Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Виртуальный подход в социально-историческом познании



Главная философская идея виртуального подхода – идея полионтичности, очень подходит для анализа, реконструкции и интерпретации конкретных исторических событий и исторического процесса в целом. Разрешающая сила полионтичной парадигмы виртуального подхода позволяет воедино увязать сложную, многоуровневую и часто очень противоречивую картину прошлого в достаточно четкую схему взаимодействия людей и их реальностей на разных уровнях. С точки зрения виртуального подхода в социально историческом познании, история – это система взаимосвязанных индивидуальных собей отдельных людей, родовой соби, коллективной соби социальных образований, этносов, суперэтносов, соби всего человечества в динамике филогенеза. В результате применения подобного подхода решаеться первый вопрос о эклектике теоретических оснований в пользу целостности ввиду систиматизации всех подходов в единое целое.

На данном этапе историческая наука, реконструируя прошлое, децентрировалась от самого человека, занимаясь, прежде всего, вторичными или третичными проявлениями (социальной, экономической, политической историей), то есть не человеком, а продуктами его деятельности. Это обусловлено моноонтичной природой исторических подходов, которые не рассматривали бытие человека как совокупность реальностей, протекающую на всех пяти уровнях. Попытки исследовать человека прошлого (в рамках моноонтичной парадигмы) предпринимаются в рамках самых разных направлений истории, психологии, культурологии философии часто обьединяемых общим названием – историческая психология. Историческая психология на данный момент не является научной дисциплиной а являеться скорее научной областью – направлением концентрирующем все усилия по исследованиям в этой области. В эту область относят историю повседневности, психоисторию, историю ментальностей, историческое развитие познавательных процессов, реконструкцию психического склада, картины мира и многое другое. Интерес исследователей самых разных психологов очевиден, потому как именно в этой области находяться ключевые сведения к решению многих научных вопросов. Проблема состоит в том, что существующие методы не совсем адекватны исследуему предмету, а если применимые средства и находятся, то они как правило представляют собой достаточно разнородные методики в совокупности целостного научного подхода не составляющего. На данный момент не сущетвует единого связанного исследовательского метода и исследовательского принципа в этой области.



Но, вместе с тем, различные философские, исторические, психологические направления столь сложной области, как историческая психология обозначаються как исследования междисциплинарные, потому как работу в данной области затрудняло то обстоятельство, что данные научные направления в основном отстают от общенаучного развития, находясь на классическом этапе развития научной рациональности. Исходя из того, что для решения поставленных задач необходимы возможности даже не следующего классического, а постнеклассического типа научной рациональности с его новыми стратегиями «парадигмальных прививок» ориентацией не по научным дисциплинам, а по научным проблемам и средствами постройки адекватного предмету подхода «сверху» по отношению к фактам. Эволюция теоретических оснований социально-исторического познания в целом позволит расширяться историческоу познанию не только вширь, путем поиска новых источников, но и достикать больших успехов по получению новой информации из уже имеющихся, что позволит более успешно решать проблему традиционно очень болезненной исторической интерпритации. Философские идеи исторической антропологии также могут быть решены при условии применения полионтичной парадигмы виртуального подхода.

Вместе с тем, сам факт существования исторической психологии показывает, что место человека в истории (в рамках собственно исторических концепций – подходов) пусто. Исходя из антропологического принципа виртуального подхода в социально-историческом познании, мы попытаемся рассмотреть историю человеческого общества как историю одного сложно устроенногочеловека, в парадигме виртуального подхода.

Рис. 11. Междисциплинарный характер проводимого исследования



Психический склад, на наш взгляд, есть одна из самых общих и определяющих факторов, влияющих на людей, и их поступки в настоящем, прошлом и будущем. Для реконструкции психического склада ушедших поколений необходимо реконструировать реальности их индивидуальной, родовой, этнической и социальной соби, выявить доминирующую реальность каждой (индивидуальной и коллективной) соби, развернутой в виртуальный мир. То есть рассмотреть (реконструировать), каждую отдельную реальность изнутри, выявляя логику поступков людей того времени. Выявляя специфические законы существования доминирующей реальности (виртуального мира) во всей полноте, выявляется специфика индивидуального и коллективного мировосприятия, реконструируется целостная картина мира и соответственно логика поступков в контексте их доминирующей реальности в текущий промежуток времени.

