Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 30 Тайная жизнь героя магического мира



 

Джиневра Поттер сидела в кресле в гостиной дома Поттеров в Годриковой лощине и смотрела на полыхающий в камине огонь. Разглядывая пляшущие языки пламени, она придавалась весьма печальным мыслям - последние несколько недель она пребывала в уверенности, что ее муж Гарри Поттер банально изменяет ей.
С момента Победы прошло уже четыре года, и Гарри, очевидно, решил, что пора делать политическую карьеру. Сейчас он уже занимал пост главы Аврората и, кажется, стремился повысить свою должность в будущем до Министра Магии. А между делом пропадал у любовницы. Потому что вот уже два месяца, как он сообщал супруге, что задерживается на работе, а когда она один раз прибыла в его отдел и не обнаружила благоверного на месте, то поняла, что дело тут нечисто.
Изводя себя ревностью, Джинни стала придумывать план, как поймать любимого на месте преступления. Поэтому она за большие деньги приобрела в Лютном переулке зелье, способное отследить аппарационный след в течение часа.
Сегодня у нее был шанс узнать, куда на самом деле два раза в неделю ходит Гарри Поттер. Он аппарировал домой немного раньше и, едва только поужинав и чмокнув жену в щеку, сообщил, что у них внеплановый наряд в маггловский район для слежки за каким-то бывшим упивающимся.
Он ушел уже десять минут назад, а Джинни все никак не могла решиться использовать зелье. Наконец она поднялась с кресла. Призвала дорожный плащ и, завернувшись в него, подошла к месту, откуда аппарировал Поттер. Достала из кармана зелье, вылила его на место аппарации и, встав прямо в эту лужицу, аппарировала в неизвестность с одним лишь желанием – убить ту шлюху, которая увела ее любимого.
***
Гарри Поттер был уверен, что все тайные общества ушли в прошлое вместе со школой, Волдемортом, Амбридж и гнилым Министерством. А уж при новом-то министре, думал он... Напрасно думал, как оказалось. Случай с публичной карой Малфоев был далеко не единственным прегрешением нового магического главы. Мало того, Министерство вернулось к политике своих предшественников, то есть к установлению некоего авторитаризма. Сначала потому что в Кингсли действительно верили все, кроме побежденной стороны, к которой никто не хотел себя причислять, чтобы случайно не загреметь за Малфоями. Потом это вошло в привычку, казалось, что это даже дает стабильность. Люди были довольны тем, что у них есть добрый мудрый Кингсли, который решит все проблемы. В тонкости политики обычным людям вникать было некогда, и желанием таким горели немногие. Однако в числе этих немногих оказались Гермиона и Гарри, которые по роду своей деятельности вплотную столкнулись с тем, что нынешнее Министерство почитало за правосудие. Гермиона откровенно назвала воцарившееся положение вещей самоуправством Кингсли и нескольких его приближенных. И если сразу после войны этому еще можно было найти оправдания, то позже... Первыми из Министерства были удалены все политические противники нового Министра. И хотя многие из них были в свое время лояльны к Темному Лорду или Фаджу, Гермиона уже тогда нахмурилась и заявила, что власть без оппозиции - это зло. А потом Гарри в полной мере понял, что имел в виду его крестный Сириус, когда говорил, что в каждом есть и темная, и светлая стороны. Его соратники из Ордена Феникса как-то неожиданно изменились. Чего стоило только разграбление имения Малфоев, незаконные ни по каким параметрам конфискации имущества бывших упивающихся и их родственников, явная дискриминация слизеринцев - то есть некогда учившихся или учащихся на этом факультете. В самом Хогвартсе все еще было в рамках приличий благодаря твердой руке директора МакГонагалл, но вот устроиться на работу с дипломом, украшенным зеленью с серебром, было практически невозможно. Магический мир настиг всплеск мелкой преступности со стороны молодых перспективных вчерашних школьников, из которых, увы, не все были родом из богатых магических семей, к тому же тех, которых не коснулась загребущая длань Министерства. Чтобы бороться с этим были введены несоизмеримые с деяниями наказания. Было разрешено использовать веритасерум при допросах, в том числе и для несовершеннолетних. Кто-то даже пытался протащить закон об использовании Империуса в интересах следствия. Слава Мерлину, Гарри как глава Аврората смог упереться против него руками и ногами - и выстоять.
Вот таким было положение дел в магической Британии, и именно его обсуждали собирающиеся у Гермионы несколько друзей, "недовольные" из числа, казалось бы, самых благонадежных.
