Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ВАВИЛОНИЯ В КОНЦЕ II - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫС. ДО Р.Х



/а. Социальная характеристика. 2. Правление Навуходоносора I (1126—1105). 3. Отношения с арамсями. 4. Вавилония под вла­стью ассирийских правителей.

В Двуречье, в концеII тыс. до Р.Х. наконец, кончилось то, что так энергично насаждала третья династия Ура и ее преемники. И храмо­вые и государственные, и вельможные хозяйства существовали, но все владельцы отдавали землю в аренду крестьянам, а за пределами этих владений крестьяне сидели сами по себе и платили налоги го­сударству. Система, когда один контролирует параллельную поло­су, другой — поперечную, исчезла, как будто ее и не было. Везде трудится земледелец, чинно-благородно пашущий землю и платя­щий налоги или арендную плату. Как его называли "молодец" или не "молодец", мало кого волновало.

В Вавилонии сохранился термин "раб". Но рабы имели порой огромные земельные владения, предоставляли свободным людям участки в аренду и даже пытались закабалить трудников; могли ра­зориться, и в то же время могли иметь огромные деньги давали их взаймы, имели крупные владения и обязанности несли такие же, как свободные. Возможно, эту социальную группу к рабам не сле­дует относить.

В Вавилонии не исчезло техногенное общество, существовавшее здесь около двух тысяч лет; но прежде всего, в несколько этапов, заметно изменился этнический состав: естественно, никаких шуме­ров не было, — это было семитское общество, но смешанное, состо­явшее из восточных семитов (аккадцев) и западных семитов (ара-меев). Кроме того, ввиду одомашнивания лошади и приручения верблюда вавилонское общество перестало быть изолированным (вливались халдеи, эланиты, кавказские народы, касситы) и пре­вратилось в часть открытого мира, и здесь попытаться выдавать паек и собирать бесчисленные справки было совершенно бессмысленно. Культура была чрезвычайно высокой, но она все более переставала носить "принудительный характер", что было наследием бюрокра­тии техногенного общества.

Вавилонское государство существовало еще долго, но все чаще периодически попадало в серьезную зависимость от кого-нибудь, ча­ще всего ассирийцев, иногда эламитов, потом халдеев. Никто из них всерьез не думал, что можно стать хозяином Вавилона, поскольку он являлся слишком большим экономическим, политическим и прежде всего культурным и духовным центром, авторитет которого призна­вался абсолютно всеми. Даже строя сумасшедшую по размерам Ни­невию, ассирийские монархи не пытались из Вавилона перенести в нее средоточие сакрального мира Передней Азии.



В серединеXII в. в Вавилонии прекращается правление касситов, и страну захватывает Элам. Впрочем, эламские цари не пыта­лись присоединить Элам к Вавилону, так как все понимали, что по­добная акция со стороны будет выглядеть достаточно смешно. В связи с чем эламиты, обладая здесь политической властью, оставили на троне подконтрольного себе вавилонского царя.

Вавилонская династия никогда не прерывалась, правда, иногда местные цари были очень странными по своей этнической принад­лежности. Большую часть времени они были независимы, но порой возникал такой институт как личная уния, когда иному соседнему монарху-завоевателю очень хотелось, чтобы рядом не было вави­лонского царя. Поскольку избавиться от этого поста невозможно, поэтому завоеватель объявлял себя царем и Вавилона. Таков был максимум посягательства на права города, которое мог себе позво­лить самый ошалелый ассирийский правитель, утверждая: "я заод­но и царь Вавилона". Но чтобы в Вавилонии не было царя вообще, никто и представить не мог.

Надо сказать, никакой город в Передней Азии такого авторитета не имел. Вавилоняне почитались народами, которые и языка-то их не по­нимали, и религию не исповедовали. Это было уважение совершенно определенного рода: к классическому техногенному государству и его богам, не похожее на исповедание местной веры. Синтез богов, госу­дарства, культурных традиций, образования — все в совокупности и было Вавилоном. Вавилон — способ жить, не случайно в Ветхом За­вете именно в таком контексте он и упоминается.

2. В конце XII в. появляется царь, имя которого потом стало одной из популярных дразнилок у школьников, — Навуходоно­сор I (1126—1105). Правил он недолго, но эффективно, полностью отделавшись от эламского контроля и заложив основы векового подъема. Причем с Эламом он разобрался так, что тот 300 лет не попадался ни в какие документы (доIX в.), хотя и не исчез. Впро­чем, при Навуходоносоре Вавилон не вел крупных войн, поскольку



вавилонское общество тогда не очень стремилось, в отличие от Ас­сирии, к крупным завоевательным акциям. Вавилон если захваты­вал что-нибудь, то всерьез, а авантюры появляются только в самом конце существования государства. Может, поэтому в политических историях древнего Востока Вавилон данного периода особенно и не описывается, поскольку это история ассирийских драк и реакции на них окружающих, тогда как Вавилон с достоинством собирал во­круг себя небольшие территории и как мог, обычно успешно проти­востоял Ассирии.

