Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 23 Подарки на совершеннолетие



 

Июнь открывался знаменательным событием в семействе Малфоев - Драко исполнился двадцать один год. Теперь он считался полностью совершеннолетним и не только по меркам магического мира. Сам виновник торжества, хотя и предвкушал поздравления и подарки, в особенности шикарные благодаря тому, что прошлый его день рождения, юбилей, прошел мимо него в силу жизненных обстоятельств, но к знаменательному дню не готовился - было некогда. В колледже началась сессия, и Драко днями, а иногда и ночами, просиживал над учебниками. Ему хотелось быть лучшим, что было достаточно сложно, если учесть, что многие предметы, такие, например, как история, он начал изучать с нуля, в отличие от своих сокурсников.
Заочная форма обучения, постоянная занятость Драко и его замкнутость, порожденная то ли случаем с Нэнси, то ли просто нежеланием заводить знакомства, стали причиной тому, что друзей он так и не завел, так что праздновать ему предстояло только в кругу семьи: мать, сестра и Уилл. Была, правда, брюнетка Лиза из магазина, где он работал, - очень серьезная и рассудительная девушка и с которой они вообще были на дружеской ноге. Но у Драко даже мысли не возникло на ее счет - он и не думал смешивать жизни Драко и Кристофера.
Итак, праздник должен был состояться дома, в тесном кругу, и представители этого круга - Нарцисса и Уилл - заранее начали ломать голову, чем же осчастливить дорогого именинника. Впрочем, когда Драко в конце мая получил права на вождение автомобиля, решение пришло само собой.
Это был будний день для всего мира, но только не для Нарциссы и ее сына. Она хорошо помнила этот день. День, когда она произвела на свет наследника рода, следующего Малфоя. Даже спустя двадцать один год Нарцисса помнила то знаменательное дождливое пятое июня.
И вот сегодняшним утром она поднялась очень рано. Приготовила праздничный завтрак. С работы Нарцисса по такому случаю заранее отпросилась, решив посвятить день полностью сыну.
Боунс уже проснулся и, пройдя на кухню, оценил накрытый стол. Строго настрого запретив жениху что-либо трогать на столе и, не дай Мерлин, тащить, Нарцисса почти на цыпочках пробралась в комнату к сыну. Подарки у них с Боунсом были общими, но их было несколько. Утром они решили подарить первый подарок, а вечером Драко ждал сюрприз.
Нарцисса приоткрыла дверь спальни Драко и тихо вошла. Сын спал, скинув одеяло по пояс. Он специально сегодня ночевал здесь, лелея тайную надежду, что его поздравят с самого утра, может быть, даже еще в постели. Нарцисса осторожно присела на край его кровати и долго любовалась своим старшим спящим сейчас ребенком. Наконец она начала его будить…
Ее ладони скользнули по груди парня, который невольно вздрогнул во сне от прикосновений. Она погладила его по плечам ласковыми движениями и, медленно наклонившись, поцеловала в уголок рта.
- С днем рождения, мой принц! – негромко проговорила она в ухо Драко. У его второго уха что-то звякнуло. Сначала один раз, затем другой. Это был звон ключей от автомобиля.
Посовещавшись, Нарцисса и Боунс пришли к решению подарить Драко пока что старую машину Нарциссы «Хонду». В принципе, она не была старой - Нарцисса всего год на ней ездила. На первое время Драко будет достаточно, а Боунс потом обещал купить для невесты другой автомобиль. Еще роскошнее.
Более приятного пробуждения Драко и ожидать не мог. Спросонья он невольно потянулся за поцелуем и сел, еще с закрытыми глазами.
- Это один... - прошептал он, улыбаясь. - А еще двадцать?..
В следующий момент он уже привлек к себе Нарциссу и нежно поцеловал ее в губы, обнаглевший от ощущения праздника, так давно не расцветавшего в его душе. Он и не посмотрел на ключи, упавшие на подушку, наслаждаясь подарком, не отданным ему, но который он сейчас брал сам.
Его руки скользнули по спине Нарциссы, прижимая ее крепче...
Нарцисса невольно ответила на поцелуй. Правда длился он не долго, потому что она быстро опомнилась и заметила «неправильность» момента. Ведь в любую минуту сюда мог зайти Уильям! Но было так сладко его целовать!
Она все-таки сделала усилие над собой и оторвалась от Драко.
- Мы с Уиллом тут решили тебя поздравить…. – она лукаво улыбнулась и помахала ключами перед носом сына.
Глаза Драко расширились от приятного удивления, и вместо спасибо он, особо не задумываясь, вновь прильнул к губам матери.
В комнате тихо скрипнула дверь.
Решив, что Нарцисса и Драко задерживаются к завтраку, Уилл решил поторопить их. День рождения - еще не повод валяться в постели, так он хотел шутливо заявить Драко, но, когда вошел, язык его прилип к небу от удивления.
Они целовались. В губы. Драко целовал Нарциссу так... Не так, как подобает сыну, по крайней мере!
Уилл замер, не решаясь ни прекратить это, ни удалиться, чтобы получить разъяснения потом. Но вот поцелуй прервался, и Нарцисса поспешно поднялась с постели сына.
- Вставай, - велела она на вид очень счастливому Драко, не сводившему с нее взгляда, обернулась - и столкнулась с Уиллом. Тут его заметил и Драко. И мать, и сын смутились, но первая быстрее взяла себя в руки и улыбнулась жениху.
- Идем за стол. Драко, мы ждем тебя!
Через пятнадцать минут все уже сидели в кухне за праздничным завтраком. Боунс формально поздравил Драко и поскорее занялся своим кофе, пытаясь обдумать увиденное. В голову лезли только неприятные, пошлые и странные мысли.
Однако потом он решил, что подумает об этой ситуации позже. В конце концов, он мог не так понять или ему могло показаться.
Боунс повернулся к Драко и достал из внутреннего кармана пиджака конверт на имя Энтони Макфадена. Положил его рядом с тарелкой.
- Драко, ты, кажется, сегодня весь день пробудешь в колледже на предварительной сдаче экзамена? Могу ли я попросить тебя об одной услуге? – как можно серьезнее сказал он.
Драко коротко кивнул и в упор посмотрел на Боунса.
- Ты не мог бы на обратном пути завезти этот конверт в ночной клуб «Экстези»? Он находится недалеко от твоего колледжа. Передай конверт бармену, но только ему и только на обратном пути!
Затем Нарцисса с Уильямом переглянулись и уткнулись в свои тарелки. Лишь они знали, что в конверте простая бумага, не содержащая никакой информации. И того человека, которому надо было передать конверт, не существует в природе. Нарцисса и Боунс просто задумали снять на вечер и ночь клуб и пригласить всех сокурсников Драко по колледжу. Нарцисса не знала наверняка, но предполагала, что Драко мало общается со своими сверстниками. А день рождения, вечеринка – лучший способ перезнакомиться со всеми поближе. Так что вечером Драко Малфоя ожидал приятный сюрприз.
Драко был удивлен полученным поручением, но согласился его выполнить - теперь, с машиной, в этом не было никакой проблемы.
После завтрака он отправился в колледж. Они вышли из дома вместе с Боунсом, который спешил по делам. Пожелав ему удачи, Боунс направился к своей машине, а Драко - к своей, весьма довольный.
