Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 6 Любовь к магглам? Это не любовь! 1 часть



Глава 1 Приговор

 

Нарцисса сидела в парадной гостиной в кресле у камина и невидяще смотрела на письмо в своих руках. Письмо с печатью Министерства. Их с Драко приговор.

«Уважаемые Нарцисса Друэлла Малфой-Блек и Драко Люциус Малфой!

С прискорбием сообщаем вам, что ваши Дела по обвинению в пособничестве Темному Лорду Волдеморту были рассмотрены. Согласно вердикту Уизенгамота вы приговариваетесь к лишению волшебства. Ваши палочки подлежат уничтожению, вы же будете изгнаны в мир магглов. Убедительная просьба явиться в Министерство Магии к Министру Кингсли Шеклботу на аудиенцию для произведения процедуры лишения магии. Сегодня в 16:00.

С уважением, личный Секретарь Министра Магии, Алисия Мереперс».

В семье Малфоев снова случился сильный удар: неделю назад Люциуса Малфоя — отца семейства и главу рода — посадили в Азкабан. Прошел год с тех пор, как Гарри Поттер одержал Победу над Темный Лордом. Тогда, на радостях, Министерство оправдало Малфоев, но сейчас власти будто опомнились, пересмотрели все дела ранее оправданных Упивающихся Смертью и вынесли неутешительный приговор: Азкабан. Пожизненно. Сам Гарри Поттер лично ходатайствовал о помиловании Люциуса Малфоя, давал показания в его пользу, но все тщетно. Министерству нужен был «козел отпущения». Крайний, кто ответит за смерти победившей стороны.

Нарцисса и Драко остались одни. И вот еще один удар — лишение магии и выдворение к магглам.

Сейчас она сидела в кресле. Плакать уже не было сил. Женщина перевела взгляд на горящий камин и подумала, что Драко еще не в курсе их участи. Сегодня утром он уехал на встречу с Гарри Поттером. С какой целью, Нарцисса не знала. Сын умолчал.

Уже почти полдень, а его все нет. Нарцисса, бледная, как полотно, откинулась на спинку кресла, безвольно положив руки на подлокотники, прикрыла глаза. Внезапный порыв декабрьского ледяного ветра распахнул окно гостиной, вырвал из рук листок с письмом и швырнул на пол рядом. Женщина даже не обратила на это внимание.

— Люци... как же ты мне нужен... Мне так плохо без тебя... — прошептала она едва слышно.



В гостиную мягкими неслышными шагами вошел Драко и замер, не решаясь приблизиться к матери. Она сидела в кресле, такая хрупкая, такая подавленная, что подойти к ней и сказать, что очередные переговоры с министерством о пересмотре дела Люциуса провалились, сын не смел. Даже сам Гарри Поттер, которого едва ли не носили на руках, не мог ничего поделать. Что ж, он всегда был не в ладах с Министерством, всегда выбирал не тех друзей... Парень горько усмехнулся — как давно было его детство! Каким незначительным и смешным оно теперь казалось ему! И Поттер не вызывал абсолютно никаких чувств, хотя должен был бы вызывать благодарность... Драко никто не учил быть благодарным, а научиться сам он еще не успел.

Малфой подошел к окну, закрыл его и зачем-то приспустил штору. Словно яркий свет был неуместен в их совершенно нерадостном настоящем. Затем вернулся к матери, встал на колени около кресла и поцеловал ее руку.

— Не стоит сидеть на сквозняке, мама. Ты завтракала?

Нарцисса вздрогнула от прикосновения сына и резко распахнула глаза.

— Драко… Ты вернулся! — вопрос о завтраке она специально пропустила мимо ушей. О какой еде могла идти речь, если Люциус в тюрьме, а им грозит лишиться палочек. — Что сказал Поттер?

Сейчас это больше всего беспокоило миссис Малфой. Резко наклонившись и едва не стукнувшись лбами с сыном, она подобрала листок с письмом, быстро сложила его пополам, чтобы Драко не успел увидеть текст письма, и положила себе на колени. Нарцисса чуть заметно улыбнулась. Если он смог договориться с Поттером и Люциуса освободят, то и это письмо станет недействительным. Так что видеть его наследнику рода Малфоев вовсе не обязательно.