3. У Вавилона с Х в. была одна внутренняя проблема — семит­ские арамейские племена халдеев, которые жили в низовьях Тигра и Евфрата и занимались земледелием. Сюда они пришли, видимо, уже на лошадях, но сравнительно давно. В горах и болотах халдеев было почти невозможно достать. Поэтому многократные походы ва­вилонских царей на них обычно кончались тем, что халдеи с буль­каньем погружались в тину под сенью камышей, а недовольные ва­вилоняне были вынуждены ретироваться; через некоторое время все начиналось сначала. Походы были чрезвычайно частые, а вот сви­детельств о том, что халдеев, хотя бы на бумаге (на табличке), полностью разгромили, никогда не было: они всегда успевали скрыться и с каждым разом становились все сильнее и сильнее. Может быть, хотя и мало вероятно, у них имелись какие-то связи с другими арамейскими народами. Область, заселенная тогда арамея-ми, может быть названа арамейская дуга, она тянулась от южной "полусухой" периферии Двуречья до оазиса Тейма в Центральной Аравии. В этом оазисе имеется достаточное количество воды. Покуда не было всадников, попасть в Тейму было, видимо, личным дости­жением и радостью немногочисленных обитателей Передней Азии. Теперь начинаются непрерывные скитания: Тейма — Дамаск — Пальмира (совр. Тадмор — оазис на севере Сирийско-аравийской пустыни, к северо-востоку от Дамаска), — с южной периферии Двуречья идет сплошная арамеизация Месопотамии.

Халдеи довольно быстро, в отличие от других арамейских групп, вошли в восточно-семитскую культуру Вавилона, базирующуюся на аккадо-аморейской традиции, и признали Мардука. В чем специфи­ка его культа? В большинстве обществ, практикующих архаическое многобожие, боги образуют поколения, каждое — со своим кругом функций. Первые— боги хаоса и боги, разделяющие хаос. Они всегда очень неопределенные, аморфные, часто — не очень антропоморфные. Затем появляются боги сил природы, олицетворяющие небесные, наземные и водные стихии. Следующие боги-герои, приносящие

полезные технические изобретения; наконец, боги, если можно так выразиться, полезных социальных институтов, то есть дающие са­кральную санкцию на какую-то форму государственной власти. Мардук — бог, дающий санкцию на твердую монархическую власть.

4. В VIII веке, когда в Ассирии правил великий реформатор и мудрец Тиглапталасар III, который в729 году захватил Вавилон и провозгласил себя его царем. Однако в721 году, в царствование Саргона II, эта область выходит из-под власти Ассирии, и Вавилон приобретает относительную независимость. Впрочем, волевой импульс вавилонского населения был уже исчерпан. Усталость народа — сложная вещь, хорошо видная на примере Позднего Египта. Уста­лость острее всего переживают центры империй, центры техногенных обществ. Самые энергичные люди уходят из деревень и горо­дов побеждать или терпеть поражения, но погибают, и в обществе рождается мысль, что коллективное усилие достаточно тяжело по напряжению п в целом ничего не дает; такие народы трудно под­нять на завоевательные войны, а порой даже на оборонительные29. После полутора веков (IX-третья четв.VIII вв.) смятения коренное население Двуречья вступает в эту стадию. Здесь живут умные, об­разованные, дисциплинированные люди, но воевать и умирать под какими-либо знаменами им уже не хочется. Зато с юга напирают энергичные " молодые", гармонические халдеи, которые после по­ражения ассирийцев от эламитов в битве при Дере в720 году быст­ро входят в Вавилон и под аплодисменты жителей утверждают здесь свою власть. Формальным правителем Вавилонии стал хал­дейский вождь Мардук-апла-иддин II, продержавшийся у власти до 710 г. Халдеи довольно быстро научились руководить государст­вом, начали отнимать землю у городов, но никого не резали, а раз­давали ее своим поселенцам и воинам. Но не халдеям создавать большие многовековые государства и даже их поддерживать.

В 690 году пришел ассирийский царь Синаххериб и осадил Ва­вилон, разрушив его в следующем,689 году. Вавилония преврати­лась в рядовую ассирийскую провинцию. Следующий правитель Асархаддон, человек более образованный и мягкий, город восста­навливает. Перед смертью царь разделил ассирийскую державу ме­жду своими сыновьями(669 г.), и в Вавилоне начинает править

29 Оригинальную, но спорную концепцию рождения, развития и угасания этно­сов разработал Л. Н. Гумилев. См. кн. Гумилев Л. Н. Конец и вновь начало. М., 1994. Первое издание вышло в 1990 году под другим названием — "География этно­са в исторический период".