Согласно реализуемому антропологическому принципу, в центре виртуального подхода в социально-историческом познании находится человек, в его взаимодействии с другими людьми. С этой позиции можно вполне согласится с известным французским историком Марком Блоком: «История – это наука о людях во времени» (70,с.19).

В соответствии с основной задачей виртуального подхода в социально-историческом познании, особенно важным является реконструкция реальностей индивидуальной соби человека и реальностей коллективной соби общности людей, в особенности доминирующей реальности. Мы принимаем понятие «собь», разработанное Н.А. Носовым: «Собь – виртуальная реальность, посредством которой человек самоиндефицируется… собь образуется совокупностью имеющихся у человека виртуалов, ставших консуеталами, а поэтому не переживаемыми как особые реалии» (449,с.37). История редко занимается отдельным человеком, поэтому, можно ввести понятие «этнической соби», для обозначения совокупности реальных этнических общностей людей. Этническая собь – это коллективная собь этнической общности, выявленная по общему этническому признаку, обладающая общими (одной или несколькими) реальностями с индивидуальными (возможно, и с родовыми и социальными) собями, этнически родственных людей. Можно говорить об этнической соби древних греков, древних египтян, славян, монголов и.т.д. Для обозначения коллективной соби социальных общностей, находящихся внутри либо вне этнических общностей, которые сами состоят из отдельных социальных групп, мы вводим понятие «социальной соби». Социальная собь – это коллективная собь социальной общности людей, выделенных по общей принадлежности к определенной, социальной группе (либо другому обязательно социальному образованию) и обладающая общими реальностями с индивидуальными собями людей, входящих в это социальное образование. Если понятие «этническая собь» есть собь этноса, суперэтноса или другого этнического образования, то понятие «социальная собь» − есть собь всегда отдельного социального образования: социальная собь государства, собь феодалов, воинов, жрецов, свободных крестьян, рабов, классов, сословий и т.д.

Понятие соби на всех его уровнях являеться одним из центральных, стержневых в нашей концепции исторического развития.

Социальная собь ремесленников отражает особенности психического склада (в логике доминирующей реальности на уровне их социальной соби), на который, в ту и другую сторону, влияют характер их занятий, социальное положение, их права и обязанности. Социальная собь феодалов – это коллективная собь феодального сословия, обладающая общими реальностями с индивидуальными собями отдельных феодалов, в особенности с доминирующей на уровне социальной соби феодалов реальностью, развернутой в их общефеодальный, виртуальный мир.

 

Рис. 12. Структура родового государства

Это собирательное понятие, включает в себя особенности реальностей собей отдельных феодалов, их окружения (в этих реальностях), выраженных в виде прав и обязанностей, закрепленных в законах существования доминирующей реальности их индивидуальной и социальной соби. В социальной соби крестьян все точно так же. Характер реальностей индивидуальной соби человека во многом зависит от реальностей социальной соби его государства или социальной группы, этнической соби, которая могла совпадать с социальной собью. Эта взаимозависимость между индивидуальной собью и собью группы людей часто прослеживается в качестве очень устойчивой закономерности во всех социальных, родовых и этнических объединениях.

Социальная собь знати в разных этнических собях – Египта и Греции – разная, так как понятие «этническая собь» отражает особенности общих реальностей соби этноса и реальностей индивидуальной соби отдельных людей, в состав которых входят, например, «социальная собь» знати, собь ремесленников и собь крестьян и.т.д. Соответственно, в этнической соби греков лежат совсем другие реальности, у которых другие законы существования (следовательно, своя логика), социальной соби (знати, ремесленников, крестьян), ибо они входят в состав иного этноса и на его складывание и развитие реальностей их индивидуальной и коллективной соби оказали иные факторы.

