Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Морфофункциональные предпослыки выхода человека в социальную сферу



Ведущей биологической предпосылкой, которая сцементировала все остальные предпосылки антропосоциогенеза, синтезировала и вела их к образованию исходного первичного производственного коллектива, была, видимо, стадная охота. Именно в стадной охоте (деятельности в принципе коллективной) складываются и орудийное, практическое отношение к природе, и социальные отношения между членами первобытного стада, а также формируется высший уровень психики — сознание.

Переход от использования найденных природных предметов для обороны и охоты к систематическому изготовлению орудий труда был революционным скачком в создании человеческого общества. Труд стал необходимой, а затем и ведущей стороной в отношении человека и мира. Революционное значение трудовой деятельности в формировании человека состоит в следующем:

+ она позволяет выделять объективные, т.е. не зависящие от субъекта, свойства предметов и орудий труда;
+ результаты труда (и техника труда) существуют и развиваются по независимым от человека объективным закономерностям;
+ кроме биологических начинают формироваться социально-культурные потребности;
+ трудовой процесс способствует выработке и накоплению стихийно-эмпирических знаний о мире;
+ трудовой процесс с самого начала имеет общественную природу, он предполагает определенное разделение труда;
+ под влиянием труда постепенно преобразуется и психология гоминид: труд требует развития мышления, целеполагания, воображения, чувственного отражения, волевых качеств, т.е. сознания;
+ труд, общественное производство так или иначе предполагает постепенное формирование системы социального наследования приобретенных знаний, навыков и опыта.

Вместе с тем возникновение зачаточных форм труда еще не означало, что на развитие общества перестали влиять биологические факторы. Еще долгое время природные условия «вели за собой» формирующегося человека, постепенно выходившего через посредство орудий труда из животного состояния, преодолевавшего путы природно-биологических связей, формировавшего деятельное, практическое отношение к миру. «Человек вошел в мир бесшумно...» — так образно характеризовал первоначальные формы человечности один из выдающихся антропологов XX в. Пьер Тейяр де Шарден.

29.Соотношение биологических и социальных факторов на различных этапах антропогенеза.

Человек, как и любой другой биологический вид, формировался в процессе эволюции и является результатом взаимодействия ее движущих сил. В основе антропогенеза лежат такие биологические факторы, как наследственная изменчивость, борьба за существование и естественный отбор. Ч. Дарвин считал, что главную роль в антропогенезе играл именно естественный отбор и особенно одна его форма — половой отбор.



Роль социальных факторов в процессе происхождения человека рассматривается в работе Ф. Энгельса «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» (1896). Ф. Энгельс показал, что именно труд, общественная жизнь, сознание и речь выделили человека из животного мира.

Предпосылки антропогенеза.Высокоразвитая способность к ориентации в окружающей среде и разделение функций между передними и задними конечностями явились существенными предпосылками к дальнейшему морфофизиологическому прогрессу при переходе древесных обезьян в новую среду обитания, на открытые безлесные пространства.

Передвижение на двух ногах в первое время было малоэффективным и не давало особых преимуществ в борьбе за существование по сравнению с другими млекопитающими. Однако при освобождении передних конечностей от функции хождения направление естественного отбора изменилось. Недостатки в скорости передвижения, небольшая мышечная сила и отсутствие мощных клыков и когтей компенсировались использованием орудий для защиты и нападения. Благодаря вертикальному положению тела значительно возрос объем воспринимаемой информации, что позволяло вовремя среагировать на приближение хищника. Поскольку все это непосредственно связано с выживанием, давление естественного отбора усиливалось именно в данном направлении.

Труд как фактор эволюции человека.Освобождение руки от функции опоры, по мнению Ф. Энгельса, было необходимым условием ее дальнейшего совершенствования. Рука стала совершенно особым органом, который мог действовать на расстоянии с помощью различных предметов. Кроме этого рука стала использоваться для изготовления орудий труда. Данное умение приобреталось в течение длительного времени.



В процессе изготовления и применения орудий рука совершенствовалась функционально и морфологически, что оказало влияние на весь организм. Некоторые исследователи отмечают связь между функцией руки и развитием определенных зон мозга. Усиление давления естественного отбора в небывало короткий срок привело к значительному увеличению размеров мозга у гоминид. Примерно за 1 млн лет средний объем черепной коробки возрос почти вдвое (рис. 6.25). По-видимому, интенсивность отбора в таком направлении определялась необходимостью рационально использовать орудия и потребностью в эффективной системе общения, т.е. речи.