В этот день удача во всем улыбалась ему. Он отлично сдал экзамен, несмотря на то, что ему пришлось беседовать с самым строгим преподавателем, затем в библиотеке ему удалось взять все нужные книги к следующему экзамену, хотя некоторые из них следовало специально заказывать из хранилища, и часто их нечего было и думать получить на руки. Но сегодня библиотекарь отнесся к прилежному студенту с редким пониманием.
Уже ближе к вечеру Драко снова сел за руль своей новой машины и покатил в клуб выполнять выданное ему поручение. Каково же было его удивление, когда вместо бармена его встретил почти весь его курс!
- Драко! Ты, где ходишь? Это же твой день рождения! Как сдал? Это твоя машина? Классная вечеринка! - посыпалось на него со всех сторон, и он, все еще приятно удивленный сюрпризом, как-то неожиданно оказался в самом центре праздника.
Не то, чтобы Драко любил подобные мероприятия, а в особенности, с участием не более чем приятелей, но все же расслабиться после непростого дня было приятно. Пара коктейлей - и вот он уже был раскован, общителен и горел желанием веселиться и развлекаться до утра.
Впрочем, до утра молодежь не дотерпела. Всем понравилась новая машина Драко, и девушки покоя ему не давали, предлагая отправиться кататься по ночному Лондону. Сначала Драко припомнил что-то о нарушениях на дорогах, но потом, после еще парочки коктейлейс абсентом, которые кто-то щедрый разбавил более крепкими напитками, все воспоминания об учебе и правилах, вылетели у него из головы. Красотка Маргарет хочет прокатиться с ветерком? Пожалуйста! Все желающие - вперед! Примерно так он и сказал, после чего орава подвыпивших парней и девушек ринулась штурмовать его «Хонду».
Для первого заезда Драко были избраны некий Том Рейтл - за имя и фамилию - и его девушка. Ну и, конечно, красотка Маргарет, которая весь вечер строила Драко глазки и пыталась утвердиться на его коленях.
Поездка началась весело. Сначала машину сопровождали радостные крики и напутствия, а потом все остались далеко позади. Город встретил Драко и его пассажиров радостными яркими огнями, мчавшимися за окнами прямо с удивительной скоростью. Кажется, Драко забывал о знаках дорожного движения и не сбавлял скорость, когда по ним это требовалось. Маргарет тут же врубила громче музыку, Том и его пассия, кажется, занялись на заднем сидении сексом... Драко летел вперед по сверкающей и гудящей от музыки и сигналов машин дороге, и ему было весело и хорошо, так легко, будто бы он снова в полете - такое давно забытое ощущение.
А потом он услышал визг Маргарет и скрип тормозов, едва успел заметить среди плавающих перед глазами огней неожиданно появившуюся прямо перед лобовым стеклом грузовую фуру, и выкрутил руль вправо до боли в плече...





***
Проводив своих мужчин из дома, Нарцисса отправилась по магазинам. Точнее, сначала в торговый центр за продуктами и различной необходимой всякой всячиной по хозяйству. А после обеда занялась уборкой, готовкой и стиркой. Заходила Андромеда и оставила подарок и поздравления для Драко, составила компанию сестре по походу в магазины и ушла ближе к вечеру, потому что Теда нужно было забирать из детского сада.
В шесть вечера позвонил Боунс и сказал, что задержится на работе, а потом у него деловой ужин с коллегами. Нарцисса заверила его, что не стоит беспокоиться, и она прекрасно проведет вечер с Летицией.
Поиграв с дочерью, Нарцисса долго не могла уложить ее спать. Девочка капризничала и заснула лишь тогда, когда мать спела для нее колыбельную.
Пробило полночь на каминных часах, когда Нарцисса, наконец, вернулась в гостиную. Взгляд упал на кресло у камина, на котором лежала рубашка Драко. Нарцисса нахмурилась и взяла ее в руки. Это оказалась та рубашка, которая была на Драко в день их изгнания. Очевидно он её носил до сих пор. Сев в кресло и поднеся ее к лицу, женщина вдохнула легкий аромат одеколона сына, которым пах воротник. Запах магического мира. Их мира, принадлежавшего им по праву. Нарцисса задумчиво улыбнулась и прикрыла глаза. Воспоминания вспыхнули в сознании яркими вспышками.
Утомленный официальным ужином, и отдаленно не напоминавшем веселую вечеринку Драко, Боунс вернулся домой около полуночи. Тихо, чтобы не разбудить Тишу, он вошел в квартиру, заглянул на кухню и, убедившись, что там никого нет, прошел в гостиную. Картина, которую он увидел там, заставила его замереть в изумлении. Нарцисса сидела в обнимку с рубашкой сына и влюблено, как ему показалось, улыбалась! Сразу же всплыла в памяти утренняя сцена неродственных поцелуев Малфоев. Гнев с нелепыми догадками тут же закипели в груди Боунса, он решительно подошел к Нарциссе и вырвал из ее рук рубашку.
- Это что такое?! - тихо и яростно спросил он вместо приветствия. - Чем это ты занимаешься, позволь спросить?!
Нарцисса удивленно посмотрела на жениха и потянулась за рубашкой.
- Привет… - с удивленной улыбкой проговорила она и поднялась на встречу любимому. – Ты что? Ничем не занимаюсь. Тебя вот жду. А это, – она указала на рубашку Драко, которую Боунс с силой мял в руках, – Драко забыл. Валялась здесь. Решила ее убрать, а потом увидела, что это рубашка, в которой он был, когда мы пришли от волшебников. Немного предалась воспоминаниям…
Увидев, что жених очень расстроен, Нарцисса взяла его за руку, собираясь усадить в кресло и налить немного бренди, чтобы он расслабился. Выглядел он неважно. Был сильно раздражен и…зол, что ли. Явно не в духе. Она впервые видела его в таком состоянии. Было ощущение, что Уильям готов наброситься на нее. Или это просто показалось? Она положила руки на его плечи, приподняв голову немного вверх.
- Плохой день, Уилл? – Нарцисса провела ладонями по отворотам его пиджака и остановила их чуть ниже его груди. – Что-то случилось?..
- Случилось! - Боунс довольно сильно сжал ее запястья и оторвал ее руки от себя. - Нам надо поговорить. Прежде всего, я хочу задать тебе один вопрос...
Он навис над ней, как неумолимая скала, полный решимости добиться от нее правды. Он знал, что этой беседой может обидеть Нарциссу, если она ни в чем не виновна, но... Сомнения в ее невиновности были слишком велики.
- Скажи, Драко - твой родной сын? - спросил Боунс и, увидев, как она удивленно вскинулась, не смог сдержать гнева и раздражения:
- Да, я хочу это знать, причем правду! Согласись, не так часто женщины тискают рубашки своих сыновей и... - он едва не задохнулся от отвращения, - и целуются с ними по утрам! В губы! Взасос!
Нарцисса побледнела и вскрикнула от боли зажатого в тиски запястья. Она вся сжалась под яростным взглядом мужчины.
- Драко - мой родной сын, – очень тихо, но твердо произнесла она.