Рис. 13. Социально – этническая структура родового государства

Обладают этими реальностями люди, имеющие другие реальности в своих индивидуальных собях и, конечно, принципиально иными стереотипами поведения, с совершенно иной логикой поступков, которые определяются специфическим законами существования их доминирующей реальности (виртуального мира). Мы полагаем, что необходимо дать более четкое определение новому понятию «виртуальный мир». Виртуальный мир – это доминирующая реальность в коллективной или индивидуальной соби людей, обладающая большой устойчивостью. Социальная собь (или любая другая коллективная или индивидуальная собь) определенной исторической общности в процессе своего зарождения и развития, имеет свою определенную, доминирующую реальность (со своими специфическими законами существования), развернутую в свой виртуальный мир. «А виртуальный мир, как мы знаем, обладает самодостаточностью и способностью к внутреннему развитию» (449, с.91).

Виртуальный мир может быть развернут сразу на нескольких уровнях: на уровне индивидуальной соби отдельного человека может доминировать одна реальность (индивидуальный виртуальный мир), на уровне одной социальной соби группы людей другая реальность (виртуальный мир этой социальной группы, допустим, ремесленников), на уровне другой социальной соби группы (пусть будет горожан средневекового европейского города) может доминировать другая реальность (другой мир). Несмотря на то, что ремесленники средневекового города, с их социальной собью, доминирующей реальностью (миром), входят в число горожан средневекового города, имеют общие реальности с социальной собью всего города и остальными горожанами, могут иметь общий городской виртуальный мир. Они имеют с остальными горожанами (допустим, с купцами) общую меру принадлежности к городу, ремесленники (как и многие другие социальные группы города) имеют свою социальную собь. И эта социальная собь ремесленников имеет свою доминирующую на этом уровне реальность (мир), никак не пересекающуюся с мирами других горожан, равно как и с общегородским миром всех горожан.

Приблезительно так же обстоит дело с реальностями и мирами этнических собей, которые существуют часто вне зависимости от социальных собей, хотя могут иногда совпадать. Как и социальные соби, этнические соби могут (хотя и реже) существовать на нескольких уровнях. Чаще всего они существуют на двух – трех уровнях: этнической соби племени, соби конкретного этноса и иногда соби суперэтноса. Существует еще и собь рода (родовая собь), о которой пойдет особая речь в последней главе.

В процессе генезиса той или иной исторической соби происходит девиртуализация (чаще всего доминирующей) виртуальной реальности, и она становится константной реальностью. Как мы уже определили, виртуальный мир – это реальность, которая в соби одного человека, рода, социальной группы, этического образования является доминирующей. Логика этой доминирующейреальности воспринимается как единственно верная, и весь мир воспринимается в рамках (согласно специфическим законам существования) этой реальности. Мы уже предложили обозначить эту доминирующую реальность, ввиду ее этой специфической особенности, как виртуальный мир. У этого виртуального мира свои законы существования, часто непонятные для постороннего человека другого мира, у которого другие законы существования, картина мира, из которой вытекает своя логика поступков людей, в ней находящихся.

С точки зрения человека, в соби которого доминирует своя реальность, свой виртуальный (для остальных) мир, поступки и действия людей этого виртуального мира абсурдны и непонятны для посторонних людей. В историческом исследовании эти иногда абсурдные, несерьезные, с парадоксальной логикой поступков (с точки зрения представителей другого виртуального мира – историков) люди не находят достаточного внимания ввиду простого непонимания их логики поведения и отсутствия адекватных орудий для их исследования.