Драко вернулся поздно. Значит, ему не отказали, значит Поттер смог что-то сделать, иначе бы его там столько не держали. Женщина немного воспаряла духом, нервное напряжение стало спадать, бледность немного отошла. Огонек надежды появился во взгляде.

Минутное молчание сына Нарцисса почему-то восприняла как согласие, а короткий вздох, как облегченный.

— Ну что ты молчишь? Люциуса отпустят? Да?!

— Все не так просто мама... — осторожно заговорил Драко, поглаживая мать по руке. — Понимаешь, министерству нужен кто-то, кого можно показательно судить, наказывать, над кем народ мог бы злорадствовать за пережитые им бедствия вместо того, чтобы пристальнее наблюдать за нынешней политикой Министерства. И у них слишком мало таких хороших претендентов на эту роль, как отец. Нужно еще немного времени. Поттер — и тот не может ничего добиться. Он сказал... — парень перевел дыхание, — что, может, придется подождать несколько лет, а потом добиться амнистии. Сейчас все еще слишком свежо...

Он замолк, продолжая беспомощно поглаживать руку Нарциссы. Что за ерунду он говорит? Отголосок этой войны будет жив в сердцах еще многие годы, и Министерство не пойдет на то, чтобы амнистировать преступника, на которого свешано уже в десять раз больше, чем он вообще мог бы совершить. Иначе само Министерство просто снесут разъяренные толпы, друзья и родственники тех, кто погиб, причем с обеих сторон — ведь Люциус выставлен главным специалистом по империусам, наложенным на тех, кого оправдали прижизненно и посмертно.

Драко задел пальцами письмо и, опасаясь подавленного молчания матери, спросил:

— Это от кого? От твоей троюродной кузины?

Прозвучало более, чем глупо. Все родственники давно отвернулись от них, чтобы случайно за компанию не попасть под карающую длань Министерства.

— Драко, — её голос заметно дрогнул. — Они решили уничтожить нас. Всю семью. Стереть с лица магического мира.

Все, мир рухнул. Теперь их уже ничто не спасет. Раз даже сам Великий Гарри Поттер оказался бессилен что-либо сделать. А впрочем, может и не очень-то хотел, учитывая его «отношения» с семьей Малфой. Нарцисса этого не знала. Когда только началось все это несчастье, женщина уповала лишь на то, что тогда… год назад в Запретном лесу, она попыталась спасти жизнь Поттеру, обманув Лорда и сказав, что парень мертв. Она полагала, что Поттер вернет Долг. Но чуда не произошло.

Больше ни слова не говоря, женщина медленно развернула лист бумаги и протянула сыну. Теперь он имел право знать их приговор. То, что их ждет в дальнейшем. Унижение и смерть.

Нарцисса мысленно представила, как их волшебные палочки с треском ломают пополам. Магия, конечно, у них никуда не денется, но без палочки колдовать в их мире могут лишь единицы. К тому же, сломанная палочка — символ лишения права быть волшебником. В сущности это смерть, медленная и мучительная. Не каждый маг, лишившись палочки, мог жить дальше, многие кончали жизнь самоубийством, не выдерживая невозможности колдовать. Малфоев хотели убить не только физически, но и морально.

Одна маленькая слезинка скатилась по ее щеке. Нарцисса вновь устремила взгляд в горящий огонь в камине. Ждала, пока Драко прочтет письмо Министерства и реакцию сына на новости.

Драко читал приговор долго, по многу раз пробегая глазами строчки, силясь понять, поверить.

— За что?! — наконец глухо сказал он. — Мы ведь ничего не сделали... Ты-то уж точно!

— За то, что мы Малфои, дорогой… — эхом отозвалась она, коснувшись рукой головы сына.