Гарри, Гермиона, Рон - как в старые добрые времена. Да, Рон тоже состоял в этой «кухонной» оппозиции, хотя его отец и был одним из главных обсуждаемых здесь персон. Дело в том, что он, в отличие, например, от своей сестры, не собирался отрицать очевидное и даже пытался поднять об этом разговор с Артуром. Результатом стала ссора с его домашними и неожиданное заключение миссис Уизли, что это Гермиона "запудрила мозги" ее сыну. Рон хлопнул дверью и теперь частенько ворчал, что начинает понимать Перси (тот, хотя и вернулся в памятный день последней битвы в семью, продолжал настойчиво удерживать дистанцию, политикой больше не занимался, а неожиданно ушел в сферу бизнеса, связанную с котлами).
Кроме дружной троицы, частым гостем на этих посиделках бывали Сьюзен Боунс, Терри Бут, Луна Лавгуд и Дин Томас.
Однако в тот вечер, когда Джинни решила, наконец, вывести мужа на чистую воду, Гарри отправлялся отнюдь не на заседание "клуба недовольных", а совершенно в другое место, хотя и не совсем по другим делам.
Аппарировав по следу, Джинни очутилась в самой настоящей маггловской гостиной, уютной и со вкусом обставленной, но абсолютно незнакомой. В комнате никого не было, за исключением скоттиш-фолда шоколадного окраса, устроившегося на диване и щурившего любопытные глаза на незваную гостью. Но не успела миссис Поттер сделать и шага, как откуда-то из-за двери раздался до странности знакомый мужской голос:
- Поттер! Вот дрянь! Опять пометил мои ботинки!
Далее последовала пара непечатных ругательств.
За этим очень странным восклицанием послышался смех ее мужа, Гарри Поттера.
В гостиную из коридора вышли Драко Малфой с сестрой на руках и Гарри Поттер. Тиша самозабвенно рвала газету, на которой был изображен Боунс и, комкая ее, кидалась в Поттера, задорно смеясь.
Вечером Боунс пригласил жену в театр, и они уехали, уложив Тишу спать пораньше и попросив Драко на всякий случай приглядеть за сестрой.
- Тиша! – воскликнул Драко, отбирая газету у сестры. – Прекрати кидаться в нашего героя. А то еще превратит тебя в Риту Скиттер.
- Тиша, - елейным голосом начал Поттер, тронув девочку за ее маленькую ручку, – поиграй лучше так с волосами нашего хоречка. Потому что если он не прекратит называть меня Героем в своем слизеринском тоне, то я ему не только стрижку укорочу, но и язык!
Они часто подначивали друг друга таким образом - "хоречек" и "герой".
Тиша скуксилась и отбросив газету в сторону, попросилась на руки к Поттеру. Тот с улыбкой взял малышку к себе.
Вот только тут они и заметили Джинни, которая, онемев от изумления, стояла посреди гостиной и таращилась на всю компанию широко распахнутыми глазами.
Шок, который она испытала, не поддавался описанию. Мысли лихорадочно завертелись в ее голове. Джинни с трудом узнала в высоком блондине Драко Малфоя, облаченного по-домашнему в халат. Поттер как всегда оказался в нужном месте и в нужное время: Драко принимал душ, когда прибывший герой заорал на весь дом при помощи Соноруса его имя. Едва не поскользнувшись в душе, Драко выскочил в халате в коридор, где чуть не убился, столкнувшись головой с авадонепробиваемой головой Поттера. Вдобавок ко всему проснулась недавно уложенная Летиция и выскочила из своей комнаты. Завидев дядю «Агги», она звонко рассмеялась, но вид мокрого брата привлек ее внимание больше.
- Ты?!! – вскричали одновременно три удивленных голоса.
Первым делом Драко сгреб к себе на руки Летицию, а потом уставился на Гарри хуже, чем в былые времена.
- Экскурсии для семьи устраиваем, Поттер? - прошипел он. - Магглы-Малфои, что может быть интереснее?!
Гарри удивленно заморгал.
- Что ты несешь? Ты не так понял! - он повернулся к жене. - Джинни, что ты здесь делаешь? Как ты сюда попала?!
С любопытством поглядывая на рыжую тетю, Тиша решила спрятать от нее остатки газеты - под халатом Драко. Когда же брат раздраженно откинул засовываемую ему за ворот газету в сторону, обиженная Тиша принялась хныкать.
Драко крепче сжал в руках сестренку и зло уставился на чету Поттеров.
- Я… я думала, ты мне изменяешь! – вспыхнула Джинни, оправдываясь.
Только сейчас она поняла, насколько глупым был ее поступок.
