Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Многоуровневые теории эквивалентности



В.Н. Комиссаров, анализируя категорию эквивалентности, справедливо отмечал, что «сопоставление переводов с их ориги­налами показывает, что существует несколько типов эквивалент­ности, в каждом из которых разные части содержания исходного текста. Изучение уровней эквивалентности позволяет определить, какую степень близости к оригиналу переводчик может достичь в каждом конкретном случае»1. Мы уже убедились в том, что ре­альные переводы соответствуют оригиналам в разной степени, оставаясь при этом именно переводами, а не иными видами межъязыкового посредничества. Попытка построить типологию эквивалентности, найти те ступени, которые ведут от минималь­но возможной к максимальной эквивалентности, а также устано­вить объективную, обоснованную границу, отделяющую перевод от «неперевода», и приводит к теории уровней эквивалентности.

Наиболее известные теории уровней эквивалентности строятся на семиотических основаниях, точнее, на выделенных семиотикой трех типах отношений знака — прагматическом, семантическом и синтаксическом.

Понятие многоступенчатого переводческого эквивалента приобретает достаточно четкие очертания в теории Г. Егера2. Он приходит к понятию коммуникативной эквивалентности через понятие коммуникативной значимости, которая и составляет ос­нову этого типа эквивалентности. Коммуникативная значимость текста оказывается его свойством вызывать определенный комму­никативный эффект. Она возникает из функций языковых зна­ков, которые связаны с семантическим, синтаксическим и праг­матическим уровнями отношений. Эти отношения, согласно ги­потезе Черри, в нормальной речевой коммуникации находятся в определенных иерархических отношениях: семантический уровень подчиняет себе синтаксический, и оба они подчинены прагмати­ческому уровню. Внутри семантического значения различаются сигнификативное и денотативное. Таким образом, модель пере­водческой эквивалентности, отражающая иерархию отношений языковых знаков, выстраивается в следующих четырех уровнях:

1 — прагматический (для чего говорить);

2 — семантический 1 (денотативный) (о чем сказать);

3 — семантический 2 (сигнификативный) (как сказать);

4 — синтаксический (как расположить элементы высказыва­
ния относительно друг друга).

1 Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. С. 134.

2 См.: Егер Г. Коммуникативная и функциональная эквивалентность //
Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М. 1978. С. 137—156.




Полная эквивалентность, или собственно эквивалентность, между текстом оригинала и текстом перевода достигается тогда, когда на всех четырех уровнях значения ИТ инвариантны значе­ниям ПТ.

Данная концепция, и особенно идея о доминирующей функ­ции прагматических отношений, подчиняющей себе все другие типы, была проддержана многими исследователями. Швейцер ут­верждал, что «прагматический уровень занимает высшее место в иерархии уровней эквивалентности. В этой иерархии существует следующая закономерность: каждый уровень эквивалентности предполагает наличие эквивалентности на всех более высоких уровнях»1.

Прагматический уровень эквивалентности, возведенный в ранг главного, высшего, составляет то необходимое коммуникативное ядро, без которого эквивалентность не может быть достигнута. Прагматическое значение составляет некий минимум инвариант­ности, по достижении которого уже оказывается возможным го­ворить о переводе.

Рассмотрим гипотетическую речевую ситуацию. Переводчик сопровождает в аэропорту иностранца, не понимающего по-рус­ски. Их цель — встретить зарубежную делегацию. Переводчик слышит интересующее его и его клиента сообщение о том, что самолет, в котором летят те, кого они ждут, приземлился: «Про­извел посадку самолет авиакомпании "Эр-Франс", совершавший рейс № 2332 из Парижа». Переводчик может перевести данное высказывание полностью, так как оно не содержит каких-либо элементов, трудных для перевода. Но вполне возможно, что он просто скажет: «Ça y est, on a atterri». В этом случае на всех уров­нях, расположенных ниже прагматического, подобия значений в оригинальном тексте и в тексте перевода не отмечается. Но полу­чателю переводного сообщения не важно, что на языке оригина­ла сообщение было передано в клишированной форме, в которой использованы единицы выражения, принадлежащие официаль­ной речи. Переводчик же использовал формы выражения, свой­ственные разговорной речи. Ему также не важно, что предметная ситуация, в которой фигурируют самолет, владеющая им авиа­компания, рейс, не воспроизведена в тексте перевода и что пере­водчик местоимением on обозначил нечто неопределенное — то ли самолет, то ли делегацию, которую они ждут. Ему также без­различно, что в тексте перевода существительное посадка преоб­разовано в глагол a atterri, равно как и то, что во французском высказывании грамматический субъект стоит перед глаголом, а в оригинальной русской — после. Для него главное в том, что ожи-



1 Швейцер А.Д. Теория перевода. С. 85. 296


даемое им действие произошло. Иначе говоря, цель коммуника­ции — сообщение о свершении ожидаемого события — достигну­та. Возникает, правда, вопрос о том, можно ли считать высказы­вание переводчика переводом услышанного им сообщения. Или же здесь мы сталкиваемся с какой-либо иной формой межъязы­ковой коммуникации, близкой переводу, но все же не с перево­дом? Или же переводы могут различаться степенью эквивалент­ности, оставаясь все же переводом?

Разделив двуединый процесс перевода на два этапа и вычле­нив соответствующие единицы на каждом из двух этапов, а именно единицу декодирования и единицу репродукции, мы мо­жем сосредоточить внимание на этапе репродуцирования текста в переводе и установить, каким образом достигается эквивалент­ность фрагментов текстов оригинала и перевода.

Для этого обратимся вновь к некоторым теориям эквивалент­ности, построенным в виде уровневых моделей, и вспомним мо­дель, которая легко выводится из рассуждений Егера.

Швейцер предлагает уровневую модель эквивалентности, в которой прагматический уровень также доминирует над всеми остальными. По мнению Швейцера, «прагматический уровень, охватывающий такие жизненно важные для коммуникации фак­торы, как коммуникативная интенция, коммуникативный эф­фект, установка на адресата, управляет другими уровнями. Праг­матическая эквивалентность является неотъемлемой частью экви­валентности вообще и наслаивается на все другие уровни и виды эквивалентности»1. Швейцер представляет иерархию уровней эк­вивалентности в виде следующей таблицы:

   
   
   
   
   

Нетрудно заметить, что построенная Швейцером уровневая модель эквивалентности практически ничем не отличается от мо­дели Егера. Она лишь перевернута, но это не меняет сути отно­шений, устанавливаемых исследователями между оригинальным речевым произведением и его переводом. В ней обнаруживаются

1 Швейцер А.Д. Указ. соч. С. 86—87.


те же три основных уровня, построенных на трех основных типах отношений языкового знака: прагматический, семантический, синтаксический. Так же семантический уровень разделяется на два подуровня в соответствии с различением в семантике денота­тивных и сигнификативных значений. Так же доминирующим оказывается прагматический уровень. Швейцер, однако, пред­ставляет модель, предложенную Егером, в структурированном виде, что придает ей большую оперативную ценность.

Комиссаров строит более развернутую модель уровней экви­валентности. В последнем уточненном варианте предложенная им модель предполагает пять иерархически взаимосвязанных уровней:

1уровень цели коммуникации;

Уровень описания ситуации;


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!