- Тогда выпей вина, Лео...

- Может быть вместе? Как тогда...

- Нет... только ты. Тебе это пригодится сейчас...

- Хорошо, как ты скажешь Берти.

 

Одно мгновение, или целую вечность хозяин особняка Леонард ле Верне наполнял свой бокал.Затем медленно, глоток за глотком, он вливал в себя холодное вино, смакуя, словно живительный нектар.

- До дна, Лео.

- Да, Берти...

Когда один бокал был опустошен, гость затребовал повторить.

- Еще один до краев...

- Разве не достаточно, Берт?... Я пьян уже, довольно...

- Пей, милый, пей... Я знаю, что говорю...

- Ну хорошо, - усмехнулся Леонард, - тогда должен быть какой -то повод? Ведь так? Тогда я выпью за тебя, Бертран! За тебя, мой мальчик!!!

 

Странное, дьявольское веселье вдруг овладело им.

После второго бокала он рассмеялся раскатистым смехом и почувствовал как холодные, гладкие руки обнимают его всего,

как тихий и такой родной голос шепчет его имя, и этот нежный взгляд и внезапно...

Так страшно ему стало, так забилась, словно в предсмертной агонии, душа. Так неистово захотелось жить. ЖИТЬ!!! Во что бы то ни стало!

Сердце забилось частыми ударами.

"Леонард ле Вернье, что же ты делаешь! Опомнись!!!" - кричал разум.

 

НО!!!

 

- Берти, Берти... Я так ждал! Столько лет!.. Не могу без тебя... Не могу больше...

- Тише. Смотри мне в глаза, и вспоминай как тогда в графской коляске...

- Да... я помню...

- Только не отводи глаз, милый, не отводи... Будет больно, очень... Потерпишь?..

- Да... да...

И...

Молния чудовищной боли пронзила Леонарда, когда холодные губы выпивали из него трепещущую жизнь...

Такой страшный поцелуй, такой сладкий, и такой долгожданный...

Он ожидал, что будет больно, но чтобы ТАК... Господи! Все молитвы, давно забытые им, были прочитаны про себя наизусть.

Господи! Прости меня!!! Прости!!

- Больно...- тихий стон и мольба, и слезы...

- Знаю, милый, знаю... Смотри в мои глаза, иди ко мне...

- Бо...льно... Бер...ти... Мне... очень... больно...

 

Жизнь уходила из Леонарда тихими вздохами и стонами, цепляющаяся осколками воспоминаний за каждый поцелуй, за каждое прикосновение, каждую безумную ласку, оставленную в том последнем лете пять лет назад дерзкому юноше по имени Бертран... Вся жизнь его была сейчас в этом поцелуе. И он мучительно желал его и не мог оторваться, и отказаться не в силах... Но как же больно, Господи!

 

- Бо.. ль... но... как... боль... но...

- Потерпи, сейчас, еще немного... Я люблю тебя...- едва слышимый, глухой голос.

- Люблю... тебя... - с трудом отозвались непослушные губы.

 

* * *

 

Ранним утром красавица Мадлен долго не могла достучаться в хозяйские покои.

Забеспокоившись не на шутку, она позвала на помощь садовника, старого добряка Поля, который только и занимался зимой тем, что пил каждый день.

Тот явился ворчливый, и, как всегда, с похмелья.

- Ну чего тебе, Мадлен?

- Я не знаю, Поль. Уже готов завтрак, а хозяин не отзывается. И дверь заперта...

 

Не долго думая, легким напором мощного плеча Поль высадил дверь.

Девушка ахнула и бросилась к распростертой на полу фигуре хозяина. Он был недвижим, и правая рука сжимала пустой бокал.

- Мсье, мсье!!! Очнитесь!!! Мсье!!! Что с вами?!!

Во мгновение протрезвевший Поль отдернул девушку за руку к себе и обнял, заглушая ее рыдания собственной грудью.

- Иди, малышка... Не надо тебе здесь, - садовник Поль настойчиво подтолкнул девушку к выходу, и, когда она ушла, дрожащая и плачущая, присел на колени перед мертвым.

Вздохнул.

- Ох, горе, горе...

Надо было закрыть ему глаза... Обязательно надо было.

 

Но рука не поднималась у старого садовника.

 

Потому что впервые за последние пять лет его хозяин, - Леонард ле Вернье смотрел на этот мир счастливыми глазами...


Просмотров 524

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!