- Я аппарировала по твоему следу и оказалась здесь. Это твой дом, Малфой?
- Джинни, ты вообще соображала что делала? А если бы я действительно был на задании?! Ты бы могла попасть под обстрел и еще Мерлин знает куда! – в ответ вскипел Поттер, переходя на крик.
- Но ты мне в любом случаи соврал! Почему?!!
- Так надо было!
Драко был зол, как сто дементоров, - на Потера за то, что тот так гнусно предал их, растрепав жене про их новый дом, на Джинни, которая нагло заявилась сюда и начала закатывать истерики по поводу того, что ее драгоценного Поттера тут якобы соблазняют, на сестру, разумеется, испугавшуюся незнакомых людей и расплакавшуюся.
Столо в этом бедламе навети порядок.
- Тиша! – Драко слегка встряхнул сестру на своих руках и строго сказал – Не реви. Никто тебя не обидит, пока я с тобой.
Летиция послушно притихла. Тогда Драко перевел сердитый взгляд на зачинщиков скандала.
- Сейчас я уложу Летицию спать, – процедил он сквозь зубы. – Ждите. Вернусь – разберемся!
Драко ушел, а Поттеры остались ожидать его. Джинни с новым любопытством огляделась по сторонам. Просторная и светлая гостиная была выполнена в бежевых и коричневых тонах. В стену был встроен электрический камин. Два больших кожаных дивана светло-коричневого тона, поставленные друг напротив друга, и два кресла завершали этот квадрат, в середине которого стоял стеклянный журнальный столик. Удачно вписывался забытый на этом столике ноутбук Драко. На стене висел большой плазменный домашний кинотеатр. Изящные бра, развешанные по периметру всей комнаты, давали мягкий свет. Как только кто-то входил в гостиную, свет становился ярче - загорались дополнительные лампочки в навесном потолке. Мягкий персидский ковер, устилавший паркет, дополнял картину. Немного знакомая с миром магглов, миссис Поттер быстро оценила обстановку. Все, что она видела здесь, было новеньким и блестело. Ясно, что и сейчас Малфои живут не бедно.
- Ничего себе! – присвистнула Джинни, присаживаясь на один из диванов и буквально утопая в его мягкости. – Отец говорил, что им дали не больше двухсот галлеонов! Они должны бы были нищенствовать. Откуда у них деньги на все это?!
Она тут же прикусила язык, понимая, что мужу совсем не понравится ее высказывние. Но отреагировать на ее слова Поттер не успел.
За окном мелькнул резкий свет фар автомобиля и послышался звук мотора. К дому плавно подъехал и припарковался автомобиль.
Джинни уже была готова спросить Гарри о девочке на руках Малфоя, но не успела. В холле послышались мужской и женский голоса и тихий смех. Из театра вернулись Нарцисса и Уильям.
Тем временем в детской Тиша расхныкалась, не желая отпускать Драко.
- Уймись уже! - в конце концов прикрикнул Драко - и тут же получил по лбу внезапно выскочившим откуда-то полосатым мячиком. Тиша довольно ухмыльнулась. Тяжко вздохнув, Драко сунул к ней в кроватку игрушечного медведя и пошел к незваным гостям.
Спускаясь по лестнице, Драко услышал, как в холле разговаривают Нарцисса и Уилл, и решил поторопиться спровадить хотя бы рыжеволосую часть семейства Поттеров. Влетев в гостиную, он застал Джинни за изучением содержимого бара - она не удержалась, чтобы не полюбопытствовать. Увидев Драко, она тут же захлопнула дверцу и, вспыхнув, пробормотала что-то про жажду.
Гарри же разложил на столе принесенные с собой документы, половину уронил и теперь ползал по полу, собирая листки.
- Вот что, Поттеры!.. - начал было Драко, но в этот момент на него напал еще один Поттер, кот. Он притаился за диваном и теперь, выследив ногу Драко, отчаянно вцепился в нее. Последовали вопль и неприличное нарекание четвероногого, совсем не подходящее для общества дамы.
- Что здесь происходит? – раздался на пороге тихий голос Нарциссы.
А в гостиной ее ждала удивительная картина: Драко в халате и растрепанная Джинни Поттер.
В комнате повисло молчание. Все уставились на новоприбывших участников домашней драмы. Тем временем кот, завидев хозяйку, бросился наутек, понимая, что опять провинился. Было непонятно, за что маленький красивый вислоухий скоттиш-фолд невзлюбил Драко Малфоя с первых секунд встречи. Что-что, а пакостил Драко он исправно, то расцарапывая конспекты, то обгаживая ботинки, а иногда норовя вцепиться в ноги и проехаться пару метров. Со всеми остальными кот был ласков и обаятелен.