В современной исторической науке используются подходы, которые базируются на моноонтичной парадигме, которые, не имея возможности для исследования этой не явной «виртуальной» (для них) части истории, исключают эти моменты как не достоверные, не вписывающиеся в их картину мира и логику их поступков. Как мы уже определили, каждый из существующих в истории подходов рассматривает только один уровень реальностей из пяти, на которых протекает бытие человека вне зависимости от его желания. Например, формационный подход рассматривает историю и людей единственно с точки зрения реальности телесности. Формационный подход в истории преуспел в изучении законов существования человеческого общества на уровне реальности телесности и законов существования этой реальности. Но реальность телесности – это только один уровень из пяти, на которых протекает история человеческого общества, и выдавать историю жизни людей, протекающую на одном уровне реальности, за всю историю (жизни и человеческого бытия людей прошлого), как это делают представители формационного подхода и недопустимо. Материальное бытие человека и общества познабаемое в рамках формационного подхода первично как в онтогенезе так и в филогенезе. Это тот самый первый уровень реальности, девиртуализируемый вслед за мифомагическим пластом психики человека. Именно этот первичный уровень стал базовым в моноонтичной парадигме («сущьностью») и именно к нему стали сводиться все остальные реалии («явления»). Благодаря этой первичности материализм как явление и материалестическое видение историистало на долгие годы доминирующим представлением об окружающем мире. Исходя из сложившегося положения, большим достижением стало возникновение в качестве научного подхода другого – альтернативного видения истории – подхода цивилизационного. Но благодаря той же моноонтичной парадигме и ее базовому аксиоматическому положению «сущьность – явление» на роль единственно сущетсвующей сущьности стал претендовать подход цивилизационный. Цивилизационный подход рассматривает историю с точки зрения развития культуры – на уровне реальности сознания. С точки зрения цивилизационного подхода «сущьностью» которого являеться базовая категория «культура» к «явлениям» относиться и материальное бытие в форме материальной культуры. Благодаря сложившемуся положению в сознании историка на методологическом уроне дожна доминировать только одна «сущьность» материальное (телесное) или цивилизацинное (культурное) – противопоставление сродни материализму и идеализму. Все из существующих подходов в истории ухватывают одну часть (какой-то уровень) протекания истории и абсолютизируют его, выдавая за историю ротикающую на всех уровнях. Возможно, совокупность всех этих подходов сможет дать более полную картину исторической действительности, но уровень разработанности у них разный и между собой они никак теоретически не связаны и синтезу (в рамках моноонтичной парадигмы) не поддаются.

Идея о синтезе двух подходов формационного и цивилизационного как наиболее распространенных и продуктивных долгое время мнилось как самое продкутивное и перспективное. Но благодаря вышеобозначенной причине удавалось только на уровне результатов. Чтобы убедиться достаточно загрянуть в любой школьный или вузовский учебник истории где вся глава или раздел посвящен развитию средств производства, политическим процессам, войнам, дипломатии, борьбе за сырье или рынки сбыта, и торько последний параграф «культура» был посвящен культурной жизни как правило заключавшейся в том что из архитектурных сооружений построено, значимых романов, пьес, симфоний написано, картин нарисовано и.т.д. Конечно, подобная фиксация обусловлена не просто не достаточным вниманием а прежде всего возможностями формационного подхода. Похожая ситуация складывалась и в учебниках в основаниях которых лежал подход цивилизационный. Уделяя основное внимания развитию основ цивилизации – культуры многие другие явления оказывались за бортом цивилизационной «сущьности».

К чести многих историков дикларируемое плюралестическое видение истории породило ряд учебников, например работа Личмана «Многоконцептуальная история России», где ограниченность моноонтичной парадигмы вылилась вметодологическую эклектику, но познавательный дух и интуиция автора позволила построить максимально адекватную на тот момент картину исторической действительности. Попытка решить столь сложную проблему взаймоотношения подходов в моноонтичной парадигме была предпринята посредством концепции «многотеоретического изучения», которая не снимая глобальной методологической проблемы позволила несколько разрядить возникающее напряжение при работе с историческим материалом.

Но вместе с тем, концепция «многотеоретического познания» не позволяла определить множество исторических подходов – методов по адекватным уровням – областям познания, не позволяет обозначить специфику и количество этих областей исторического познания. Решение этих задач возможно лишь изменив парадигму познания с моноонтичной на полионтичную.

Рис. 14. Метатеоретическая функция виртуального подхода в социально-историческом познании


Таблица 5.