Мысли лихорадочно заметались в голове Нарциссы. Значит, он все-таки видел их утренний поцелуй. А теперь еще и эта рубашка… Как же все некстати!
Нарцисса пошла ва-банк.
- А что тебя так смущает?! – она холодно посмотрела на жениха. – Мы сильно отличаемся от магглов. Наши порядки и... внутрисемейные традиции аристократии тоже.
Она уселась на диван. Прямая спина и взгляд куда угодно, лишь бы не на жениха. Потому что смотреть в его глаза было стыдно, а признавать, что она и ее сын любовники еще страшнее. Даже для самой себя. Даже на мгновение.
- И вовсе я не тискала рубашку! Просто взяла в руки. А поцелуй…
Какой-то неровный, горький и ледяной женский смех прошелся по комнате. Нарцисса явно нервничала, это выражалось в легкой дрожи рук, которые она сложила в замок на своих коленях.
- Обычный поцелуй и поздравления с днем рождения. Тебе показалось…
Нарцисса даже не заметила, что в панике стала сама себе противоречить. Сначала сказала про традиции волшебников, а потом все свела к галлюцинациям.
- Показалось?! - взревел Боунс, едва удержавшись от того, чтобы схватить и встряхнуть ее. - Показалось?!! Я все прекрасно видел своими глазами! Он шарил своим дрянным языком у тебя во рту, этот... твой сын. Признайся честно, что у вас с ним? Он твой любовник, да? И всегда был, оттуда его странное поведение! - Боунс заметался по комнате, уже не сдерживаясь. Ему было почти физически больно, желание вылить эту боль на кого-то переполняло - и он схватил стоявший на столе бокал и швырнул его в стену.
- Ты спишь с ним?! А со мной - из-за денег?! Вы так и сговорились, да? - он подскочил к Нарциссе. - И Летиция - его дочь? Ты использовала меня?! Говори!
Боунс остановился напротив Нарциссы и безумным взглядом смотрел на нее, сжимая и разжимая кулаки от бессильной злобы. Напряженные до предела нервы, наконец, дали сбой. Нарцисса как подкошенная рухнула на пол к его ногам и зарыдала.
- Рождество… мы были пьяны… сильно пьяны… - сквозь рыдания пыталась она все объяснить, но мало что было понятно. – А потом… потом... он… наркотики… хотел… насиловать... я не могла сопротивляться…
Впервые в жизни у нее приключилась настолько сильная истерика. Тело начали сотрясать судороги. Со стороны можно было подумать, что у нее случился эпилептический припадок. Вся эта боль, копившаяся в ней, сейчас выплескивалась на Боунса. В комнате поднялся ураганный ветер, сметая все на своем пути, ломая мебель и предметы интерьера. Неконтролируемый выброс магии рисковал обернуться в катастрофу. А истерика только набирала обороты. Нарциссе было больно и морально, и физически. Силы постепенно истощались, выплескиваясь в магию.
Боунс впервые видел такой ужас природной силы магии. Магии с большой буквы. Настоящей и стихийной. Это нужно было прекратить, но как?..
Среди поднявшегося хаоса только одно слово долетело до слуха Боунса и врезалось в его сознание. "Изнасиловал"! Вот, значит, как! Этот... негодяй посмел... тогда... Ах, как же мало он его отделал в тот раз!
Боунс кинулся на колени рядом с Нарциссой и схватил ее, крепко прижал к груди. Из коварной обманщицы она мгновенно превратилась в несчастную жертву, слабую женщину, которую надо было защитить. Бушующий вокруг ветер, вызванный слабой женщиной, вполне соответствовал настрою Боунса, но все же он немного испугался - за нее саму и дом.
- Нарцисса, Нарцисса! - он слегка встряхнул ее. - Тихо! Не надо! Успокойся, слышишь?! Я верю тебе! Нарцисса, родная, любимая, прости меня! Я убью этого мерзавца, он больше не посмеет и пальцем тебя тронуть! - уговаривал он, силясь укрыть ее в своих объятиях от творящегося вокруг.
За стенкой заплакала проснувшаяся от шума Летиция.
Постепенно Нарцисса успокоилась, а вместе с этим унялся и ураган. Снова стало тихо, и в этой тишине отчетливо послышался плач Летиции.
- Тиша! - громко прошептала она и стала при помощи Боунса подниматься на ноги.
Боунс остался в гостиной и занялся уборкой уцелевших вещей. Зайдя в детскую, Нарцисса взяла на руки дочь и принялась ее укачивать. На душе стало легче от высказанного. Нарцисса решила, что Боунс все прекрасно понял и, к великой ее радости и удивлению, не отвернулся от нее и простил. Это успокаивало и придавало сил. Наконец Нарцисса полностью успокоилась и даже что-то стала напевать уже начинающей снова засыпать Летиции. Просто исчезло молоко. Накормив ребенка детской питательной смесью, она уложила её в кроватку и заботливо укутала одеялом. Летиция сладко посасывала во сне большой палец левой руки и посапывала.
Развернувшись, Нарцисса на цыпочках стала выходить из детской и на пороге столкнулась с Боунсом, который держал в руках телефон и протягивал его ей.
- Это тебя, - с нежностью в голосе сказал он, обняв ее за талию. – Какая-то девушка.
С Драко он решил разобраться потом. По-своему, по-мужски, - а попросту хорошенько набить ему морду, но так, чтобы Нарцисса не узнала. Он не хотел, чтобы она снова была расстроена, и уже подумывал, как сегодня ночью искупить свою вину.
Нарцисса взяла трубку и сказала: "Алло". Следующую минуту она молчала, резко бледнея.
- Да... – наконец тихо сказала она в трубку, а затем нажала кнопку отключения.
Телефон выпал из ее похолодевших рук. Бледная и близкая к обмороку Нарцисса большими от ужаса глазами посмотрела на Боунса. Она молчала, не в силах вымолвить ни слова.
Очевидно, Судьба еще не до конца разобралась с семьей Малфоев. Отобрав мужа, эта Злодейка претендовала теперь на жизнь сына.


Глава 24 Трудный выбор

 

В кабинете было душно и отвратительно пахло лекарствами. Боунс не представлял, как можно здесь работать, а тем более лечить людей. И сам доктор ему не нравился, хотя он уже и выяснил, что это прекрасный специалист. Другой бы точно не собрал Драко почти по кусочкам после того, что случилось. Самым примечательным было то, что Драко будто нарочно принял весь удар на себя. Парень и девушки, бывшие в машине вместе с ним, отделались легкими переломами и сотрясениями. Приятного мало, но это не кома...
Страшно было так думать, но в тот вечер, когда Нарцисса белыми непослушными губами сообщила ему, что Драко разбился на машине, первой мыслью Боунса было: "Есть Бог на этом свете!". И лишь потом, когда они мчались в больницу, всю ночь ждали под дверью операционной, а потом услышали страшное слово "кома", он понял, увидев лицо Нарциссы, - это наказание не для ее сына, для нее.
Несколько дней прошли почти целиком в больнице. Нарцисса не желала уходить оттуда, даже чтобы повидаться с Тишей, которую Боунс временно отвез к Андромеде. Та была рада помочь хотя бы этим, тоже пораженная ужасной новостью. Нарцисса и Боунс сидели то в коридоре, то им разрешали ненадолго зайти к Драко в палату, где он лежал, тихий, неподвижный, как ледяной принц, и ждал приговора врачей.