Шамаш-шум-укин, который, заключив союз с рядом государств и вос­точных племен, поднял восстание против Ассирии в652 году. Восста­ния этого времени становятся чрезвычайно жестокими, поскольку Пе­редняя Азия покрывается плотной сетью хорошо укрепленных городов с большими складами и крепостей, подготовленных к длительной оса­де. Вавилон был почти неприступен, поэтому его осада длилась три года. Лишь после штурма ассирийцев648 году город пал.

НОВОВАВИЛОНСКОЕ ЦАРСТВО (626-539 ГГ. ДО Р.Х.)

/д. Правление Набопаласара (626—605) и НавуходоносораII(605-562). 2. Правление Набонида (556 -539).

la. Вавилон отстроился, но самый динамичный слой здесь стал молодой халдейский эпос, не отягченный техногенной традицией. Снова в нем устанавливают свою власть халдеи в 626 г. при Набопаласаре (626—605), ставшем основателем нововавилонской, или халдейской династии. Халдеям приходится вести тяжелые затяж­ные войны. Набопаласар берет У рук (616 г.), затем главным обра­зом с помощью мидийцев захватывает древнюю столицу Ассирии Ашшур (614 г.). В 612 г. Набопаласар, объединившись со скифами и мидийцами, захватил столицу Ассирии Ниневию. Остатки асси­рийских войск были разбиты в 609 г. — на этом заканчивается многовековая кровавая история Ассирии.

После смерти Набопаласара в Вавилоне к власти приходит На­вуходоносор II(605—562). Еще в607 г. отец передал ему командо­вание армией. Навуходоносор двинулся по Евфрату и затем прямо на юг, — арамеев всегда тянуло обратно в степь: им очень хотелось объединиться всем друг с другом, "по дуге" — и после двухлетней осады захватывает Карквмиш, в котором стоял крупный египетский гарнизон, включавший и греческих наемников. Вавилоняне почти дошли до Святой Земли. С 605 года Навуходоносор становится полноправным монархом и, наведя порядок в стране, вновь начина­ет продвижение на юг. В601 году вавилонские войска подходят к египетской границе. До халдеев жители Двуречья никогда так да­леко не заходили. Быстрота передвижения была связана с появле­нием конницы, кроме того, был освоен более короткий путь. Нако­нец, в598 году Навуходоносором был0 реализовано чрезвычайно интересное начинание, когда он двинулся через мелкие оазисы Се­верной Аравии. В "докавалерийский» период мало кому из жителей

Двуречья не приходило в голову даже просто побывать в этих мес­тах. А здесь предпринималась попытка создания общеарамейской империи, большой по территории, но редко населенной.

Распространяя свое влияние на юг, Навуходоносор не мог не оказаться в Святой Земле. Напомним, что правители арамейского или позднеассирийского типа не стремились требовать от подчи­ненных государств излишне многого в административной сфере. Обладая кавалерийскими частями и возможностью быстрой пере­броски войск, они могли и не держать своей администрации на за­воеванных территориях: пугать местных правителей стало гораздо легче, а желание восстать против крупных держав у последних заметно ослабело.

В это время в иудейском царстве правил Иоаким. Ему было предложено без боя признать старшинство Навуходоносора, про­тив чего его активно отговаривал шустрый египетский фараон Нехо 11^°. Отговорить-то отговорил, но помочь толком не смог, и 16 марта597 года Иерусалим был взят войсками Навуходоносо­ра. Эта дата различается у разных историков, но несильно. На трон в Иерусалиме был посажен Седекия, и первые три тысячи высланных иудеев очутились в Вавилоне. Началась эпоха высе­ления — еще не плен, но уже достаточно крупная по масштабам департация. В целом акция была не очень жестокая: никто город не жег и не грабил.

С середины 90-х годовVI века Навуходоносор утратил бдитель­ность на западных границах своей империи, ввиду чего началось новое наступление Египта на северо-восточные территории. Египтя­не заходят достаточно далеко, захватывают филистимский город Газу, финикийские города Тир и Сидон. Седекия подумал и решил, что египтяне берут верх, поддержал их и опять ошибся. В 587 году Иерусалим был вторично взят вавилонянами, и тысячи иудеев по­тянулись на север — в вавилонском искусстве имеются изображе­ния иудеев, угоняемых в плен. Именно тогда, по мнению большин­ства исследователей, и был написан известный 136 псалом "На реках Вавилонских..."

Бесспорный экономический и культурный расцвет Нововави­лонского царства не сопровождался адекватным военным усилени­ем, к чему мы более или менее привыкли, изучая предшествующие

0 Нехо II(610 — 595) — редкий, недюжинного ума правитель, прорывший ка­нал между Средиземным и Красным морями. Вообще он реализовался во многих массовых начинаниях.