Таким образом, прямохождение освободило переднюю конечность для превращения ее в орган трудовой деятельности. Возрастающий объем воспринимаемой информации совместно с трудовой деятельностью обусловил быстрое развитие головного мозга и способность к групцовому адаптивному поведению.

Общественный образ жизни как фактор эволюции.Трудность выживания предков гоминид в сложных условиях борьбы за существование при переходе к наземному образу жизни усугублялась низкой плодовитостью. Противостоять хищникам проще было группе, чем отдельным индивидам. Недостатки естественных органов предки человека восполняли искусственными орудиями. Таким образом, труд уже при возникновении был общественным.

Труд способствовал сплочению древних людей в коллективы. Становились все более частыми случаи взаимной поддержки и совместной деятельности. Старшие члены коллектива обучали подрастающее поколение отыскивать природные материалы, необходимые для изготовления орудий труда, учили приемам изготовления таких орудий и их применению.

Общественный труд оказал большое влияние на развитие мозга и органов чувств. Совместная трудовая деятельность требовала координации. Возникла жизненная необходимость в обмене информацией. В процессе эволюции у предков современного человека произошли такие изменения голосового аппарата и мозга, которые привели к появлению речи.

Взаимосвязанное развитие общественного труда, речи и сознания привело к совершенствованию всего человеческого организма и человечества в целом.

Особенности процесса эволюции человека.Эволюционные преобразования предков человека, обусловленные давлением естественного отбора, явились биологическими предпосылками развития социальных отношений. Совершенствование способности изготавливать различные орудия и использовать их при своей защите, а также при добывании пищи явилось решающим фактором успеха в борьбе за существование и качественно отделило человека от животного мира. Однако это не исключало действия на человека общих законов развития живой природы. Биологические и

социальные факторы в процессе эволюции людей действуют параллельно, но с разной скоростью: первые — с замедлением, вторые — с ускорением.

На ранних этапах антропогенеза естественный отбор имел решающее значение. Сначала шел отбор индивидуумов, более способных к изготовлению примитивных орудий для добывания пищи и защиты от врагов. Постепенно объектом отбора становится такое характерное для гоминид свойство, как стадность и связанные с ней относительно развитые формы общения. Причем индивидуальный отбор формировал преимущественно морфофизиологические особенности организации человеческого типа (пря-мохождение, развитая кисть руки, крупный мозг), а групповой отбор совершенствовал социальную организацию (формы отношения в стаде).

Характерная черта антропогенеза — однонаправленность эволюционных преобразований, связанных с постепенным развитием прямохожде-ния, нарастанием способности к накоплению и практическому использованию информации об окружающей среде (развитие мозга и руки), совершенствованием коллективного образа жизни.

Овладев культурой производства совершенных орудий труда, приготовлением пищи, устройством жилищ, человек изолировал себя от неблагоприятных климатических факторов настолько, что вышел из-под жесткого контроля естественного отбора и в значительной степени стал зависеть от социальных условий и воспитания.

Качественные отличия человека. Первого представителя рода Homoчеловека умелого выделяют из животного мира по признаку трудовой деятельности. Не просто использование палки или камня как орудия, а именно производство различных орудий явилось гранью, отделившей человека от человекоподобных предков.

Обезьяны часто пользуются палками и камнями для добывания пищи, как и многие животные (один из видов галапагосских вьюрков, морская выдра). Как бы ни были поразительны манипуляции животных с различными предметами, они либо случайны, либо возникли на основе условных рефлексов, либо вызваны запрограммированными поведенческими особенностями и непосредственно не определяют их выживаемость.

Общий план строения организма человека такой же, как и у всех млекопитающих. Отличия связаны с прямохождением, наличием речи и способностью к труду. Скелет человека отличается от скелета всех млекопитающих, в том числе и человекообразных обезьян формой позвоночника, грудной клетки и таза, особенностями строения конечностей, их пропорциями.

В связи с прямохождением у человека образовались четыре изгиба позвоночника. Сбалансированность черепа на шейных позвонках обеспечивается перемещением затылочного отверстия ближе к центру основания черепа (рис. 6.26).

Прямохождение и трудовая деятельность человека сказались и на пропорциях тела. Кости нижних конечностей у человека длиннее гомологичных костей верхних конечностей, устойчивое положение туловища на длинных ногах обеспечивается укорочением позвоночного столба (рис. 6.27). Грудная клетка уплощена в спинно-брюшном направлении, кости таза имеют форму чаши (следствие давления органов грудной и брюшной полости) (рис. 6.28). Изначально плоская хватательная стопа обезьяны приобрела сводчатое строение (рис. 6.29). Рука человека отличается небольшими размерами, тонкостью и подвижностью, способностью к разнообразным движениям. Большой палец отставлен в сторону и может противопоставляться всем остальным, благодаря чему человек способен не только захватывать предмет, как это делают обезьяны, но и обхватывать его, что имеет большое значение при работе (рис. 6.30).