И вот настал страшный час, когда Нарцисса и Боунс, на руку которого она опиралась, сидели в душном медицинском насквозь кабинете и слушали спокойную профессиональную речь доктора.
Да, это страшно осознать, говорил он. Да, он понимает, как им, родителям, тяжело. Но надежда минимальная. Парень полностью на искусственном обеспечении, его органы не начнут функционировать, как надо, авария слишком повредила его внутренние органы... Драко не умрет, пока будет работать аппарат. Но что это за жизнь? - говорил доктор. - Только Нарциссе, как самому ближайшему родственнику принадлежит право страшного решения - дать Драко перейти в иной мир или мучить его тело здесь.
Доктор говорил еще очень долго и много. Боунс же испытывал большое желание разбить ему лицо за подобные формулировки, но больше ему хотелось увести отсюда Нарциссу. Он почти на руках вынес ее из кабинета и повез домой. Ей был нужен отдых...
После отдыха Нарциссе лучше не стало. Она была бледна, и даже маленькая Тиша не смогла вызвать у нее никаких эмоций.
Они сидели в гостиной втроем - Боунс, Нарцисса и Андромеда. Сидели и молчали. Никто не решался заговорить, никто не знал, как начать обсуждать страшную дилемму, вставшую перед ними. Нельзя было так просто принять, что еще неделю назад у них был сын, племянник, пасынок - и вот есть только живой труп, чужой и безмолвный.
- Нарцисса…- тихо начал Боунс, взял ее руку в свои, согревая своим теплом, которое все равно проскальзывало мимо.
Большую часть времени Нарциссу знобило и сотрясало мелкой дрожью.
- Решение должна принять ты сама - и только ты….
Слова давались с трудом. Да и как можно было такое говорить? Предлагать своей любимой отнять последнюю надежду ее ребенка на жизнь. Хотя какая там жизнь… Жалкое существование в виде растения. Кома – это страшно. Но, тем не менее, говорить об этом было нужно. Больно, горько, но необходимо. И дело было даже не в деньгах, Уильям мог позволить своей семье содержать Драко на искусственной жизни, но вопрос был в том, что нужно ли было это всем им, а главное, самому Драко.
Плакать Нарцисса уже не могла. Она сидела на диване, зажатая между женихом и сестрой, и смотрела в пространство перед собой, совершенно ни на что не реагируя, бледная, сильно похудевшая за эти дни, с темными кругами под глазами от бессонницы и переживаний. Она вздрогнула от прикосновения Боунса, но головы не повернула.
- Пойми, Драко уже ничего не спасет, - он сам поморщился от собственных слов – Чудес на свете не бывает. От этого нет лекарства. Мы должны…
- Зелья!!! – не своим голосом воскликнула Андромеда, срываясь с места. – Нужны зелья и магия!!!
Нарцисса встрепенулась и посмотрела на сестру уже более осмысленно. Внезапно её лицо просияло и стало более живым, а взгляд - ярким.
- Конечно! Анди, ты гений! – вскричала Нарцисса, когда до нее дошел смысл сказанного. Вскакивая вслед за Андромедой она ухватилась за ее свитер. – Ты полноправная волшебница! Ты можешь достать зелья, чтобы вылечить Драко! Мерлин, это же гениально просто!
Андромеда стала быстро что-то бормотать себе под нос и, сказав, чтобы они ее ждали, аппарировала прямо с места. Времени надевать мантию не было.
Следующий час Нарциссе показался вечностью. Ожидание сводило с ума. Неизвестность судьбы сына пугала.
Примерно через час в гостиную аппарировали трое: Андромеда, Гарри Поттер и Поппи Помфри – колдомедик Хогвартса, которая с прошлого года ушла на пенсию и жила теперь в Хогсмиде.
Следующие полчаса Боунс, едва обменявшись рукопожатием с Гарри и приветствием с мадам Помфри, устраивал последней доступ в палату Драко. Ведь к нему даже родственников не пускали просто так, а тем более было сложно провести туда постороннего человека на достаточно длительное время и устроить волшебнице в палате условия для работы. Перевозить Драко в его состоянии куда бы то ни было Боунс не решился.
Его связи и настойчивость, а также немалые суммы, которыми он наградил особо несговорчивых, сделали свое дело. Наконец они втроем отправились в больницу - Боунс, Нарцисса и мадам Помфри, представленная далекой тетушкой. Гарри и Андромеда аппарировали прямо в палату. Впрочем, Боунс решил, что им с Нарциссой лучше будет подождать за дверью. Он - маггл, при нем лучше не колдовать, чтобы Министерство не придралось, а Нарциссе и вовсе лучше держаться подальше от магии, тем более что, все еще не отошедшая от шока, она бы скорее мешала, чем помогала. Кроме того, Тишу не с кем было оставить, и им пришлось взять ее с собой в больницу.
Под умелым руководством мадам Помфри Гарри и Андромеда помогли ей провести магическое сканирование тела Драко. Затем аппарировали домой за необходимыми зельями, которых туда притащили заранее целый арсенал. Медицинские работы пошли полным ходом...
***
Следующие две недели врачи ходили в палату к Драко, как в класс по практическим занятиям, едва ли не каждые полчаса. Всем не верилось, что парень внезапно вышел из комы, на которую был обречен до конца жизни, а в его случаи – работы электроприборов. Причем все внутренние повреждения были восстановлены.
Помфри, Поттер и Андромеда лечили Малфоя всю ночь, потому что к рассвету нужно было уходить. Нарцисса сияла от счастья. Когда первая волна радости улеглась, Уильям и Нарцисса поговорили о том «изнасиловании», которое упомянула Нарцисса. Она объяснила, что тогда Драко находился под влиянием наркотиков и лишь попытался ее изнасиловать. Боунс пока оставил свои «счеты» на потом, поставив сам себе условие, что они всплывут только в том случае, если он заметит, что Драко взялся за старое - за наркотики. А про тот поцелуй в день рождения Нарцисса объяснила, что сам поцелуй в губы был, но очень недолгим. Что потом сын перед ней извинился, сказав, что спросонья случайно поцеловал ее, спутав со снившейся ему девушкой. Уильям решил, что историю лучше забыть. И поверил, что злого умысла Драко не держал. Малфои снова выкрутились, впрочем, как всегда...
Сейчас Драко сидел на своей кровати и с упоением читал учебник по гражданскому процессу. Доктора планировали продержать чудесно выздоровевшего больного еще как минимум неделю. В палату тихо постучали, и в дверном проеме показалась Нарцисса с большим бумажным пакетом, из которого соблазнительно пахло апельсинами.
- Привет, – она лучезарно улыбнулась и прошла к кровати Драко. Поцеловав его в щеку, поставила пакет на тумбочку. - А к тебе еще один посетитель, дорогой...
Дверь в палату снова открылась, и Драко увидел свою напарницу по работе Лизу. Девушка смущенно улыбнулась и сказала:
- Привет, Драко.