Он смотрел на мать с таким видом, будто бы его несправедливо оставили без сладкого на ужин. Боль, обида, недоумение были в его взгляде: Драко в глубине души понимал, за что посадили отца, хотя мера и казалась ему преувеличенной, но мать... Нарцисса ведь ни разу даже палочку не подняла за всю войну! Или, по крайней мере, он этого не помнил.

Страшный смысл наказания, заглушенный обидой, не сразу дошел до Драко. И лишь несколько секунд спустя после своей реплики он мягко опустился на пол — подкосились ноги.

Часы на каминной полке пробили три удара. Нарцисса подняла взгляд на них. Министерство велело явиться к ним через час.

Женщина не спеша перебирала пряди его волос и печально размышляла о том, что же их ждет в будущем.

Час. Всего один час остался им для жизни. Настоящей жизни, а не существования сквибом среди магглов.

Нарцисса тихо рассмеялась. Скорей всего, это было нервное. Их били их же оружием. Все, во имя чего они сражались — очищение мира от магглов и грязнокровок — теперь стало против них. Их, чистокровных магов, кидают, как сдохших собак, на помойку. Их вышвыривают к магглам в надежде, что они умрут от голода или сойдут с ума.

Внезапно лицо женщины стало серьезным. Она схватила сына за плечи и заставила его подняться вместе с ней на ноги.

— Они не смогут нас сломать! Не вздумай раскисать, слышишь! Не смей! Мы выдержим. Придет время, и мы вернемся! Мы сильные, Драко! Мы Малфои!

В глазах женщины горел яростный огонь возмездия. Главное сейчас — выжить. Затаиться. Набраться сил и потом, с гордо поднятой головой, начинать мстить. За всех. За себя, за Люциуса, за тех, кого уже приговорили и еще приговорят.

Такой Нарциссу Драко еще не видел. Нет, он никогда не сомневался, что его мать — сильная женщина, достойная фамилии Малфой, что она способна справиться с любыми трудностями. Наглядно Нарцисса это продемонстрировала, когда Люциус был арестован несколько лет назад, Драко тогда учился на пятом курсе. Но и тогда ее глаза не горели так, как сейчас. Не сияла в них такая жажда жизни. Выжить, вытерпеть, справиться, а затем нанести сокрушительный ответный удар! Драко невольно заразился ее воодушевлением.

— Ты права! — решительно сказал он, вздернув голову. — Мы справимся. Выберемся сами и вытащим отца.

В этот момент Драко сам верил в свои слова. Он взял мать за руки и крепко сжал их.

Внезапно его поразила неожиданная мысль, давнее воспоминание.

— А что при такой процедуре делают с обломками палочек? — медленно спросил он.

— Если честно, я не знаю, — тихо ответила она, призывая зимнее норковое манто и перчатки. — Скорей всего министерские чиновники заберут их для отчетности.

Целую минуту, прежде чем надеть перчатки, Нарцисса задумчиво разглядывала свое обручальное кольцо на левом безымянном пальце. Красивое белое золото было очень мелко исписано древними рунами. Это кольцо передавалось из поколения в поколение в роду Малфоев. Магический артефакт.

— Деньги… — пробормотала она и ринулась из гостиной в спальню. — Иди за мной!..

Оказавшись в спальне, женщина подбежала к своему туалетному столику и выдвинула ящики. Аккуратно извлекла из них две шкатулки и положила на кровать. Кивнула сыну, чтобы он присоединился к ней.

— В твоей мантии должны быть карманы, — она пододвинула одну из шкатулок к нему. — Выбирай только те драгоценности, где есть камни. Чем крупнее, тем лучше.

Она стала ловкими движениями перебирать подвески, серьги, колье и браслеты. Нужные откладывала, а остальное убирала в шкатулку. Сейчас от этого красивого, но холодного метала с цветными камушками зависела их жизнь.