В связи с развитием головного мозга мозговая часть черепа достигла наибольших размеров (до 1500 см 3). По объему она больше лицевой в 4 раза (у приматов это соотношение равно 1:1). Нижняя челюсть подковообразной формы, с выступающим подбородком, что связано с речевой деятельностью и развитием мускулатуры языка.

Отличительной чертой высшей нервной деятельности человека является наличие второй сигнальной системы, под которой И.П. Павлов понимал слово; а также связанное с ней абстрактное мышление, построение логических цепочек и обобщений.

Для человека характерна особая, не связанная с генетическими механизмами форма передачи информации в ряду поколений — преемственность культуры, знании, традиций. Опыт, приобретенный человеком на протяжении жизни, не исчезает вместе с ним, а становится составной частью общечеловеческой культуры. Все это стало возможным благодаря развитию речи, а затем и письменности.

Морфофизиологические особенности человека передаются по наследству. Однако человеческий организм — это еще не человек в социальном смысле. Способности к трудовой деятельности, мышлению и речи развиваются в процессе индивидуального развития человека на основе воспитания и образования. Вне человеческого общества формирование специфических человеческих качеств невозможно.

Известны случаи развития детей в возрасте до 5 лет изолированно от остальных людей. После возвращения в нормальные условия способность говорить и мыслить у них развивалась либо очень плохо, либо не развивалась совсем (в зависимости от возраста, в котором ребенок попал в условия изоляции).

В основе антропогенеза лежат биологические (наследственная изменчивость, борьба за существование и естественный отбор) и социальные (труд, общественная жизнь, сознание и речь) факторы. Труд уже при возникновении был общественным. Противостоять хищникам проще было группе, чем отдельным индивидам. Совместная трудовая деятельность требовала координации действий, вызывала необходимость сигнализации не только жестами, но и звуками, что привело к появлению речи. Взаимосвязанное развитие общественного труда, речи и сознания привело к совершенствованию всего человеческого организма и человечества в целом. Общий план строения организма человека такой же, как и у всех млекопитающих. Отличия связаны с прямохождением, наличием речи и способностью к труду. Отличительной чертой высшей нервной деятельности человека является наличие второй сигнальной системы.

 

31.Учение о расах.Современная классификация рас.Расы как выражение генетического полиморфизма.

Ра́совая тео́рия[1] — комплекс идей о решающем влиянии расовых различий на историю, культуру, общественный и государственный строй. Иногда (например, как у Людвига Фердинанда Клаусса) расовая теория не сводится к чисто биологическим факторам.

Расовые теории

Единой расовой теории как таковой не существует: авторов различных расовых теорий объединяет только убеждение в объективном существовании человеческих рас и решающем влиянии расовых различий на важнейшие стороны жизни человека.

Публицист Владимир Авдеев утверждает, что расовая теория (или «расология») тождественна нордицизму[2], однако существуют и иные расовые теории (например, негритюд).

Расовая теория и расизм

Сама по себе расовая теория не тождественна расизму: например, известный немецкий расовый теоретик Ганс Гюнтер писал[3]:

Часто повторяется одна и та же ошибка: нордическую расу восхваляют как «высшую», «самую благородную», как чуть ли не единственную создательницу цивилизации на Земле. Всё это лишь крики рыночных зазывал. Для восточно-азиатской или африканской цивилизаций нашего времени примесь нордической (или любой другой чуждой) крови будет «неполноценной», так как ценность расы всегда познаётся лишь в соотношении с определенной цивилизацией, и нордическая кровь для африканских или азиатских цивилизаций будет разлагающим фактором.

Аналогичной позиции придерживался и Л.-Ф. Клаусс[4]. Тем не менее, на основе расовой теории легко прийти к выводам о неравноценности рас и о делении людей на высшую и низшую расы, из которых первые являются создателями цивилизации и призваны господствовать в обществе и государстве, а удел вторых — повиновение. С помощью государства и права высшие расы должны господствовать над низшими[5]. Таким образом, любой расизм строится на какой-либо расовой теории, и грань между расизмом и расовой теорией тонка. Иногда расовую теорию прямо отождествляют с расизмом[6].