- Привет, мама, - Драко в ответ поцеловал мать и прижался щекой к ее руке. После своего внезапного выздоровления он стал необычайно ласков к матери, как не был даже в детстве. Правда, такое имело место только наедине. При Боунсе или еще ком-то Драко был прежним, даже не особенно приветливым. Однако для Лизы он сделал исключение, скорее всего, не успев от удивления натянуть холодно-вежливую маску.
- Ты?! - в удивлении воскликнул он. - Но... как... откуда? Я...
Он очень испугался того, что всплыла его ложь об имени и об обучении на менеджера. Ему нравилась Лиза - как человек и друг, - и он не хотел выглядеть в ее глазах вруном. И уж тем более неприятно было бы потерять работу, хотя Драко и понимал, что его долгое отсутствие придется как-то объяснять, и его реальное имя может все же выясниться.
- Дыши глубже, дракон! – весело рассмеялась Лиза Майерс и присела на край кровати. – Ты нас здорово напугал. Когда ты несколько дней не появлялся на работе и не отвечал на мобильный, мы все жутко переполошились. Миссис Грант нашла в архивах твой адрес, и я пошла к тебе домой. Встретила твою тетку, и она сказала, что ты в больнице. Правда, я долго до этого выясняла твое имя. Миссис Тонкс утверждала, что не знает никакого Кристофера. Все выяснить я смогла лишь тогда, когда пришла твоя мама, - Лиза улыбнулась Нарциссе.
В следующие несколько минут, пока Драко приходил в себя от вываленной на него информации, Лиза помогла его матери начистить апельсины и нарезать на тарелку другие фрукты, которые они принесли ему.
- Ты ни о чем не волнуйся, – продолжала говорить Майерс. – Грант вполне спокойно восприняла твой больничный отпуск. Так что ты даже деньги получишь за период лечения.
Она погладила Драко по руке и передала ему тарелку с нарезанными кусочками фруктов и вилку.
Не успел парень облегченно выдохнуть и извиниться за свою ложь, а заодно насладиться вниманием обеих женщин, как дверь снова приоткрылась.
- Привет! К тебе можно? - в палату заглядывал высокий брюнет с рукой в гипсе. Это был Том, пострадавший заодно с Драко.
Вслед за ним показались Маргарет, девушка Тома и другие однокурсники Драко. Они притащили конфеты, фрукты, девушки додумались принести цветы
- Я ж еще не умер! - удивленно сказал Драко, воззрившись на "веники".
Вся компания окружила Драко с Лизой, вежливо поздоровавшись с Нарциссой. Некоторые особо ретивые парни кинулись целовать Нарциссе руки, уверяя, что и не предполагали у Драко такой молодой мамы.
Следующий час в палате стоял гомон и веселый смех.
- А я тебе говорил, Драко, – надо было пить больше! – весело хлопнул по плечу Драко Том. – Мы же как порядочные свиньи…
Послышалось улюлюканье и смех, которые прервали монолог парня.
- Так вот… как порядочные свиньи напились до поросячьего визга - и отделались лишь синяками! А ты был без алкогольной анестезии. Вот тебя и скрутило!
- Да ну тебя, Том! – встряла сквозь смех сердитая Маргарет. – Драко и так едва держался на ногах! Куда ему еще больше пить-то было?!
Все дружно посмеялись, но наверняка никто не заметил в шуме и веселье, как Нарцисса побледнела.
Когда за последним из ребят закрылась дверь, она встала у подножия кровати Драко и вцепилась в быльцу так, что побелели костяшки пальцев.
С полицией говорил Уильям. Прекрасно понимая, что лишнее волнение Нарциссе ни к чему, он как-то «забыл» рссказать, что в крови ее сына нашли убойную дозу алкоголя. К уголовной ответственности его не привлекли лишь потому, что никто, кроме него самого серьезно не пострадал. А ехавшие с ним ребята не стали жаловаться на переломы конечностей и синяки.
Что касается штрафов и административной ответственности за аварию… фамилию министра иностранных дел в Лондоне знали многие. Так что переговорив с нужными людьми, с Малфоя сняли все обвинения и по-тихому закрыли дело.
- Значит, ты был пьян. Поэтому вы и врезались в грузовик, – мать не спрашивала, а утверждала. Говорила едва слышно и голос дрожал.
На некоторое время она умолкла, но потом, когда снова заговорила, слезы ручьем полились по ее щекам.
- Ты хоть представляешь, что я пережила за эти дни?!!
Широкая прядь серебристых волос как раз в этот момент упала на лицо, подтверждая переживания матери за сына на протяжении той кошмарной недели, когда его жизнь висела на волоске.
- Ты хоть на секунду задумывался, что было бы, если бы не Поттер и Помфри, которые буквально вытащили тебя с того света?!
Ее тихий дрожащий голос был хуже любого самого громкого окрика.
- Я думала, что уже потеряла тебя навсегда!
Громкий всхлип, который она тут же заглушила. Приставив ладонь ко рту.
Она закрыла лицо руками не в силах больше говорить.
- Мама... - Драко вскочил с кровати и подбежал к матери, крепко обнял ее. - Мамочка... Прости меня! Я... ведь не думал, что так случится. Мне казалось, что я ясно соображаю. Не плачь, пожалуйста! Ну... ну, хочешь, я больше никогда в жизни за руль не сяду?! - он гладил ее по спине и целовал в волосы, не зная, как утешить, и, самое главное, как загладить свою огромную вину. Да и разве возможно это было? Как найти оправдание такому поступку? Но и назад его не воротишь.
- Я очень тебя люблю. Клянусь, что больше никогда не заставлю тебя страдать! - твердо сказал Драко. В этот момент он свято верил, что способен сдержать такую клятву.
В дверь снова постучали, наводя Драко на мысль о том, что его палата превратилась в проходной двор. На сей раз это был Боунс, желавший забрать Нарциссу домой. Он справедливо полагал, что ей тоже требуется отдых, а Драко уже вполне здоров, и нет нужды сидеть у его изголовья сутками.
Увидев обнимающихся мать и сына, Боунс удивленно поднял брови.
- Что-то случилось? Нарцисса?..
В нем не то, чтобы всколыхнулись былые подозрения, но Нарцисса явно была чем-то сильно расстроена, а Драко выглядел уж очень виноватым.
- Все хорошо, Уилл, – вытирая слезы, ответила Нарцисса. – Просто я… это, наверное, нервное. От радости, что с Драко все в порядке.
Некоторое время они побыли все вместе, после чего Боунс наконец смог-таки увести Нарциссу домой. Ей просто необходим был отдых, да и Летиция так же нуждалась в матери, как и ее старший брат.
Постепенно все возвращалось на круги своя, жизнь входила в свою колею. Драко выписали в начале августа. До свадьбы Нарциссы и Уильяма оставался месяц, и вся их большая семья, состоявшая теперь из Нарциссы, Боунса, Драко, Летиции, Андромеды и Теда, с головой ушла в подготовку к этому счастливому событию.
Свадьба была назначена на десятое сентября.

 

Глава 25 Последний шанс

 

Десятого сентября в квартире, где жили Нарцисса и Боунс, царила настоящая суматоха.
Больше всех, как и положено невесте, паниковала Нарцисса.
- Драко!!! – истерила она, вцепившись в отвороты пиджака сына. – Вот скажи, зачем?.. Зачем мне это нужно?!