— Счета в Гринготсе заморозили еще вчера, мне пришло уведомление от гоблинов. Скорей всего, Имение конфискуют сразу же, как лишат нас палочек. Все остальное имущество тоже отберут. Все, что более или менее будет ценно для авроров, и все, до чего у них дотянутся руки... — быстро говорила она. Затем резко остановилась и уставилась в пространство. — Имение вместе со всем имуществом оценивается примерно в сто пятьдесят миллионов галеонов. Люциус этой осенью проводил переоценку. На такие деньги всю магическую Британию можно кормить годами.

Отобранные драгоценности она аккуратно разложила по карманам, надеясь, что сын без слов догадается остальные, отобранные им, положить к себе.

Судорожно рассовывая по карманам драгоценности матери и чувствуя себя едва ли не вором в собственном доме, Драко все думал о том лесничем, что служил в Хогвартсе. Хагрид, кажется?.. Драко не помнил, где ему довелось подсмотреть, но, кажется, этот лесничий пользовался сломанной палочкой. Значит, есть надежда! Надо попробовать притвориться сентиментальным идиотом и попросить оставить кусочки дерева. Даже спонтанная магия, какую в свое время извергала сломанная палочка Рональда Уизли, была лучше, чем ничего. Драко как-то позабыл о том, что, живя среди магглов, будет попадать под слежку Министерства за всплесками магической активности в неположенных местах.

Наконец карманы были полны, а самые дорогостоящие украшения припрятаны в них.

— Надо было мне все же заняться после школы юриспруденцией, — с горькой усмешкой произнес Драко. — Уверен, конфискация поместья абсолютно незаконна... Ну, не могли мы нагрешить на такие деньги!

Нарцисса ухмыльнулась.

— Конечно, незаконна! Если бы Люциус был здесь — они бы не посмели. Эти ублюдки все верно рассчитали. Сначала убрать с дороги главу семьи, а потом наполнить государственную казну золотом, которые принадлежало Малфоям не одно поколение.

Он вздохнул, еще раз окинул взглядом стены, в которые им если и предстояло вернуться, то нескоро, и предложил матери руку — подошло время отправляться в Министерство, а даже аппарировать сейчас, когда они в целом мире остались лишь вдвоем, не хотелось поодиночке.


* * *

Они аппарировали в Атриум Министерства. Сейчас аппарация была разрешена каждому желающему. В связи с Победой все стало иначе, многое изменилось. В Атриуме было многолюдно. Настороженно озираясь по сторонам, они направились к стойке администратора. Толпа, завидев столь «знаменитые» лица, с ужасом и презрением на лицах шарахалась в стороны, тем самым давая Малфоям путь. Выяснив у администратора, как попасть в кабинет Министра, мать и сын направились к лифтам. Путь до кабинета занял не так уж много времени. На лифте они спустились на четвертый уровень и дошли до конца коридора. Массивная дубовая дверь с табличкой «Министр Магии Кингсли Шеклболт» говорила о том, что они пришли по адресу.

Нарцисса глубоко вздохнула, посмотрела на Драко, крепко сжала его руку в похолодевшей своей и тихо постучала.

Дверь кабинета открылась. Они шагнули в помещение. Здесь было много народа. Сам Министр Шеклболт сидел в кресле за массивным столом из красного дерева. Рядом с ним стоял нынешний его помощник и правая рука — Артур Уизли, и еще несколько министерских работников.

— Добрый день, — вежливо поздоровалась Нарцисса так, словно она явилась к Министру поболтать о пустяках.

Ограничившись коротким поклоном, Драко встал за плечом матери. Его лицо было непроницаемо, словно он надел ледяную маску, фамильную маску Малфоев.

— Добрый день, — после некоторой заминки ответил Кингсли. Он поднялся, приветствуя Нарциссу, и это соблюдение этикета выглядело изощренным издевательством в свете того, что предстояло далее. — Вы как раз вовремя. Мистер Уизли займется вашим вопросом.

Женщина молча шагнула к столу Кингсли и мягко положила присланное Министерством письмо ему на стол. В помещении повисла тишина. Все разглядывали Малфоев. Будто ждали, что они нападут или устроят скандал. Даже Уизли держал руку на кармане с волшебной палочкой. Дураки.