Расовые теории в Европе

В европейской культуре второй половины XIX — первой половины XX веков расовые теории занимают видное место. Им отдали дань Рихард Вагнер и Фридрих Ницше[7], а среди теоретиков следует упомянуть графа Жозефа Артюра де Гобино, Людвига Вольтмана, Жоржа Ваше де Лапужа, Хьюстона Стюарта Чемберлена. В своём радикальном варианте расовая теория оказывается своеобразной религией крови.

В Российской империи расовые теории развивали такие авторы, как Степан Ешевский, Николай Кареев, Валентин Мошков[8]. Известным расовым теоретиком Третьего рейха был Ганс Гюнтер.

В первой половине XX века основным источником и носителем расовой теории в Европе стал немецкий национал-социализм. На основе нацистской расовой теории в Третьем рейхе была разработана концепция расовой гигиены. Она послужила базой для проведения расовой политики, направленной на дискриминацию и уничтожение представителей так называемых «неполноценных рас», в первую очередь евреев и цыган.

Белый расизм во второй половине XX века становится объектом искоренения, но именно в это время расцветает «цветной» расизм[7].

В современной России главным популяризатором расовой теории нордицизма (под именем «расологии») является публицист Владимир Авдеев. Свой вклад в расовую теорию внес также политик и политолог Андрей Савельев, автор книги "Образ врага. Расология и политическая антропология" (2007 г.)

На протяжении длительного времени в антропологии господствовали представления о значимости расовой дифференцировки человечества и о большой роли естественного отбора в формировании основных расовых признаков. Применение методов молекулярной антропологии в значительной степени изменило представление о расах и расогенезе.

Морфологические и в меньшей степени физиологические признаки дают возможность выделить внутри человечества три основные большие расы: европеидную, австрало-негроидную и монголоидную.

Европеоиды имеют светлую или смуглую кожу, прямые или волнистые волосы, узкий выступающий нос, тонкие губы и развитый волосяной покров на лице и теле. У монголоидов кожа также может быть как светлой, так и темной, волосы обычно прямые, жесткие, темно пигментированные, косой разрез глаз и эпикант («третье веко»). Негроиды характеризуются темной кожей, курчавыми или волнистыми волосами, толстыми губами и широким, слегка выступающим носом. Имеются отличия рас и по некоторым физиологическим и биохимическим показателям: интенсивность потоотделения с единицы площади кожи у негроидов выше, чем у европеоидов, средние показатели уровня холестерина в плазме крови наиболее велики у европеоидов.

В рамках каждой большой расы выделяются отдельные антропологические типы с устойчивыми комплексами признаков, называющиеся малыми расами. Существует три основных подхода к классификации рас: без учета их происхождения, с учетом происхождения и родства и на основе популяционной концепции. В соответствии с первым подходом три большие расы включают в себя 22 малые, причем между большими расами располагаются по две переходные малые. Схема расовой классификации изображается при этом в виде круга (рис. 15.7). Несмотря на то что при такой классификации не учитывается происхождение рас, само существование малых переходных рас, сочетающих в себе одновременно признаки двух больших рас (эфиопская, южносибирская, уральская и т.д.), свидетельствует, с одной стороны, о динамизме расовых комплексов признаков, а с другой — об условности членения человечества даже на большие расы.

Гибридизация ДНК между большими выборками представителей малых рас в рамках одной большой показала высокую степень гомологии нуклеотидных последовательностей. Гибридизация ДНК представителей пар разных больших рас выявляет их значительную отдаленность друг от друга. Изучение гомологии нуклеотидных последовательностей западных европеоидов и представителей малой уральской расы и центрально-азиатских монголоидов с той же самой уральской расой дает среднее значение. Эти данные свидетельствуют о том, что переходные малые расы совмещают в себе не только морфологические признаки в соответствии с их промежуточным положением, но оказываются промежуточными и в отношении генетическом. Из этого следует, что они либо гибридогенны, либо сохранили в своей организации более древние черты, характерные для этапа существования человечества, предшествующего формированию больших рас.

Классификация с учетом происхождения рас изображается в виде эволюционного древа с коротким общим стволом и расходящимися от него ветвями (рис. 15.8). В основе таких классификаций лежит обнаружение черт архаизма и эволюционной продвинутости отдельных рас, в соответствии с чем разные большие и малые расы занимают разное положение на ветвях такого древа. Выявление архаичных и прогрессивных черт среди морфологических признаков носит субъективный характер, благодаря чему схемы расовых классификаций такого рода очень многообразны. Но самым большим недостатком подхода к классификации рас исходя из их происхождения является попытка расположить расы на разных уровнях эволюционного древа, т.е. признание их биологической неравноценности.