Парень попытался мягко убрать ледяные от волнения руки матери от своего костюма цвета крем-брюле, который он надел по случаю роли шафера на свадьбе.
- Я не могу! Я просто не могу! – продолжала она, почти не замечая, как парикмахер и стилист пытаются привести в порядок ее прическу и наряд, добавляя последние штрихи. – Он же маггл! А я… я Блэк! Я же не Андромеда! Мерлин… что я несу! Зачем я вообще согласилась?! Драко, это ты во всем виноват! Ты уговорил меня!!!
- Мисс… – робко пробормотал стилист, поправляя корсаж платья. – Вы могли бы пока не двигаться…
Нарцисса отпустила, наконец, пиджак Малфоя и замерла, словно изваяние. Причем красивое изваяние.
Свадебное платье будущей миссис Боунс было из воздушного белоснежного атласа, расшитого жемчугом и бриллиантами. Подол платья был прямого покроя, сзади плавно переходил в длинный широкий шлейф. Глубокое декольте и обнаженные плечи уже прикрывала фата. На ее счет у Нарциссы и Боунса вышел спор. Он и слышать ничего не хотел про ее отсутствие. Авторитетно заявил, что в их мире его невеста выходит замуж в первый раз, поэтому фата, платье и все остальное будут согласно традициям первого замужества. Никаких шляпок и костюмов, положенных невестам «не первой свежести» не будет.
Гарри Поттер и Боунс уже с утра поехали в церковь для того, чтобы руководить там приготовлениями. Андромеда с Тедди и Тишей отправилась в ресторан, который снял по торжественному случаю Уильям. Гостей предполагалось очень много, в основном со стороны жениха. На свадьбу должна была собраться вся политическая и бизнес элита Лондона. Более трех сотен человек. Поэтому Боунс предусмотрительно нанял организаторов - целую команду из пяти человек.
Наконец с подшивками, прической и прочими танцами вокруг невесты было покончено. Драко только ахнул, увидев мать во всем великолепии - нарядную невесту с пышным букетом и блестящими то ли от счастья, то ли от слез глазами.
- Ты прекрасна, - сказал он ей, улыбаясь. Правда, улыбка вышла немного горькой, ведь Драко чувствовал себя одновременно и виновным в этой свадьбе после слов Нарциссы, и не желающим ее.
"Сам себе создал проблемы», - раздраженно подумал Драко. Но сейчас он не мог полностью предаться размышлению над этим вопросом, так как время поджимало, а ему предстояло выиграть еще одну битву с собой.
После выписки из больницы Драко еще ни разу не садился за руль, твердо исполняя свое обещание. Да и некоторый страх еще присутствовал. Особенно, при виде автомобиля. Но сегодня уже была договоренность, что именно он как шафер отвезет невесту в церковь. Возможность снова управлять автомобилем, причем, не нарушая данного слова, была одновременно и заманчива, и пугала. Пока Нарцисса при помощи портнихи усаживалась сзади так, чтобы не помять платье, Драко поглаживал руль, словно норовистого коня успокаивался, и мысленно готовился к тому, что сейчас должно произойти. И вот оно - ключ повернут, он чувствует, как заработал мотор, можно ехать!
Авария не прошла для Драко даром. При всем своем восторге, который полностью захватил его в первый момент, он ехал очень осторожно, не думая превышать скорость или быть неосмотрительным. В зеркало заднего вида он поглядывал на бледную волнующуюся Нарциссу и не переставал восхищаться ее красотой.
По мере того, как они подъезжали к церкви, волнение все нарастало. Нарцисса уже нетерпеливо ерзала, желая раз и навсегда покончить с этой церемонией, Драко крепче сжал руль, все яснее осознавая, что сам сейчас похоронит свое, пусть мнимое, но все же счастье.
И это чувство безнадежности вкупе с окрыленностью, которую он почувствовал за рулем, когда был снят им самим наложенный запрет, и сподвигнули его вместо того, чтобы свернуть к церкви, резко крутанув руль, направить машину совершенно в другую сторону. Проделал он это с крайней невозмутимостью, но будто преодолел непроходимый рубеж - с души свалился камень, дышать стало легче.
Драко нагло улыбнулся матери в зеркало.
Нарцисса поняла, что ни в какую церковь Драко ее не везет только тогда, когда они остановились в одном из тупиковых проулков. Шикарный черный Mersedes-Benz, который совсем недавно приобрел Уильям для Нарциссы взамен разбитой «Хонды», одиноко стоял в каком-то дворе недалеко от церкви, где уже сейчас должна была начаться церемония. Стекла автомобиля были затонированы, и все, что происходило внутри салона, не было видно посторонним.
- Что случилось, Драко? – встревожено спросила Нарцисса сына, немного подавшись вперед. Белоснежная фата колыхнулась, скрывая выражение ее лица. – Почему мы не едем в церковь?
Нарциссе показалось, что Драко прекрасно знает, почему они не едут. Ни слова не говоря, он вышел из машины и, открыв заднюю дверцу автомобиля, сел рядом с матерью.
Нарцисса взглянула на часы. Они уже должны были прибыть на месте. С каждой минутой, ситуация все больше и больше ей не нравилась, поселяя в сердце тревогу и какое-то смутное чувство… вины. А может, какого-то недопонимания или недосказанности. Все было очень странно.
Драко молча отодвинул мешающую фату от ее лица и придвинулся ближе. Коснулся пальцами ее щеки. Он смотрел как-то жадно, голодно... похотливо?
- Ты ведь не хотела ехать... Говорила, что тебе не нужна эта свадьба... - наконец тихо сказал он. - Мне тоже не нужна. Я не хочу отдавать тебя ему...
Фата падала на лицо Нарциссы, мешала. Драко решительно откинул ее и потянулся к лицу невесты, крепко обхватив ее за талию.
- Хочешь, уедем отсюда?.. Хочешь? Я тебя увезу ото всех туда, где нас никто не знает... Мы могли бы быть счастливы! С тобой, с Тишей... втроем... - горячо шептал он Нарциссе в губы.
Женщина с удивлением и паникой поняла, что сын всерьез воспринял ее утреннюю истерику. Он решил, что она не хочет замуж. Его поступок удивил и даже привел в ужас. Она не предполагала, что сын способен украсть ее буквально из-под венца.
Драко не дал опомниться и тут же накрыл ее губы своим поцелуем.
- Драко! – наконец прервав его немыслимо смелый поцелуй, воскликнула Нарцисса. – Ты все не так понял! Я хочу выйти замуж за Уильяма.
Видя, что парень сильно сомневается, она добавила:
- Я… я люблю Уила! А то, что было утром, - это всего лишь предсвадебная лихорадка. Так бывает со всеми невестами.
Нарцисса грустно улыбнулась и погладила Драко по щеке. Затем обняла и поцеловала в щеку.
На самом деле она не любила Боунса той любовью, которой бы должна была. Она любила его за многое. За его доброту, за его нежность по отношению к ней, за внимание и щедрость, за ласку. Однако как мужчину, она не могла его полюбить, как бы ни старалась. Люциус по-прежнему был ее единственным и неповторимым. Решение выйти замуж за Уильяма было продиктовано лишь тем, что, кроме всего прочего, Боунс мог дать ее семье стабильность и благополучие. С ним у них было твердое и надежное будущее.