тысячелетия. Техногенные общества этого времени быстро возро­ждаются: расширяются площади городов, растет численность на­селения, но собрать с этих территорий боеспособное войско уже невозможно ни в Двуречье, ни в Египте. Отныне "настоящие" за­воеватели — жители более северных гармонических районов, где пространство для жизни слишком мало и население невелико. В Пе­редней Азии еще существуют крупные по размерам государства; они даже порождают мощные импульсы политической силы, которым ос­тается только подчиняться. Однако "халдейский расцвет" — явление чрезвычайно короткое.

2. В 562 году умер Навуходоносор. Естественно, разгорается пятилетка резни, различные политические активисты гоняются друг за другом. В556 году возникает нечто совершенно новое. После короткого "халдейского расцвета" у власти в Вавилонии при Набониде(556—539) оказываются степные арамеи. Халдеи к этому времени были достаточно развитым народом, арамеи — тоже, но они — уже захватчики, для которых Вавилония и ьообще Двуречье — не родина. Она рассматривалась ими, видимо, как база для создания степной арамейской империи. Так или иначе, начинания халдеев арамеи реализовали гораздо более широко. Набонид набрал войска, организовал поход к оазису Тейма в се­верной части Центральной Аравии и превратил его в столицу на 10 лет, "забыв" Вавилон. Надо было сколачивать арамейское го­сударство. Отсюда — сложные отношения с Египтом: то союз, то борьба с ним. Все силы ушли на юг, и тут пришли "плохие лю­ди" с севера, персы, которых поддержало вавилонское жречест­во, естественно невзлюбившее Набонида. В539 г. у города Опис персы разгромили сына Набонида царевича Валтасара^. В этом же году после длительной осады пал Сиппар, защиту которого организовал сам Набонид. Не сумев спасти город, царь оставил его во время штурма и помчался в Вавилон, чтобы собрать вой­ска, укрепиться и т. д. Персы же оказались там раньше. Когда Набонид прибежал к столице, то выяснилось, что можно было и не спешить: в Вавилонии никто не восставал против персов и не шел в партизаны. Если вавилоняне ранее не собирались умирать за халдейское государство, то тем более не считали нужным гиб­нуть за арамейское.539 годом завершается история Нововави­лонского царства.

31 Собственно, под этим именем он упоминается в Библии: по-настоящему его звали Бел-шар-уцур-

ЕГИПЕТ ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО ЦАРСТВА (СЕР. X—VI ВВ. ДО Р.Х.)

/д. III переходный период (XI—сер. Х вв.). 2. Хронология, соци­ально-экономическая характеристика. 3. Правление ливийской ди настии (950—730). 4. Правление нубийской династии (715—664). 5. Египет под властью Ассирии (671—655). 6. Саисская династия (664—525). 7. Египет под властью персов (525—332) и Птолемеев (III-I вв. до Р.Х.).

1а. Для нас история Египта Позднего царства важнее, чем более ранних периодов, так как является фоном событий, связанных со временем, предшествовавшим приходу в мир Спасителя.

Перед нами классический конец техногенного времени при со­хранении создавшего его народа. В миниатюре мы видели кризисы техногенного общества в Двуречье в конце III тысячелетия. За два тысячелетия своего существования Египет пришел к тому, что в рам­ках очередного третьего Переходного периода(XI — сер. Х вв. до Р.Х.) египетское общество утратило всякую целеустремленность и жизнеспособность, его духовные силы и внутренний потенциал ока­зались исчерпанными, ходить в дальние походы и умирать за блеск скипетра фараона никто уже не хотел. Это не значит, что общество исчезло или египтяне остались нищими. С некоторым опозданием они познакомились с железом, осознали его преимущества, но ук­реплять свое государство или сражаться за него мало кто хотел, в чем выразился один из исходов жизни техногенного общества, ко­торое умерло изнутри, хотя этнически не исчезло.

До почти полного исчезновения египтян как этнической группы оставалось еще два с половиной тысячелетия, тогда как египетская государственность как самостоятельный техногенный организм ис­чезла в Х веке доР.Х. Кто хотел, тот и правил Египтом — сами египтяне не только не желали воевать, но даже и править.

2. Появляется ливийская династия, пришедшая с запада(950— 730), — короткая попытка что-то устроить. Потом Египет попал под власть эфиопов, или кушитов, появившихся с юга (715—664).Последних сменили ассирийцы(671—655). Затем последовал крат­кий "последний расцвет на краю могилы", по выражению одного исследователя, при местной Саисской династии(664—525), которую сменило правление персов(525—332). Самым длительным оказа­лось греческое влияние, начавшееся с Александра Македонского

в концеIV в. до Р.Х. и продолжавшееся вплоть до византийского времени,VII—VIII вв. н. э., хотя формально с30 г. до Р.Х. Египет стал римской провинцией. К III веку до Р.Х. Египет представлял собой настоящий интернационал, перестав быть единым.