Пауза затягивалась.
- Драко? – Нарцисса повернулась к сыну. – Что в нашем доме делает эта… Уизли?!
Нарцисса прошлась презрительным взглядом по облику девушки, отмечая, что даже если домовика одеть в шелк, то он так и останется рабом и чернью. А семейство Уизли для Малфоев именно чернью и являлось. И неважно было, что сейчас Артур Уизли - первый помощник Министра Магии. Грязь в воспитании, а не во внешнем виде. Они, по мнению Нарциссы, были хуже магглов. Нищие и горделивые идиоты.
Все уставились на Нарциссу. Таких слов никто не ждал. Все-таки Поттер многое сделал для Малфоев, сам был в их доме если и не желанным, то уважаемым гостем, а Джинни была его супругой... Кроме того, Гарри считал, что жизнь хотя бы немного изменила Малфоев, и уж чем-чем, а беднотой или грязной кровью они попрекать больше никого не будут. Но именно эти обвинения сквозили во всем облике Нарциссы. Теперь Гарри смотрел на нее, медленно поднимаясь из-за дивана, так, будто видел ее впервые.
Боунс, изумленный лишь невежливостью супруги по отношению, как он решил, к знакомой Драко, только молчал в недоумении.
- Пришла посмотреть, как вы устроились, аристократы магического мира, - с издевкой сказала Джинни, поставив бутылку на место и гордо вздернув голову. - Вижу, магглами и их деньгами уже не гнушаетесь? И ребенка от маггла родили... Или это ваш сыночек постарался дочку сделать? Все едино, маггле какой-нибудь. Из чистокровок разве что до вас самой мог добраться.
Неизвестно, что натолкнуло Джинни на эту мысль, но попала она в яблочко. Прежде чем Нарцисса или кто-либо еще успел среагировать, Драко уже развернулся к ней с каменным лицом, глаза его метали молнии.
- Вон из этого дома, - сказал он, как отрезал.
- Ну что, понял, каким змеям ты спасательную кампанию устроил? - рассмеялась Джинни, взглянув на мужа, и ухмыльнулась в лицо Драко, прежде чем с хлопком дезаппарировать.
- Что здесь происходит? Кто это был? - наконец заговорил Боунс, переводя взгляд с Нарциссы на Драко, а с него - на замершего Гарри со смятыми листками в руках.
Нарцисса ничего не ответила мужу. Слова Джинни Поттер ударили в самое сердце. Резко, больно и глубоко.
Совершенно не ощущая своего тела и плохо соотнося себя с реальностью, она подошла к Поттеру и, словно со стороны слыша свой голос, произнесла:
- Мистер Поттер, в нашем доме, Вы - всегда желательный гость. Вы очень много сделали для нас, но… я не желаю видеть здесь никого из представителей семейства Уизли. Причины Вам известны.
Даже при одной упоминании этой фамилии Нарцисса начинала мелко дрожать. Воспоминание об Артуре Уизли, ломающем их палочки, было все еще свежо.
Извинившись, она развернулась и вышла из гостиной. Быстро поднялась по лестнице и зашла в спальню. Только здесь она, рухнув на кровать, дала волю слезам. На душе было противно и горько. Неужели до конца дней ее дочь будут называть полукровкой?!
Поттеру же вся эта ситуация была крайне неприятна. Присутствовала обида на Нарциссу за ее слова в адрес Джинни. Но и жена была в какой-то степени неправа. Обвинила Нарциссу практически в проституции. Поттер поспешно принес извинения и, пообещав зайти позже на днях, дезаппарировал. Дома его ждал скандал с битьем посуды.
- Перед Нарциссой нужно было извиняться, – мрачно сказал Боунс, когда исчез Поттер. – И не ему, а этой девушке.
Он повернулся и вышел из гостиной.
В спальню он вошел не без некоторой опаски. Если честно, Уильям боялся, что разгневанная Нарцисса устроит истерику или прогонит его с глаз долой, сочтя его причиной своего позора. Ему было немного обидно, что Нарцисса так реагирует на предположения о том, что Летиция - его дочь, но он говорил себе, что Нарцисса обижена не столько этим, сколько гнусными словами об инцесте и напоминанием об их с Драко несправедливом осуждении. Когда же Уильям увидел содрогающуюся в рыданиях на кровати жену, все сомнения и обиды мигом вылетели у него из головы. Любимой женщине было плохо, а значит, в первую очередь надо было ее утешить и попытаться в будущем защитить от таких инцидентов.