Кроме того, данные палеоантропологических исследований показывают, что вплоть до верхнего палеолита на территориях, обитаемых людьми, практически нигде не сформировались расовые типы человека, с которыми были бы генетически связаны современные большие расы. Это подтверждает анализ верхнепалеолитических находок скелетов людей современного физического типа из сунгирских погребений (Россия), живших приблизительно 26 тыс. лет назад. Все черепа, принадлежащие им, характеризуются мозаичным сочетанием расовых признаков и не могут быть отнесены ни к одной из современных рас. Этим данным соответствует и описание ископаемого скелета из Южной Калифорнии, пролежавшего в земле 21,5 тыс. лет и характеризующегося отсутствием выраженных монголоидных черт, несмотря на то что аборигенным населением Америки являются монголоиды.

Только более поздние мезолитические находки свидетельствуют о формировании у человека расовых признаков. Так, известны мезолитические черепа с территории Северной Африки возрастом 10—8 тыс. лет с явными признаками не просто негроидной, а малой эфиопской расы. Сходные данные получены на территории Европы и в других регионах. Все это указывает на то, что процесс формирования расовых признаков — довольно поздний, идущий параллельно в разных регионах на рубеже верхнего палеолита — мезолита на фоне исходной разнородности расовых признаков у человека современного физического типа.

Первичное появление на протяжении эволюции признаков малых, а не больших рас позволяет сделать вывод о том, что европеоидная, монголоидная и негроидная расы имеют мозаичное происхождение и представляют собой крупные популяции, объединенные не столько общностью происхождения, сколько климатогеографическими характеристиками условий существования и адаптивностью большинства основных признаков.

Это заключение хорошо согласуется с популяционной концепцией рас. Суть ее заключается в следующем. Если принять, что большие расы человека представляют собой огромные популяции, то малые расы — субпопуляции больших, локальные естественные общности людей внутри которых — конкретные этнические образования (нации, народности) — являются более малыми популяциями. Если предположить при этом, намеренно упрощая ситуацию, что этносы не разделяются на элементарные популяции, и считать их просто состоящими из конкретных особей, то получится сложная структура, включающая в себя четыре уровня иерархии (рис. 15.9).

На основании исследований распределения различных групп крови и белков в популяциях человека произведено сравнение доли каждого из четырех уровней меж- и внутрипопуляционных различий в общем объеме генетического полиморфизма человека по этим признакам.

Таким образом, от тотального генетического полиморфизма человечества расовые признаки составляют только 8%, в то время как основная доля генетического разнообразия определяется многообразием отдельных индивидуумов. Иными словами, немец может быть генетически гораздо ближе к полинезийцу, чем к другому немцу, живущему в соседней квартире. Изучение геногеографии популяций человека показало, что географическое распределение частот генов групп крови системы АВ0, MN, Lutheran, Duny, Diego и др., а также различных форм ферментов и иммуноглобулинов не соответствует ареалам расселения ни одной из рас. Так, по группам крови АВ0 и MN жители Европы оказываются ближе к африканцам, в то время как по системе иммуноглобулинов они ближе к монголоидам Азии. Сходные результаты получены и в отношении распределения в популяциях вариантов митохондриальной ДНК.

Эти данные свидетельствуют о том, что биохимический полиморфизм человека эволюционно возник раньше и развивался дольше по сравнению с возникновением комплексов расовых признаков. Из этого следует, что расы не представляют собой особых изолированных групп людей, характеризующихся наборами специфических генов. Расовые же характеристики являются не более чем отдельными проявлениями общего генетического полиморфизма, выражающегося в первую очередь в сложных морфологических признаках. Некоторые из них адаптивны, другие сформировались на основе коррелятивной изменчивости, но все они касаются лишь ряда второстепенных особенностей (цвета кожи, волос, глаз и т.д.) и не затрагивают таких общечеловеческих признаков, как морфология головного мозга, а также строение и функции руки как органа труда.

На основании определения числа аллелей, свойственных той или иной группе организмов, возможно определение генетического расстояния между ними. Эта величина для больших рас человека составляет 0,03. Она гораздо ниже цифр, характерных для истинных подвидов (0,17—0,22), и еще более мала по сравнению с межвидовым расстоянием (0,5—0,6 и более). В животном мире генетическое расстояние, равное 0,03, соответствует обычно генетическим отличиям местных популяций друг от друга. Все эти данные свидетельствуют о том, что понятие расы условно, второстепенно и не позволяет подводить под иерархическую классификацию рас глубокую биологическую, а значит, и социальную базу.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!