Гораздо дольше существовал египетский пантеон богов, пере­живший местную государственность. От приходивших завоевателей требовалось, чтобы они чтили Амона и по возможности участвовали в богослужении. Включить родственников и земляков в состав жре­чества Амона для египетских правителей стало делом престижа. Например, Птолемеи считали себя близкими богу Птаху, объявляли себя фараонами и богами. По-настоящему египетские верования были вытеснены лишь христианством.

Одновременно происходит смещение центров развития. Первое тысячелетие до Р.Х. — время расцвета Нижнего Египта. В то же время энергичные политические силы почти никогда не сосредото­чивались в средней части Египта, являвшейся сакральным центром государства, она превращается в спящий район, где дальнейшее экономическое развитие уже невозможно. На тогдашнем техниче­ском уровне здесь все земли были освоены. Даже собрать войска в этих чисто египетских районах толком не удавалось. В Дельте число египтян непрерывно уменьшается, хотя здесь еще осваивают­ся заболоченные территории. При других условиях возможности Дельты были бы гораздо большими.

Очень быстро развивается торговля, в обращении появляются деньги (не ранееVI в.). Основные формы имущества — мелкое и среднее частное и храмовое землевладение, всякие идеи на счет крупных латифундий были отброшены: это не время крупных по­исков, в том числе в экономической сфере, рабов было мало.

3. В середине Х века к власти пришли ливийцы, появившиеся из западных районов Северной Африки. Возглавил их человек, кото­рого звали Шешонк I (ок.950—730). Он сначала был полковод­цем, а потом стал фараоном, основавшим XXII Ливийскую дина­стию. Сына назначил главным жрецом бога Амона — один из обязательных актов, с которым мы сталкиваемся на протяжении Позднего царства постоянно. Шешонк известен тем, что вмешался в конфликт между Израильским и Иудейским царствами, организо­вал рейд против Иерусалима и захватил его около928 г.

При Шешонке не было жесткой централизованной власти. Темпе­рамент полководцев, не перестававших друг другу говорить: "А ты кто такой?" — привел к тому, что Египет распадается на княжества, во главе которых стоят номархи. Династия распалась на несколько

ветвей, располагавшихся в трех основных центрах: Бубастисе, Мемфисе и Гераклеополе. От многочисленных конфликтов лучше не становилось. Уязвимое хозяйство перенаселенной страны перио­дически попадает в кризисы. Поскольку механизма настоящего сильного ограбления не существовало, земледельцы довольно быст­ро стали вновь обрастать жирком. Хотя и для разорения страны ливийцы сделали многое. Они устроили две параллельных дина­стии, ХХП-ую иХХШ-ю, которые регулярно сражались между со­бой в Дельте и прилегающих долинах.XXIII династия была осно­вана в 817 году правителем города Т анис, находившегося в Дельте, и ее представители правили до730 г. параллельно с ХХП-ой.

4. В VIII веке возвышается еще одно маргинальное государство, более централизованное и совершенное, нежели Египет, — Эфио­пия (Куш, или Нубия). Эфиопы жили к югу от Египта, между 4-м и 6-м порогами Нила. Столица располагалась в городе Напата, по­том ее перенесли еще дальше к югу, в г. Мероэ. Нубийцы контро­лировали Египет, но не стремились слиться с местной властью, что весьма существенно.

Проникновение началось при эфиопском царе Каште (сер.VIII в. до Р.Х.) традиционным способом: чтобы стать во главе Египта надо было войти в состав фиванского жречества. Попасть в его кадры было до странности легко. Кашта стал жрецом, послал в Египет эфиопский гарнизон и завел в стране кушитские порядки. Амона он почитал, со жрецами договорился, а затем его сын Пианхи на за­конных основаниях двинулся на север против ливийских правите­лей, Бубаститов, которые к этому времени укрепились в Саисе, где правил Тефнахт. Последний попытался поднять египтян на борьбу с эфиопами, но проиграл серию сражений. Тефнахт предпринял одну из последних попыток сделать что-то руками египтян на их коренной территории, однако ничего не получилось. Гераклеополь и Мемфис были заняты противником, а Тефнахт вынужден при­знать себя вассалом Пианхи — начинаются новые времена. Раньше Египет не знал, что такое осада столицы: все решалось в дальних походах. Теперь страна становится ареной постоянных войн. Они не чета тем, которые происходили на территории Святой Земли, поскольку влекли за собой массовое разорение земледельцев^2.

32 Во время десятилетней войны во Вьетнаме американцы могли победить в течение одного дня, разбомбив дамбы, защищавшие страну от воды с севера. Взорвав дамбы, они посадили бы 80% населения на деревья и крыши домов, вызвав затопление терри­тории. Однако погубить большую часть страны совесть им не позволила. История войн средневекового Востока, равно как и техногеиных государств древности, чрезвычайно богата такого рода безобразиями, тем более что на подобные авантюры обычно шла более слабая сторона — огромные области погружались в состояние неурожая и голо­да. В Египте данного периода нечто сходное происходило довольно часто, поскольку ливийцам не особенно было жалко страну, а уж эфиопам тем более.