Она отстранилась и стала поправлять фату.
- Нет, ты не любишь его! - заговорил Драко с отчаянной уверенностью. Он схватил мать за руки, не давая надевать фату, стал покрывать их поцелуями, умоляя:
- Прошу тебя! Ты же не любишь его! Он маггл! Он не сделает тебя счастливой! Мама, я прошу тебя, позволь мне... я позабочусь о тебе!
Он уже готов был не на любовные отношения. Пусть Нарцисса пока что хотя бы откажется от свадьбы с Боунсом, а потом уж он что-нибудь придумает! Драко как будто забыл все свои разумные аргументы и сейчас прямо противоречил им.
- Нет, Драко! Нет! – воскликнула Нарцисса, практически вырывая свои руки из рук сына.
Она на секунду замерла, а затем прильнула к нему с последним поцелуем. Запретным поцелуем. Потому что меньше чем через час она будет принадлежать другому мужчине. А Драко останется лишь ее сыном. Ее ребенком, а не любовником. Сегодня все закончится. Она подведет под их отношениями жирную черту и поставит точку.
- Мы должны ехать, дорогой, – она мягко отстранила Драко от себя. Выражение ее лица стало каменным. – Ты ошибаешься. Я люблю Уилла. Сегодня я выйду за него замуж. Больше говорить не о чем!
Нарцисса, наконец, справилась с фатой и, поправив ее на лице, откинулась на спинку сидения. Так было нужно. Так правильно. Они и так уже совершили много греха в своей жизни. Драко должен был понять, что ему больше никогда не будет позволено получить доступ к телу матери. С каждой минутой Нарцисса все больше убеждалась, что замужество - это единственный верный выход из столь запутанной ситуации. И будь она проклята, что однажды, в холодную рождественскую ночь, выпив коньяка, случайно приняла своего сына за его отца. Будь все проклято! Сегодня она станет миссис Уильям Боунс!
Лучше б она дала ему пощечину. Это было бы не так больно, мучительно, как этот последний поцелуй и жестокие слова. Она не любит его так, никогда не любила, - вдруг остро понял Драко. И не его она поцеловала сейчас, а свою прошлую магическую жизнь с его отцом.
Он отшатнулся, как во сне перешел на переднее сидение и завел автомобиль. Через пару минут они уже были на месте, их встречали счастливые улыбающиеся гости, еще не успевшие занять свои места в церкви.
Драко открыл дверцу для Нарциссы и помог ей выйти. Его руки были холодны, как лед, это можно было ощутить даже через ткань перчаток, если бы Нарцисса не была столь занята тем, чтобы обуздать свои чувства.
Они вошли в церковь, мать и сын, и двинулись к алтарю, сопровождаемые восторженными, радостными и завистливыми взглядами. Их приветствовали, им улыбались, их ждали здесь - а больше всех ждал мужчина в строгом костюме у алтаря. Боунс выглядел необычайно счастливым, кажется, даже помолодел лет на пять. Драко не хотел встречаться с ним взглядом, а потому пристально уставился на добродушного священника, готовившегося провести торжественный обряд, знаменовавший начало жизни нового союза - и смерть надежд, мечтаний, может быть, даже части души... Он сам выбрал это, сам согласился, что так будет лучше. Отчего же теперь так больно?!..
***
Само торжественное венчание Нарциссе показалось быстрым. Они произнесли клятвы друг другу, взволнованный Боунс надел на палец своей возлюбленной красивое обручальное кольцо. После того, как святой отец объявил их мужем и женой, Боунс наконец-то с облегчением смог поцеловать Нарциссу уже на вполне законных правах супруга. Драко в это время будто бы случайно оглянулся на гостей, на самом деле не в силах на это смотреть. И вот, наконец, под звуки органной музыки, аплодисментов и гомона гостей, многочисленных поздравлений жених и невеста, теперь уже превратившиеся в мужа и жену, они вышли из церкви.
Сели в шикарный белоснежный лимузин. Гости расселись по своим машинам, и двинулись за лимузином. Драко поехал в той машине, в которой вез мать в церковь.
Программа на день была такой: после церкви, свадебный эскорт, состоявший из пятнадцати машин и лимузина, должен были покататься по Лондону, побывать на Трафальгарской площади, выпить шампанского у Вестминстерского дворца и погулять немного в парке.
Примерно в пять вечера вся веселая компания подъехала к ресторану «Кенза» – одному из самых шикарных ресторанов Лондона, куда прибывали те гости, у которых не получилось присутствовать на венчании.
Празднество и свадебное застолье началось. В зале ресторана был накрыт огромный стол в виде буквы «П». Посередине восседали Нарцисса и Уильям. Со стороны невесты сидели Андромеда с маленькой Тишей, Драко и Гарри Поттер. А возле Уильяма сидели Сьюзен и Джеймс Грей.
Многочисленные тосты, поздравления и пожелания счастья...
- Эй, Дракошка, – ласково ткнул в бок Малфоя уже немного веселый от выпитого Герой магического мира. – Классно пьешь! Может, тост уж толкнешь?
Потому что Драко совершенно невозмутимо «глушил» один бокал шампанского за другим. Официанты только успевали подливать в бокал.
Поттер поднялся из-за стола.
- Дамы и господа, минуточку внимания! – страсть парня к публичным выступлениям, кажется, не угасла даже после победы над Лордом Волдемортом. – Спешу вам сообщить, что сын нашей очаровательной невесты, леди Нарциссы, Драко хочет сказать тост! Давай Драко…
Поттер снова сел и с совершенно искренней улыбкой, на которую было невозможно обижаться, подмигнул бывшему однокурснику.
Если бы глаза Драко были такими же зелеными, как у обнаглевшего Поттера, не миновать бы ему, Поттеру, зеленой вспышки - и на сей раз шрамом он бы не отделался. Но вспышка была серой, бликом от яркого освещения, и мрачный взгляд пропал впустую, неспособный ни убить негодника, ни предотвратить внимание тут же весело замершего застолья. Драко поднялся, взял бокал и провозгласил:
- За невесту! За ее счастье! - и залпом выпил. Немного смущенные его лаконичностью гости охотно присоединились. Больше всех энтузиазма проявил Уилл Боунс, после чего поцеловал руку Нарциссы. Она же смотрела на Драко, а Драко смотрел на нее - и это длилось несколько секунд, после чего он резко отвернулся и ткнул пальцем в бок хохочущего над чем-то Поттера.
- Авада Кедавра! - сказал Драко с удовлетворением.
Поттер дернулся, словно вместо пальца у Драко была волшебная палочка. От простых слов магия, конечно, не подействовала.
Драко с каждой минутой ситуация напрягала все больше и больше. Не в силах больше видеть всю эту мишуру, счастье и быстро вышел из-за стола, направившись на улицу. Там он достал из кармана пиджака сигареты. Курить он так и не бросил.
Лишь один взгляд проводил его до выхода из зала. Взгляд Лизы Майерс.
За рестораном на углу был магазин бытовой химии. Драко купил там кусок туалетного цветочного мыла. Аромат его казался Драко отвратительным, но это вполне соответствовало его настроению, так что долго выбирать он не стал. Положив мыло в карман, он направился к своей машине. Домой... Там найдется бельевая веревка или еще что-нибудь.