Уильям сел на кровать и притянул Нарциссу к себе, крепко обнял и коснулся губами ее волос.
- Родная, не надо. Эта девица того не стоит. Обычная глупая стерва. Даже удивительно, что Гарри выбрал такую жену. Она ведь не сказала ни слова правды. И ты никогда не сидела у меня на шее, и Тиша - самая настоящая волшебница, очень похожа на своего отца, кстати, этого не видит только слепой.
Он гладил женщину по волосам и укачивал, как ребенка.
На самом деле Нарциссу больше задели слова о чистокровности и законнорожденности Летиции.
- Сколько?.. – сквозь слезы прошептала она. – Сколько это еще будет продолжаться? Почему эти Уизли не оставят нас в покое?! Они и так отобрали у нас все, унизили и раздавили!
Она прижалась к мужу, и они вместе прямо в одежде улеглись на кровать. Боунс поглаживал жену по волосам. Нарцисса уткнулась ему в грудь. Как же она нуждалась в нем! В его утешении, поддержке и любви. Иногда ей так хотелось сказать ему ласковые слова, объяснить, как сильно она любит его за заботу и за его любовь к ней. Любовь бескорыстную, сильную и светлую.
- Я люблю тебя, Уилл, – прошептала Нарцисса, всем телом прижавшись к нему.
Всхлипы постепенно стали стихать, и она быстро уснула.





***
В гостиной дома Поттеров в это время разыгрывалась своя драма. Джинни орала так, что стекла подрагивали от выбросов ее неконтролируемой магии. Сегодня она решила высказать все, что думает о бреде благоверного о возвращении Малфоям доброго имени и обо всем остальном тоже.
В итоге Джинни хлопнула дверью и аппарировала в Нору. Дома ее встретила Молли, читавшая «Ведьмополитен». Злая Джинни немного оттаяла, увидев, что мать листает журнал, в котором она уже два месяца занимает должность помощника главного редактора. Дочь быстро перерсказала матери о своей ссоре с мужем. Они проговорили полночи. А когда миссис Уизли наконец ушла спать, Джинни осталась в гостиной. Взгляд ее упал на обложку журнала. Там была изображена какая-то очередная популярная ведьма-певица. Заголовок гласил: «Вся правда о жизни Миранды Варнс».
Внезапно Джинни осенило, как отомстить миссис Малфой за её оскорбительное для миссис Поттер поведение. Как истинная гриффиндорка Джинни была за справедливость. Поэтому правда должна восторжествовать! Мир узнает всю правду о семье Малфоев.
Быстро подойдя к камину и даже не взглянув на часы, она кинула горсть пороха в камин и назвала адрес главного фотографа журнала. Она была готова заплатить большие деньги за колдографии, которые ей теперь были необходимы. Слишком долго Малфои позволяли себе вести себя так, будто им все позволено. В магическом мире их выгнали и отобрали все привилегии. Но высокомерия у них не поубавилось. Кажется, Джинни поняла, как это исправить.

 

Глава 31 Юрист в шкафу

 

Был чудный майский вечер. За окном благоухали яблони, небо было потрясающе ясным, так что даже самые маленькие звездочки можно было рассмотреть. Драко с Тишей этим и занимались, для надежности все же вооружившись игрушечной подзорной трубой. Драко увлеченно рассказывал сестре про космос, планеты, звезды - и немножечко про астрологию. Тиша серьезно слушала и иногда даже повторяла то, что ее особенно впечатлило. Впрочем, со временем внимание ее притуплялось, впечатляющих вещей становилось все меньше и меньше, и наконец, она задремала, привалившись к плечу Драко, только-только заведшего речь о значении Венеры. Опомнившись, он уложил сестру в кроватку и на цыпочках вышел из комнаты.
В гостиной горел свет - Нарцисса и Уильям были заняты вечерними разговорами и друг другом. Драко не стал им мешать, а тихонько поднялся по лестнице. Сначала он хотел пойти к себе, в комнату для гостей, но его внимание привлекла приоткрытая дверь супружеской спальни. Он подошел, чтобы притворить дверь, но почему-то не остановился за порогом, а вошел в комнату. Оглядел шикарную двуспальную кровать. Слева место Нарциссы - это он знал точно.
Драко присел на кровать и провел рукой по прохладной подушке. Наклонился и закрыл глаза, пытаясь почувствовать несуществующее тепло и аромат желанного тела...
