Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 33 Дело Андромеды Тонкс



 

Судебный зал Министерства был полон людей - дело разбирали полным составом Уизенгамота. Председательствовал сам Министр Кингсли Шеклболт. Он стоял на своем центральном месте, облаченный в мантию и судейский головной убор, и ободрительно взирал на своего первого помощника Артура Уизли, занимавшего сегодня место на скамье подсудимых. Рядом с ним сидел молодой, но перспективный адвокат Захария Смит и шелестел бумагами, в которых отмечал основные вехи своей защиты.
Со стороны обвинения присутствовала сама истица Андромеда Тонкс и ее адвокат Гермиона Грейнджер, решительная девушка, не побоявшаяся выступать против свекра и, по слухам, настроившая против него даже своего мужа. Радовало только отсутствие кого бы то ни было из Малфоев. Эта семейка уже здорово надоела Кингсли, и он уже жалел, что именно ее выбрал в "козлы отпущения". Может быть, из-за каких-нибудь Гойлов и не поднялось бы такой шумихи...
Кингсли стукнул молоточком, призывая гудящий зал к тишине и объявил:
- Слушается дело по иску Андромеды Друэллы Тонкс к Артуру Септимусу Уизли о незаконном похищении племянницы истицы Летиции Нарциссы Малфой.
Разъяснив сторонам права и удовлетворив ходатайства об участии адокатов, Кингсли приступил к разбору дела. Все показания старательно записывала Пенелопа Кристалл. Сами истица и ответчик говорили немного, в основном старались их представители. И у Смита, и у Грейнджер языки были подвешены хорошо, но Грейнджер лучше ориентировалась в правовых нормах.
Гермиона умудрялась задавать вопросы и Андромеде, и Уизли, когда их допрашивали, так, что дело, очевидно, шло в пользу истицы. Каждым словом она демонстрировала неправомерность и ужас должностного преступления Артура. Смит и в подметки ей не годился в этом деле, все его попытки поймать Андромеду на чем-либо заканчивались провалом.
Кроме того, оказалось, что у обвинителей есть еще один козырь в рукаве - она попросили пригласить в зал свидетеля, Гарри Джеймса Поттера. Свидетельство главы Аврората - это не шутка! Хотя он мог и отказаться от свидетельствования против своего родственника.
По закону, первым допрос начинал адвокат истца. Гермиона поднялась со своего места и подошла к трибуне дачи показаний.
- Мистер Поттер, - важно обратилась она к Гарри, - расскажите, пожалуйста, уважаемому суду и собравшимся здесь, при каких обстоятельствах мисс Малфой оказалась в маггловском приюте. Как так произошло, что чистокровная ведьма, при живой матери, родном брате и тетке оказалась по документам в статусе сироты?
В зале поднялся шум. Кингсли нервно дернулся и призвал всех к тишине внушительным судейским молоточком.
- Я прочитал об этом в ходатайстве миссис Старс, которое было подписано помощником Министра Артуром Уизли – с каменным лицом отвечал Поттер в упор глядя на своего тестя.
Уизли ответил ему яростным взглядом, но наклонившийся к нему Смит что-то тихо проговорил. Мужчина успокоился.
- А откуда вы взяли это ходатайство?
- Протестую! – заорал Смит, вскакивая с места. – Этот вопрос не имеет отношения к делу!
- Протест отклонен, мистер Смит – констатировал Кингсли. – Мистер Поттер, отвечайте на вопрос.
Поттер глянул на Сьюзен и отчетливо проговорил.
- Его передала мне Сьюзен Боунс, так как увидела его среди бумаг в канцелярии Министра.
- Господин Председатель Уизенгамота, - снова взвился Смит – На каком основании секретарь суда, показывает государственную документацию посторонним лицам?!
- На основании того, что Гарри Поттер является главой Аврората – отбила удар Грейнджер, развернувшись к своему противнику. – Следовательно, имеет доступ к любым документам, проходящим через министерство в целях контроля за соблюдением законности, в том числе и составляющим государственную тайну.
Гермиона снова блеснула знаниями, цитируя очередной законодательный акт.
- Тишина в зале! – снова навел порядок Министр Магии. – У обвинения еще есть вопросы?