Поселившись в Дельте Нила и захватив Средний Египет, эфиопы не считали их своей родиной. Прожив 200 лет в Дельте и не пола­див с царями из-за суммы зарплаты, ливийские наемники могли спокойно отправиться в Ливию навсегда. Вряд ли такие люди соби­рались щадить хозяйство египтян.

Пианхи устроил дела и ушел на юг. Тефнахт тут же основал XXIV династию, которая, кроме него, состояла всего из одного че­ловека: его сына Бокхориса (721—715). Пять лет правления Бок-хориса позволяют в чистом виде проследить один процесс, с кото­рым общество сталкивалось уже с конца третьего тысячелетия и, видимо, будет еще сталкиваться. Полуразрушенная страна, демора­лизованные и дезориентированные ливийцы, сильные, но безраз­личные к судьбам страны эфиопы и египтяне, уже отвыкшие чем-то заниматься и за что-то отвечать. В этих условияхXXIV династия пошла на социальный эксперимент, который позволял решить по­литические и экономические проблемы. Какова была задача? Вдох­нуть жизнь в мертвеющее египетское общество, поскольку новые цари не верили, что все кончено. Что же сделал Бокхорис? Он ре­шил освободить закабаленных разорившихся земледельцев, списать долги с еще независимых должников, оставшимся пообещать хоро­шую зарплату и набрать полноценное войско, навести порядок. Он сделал ставку на национальный египетский элемент. Действительно, списал долги, вернул земли, прижал к ногтю банды жуликов, по­теснил иностранных наемников. Казалось, все шло, как по маслу, но при первом появлении эфиопов многочисленные египетские вой­ска дружно разбежались.. Цель была четкая — укрепление среднего слоя земледельцев для расширения сословия воинов.

Однако время египетской государственности истекло. В715 году преемник Пианхи Шабака разбил в тяжелом сражении Бокхориса и, если верить греческим источникам, сжег его заживо. Так возник­ла XXV эфиопская династия. Нубийцы объединили страну, вновь перенесли столицу в Мемфис, с привычным энтузиазмом принялись чтить Амона. В походы особо не ходили, поскольку врагов у них, собственно, не было. К тому же удержание Египта требовало доста­точно много сил.

5. Все длилось бы гораздо дольше тех лет, которые были от­ведены эфиопской династии, если бы не Ново-Ассирийское цар­ство, правитель которого Асархаддон уделил время на завоева­ние Египта. Первый раз в674 г., а потом в671 г. Как поступили новые фараоны? Бросили Египет, не очень-то им нужный, и бы­стро скрылись на юге. Ассирийцы прибыли в страну и сразу за­дались вопросом: а что с ней делать? В формальном подчинении у них находилось огромное количество хорошо вооруженных мелких правителей, представители которых не собирались кого бы то ни было слушаться. Этих номархов объявили вассалами — их преданности хватило на 15 лет: с671 по655 гг. Лишь с боль­шой натяжкой можно считать, что ассирийцы в это время прави­ли страной.

В 663 году попытались вернуться эфиопы. Возглавил их Танутамон, преемник изгнанного ассирийцами Тахарки. Впрочем, кра­сота имени ему не помогла, а даже помешала, поскольку на Танутамоне эфиопская династия пресеклась: ассирийцы его разбили.

6. Вторая половинаVII века не самое лучшее время в жизни Асси­рии. Поэтому когда в Египте возник новый импульс для объединения страны, ассирийцы ничего не смогли ему всерьез противопоставить. Центром сопротивления стал город Саис в Дельте, ничем до этого не известный. Так начался короткий период, когда египтяне попытались воссоздать египетское государство на национальной основе. Многое было сделано, но оказалось исторически недолговечным.

РодоначальникомXXVI Саисской династии(664—525) стал Псамметих I. Возрождать египетское государство он отправился с наемными греками и жителями Малой Азии, и таким образом уда­лось собрать мелких князей, поскольку с кем-то договорились, ко­го-то побили. Псамметих даже деньги откуда-то достал: действо­вал главным образом под честное слово, то есть обещал землю, на которой наемники собирались остаться навсегда. Основания для этого были, так как греки в Египте появились давным-давно (в Се­верном Египте существовали греческие колонии Кирена и Навкратис). Именно с Саисской династии начинается серьезная эллини­зация Дельты, когда она становится частью Средиземноморского мира. На таком фоне предпринимались попытки искусственно возродить национальную религию, духовную и культурную жизнь Египта. Два совершенно противоречивых процесса. Одним из ме­роприятий по восстановлению египетского величия стал ремонт египетских лабиринтов — комиссия, проверявшая их, однажды не смогла из них выбраться.