Базоые исторические подходы

 

Название теории Авторы, время создания Критерии деления исторического процесса Основные понятия и определения
Богоцентрическая (Религиоз-ная) Основателем христианской концепции считается римский церковный писатель Евсевий Памфил, епископ Кесарии с 311г. Законченное оформление она получила в богословской концепции отца церкви епископа Августина (354-430 гг.), разработанной в его произведении «О граде божьем» Божье провиденье Провиденциализм –религиозное понимание истории как проявления воли бога, осуществления заранее предусмотренного божественного плана «спасения» человека
Формационная Разработана в 40-60– х гг. XIX в. К. Марксом, Получила развитие в трудах В.И. Ленина и в трудах советских историков и философов с 1930-х до конца 1980-х гг. Социально-экономические Общественно-экономическая формация – исторический тип общества, являющийся определенной ступенью поступательного развития человечества, основывающийся на определенном способе производства со своим базисом и надстройкой.
Цивилизационная Была разработана в конце XIX – начале XX вв. Н. Я. Данилевским, О. Шпенглером, А. Тойнби Социально-культурные Цивилизация – нет универсального определения цивилизации каждый автор, в зависимости от критериев дает свое определение. Выделяют признаки состоявшихся цивилизаций: продолжительность их существования, охват обширных территорий, распространение на огромное число людей, и их уникальность (самобытность)
Пассионарная Л.Н. Гумилев, сформулирована в 1939 г., но увидела свет в 70-х гг. XX в. Динамика развития этноса Этнос – это группа имеющая внутреннюю структуру, противопоставляющая себя другим таким же коллективам и обладающая едиными стереотипами поведения. Пассионарность (от passion – страсть) – это высокая целеустремленность отдельных личностей, способных на пути к реальной или иллюзорной цели жертвовать своей жизнью для достижения цели и вести за собой других людей, заражая их своим энтузиазмом

 

Все предпринимаемые попытки синтеза, допустим формационного и цивилизационного подхода, в рамках моноонтичной парадигмы обречены, так как каждый из подходов рассматривает один уровень реальности изнутри,не видя остальные реальности (для нее их просто не существует). Так как мы уже определили, что каждая реальность обладает своими, совершенно отличными от других законами существования, а, следовательно, логикой поступков, относить, оценивать и интерпретировать действия людей, относящихся к одной реальности с позиции другой реальности, просто не корректно. Моноонтичная парадигма не способна синтезировать достижения всех исторических подходов, так как, воспринимая реальность как одноуровневое явление, пытаются с помощью законов существования одной реальности, истолковать явления, относящиеся ко всем другим реальностям, не учитывая индивидуальных законов каждой отдельной реальности. В соответствии с законами существования той реальности, на которой находится данная теория, построены и концептуальные основы данного (допустим, формационного или цивилизационного) подхода, не учитывая принципиальных отличий подхода одной реальности от подхода, основанного на законах существования другой реальности. Моноонтичная парадигма (по определению) охватывает только одну реальность и не позволяет взглянуть снаружи и рассмотреть всю совокупность реальностей в их взаимодействии, динамике развития.

В результате применения виртуального подхода, снимается вопрос о эклектике теоретического пласта исторического познания, в пользу его систематизированного целого что снимает критику достоверности результатов с одной стороны – методологической, когда как ранее одна часть истории – «формационная» отрицала другую «цивилизационную». Вместе с этим решается вопрос о целостности самого исторического процесса, опять в сторону целостности, путем обозначения антропологической общьности всех его частей на самом высоком из методологически доступных на данный момент уровней – метатеоретическом (виртуально– антропологическом).

Сама проблема целостности с данной позиции также становится уже не актуальной, что, в свою очередь, обосновывает необходимость идеи периодизации не только «внутрненней» на уровне конкретного подхода формационного, цивилизационного, богоцентрического, но и периодизации с позиции «снаружи», что является особой, отдельной задачей, которую следует решить в ближайшем будущем.

Рис. 14. Метатеоретическая функция виртуального подхода


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!