Гермиона немного помедлила с ответом.
- Нет. Однако есть ходатайство.
- Слушаю…
- Прошу пригласить для дачи показаний Уильяма Августуса Боунса.
- Удовлетворяю, но после того как ответчик допросит Мистера Поттера. Мистер Смит, у Вас имеются вопросы к свидетелю?
- Да, господин Министр – Смит вышел к трибуне и повернулся к Поттеру полубоком.
- Мистер Поттер, а правда, что Вы неоднократно пытаетесь подавать прошения об оправдании Малфоев и возвращении им магии?
В зале повисла тишина.
- Правда.
- А скажите, почему Вы это делаете? Что заставляет Вас помогать бывшим врагам? А точнее Драко Малфою и его матери? Ведь вы раньше в школьные годы были в натянутых отношениях…
- Мистер Смит, - перебил его Шеклболт, - Давайте по существу дела. Ваши вопросы не относятся к нему.
- Тогда у меня нет вопросов – понуро сказал Смит и отправился на свое место.
Следующим на место дачи показаний был вызван Боунс.
- Боунс маггл! В магическом суде не может выступать маггл! - взвился Смит. - На каком основании?!
- Позволю себе заметить, что мистер Боунс имеет самое прямое отношение к магическому миру - его сестра была ведьмой и его дочь, мисс Сьюзен Боунс, является ведьмой. Поэтому это не нарушает статута секретности. Поэтому привлечение его как свидетеля не противоречит ни единому закону, а напротив соответствует положению о свидетелях, согласно которому свидетелем может быть маг, сквиб, маггл и даже существо с почти человеческим интеллектом, - отчеканила Гермиона. Смит сел назад, словно пришибленный.
Никто больше не пытался возражать, и Боунс вошел в зал и занял место перед Кингсли.
- Скажите, давно ли Вы состоите в браке с сестрой истицы, матерью Летиции Малфой? - начала допрос Гермиона.
- Около двух лет, - Боунс отвечал спокойно и уверенно. Ни у кого не могло возникнуть подозрений о том, что он лжет.
- Скажите, как Вы можете охарактеризовать взаимоотношения в Вашей семье? В частности, как Нарцисса относится к дочери?
- Взаимоотношения самые доброжелательные. Мы с женой любим друг друга и очень любим Тишу. Нарцисса в ней души не чает, с удовольствием заботится о ней, покупает развивающие игрушки, отдала в детский сад - это полезно для развития коммуникативных навыков ребенка, - хотя в ее магическом прошлом это и было не принято.
- Значит, миссис Боунс не ограничивает общение дочери с детьми-магглами?
- Не относится к делу! Протестую! - подал голос Смит.
- Но ведь Летицию забрали от семьи именно на основании того, что воспитание в семье опасно для нее. Чем же оно опасно? Я пытаюсь это понять, - возразила Гермиона.
- Протест отклонен, мистер Боунс, отвечайте, - кивнул Министр.
- Нет, не ограничивает, даже напротив, приветствует, - ответил Боунс.
У Смита вопросов к Боунсу не было, и он смог сесть сзади, на пустую трибуну.
Кингсли поинтересовался у сторон, есть ли еще свидетели по делу. Таковых не оказалось. Перешли к прению сторон. Грейнджер гнула свою линию, делая упор на жалость коллегии Уизенгамота. Неоднократно повторяла, что Летиция была забрана совершенно незаконно. Особое внимание уделила детали, что девочку забрали, не известив родителей, что в принципе можно было классифицировать как похищение человека. В итоге своей речи запросила суд снять свекра с должности и выплатить компенсацию за причиненный моральный ущерб матери ребенка и официально признать за Нарциссой Малфой права на дочь.
Захария Смит парировал тем, что Малфои в опале. Что такая семья, как Упивающиеся Смертью и приспешники Темного Лорда – это не то, что необходимо чистокровной маленькой волшебнице. Что среда, в которой она воспитывается, может оказаться пагубной для ее психики. Говорил, что Нарцисса и Драко своим моральным поведением и презрением к магглам могут нанести девочке тяжелую психическую травму, на что Гермиона громко и неприлично фыркнула, но удержалась от комментария. Пояснил суду, что Артур Уизли руководствовался самыми лучшими побуждениями. Красноречиво описал, что помощник Министра не сообщил родителям ребенка лишь из-за того, что побоялся скандала со стороны Малфоев и полагал в самое ближайшее время сообщить им все детали.