В экономической области все держалось на такой фигуре как клерух — солдат, владелец клера, земельного участка, предостав­лявшегося воину на всю жизнь с правом передачи по наследству. Единственной гарантией его земельных владений оказывалась власть, предоставлявшая солдату такое право. Можно себе предста­вить: пришли чужие люди, языка не знают; где-то их наняли, дали землю. В данной деревне чужеземец становится близким соседом кого-то из местных жителей, у него много земли, начальство его любит. Как это происходило на деле? Первое время местное насе­ление разбирало крыши домов — лишь бы клеруха не принимать. Но постепенно отношение менялось, так как на наемниках в основ­ном и держалось хозяйство. Клерухи писали письма домой о том, как здесь хорошо, и новые толпы направлялись в Дельту. Наемни­ки редко возвращаются на родину, и поскольку их профессия трудно применима в области мирного строительства, она является мощным фактором колонизации. Греки в саисский период сюда ехали постоянно. Хотя в сфере управления восстанавливались еги­петские структуры, возрождалась египетская религия и т. д. С при­ездом греков Дельта стала частью торгового мира Средиземномо­рья. При всем прежнем величии Египет не стремился выйти на море: у него был любимый маршрут на северо-восток, в Ливан. Те­перь Египет — один из центров виноделия, крупный аграрный район. Египтяне быстро нашли свою нишу на мировом рынке — поставка продуктов питания. Они перестали зависеть от импорта и в этом отношении — от внешнего мира, как было раньше с металлами. Сельскохозяйственную продукцию они смогли производить в ог­ромном количестве.

Ливийцы, обиженные наплывом в Египет греков, пытались от­стоять свои права, но сдюжили против греков и ушли, но не в Ли­вию, а вверх по реке, в Куш к нубийцам, где продолжали зани­маться своей деятельностью.

У саисских фараонов хватало денег на войну, но тратили они их не на дальние походы, а на оборонительные мероприятия: огораживали страну крепостями, так как не верили в свой потенциал и понимали, что расцвет кратковременен. Естественно, с полным основанием они ожидали неприятностей не от избранного народа, а со стороны разви­вавших мускулатуру государств верхнего Евфрата и Малой Азии. С Иудеей у саисских фараонов, терпимых и интеллигентных, были хорошие отношения: без крайней необходимости они соседям зла не творили. Тем не менее с севера надвигались государства, связанные с Нововавилонской державой и государствами Армянского нагорья.

В сложившейся ситуации саисские правители пытались воевать чужими руками. Если прежде фараоны собирали армию и отправ­лялись в дальние края для решения своих проблем, не особенно считаясь или советуясь с теми, кто там живет, то Египет Позднего царства стремился максимально эффективно использовать свои не­большие воинские контингенты. В чем это выразилось? Фараоны хорошо знали ситуацию, обычно подбивали северо-сирийские госу­дарства на те или иные военные акции в адрес государств Месопо­тамии, обещали помощь и иногда подавали ее, иногда нет. Египтяне не рисковали большими корпусами.

Фараон Нехо II(610—595) заслуживает особого внимания. С периодом ему не повезло. Такого человека в XII век, и он бы многое сумел сделать. У него была хорошая армия, сильный флот. Нехо поставил под контроль внешнюю торговлю, от чего имел при­личные доходы, двинулся вверх по реке и восстановил порядок на юге. Но в историю вошел благодаря другим мероприятиям.

Первое — он прорыл канал длиной в 84 км, соединивший Среди­земное море с Красным. От Суэцкого он отличался тем, что был по­строен не от моря до моря, а от Нила до озер, образующих среднюю часть теперешнего Суэцкого канала. Строительство обошлось до­рого — погибло около 120 тыс. человек. Были воздвигнуты два боль­ших порта на обоих концах канала, позднее построены верфи.

Второе, — хорошо зная торговлю и имея знакомых авантюри­стов финикийцев, он нанял последних для путешествия вокруг Аф­рики, которое было осуществлено. Для Нехо заморская торговля была государственным делом. С этого фараона государственный характер Египта меняется — Дельта становится завязанной на мор­ской торговле.

Монарх такого рода не мог удержаться и от некоторых походов. Они были быстрыми и успешными. Нехо побывал в Святой земле, но решающего успеха там не добился. Кроме того, побил эфиопов и попугал финикийцев. Подобные акции осуществлялись за счет наемного войска. Время от времени наемники волновались, всегда по одной причине — невыплата зарплаты. Она была большой — ее было трудно выдавать сразу и регулярно, обычно ходили на соседа, грабили его и затем справедливо делили награбленное среди наем­ников, то есть существовали на самоокупаемости. Однако в один прекрасный день наступает момент, когда, если вы не создали запа­сов, с наемниками возникают трудности.