За дверью послышались шаги, а он все сидел, будто приклеенный. И опомнился, только когда повернулась ручка двери. Что будет, если его застанут здесь, с подушкой Нарциссы?! Он вылетит из дома на раз-два! Эта мысль пронеслась в его мозгу быстрее метеора, и он, быстро вскочив, юркнул в приоткрытую дверь высокого платяного шкафа, пробрался за висящую в нем одежду и затаился, ощущая себя почти Люси Певенси из историй Льюиса.
Уильям быстро вошел в спальню, неся на руках жену. Он даже не очень и под ноги-то смотрел, не то что по сторонам.
- Решено, дорогая, - тихо проговорил он, неохотно отрываясь от ее губ и одной рукой спешно развязывая ее халат. – В выходные мы с Драко едем покупать новый джип. Старый Mitsubishi Pajero я отдам ему.
- По-моему, совершенно лишняя трата денег - этот новый автомобиль, – ответила Нарцисса, увлекая Боунса на кровать вслед за собой, и занялась расстегиванием его рубашки.
Вскоре уже вся их одежда была на полу. Боунс, вдоволь насладившись губами жены, принялся покрывать поцелуями все ее тело, каждый сантиметр кожи.
«Ну, ничего себе! Они там... а я тут!» Примерно такие мысли завихрились в голове Драко, когда он осторожно выглянул в щель - он не успел закрыть дверцу плотно. То, чем собирались заняться Нарцисса и Уильям, не оставляло сомнений. Даже если не смотреть, звуки поцелуев, вздохи и стоны не давали Драко покоя. Он ощутил значительный дискомфорт от происходящего. Причем дискомфорт был в области ширинки.
"О Мерлин!" - подумал Драко и попытался заткнуть уши, но в этот момент Нарцисса особенно чувственно вскрикнула - и его рука невольно метнулась к поясу.
Боунс плавно вошел в нее и стал двигаться быстро и резко. Стоны Нарциссы, звук немного пошатывающейся кровати, страстные поцелуи и громкий шепот мужчины - все смешалось в яркий калейдоскоп звуков. Уилл говорил, как ему хорошо с ней, как он ее любит, как она для него много значит.
- Ты так прекрасна, ты моя леди, моя королева и богиня!
Еще несколько особенно глубоких, быстрых и страстных движений - и он бурно кончил. Спустя пару мгновений за ним последовала и Нарцисса.
Это было так страстно и быстро, что Драко даже удивился - откуда столько энергии в Уильяме? Вроде не молодой уже... Сам он вытащил из кармана носовой платок и принялся вытирать запачканную ладонь. В нем самом энергии было хоть отбавляй, даже когда он не был в постели со столь прекрасной и соблазнительной женщиной.
Уильям отдышался, перевернувшись на спину, и притянул к себе Нарциссу.
- Ты великолепна, дорогая... Как же я тебя люблю! - последовал еще один поцелуй, уже не страстный, но твердый и успокаивающий. - Какое счастье, что ты есть...
Он немного помолчал и заговорил снова, уже по-деловому:
- Как думаешь, не пора ли Драко устроить на работу? Похоже, сам он будет искать себе место до Арагедона. От меня-то он вряд ли примет помощь, но вот от тебя...
Драко в шкафу насторожился. Чего еще там Боунс удумал?
- Что ты имеешь в виду? - переспросила Нарцисса, рисуя узоры пальчиком на груди Уилла.
Мужчина обнял женщину и закутал в одеяло их обоих. Принялся перебирать пряди ее волос. На самом деле у него уже давно созрел план о том, как пристроить пасынка.
- Мне в отдел нужен помощник юриста. На собеседовании были уже две девушки. Но меня они не устроили. Мне нужен специалист, а не длинноногая блондинка с красивыми глазами и большим бюстом!
Видя, как Нарцисса уже набрала в легкие воздуха для возмущения по поводу цвета волос и глупостей, связанных с ним, он быстро договорил:
- В общем, я решил взять Драко на работу под своим началом. Тем более, что он скоро закончит колледж и...
Договорить он не успел. В комнате послышался грохот. Боунсы синхронно повернули головы на звук, который раздался то стороны шкафа.
Из шкафа на четвереньках выполз Драко. Он слишком сильно вцепился в какой-то наряд и обрушил на себя перекладину для вешалок. Оглушенный и перепуганный, укутанный сверху блузкой воздушного шелка, он робко смотрел снизу на мать и отчима, не зная, как им объяснить свое присутствие.
- Я согласен... помощником, - наконец выдал он, не придумав ничего лучше.
Уильям обалдело смотрел на него во все глаза, а потом не выдержал - и расхохотался, слишком комичный у Драко был вид.