Нарцисса с каменным лицом отступила на шаг, ожидая действий от Министра.

Кингсли опустил глаза, почти стыдливо, но усердно делая вид, что он очень занят более серьезными делами, нежели судьбой и жизнью двух потенциальных государственных преступников.

Артур Уизли шагнул вперед и, настороженно глядя на Нарциссу, протянул руку. Это так напоминало просьбу о подаянии, что Драко едва сдержал нервный смешок.

— Вашу палочку, миссис Малфой, — сказал Артур. — Отныне и впредь вам запрещается использовать магию в каких бы то ни было целях. Ваша палочка подлежит изъятию и уничтожению. То же касается и вас, мистер Малфой. Кроме того, все ваше недвижимое и движимое имущество, за исключением того, что сейчас при вас, конфисковывается в пользу Министерства в уплату причиненного вами вреда всей магической Англии. На ваше имя будет открыт счет в маггловском банке, куда будет помещен стартовый капитал, с которого вы сможете начать жизнь среди магглов. Вот его реквизиты, — Артур вручил Нарциссе бумажку, неловко краснея. Он знал, что суммы на счету не хватит даже для того, чтобы снять квартиру на месяц.

Получив обе палочки, Артур достал свою. Одного невербального заклятия было достаточно, чтобы вместо двух магических артефактов в руке у него оказались четыре щепки. Вот и все, никакого официоза, второго шанса, даже обличающей речи не было произнесено. Еще одно движение волшебной палочки и тихое «Инсендио». В следующий момент щепки вспыхнули ярким пламенем и обратились в пепел. Драко едва не вскрикнул, глядя на это. На его глазах сгорела последняя надежда остаться волшебником...

А Уизли между тем уже достал приготовленный портключ — обычный камень, каких, несомненно, много валялось на улицах Лондона.

— Вы попадете на малолюдную улицу недалеко от центра. Оттуда вам лучше всего будет начать новую жизнь. Хотелось бы вам напомнить, что любая попытка вернуться в магический мир увенчается пожизненным заключением в Азкабан. Ну да, вы и сами все понимаете... Желаю удачи. И прощайте, миссис и мистер Малфой.

В последних словах Уизли прозвучало будто бы даже некоторое злорадство. А, может быть, Драко просто почудилось... Ему и так казалось, что Кингсли только делает вид, что не смотрит на них, что каждый человек в кабинете министра только и ждет срыва, его или Нарциссы.

Женщина бросила быстрый взгляд на сына. Быстро взяла листок пергамента с реквизитами банковского счета. Уизли протянул ей маггловские документы: паспорта и страховые медицинские свидетельства. Не выпуская руку, сына она взяла документы, даже не взглянув на них, и передала их Драко. Затем взяла в руки портал и, больше не говоря ни слова, исчезла вместе с парнем.


* * *

Они оказались на безлюдной улице недалеко от Трафальгарской площади. Шум машин и будничной жизни доносился до их слуха вполне отчетливо. Зимнее солнце абсолютно не грело. Миссис Малфой плотнее закуталась в манто. Драгоценности приглушенно звякнули в карманах, немного согревая своей значимостью.

— Нужно банк найти, — отчаянно прокашлявшись от морозного воздуха, сказала Нарцисса. Начало декабря в этом году было на редкость морозным. Асфальт покрылся тоненькой коркой льда. Норковая шуба, хоть и была длинной, но не грела совершенно. К тому же на ногах женщины были летние туфли. Шуба — это всего лишь дань моде. Волшебники часто аппарировали и не знавали прелестей зимы. А про сапоги она совершенно забыла в спешке. — Открыть счет на твое имя….

Нарцисса планировала открыть счет на имя сына для того, чтобы положить туда деньги от заложенных драгоценностей. Ведь Министерство наверняка будет отслеживать операции со счетом, который они предоставили им. Так что нужен другой. Все-таки, помимо всего прочего, Люциус Малфой был бизнесменом. Вел бизнес не только в своем мире, но и в маггловском. Иногда, вечерами, он рассказывал жене кое-какие детали. Просто так. Если бы он знал, что в будущем его супруге все это очень пригодится.