Защита что называется, трещала по швам и была сшита белыми нитками. Многим в зале и так уже было понятно, какое решение вынесет Уизенгамот, когда Кингсли и члены собрания удалились для постановления решения по делу.
Вынесение решения назначили на три часа пополудни. У участников процесса было как минимум два часа перерыва.
Наконец все снова собрались в зале судебного заседания. Кингсли Шеклболт вышел из боковой комнаты, чтобы зачитать Постановление Уизенгамота, после которого последует голосование его членов.
- Постановление Уизингамота от двадцать четвертого сентября две тысячи второго года – громко начал читать внушительный свиток пергамента Министр и в данный момент Председатель Уизенгамота – Тщательно изучив дело, приняв к рассмотрению все имеющиеся вещественные доказательства и внимательнейшим образом выслушав стороны, свидетелей и проведя прения сторон, Уизенгамот постановил: частично удовлетворить иск Андромеды Друэллы Тонкс к Артуру Семптимиусу Уизли, в отношении превышения последним своих должностных полномочий и попытки похищения Летиции Нарциссы Малфой. Вследствие этого Уизенгамот вынес решение отстранить Артура Семптимиуса Уизли от своих должностных обязанностей сроком на два года и в последующем понизить в должности.
Кингсли перевел дыхание и оглядел аудиторию. На лицах многих было удивление и испуг. Все понимали, что истица права, но не предполагали, что суд пойдет «против» своего человека.
- Прошу уважаемых членов Уизенгамота проголосовать. Поднимите руку кто за исполнение данного постановления.
В зале наступила звенящая тишина. Все внимание было приковано к членам Уизенгамота. И вот поднялась первая рука, затем вторая третья и четвертая… и так далее.
- Кто против? – поднялось несколько рук.
В итоге, с перевесом в пять голосов постановление вступило в законную силу.
Когда все стали расходиться Джинни, сидящая в зале как просто зритель, поднялась со скамьи, когда к ней подошел муж и обнял. Она демонстративно убрала его руку и выбежала из зала вслед за отцом.
Боунс и Андромеда вместе аппарировали домой, где из уже ждали Сьюзен, Нарцисса, Драко и Летиция.
- Выиграли! - воскликнула Андромеда, едва они повились в гостиной. Раздалось сразу два облегченныз вздоха - напряжение, в котором пребывали Драко и Нарцисса несколько последних часов, наконец, разрешилось.
- Ну, слава Мерлину! - сказал Драко и обнял мать, волнуясь, что переживания могут быть слишком сильны, и нервное напряжение выльется в потоки слез. Андромеда вот разрыдалась, не скрываясь. При этом она улыбалась сквозь слезы и гладила по голове Летицию, подошедшую к ней утешать тетю.
- Не плачь! - уговаривала Тиша. - Ты же большая!
- Вот уж не думала, что Гарри выступит против своего тестя, - говорила тем временем Сьюзен отцу. - Цените это - ему сейчас не позавидуешь. Джиневра с него скальп снимет!
Обсуждение подробностей дела затянулось далеко за полночь. Андромеда и Уильям съездили в школу за Тедом и по пути накупили всевозможных вкусностей, а после в гостиной устроили вечеринку. Праздновали торжество справедливости и то, что теперь уже никто не посмеет претендовать на Тишу.
Летиция и Тед носились по дому с радостными воплями и все перепачканные в шоколадном торте, который для них купил Уильям, потом надумали разыгрывать похищение, отловили кота «Поттера» и нарядили его в кукольный чепчик. Обозленный таким обращением кот отомстил почему-то, по своему обыкновению Драко, накинувшись на его ногу и с превиликим энтузиазмом разорвав в клочья штанину.
- Авада Кедавра! - орал Драко, гоняясь за котом по гостиной, чем приводил Тишу и Тедди в неописуемый восторг.
Даже Сьюзен засиделась допоздна, обсуждая с отцом, Нарциссой и Андромедой недостатки правовой базы магического мира.





 


Просмотров 320

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!