Тот, кто смеялся над Малфоями, обычно платился жизнью. Именно так, когда –то говорил Люцис. Драко хотел было встать в полный рост и заявить об этом, но в голове по-прежнему плясали звездочки от удара. И он вдруг озаботился тем, чтобы найти среди них Венеру.
Когда неудавшийся шпион тихо осел на ковер, Уильям перестал смеяться.
- Это еще что? - обеспокоено спросил он и сел. - Что с тобой?
Тут и Нарцисса, пришедшая в себя от шока, осознала всю серьезность ситуации. Совершенно не задумываясь о своем внешнем виде, а точнее о том, что он совершенно непотребный, она вскочила с кровати и бросилась к лежащему на полу сыну.
Боунс все-таки сообразил накинуть халат и тоже подошел. Драко к этому времени пришел в сознание. Увидев перед собой соблазнительно-обнаженную грудь матери, он тихо застонал и вновь отключился, вызвав этим самым у Нарциссы еще больший испуг.
Следующий час в доме царил небольшой хаос. Приехала скорая. Доктора осмотрели Драко и поставили диагноз: легкое сотрясение мозга. Прописали недельный постельный режим, кучу лекарств. Хотели отвезти в больницу, но Драко наотрез отказался, вспоминая прошлый случай пребывания там.
Когда все страсти улеглись, Драко был уложен в кровать и напичкан лекарствами, Нарцисса и Боунс прошли к себе в комнату.
Внезапно Нарцисса обратила внимание на шкаф и только тут до нее дошло, откуда появился Драко. Из шкафа! Но как он там оказался? Это оставалось загадкой. Словно прочтя мысли супруги, Уилл подошел к ней и тихо произнес:
- Интересно, а каким образом, Драко попал в шкаф?
Немые слова: «Он все слышал и, возможно, даже видел», - повисли в воздухе.
Идей насчет того, что Драко мог забыть в шкафу, у Боунсов так и не возникло. Решили спросить у самого автора безобразия, когда он достаточно придет в себя. Тот же, как будто чувствуя, что его ожидает серьезный разговор, выздоравливать не торопился. Сначала спал полдня, потом весьма жалобным голосом заявил матери, осведомившейся о его самочувствии, что все плохо, голова кружится, тошнит и так далее. Нарцисса окружила сына опекой и заботой, хотя и подозревала, что Драко повторяет свой лихой опыт третьего курса по преувеличению травмы.
Однако вечером Уильям не проникся страданиями мнимого больного.
- Драко, так ты, говоришь, согласен на работу выходить? - спросил он, войдя в комнату, где Драко послушно ел бульон под присмотром матери.
- Угу, угу... - с энтузиазмом закивал Драко, временно забыв про свое головокружение.
- Тогда как от будущего подчиненного я в первую очередь требую отчета о том, что произошло вчера, - строго заявил Уильям. - Что ты делал в шкафу?
Драко поперхнулся бульоном и закашлялся. Нарцисса обеспокоено постучала его по спине и сердито посмотрела на мужа, мол, дай больному ребенку поесть.
- Я жду ответа! - Боунс был неумолим.
Больной ребенок кинул отчаянный взгляд на мать, но той самой было интересно, что он ответит. Поэтому, для порядку еще покашляв, Драко солидно, хотя и хрипло заявил:
- Мольфейки!
- Чего?! - удивился Боунс.
- Мольфеек выводил... Или моль... как это называется у магглов? - Драко даже не краснел.
В тишине послышался всхлип Нарциссы, которая быстро прикрыла рот обеими ладонями и уставилась на мужа. Драко и Уильям посмотрели в ее сторону. Сын удивленно и испуганно, осознавая, что мать может раскрыть его обман, а Боунс – не понимающе.
- Они… очень… опасны… - наконец смогла произнести она, все-таки взяв себя в руки и сохраняя каменное выражение лица.
Боунс присел рядом по другую сторону кровати и с чувством благодарности сжал руку пасынку.
- Спасибо, конечно, просто надо было хотя бы предупредить нас, что ты собирался избавляться от этих…феек, – Уильям покраснел. Правда, совсем чуть-чуть.
Однако этого хватило, чтобы перевести разговор на другую тему. Боунс поверил про странных существ в шкафу или захотел поверить, очень уж ему самому не хотелось нового скандала.
- В общем, так, Драко. С понедельника ты вступаешь на должность помощника юриста в мой департамент. Устрою тебя официально, и если получится, то выбьем тебе служебную квартиру.
Вопрос о том, что Драко будет вновь продолжать жить у Боунсов, как-то сам собой отпадал. Явление из шкафа переполнило чашу терпения Боунса.