-…И, желательно, в другом банке. Затем купить маггловскую одежду и подыскать жилье. На улице мы спать не будем. Ты можешь простудиться.

Последняя фраза была сказана с такой заботой, будто женщина была с маленьким ребенком на руках. Сняв с себя большой норковый шарф, Нарцисса накинула его на шею сына.

Подхватила его под локоть и двинулась вверх по улице, выходя на площадь.


Глава 2 Маггл из трущоб

 

Все происходило так быстро, что Драко не успевал опомниться. Только что стояли в кабинете, и сердце рвало горячее отчаяние — и вот его уже охладил ледяной воздух маггловских улиц.

Малфой не так часто бывал в маггловском мире, а теперь ему предстояло здесь жить. Это ощущение было странным. Он шел рядом с матерью, озираясь по сторонам и не понимая, почему прохожие провожают их любопытными взглядами. Странные люди, машины, шум, немагические сверкающие вывески рекламы... Одно было общего с тем миром, из которого Малфои были низвергнуты сюда — здесь тоже балом правили деньги.

В банке на них тоже косились, но в обслуживании не отказали. С документами все было в порядке, поводов не было. И вот, Малфои уже снова стояли на улице с небольшой суммой маггловских наличных денег в кармане. Можно было начинать чувствовать себя в этом мире своими...

— Мы можем зайти сюда, — сказал Драко, указывая на витрину, где были выставлены манекены в самых причудливых нарядах по последней моде. Совсем недавно сыну богатейшего волшебника Британии и в голову не могло прийти, что у них может на что-то не хватить денег.

Нарцисса тоскливо посмотрела на пять бумажных маггловских купюр номиналом в сто фунтов. Затем на ценник на манекене и сдавленно проговорила:

— Нам не хватит денег, Драко. Слишком дорого.

Женщина тронула парня за рукав мантии, и они двинулись дальше по улице, где красовались вывески магазинов одежды. Наконец, в конце улицы бывшие волшебники зашли в неприметный магазинчик с покосившейся вывеской «Бюджетный магазин».

— Идем…

Нарцисса первой вошла в магазин. Там было безлюдно. Стоявший за прилавком продавец пил чай. Бросив взгляд на вошедших посетителей, он подавился чаем и зашелся в кашле. Ведь на миссис Малфой была далеко не дешевая шуба. Да и серьги в ушах, инкрустированные бриллиантами, указывали на статус дамы.

— Добрый день, мадам, — откашлявшись, произнес он.

— Нам нужна одежда, — пресекая все возражения, сказала Нарцисса. Привыкшая к обращению «миледи», она не сразу поняла, что обращаются к ней.

Даже сейчас, в таком бедственном положении, женщина выглядела «хозяйкой».

Продавец странно посмотрел на них и вышел из-за прилавка, чтобы показать ассортимент.

Спустя полчаса Нарцисса выбрала себе теплый свитер и длинную юбку из твида. От предложенных продавцом женских брюк она наотрез отказалась.

— Носить брюки для женщины — это моветон! — презрительно бросила она и подошла к Драко, который выбирал себе рубашку.

Одежда была отвратительного качества, не говоря уж о фасонах. Наметанный глаз женщины это быстро определил. В той их прошлой жизни, она бдительно следила за тем, чтобы у Люциуса и Драко всегда была самая лучшая и новая одежда на каждый день, не говоря уж о парадных мантиях. Так вот воспитали Нарциссу, что настоящая «Миледи» должна создавать уют в доме и следить за каждой деталью.

— Мама, я это не надену! — заявил Драко, оттягивая в сторону ткань рубашки так, будто она была чем-то отвратительным и мерзким. — Взгляни на ткань! И вообще, такое ощущение, что ее поносили уже все Уизли по очереди и все вместе, — за этими опрометчивыми словами последовало отрезвление: -Малфои теперь беднее Уизли, а он тут привередничает, как девчонка.