Уже сев в машину, он обнаружил, что тискает в руке сигаретную пачку. Решил покурить, открыв окно. Хорошенько подумать. Все же шаг предстоял радикальный. Но и через сто лет раздумий Драко не отказался бы от задуманного... Жизнь кончилась. Любимая женщина была навек связана с другим. Мало того, она - его мать! Они никогда не смогли бы быть вместе. Палочка сломана. Ради чего жить? Ради карьеры юриста в мире магглов?! Нет у него к этому ни таланта, ни тяги особой, ничего не получится... Да если и получится... Не нужны ему карьера, успех, сама жизнь без Нарциссы!
- Сигаретки не найдется? – послышался вежливый женский голос откуда-то сверху.
Драко поднял голову и увидел, как Лиза, опершись рукой на крышу машины, смотрела на него. Не дожидаясь приглашения, она обошла мерседес и села на переднее пассажирское сидение рядом с Драко. Взяла из его дрожащих рук пачку сигарет, прикурила. Сделала несколько глубоких затяжек. Поглядела на улицу за окном.
Лиза была знакома с Драко уже больше года. Именно столько он проработал в парфюмерном магазинчике. Она была лет на пять старше Малфоя, замужем. И она видела, как загораются глаза напарника, когда он говорил о своей матери, и как потухал взгляд при упоминании о Боунсе, хотя Драко всегда говорил про отчима только хорошо. У него было какое-то странное отношение к матери, на взгляд Майерс. Но она пожимала плечами и не брала в голову тайны этой семьи. А сегодня она отчетливо увидела, какой взгляд был адресован Нарциссе в церкви и какой Уильяму в тот момент, когда молодожены целовались за столом.
- Рассказывай! – немного грубовато потребовала Лиза. – Я все видела. И то, как ты смотрел на них, тоже. Так что я тебя слушаю. Очень внимательно.
Вообще-то Лиза полагала, что Драко уличил Боунса в измене или чем-то подобном. Если бы она предполагала, что кроется в голове Драко Малфоя…
- А что тут рассказывать? - пожал плечами Драко и положил вонючее мыло в бардачок. - Все старо, как мир. Я ее люблю, она меня - нет... И выходит замуж... Свадьба эта! - он нервно сунул сигарету в пепельницу.
Посмотрел на Лизу, сомневаясь, поняла ли она что-нибудь и хочет ли он, чтобы поняла.
- Я люблю ее, а она думает, что так будет лучше! - сделал он еще одну попытку объяснить, все еще не решаясь назвать действующих лиц драмы своими именами. Достал еще одну сигарету. - Ну и зря! Я бы лучше позаботился о ней. И о сестре... Ну, теперь он пусть заботится. Она выбрала... А я... - он судорожно затянулся.
Лиза долго смотрела на Драко, пытаясь сообразить: правильно ли она поняла его. Из слов Драко выходило, что он любит свою мать, которая предпочла выбрать другого мужчину.
Лиза затушила сигарету. Она решила, что Драко так пошутил. На самом деле для нее все было просто. После смерти отца Драко, его мать уделяла все свое внимание только ему и сестре. А тут на горизонте появился другой мужчина. Все просто – обыкновенная сыновья ревность.
Лиза развернула парня к себе лицом и заключила в крепкие объятия.
- Послушай меня внимательно, Драко Малфой, – горячо зашептала она ему на ухо. – Я давно тебя знаю и теперь знакома с твоей матерью. Поверь мне, она любит тебя. Возможно, любит сильнее всех на свете! Сегодня ее день. Ее праздник! Не омрачай его своим плохим настроением. Я знаю, что ты ревнуешь. Знаю как тебе больно….
Лиза действительно знала, о чем говорила. Когда она была совсем маленькой, отец ушел от них, а мать через несколько лет вышла замуж и оставила дочь жить с бабушкой. Мать и отчим купили отдельную квартиру, и только подушка маленькой Лизы знала, как девочка плачет по ночам, до боли ревнуя мать к отчиму. Со временем боль притупилась, но обида на мать, предавшую ее, осталась.
Все это она уже проходила.
- Но пойми: не заставляй ее делать выбор между тобой и Уильямом! У нее к нему одна любовь, а к тебе другая. Все будет хорошо. Я тебе обещаю!
Драко неосознанно обнял голову и уткнулся в ее плечо. Глаза защипало, но он не позволил себе расклеиться. Однако на душе стало как-то легче. Лиза все правильно говорила - нельзя быть эгоистом, нужно подумать о матери... А будет ли хорошо? Ну, хуже-то не будет, некуда...
- Лиза, ты такая хорошая... Спасибо тебе, - наконец хрипло сказал он и отвернулся. Достал еще одну сигарету, но не закурил, только вертел в пальцах. - Она меня не любит, правда... Никогда не любила. Но я все равно нужен ей. Спасибо, что напомнила об этом.
Он постарался улыбнуться девушке.
- Поеду домой. Нет настроения, чтобы веселиться. Скажешь, если спросят, что я устал и поехал отдыхать? Мама поймет... Да ей не до меня сейчас. Ладно? Честно, уже все в порядке, - добавил он и решительно захлопнул бардачок.
- Предлагаю взять такси и поехать в клуб! Потому что я тебе все равно не позволю ехать за рулем в не совсем трезвом состоянии. Ты уже в таком виде наездился один раз. Свадьбу в похороны превращать не будем. Сиди здесь, я сейчас вернусь.
Лиза исчезла где-то на полчаса. За это время она успела предупредить молодоженов, что Драко едет с ее компанией. Затем нашла своего мужа и, позвонив нескольким своим подругам и договорившись встретится с ними в одном из клубов, вышла на улицу, где ее поджидал хмурый Драко.
Вечер и ночь прошли в пьяном угаре, который вряд ли можно было назвать весельем, но и на грусть он не тянул.
***
Гости остались в ресторане на всю ночь гулять и веселиться. Нарцисса и Боунс уехали прямо из ресторана в аэропорт. В одной из служебных комнат ресторана Нарцисса переоделась в более удобную одежду – красивое платье из темно-синего атласа. По традиции бросила свадебный букет, который почему-то поймала Сьюзен. В девять вечера самолет, в который сели мистер и миссис Боунс, вылетел из аэропорта Лондона и взял курс на Гавайи.
И вскоре новоиспеченные муж и жена прибыли на сказочный тропический остров, где их ждали жаркое солнце и ласковое море.
Устроившись в пятизвездочном отеле на берегу океана, Нарцисса и Уильям поужинали на пустынном пляже океана в лучах заходящего солнца (эксклюзивная услуга, предлагаемая сервисом отеля) и поднялись в номер.
Нарцисса было хотела ускользнуть в ванную комнату, чтобы переодеться ко сну, а точнее, приготовится к их первой брачной ночи, но Боунс не дал ей этого сделать. Он ловко ухватил ее за руку и прижал к себе очень тесно.
Так они и стояли посреди комнаты, недалеко от распахнутой двери спальни, где виднелась огромная кровать с балдахином.
- Я люблю тебя… - прошептала Нарцисса, глядя в глаза мужчины, когда он нежно провел кончиком пальца по ее щеке.



Просмотров 268

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!