Посидев еще некоторое время, Боунс отвлекся на телефонный звонок и вскоре уехал по делам. Проводив мужа, Нарцисса снова прошла в комнату к Драко. Плотно закрыла за собой дверь и прислонилась к ней. Посмотрела на сына и произнесла:
- Мольфейки… - все, больше сдерживаться она не смогла. Ее звонкий смех зазвучал в комнате. Остановиться она уже не могла. Но сквозь смех все-таки проговорила:
– Это был первый и последний раз, когда я покрываю твою ложь! Быстро признавайся, зачем ты подглядывал за нами!
- Я не подглядывал! - Драко ощутил яростное желание спрятать пылающее лицо в ладонях, но не позволил себе такой слабости. - Так случайно получилось... Дверь была открыта, и я зашел. А тут вы. Вот мне и пришлось спрятаться...
Сглотнув, он виновато посмотрел на мать. Его уши, щеки и взгляд явно говорили о том, что, сидя в шкафу, он видел и слышал все.
- Кстати, почему Министерство не озаботилось тем, что будет с нами, если мы встретим какую-нибудь магическую тварь без палочек? - решил он быстро сменить тему. - Такие твари обычно липнут на магию, а в нас все-таки древняя магическая кровь... С мольфейками я еще справлюсь беспалочковой магией, но вот если боггарт... - он изобразил смятение и ужас.
Нарцисса принципиально проигнорировала слова сына, который так отчаянно пытался перевести разговор с интересующей ее сейчас темы. Она поднялась и прошлась по комнате. Отчаяние вперемешку с гневом затопили ее душу. Сначала его нездоровое влечение к ней, потом мастурбации на фотографию, а теперь еще и вуайеризм в довершение ко всему! С этим нужно было что-то делать. Причем очень срочно, пока все не зашло слишком далеко. Хотя куда уже дальше?
- Драко! – вскричала Нарцисса, но тут же осеклась и стала говорить тише. – Это уже переходит все границы! Мыслимые и нет! В общем, так: сегодня я ставлю вопрос ребром. Ты должен жениться!
Нарцисса подошла ближе и оперлась рукой о быльцу его кровати. Драко очень редко видел мать настолько рассерженной и расстроенной. Хотя за всеми этими эмоциями скрывалась настоящая паника. Страх быть разоблаченной Уильямом, боязнь, что сама она скоро не сможет жить без ласк Драко, без его поцелуев и их близости. Последнее страшило больше всего.
- Как у тебя дела с Асторией? – внезапно спросила она. – Она уже с кем-нибудь помолвлена?
Драко покачал головой.
- Говорит, что отец не торопится с выбором мужа.
- Превосходно! Встреться с Гринграссом, поговори, узнай сколько он запросит за дочь. Делай же что-нибудь!!!
Нарцисса в отчаянии снова уселась на край кровати и закрыла лицо руками. Ей казалось, что она совсем одна. Боунс не сможет ее поддержать и даже понять, а Драко, кажется, не до конца осознает весь ужас положения.
- Нужно… нужно где-то достать магических денег, но как?.. – простонала она, не отнимая рук от лица, отчего ее голос прозвучал очень глухо и жалобно.
- Как, как... Заработаю, - мрачно ответил Драко. Ему и в голову не могло прийти, что можно использовать деньги Боунса, хотя тот наверняка был бы рад заплатить громадную сумму, чтобы устроить жизнь сына Нарциссы и наконец-то избавиться от него. - А обменять деньги - не проблема. Тетя Андромеда же имеет доступ в магический мир. И с Гринграссом поговорю, если хочешь, только не плачь.
Уже давно Драко понял, что готов сделать что угодно, лишь бы не видеть слез матери. Наверное это пошло еще со времен его проказ с наркотиками.
Астория... Ну что ж, она милая и, кажется, очень даже ему симпатизирует. Возможно, она поможет уговорить своего отца требовать не слишком невыполнимых условий, и лет через пять... Ох, да какой нормальный волшебник будет столько держать свою дочь в невестах, чтобы потом выдать ее почти за маггла, за изгоя без положения и состояния?! Однако не было такой проблемы, которую Малфой мог бы счесть неразрешимой. Драко что-нибудь придумает, если Нарциссе так этого хочется. Это он и озвучил:
- Я что-нибудь придумаю, все будет хорошо. А сейчас можешь сказать своему мужу, что я готов работать хоть завтра... И я пока посплю.
Он лег и отвернулся к стене. Спать не хотелось, но разговаривать хотелось еще меньше.

 



Просмотров 341

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!