— Нам совсем не нужно тратить деньги! — поспешно сказал Драко. — Я могу носить одну и ту же мантию, просто каждый день чистить ее закли... Чистить ее. Магглы еще не то носят, никто не обратит внимание...

Нарцисса стояла посреди зала с таким лицом, будто была готова расплакаться прямо здесь и сейчас. Вот только истерики сына по поводу одежды ей и не хватало для всей пущей красоты. В принципе, мать его прекрасно понимала. Выросший в роскоши и избалованный всем, чем можно, парень, разумеется, воспротивился столь унизительному обращению к своей одежде. Будь ее воля, Нарцисса бы и близко не подошла к маггловской одежде в принципе, не говоря уж об уцененной одежде для нищих.

— Драко… — умоляюще прошептала она. — Прошу тебя… делай то, что я тебе говорю. Выбери то, что тебе наиболее понравится, и уйдем отсюда.

Женщина двинулась к кассе.

Внезапно, в магазинчик вошел невысокий мужчина. Явно уголовной наружности. Его маленькие глазки пробежались по залу, и он подошел к хозяину магазина.

— Привет, Джон! — прогнусавил он. — Как жизнь?

Хозяин магазина широко улыбнулся и хлопнул, очевидно, друга по плечу.

— Прекрасно, Майк! Уже сдал свою вторую халупу?

— Неееет… Никто на нее не зарится. Всем подавай хоромы. А что моя однокомнатная в трущобах?.. Никому не нужна.

Нарцисса, услышав этот разговор, как вкопанная остановилась на полпути к кассе. Эти люди говорили как раз о том, что им было сейчас очень нужно.

— Сэр… — вежливо обратилась она к маргиналу, у которого, очевидно, была лишняя жилплощадь. — Извините, что вмешиваюсь, но я услышала, что Вы сдаете квартиру? Я как раз нуждаюсь в жилье.

— Точнее, то, что будет вызывать наименьшее отвращение, — пробурчал Драко, но все же стянул с вешалок пару рубашек и брюки. Пока он прикидывал размер и, морщась, ворошил стопку свитеров, не замечая, что творится в зале, сальные глазки уголовника уже ощупали Нарциссу с ног до головы, остановились на шубе, серьгах, летних туфлях.

— Что, крошка, любовник выгнал? — ухмыльнулся он, подходя к Нарциссе вплотную. — Так тебя и забесплатно могу пустить к себе пожить, если будешь хорошей девочкой... — он потянул пятерню к лицу Нарциссы, видимо, собираясь похлопать ее по щеке.

— Что-то вроде этого, — она даже попыталась ухмыльнуться.

Она быстро отвернулась, чтобы мужик не смог коснуться его лица. Драко тем временем возился в примерочной.

— Сколько Вы хотите за аренду квартиры? — она повернулась к нему спиной и облокотилась на прилавок, немного прогнув спину.

— С такой цыпы, как ты, возьму пенни, если ты пропустишь со мной по стаканчику виски в соседнем баре, ну а после посмотрим на твое поведение, — загоготал он, подскочил сзади и по-хозяйски обнял за талию. Продавец всего лишь ухмылялся и не думал приходить на помощь своей клиентке. Очевидно, тоже решил, что женщина была содержанкой у какого-то богатого любовника. Отсюда брюлики и шуба. А потом, видать, любовник ее выгнал, и она вернулась в родные пенаты. В этом районе царил закон «улицы».

Послышался звук пощечины и вскрик Нарциссы.

— Что Вы себе позволяете??!!!

Из-за шторки примерочной выглянул Драко. В одно мгновение недовольство теснотой и малой величиной чересчур молчаливого зеркала сменилось на его лице яростью. Какой-то отвратительный маггл приставал к его матери! Еще вчера ему такое и в страшном сне не могло присниться. Он вылетел, едва не сорвав шторку с хлипкой гардины, полуодетый, подскочил к магглу и, схватив его за запястье, отбросил его руку от Нарциссы.

— Не смей!.. Ты... — он не мог подобрать подходящего эпитета, вместившего бы всю ненависть и злобу, которая сейчас пылали в нем.

Уголовник смерил Драко удивленным взглядом.

— А это что за сопляк? — фыркнул он. И взглянул на Нарциссу. Заухмылялся, будто услышал непристойную остроту. — Шутишь?! И ради этого прыщавого юнца ты кинула парня, который тебя брюликами обвешал?!

Парень замер в изумлении. Он не понимал, о чем говорит маггл.

Нарцисса быстро сообразила, что к чему. Очевидно, этот маггл решил, что она сбежала от богатого любовника к Драко.

— Да! А что? — низким голосом ответила женщина и повисла на шее сына.

Полностью офигевший Драко стоял и не шевелился.

«Подыграй мне» — говорил взгляд Нарциссы.

— Ну ты и ду-ура… — протянул маггл, с удивлением взирая на парочку. — Наверное, он еще и его сыном оказался. Вон какой лощеный весь…. Мажор…

— Ну и что? У нас с ним любовь! Верно, милый? — проворковала она, обращаясь к Драко, и внезапно поцеловала его в щеку.

Спектакль был разыгран. Маггл теперь был уверен, что это сбежавшие «голубки». Пока все трое мужчин шокировано разглядывали друг друга, Нарцисса быстро прошлась по рядам с одеждой. Взяла для Драко две рубашки, брюки, ботинки, зимний теплый плащ и шарф. Для себя же подобрала блузку, вязаную кофту, длинную юбку и полусапожки на невысоком каблучке. Затем подумала и тоже взяла плащ на себя. Кинув продавцу двести фунтов на прилавок, она сложила все покупки в пакеты. Скинула шубу, уложила ее в отдельный пакет. Сама же накинула выбранный плащ.

— Драко, дорогой, иди оденься, — она почти с силой всучила пакет сыну и повернулась к магглу. — Ну, так что насчет квартиры?

— Триста фунтов в месяц, — пробормотал он и сделал шаг навстречу к ней. — А еще мне нравятся твои цацки в ушах с брюликами.

— Замечательно. Плата сразу после показа квартиры и получения ключей.

Маггл одобрительно усмехнулся. Когда ситуация требовала того, Нарцисса могла быть очень хваткой. Блэки…. И этим все сказано.

— Я Майк Хеммил, — он протянул не очень чистую руку Нарциссе для рукопожатия.

— Цисса, — свое полное имя и фамилию она не стала раскрывать.

Преодолевая жуткое отвращение и представляя, как это «животное» будет целовать её кисть, женщина выдавила улыбку и протянула свою руку. Однако вместо привычного для Нарциссы поцелуя руки последовало крепкое мужское рукопожатие.

Кажется, за все девятнадцать лет жизни Драко еще ни разу так не смущался. Его сочли любовником матери! Шикарной взрослой женщины. Ну, ничего себе! Он, так и пребывая в шоке, взял пакет с одеждой и вернулся в примерочную. Уставился в зеркало на свое порозовевшее лицо, почти ожидая, что зеркало сейчас начнет отпускать ехидные замечания. И в мире магглов есть свои преимущества в виде безмолвных зеркал...

Быстро одевшись, Драко снова вышел в зал, молча, взял пакеты у Нарциссы, кинув недружелюбный взгляд на хозяина их нового жилья. Тому, однако, было совершенно все равно, как на него смотрит смазливый щенок. Майк Хеммил только что заключил одну из самых выгодных сделок в своей жизни, остальное его не волновало.

— Идем, — велел он будущим квартирантам, первым выходя из магазина. — Здесь недалеко...

До квартиры Хеммила было примерно полчаса пешего хода. Пока они шли, Нарцисса судорожно сжимала руку сына. Законы этого «мира» начинали вырисовываться. Воры, мошенники, убийцы и прочая маргинальная прослойка — все это составляло трущобы. Мир, где Малфоям теперь придется жить. Нет, скорее выживать.


Просмотров 288

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!