Следующему правителю Априю (589—570) пришлось подавлять мятеж наемников. В основном скандалили ливийцы, которые никак

не могли успокоится по поводу того, что перестали быть главными в Дельте. После первой неудачи они снова восстали, и Априй по­гиб. Его родственник Яхмос II (570—526) смог восстание подавить, поэтому царствовал долго и счастливо. Нехо II и Яхмос II — две самые удачливые фигуры саисского периода.

Если первые фараоныXXVI династии делали ставку на греков, то поздние ставили на них вдвойне. На смену господству наемников и регулярным торговым контактам приходят политические союзы. Можно заметить сходство культур архаической Греции и саисского Египта по крайней мере на уровне взаимовлияния художественных школ. Например, в Навкратисе, греческой колонии в Дельте Нила, давно уже ничего египетского не было. Не потому, что колонисты призирали Египет, а поскольку считали его почти своим.

С греками Яхмос II ходил не только в Нубию, но и в новые мес­та—в Аравию, для чего требовались верблюды и кони, а также благоустроенные стоянки между переходами. В Аравии плотность населения возросла: ее жители подтягивались к Святой Земле. Здесь уже есть куда сходить и кого пограбить; у арабов возникают торговые города, храмовые центры. Иное залихватское начинание Яхмоса II — нападение на Кипр.

Все вышеописанное происходило в достаточно напряженных ус­ловиях. Расходы большие, средства ограниченные, жречества не хватает и его никто не почитает. Руководители наемников всегда ссорятся между собой: никогда ни в одном обществе дружбы между вождями иноплеменников не было, благодаря чему только и можно было использовать наемников. Впрочем, своего потенциала пока хватало, и египтяне махнули на все рукой.

7. Однако уже в525 году в Египет прибывает персидский царь Камбиз, основавший новуюXXVII персидскую династию. Для Египта указанный факт являлся нормой, тогда как персы сочли Камбиза су­масшедшим. Новоиспеченная династия правила недолго, поскольку преемник Камбиза Дарий I превратил Египет в одну из провинций — сатрапий. Новый статус сатрапии несколько вдохнул силы в египтян, которые теперь непрерывно восставали. Каждый, поднявший мятеж и продержавшийся у власти более трех дней, провозглашал новую дина­стию. Не только персидские солдаты, но и сами сатрапы терпеть не могли эту страну, поэтому почти каждый второй сатрап провозглашал себя независимым. Греки на все происходившее в Египте смотрели из­дали: отношения с персами у них были сложными.

К этому моменту Египет — это греки Дельты. Все остальные вы­ступают вместе с ними. Когда в концеIV века греки объединились,

это сыграло определенную роль и в судьбе Египта. Напомню, что на Амона не покушался никто. Из всей разнокалиберной публики, появлявшейся в Египте, никто никогда со жрецами Амона не ссо­рился и культ его отправлял в обязательном порядке. С другой стороны, жрецы Амона не придирались к тем, кто исповедовал два культа одновременно, — в этом феномен сакральной жизни Позд­него Египта, когда принятие культа Амона буквально всеми хозяе­вами страны еще не означало отказа от своей веры. Жречество Амона понимало, что судить пришельцев не следует, одевало тор­жественные одежды и пело соответствующие стихи очередному пра­вителю Египта. То же произошло с Птолемеем Лагом, преемником Александра. Вместо египто-ливийских фараонов, окруженных со всех сторон греками, появились греки, окруженные египтянами и недовольными ливийцами. Изменилось только одно — фараон стал другим, а власть давно уже перешла к грекам.

Что собой представлял египетский грек? Это не совсем обычный тип человека, средне образованного, более склонного к удовольст­виям: ему нравится полежать, отдохнуть, — типичный представи­тель городской культуры. С другой стороны, жречество долгое время пополнялось самыми разнообразными этническими группами, но не греками, которые понимали египетскую жизнь, но не местную религию. Но это внешняя сторона дела, потому что в духовном плане многие греки птолемеевского Египта реализовали свою тыся­челетнюю тягу к духу избранного народа. Септуагинта (перевод Ветхого Завета 70 толковниками, произведенный во времена Птолемеев, прим. воII в. до Р.Х.) не историческая случайность. Эта постоянная тяга и взаимный интерес двух народов, наложившись на высокий авторитет иудеев, создали феномен Александрии, города, основанного еще Александром Македонским в конце IV в., который был не греческим именно в той мере, в какой являлся городом Свя­той Земли и Египта. Египетский компонент в Александрии был, ес­тественно, весьма значительным, но не надо его переоценивать-Сплав нескольких культур, их взаимное пересечение и переплете­ние в значительной степени подготовили рождение такого феномена как христианская Александрия, а позднее — гностицизм (учение, пытавшееся объединить достижения античной философии и христи­анские доктрины).

III век до Р.Х. — расцвет в правлении Птолемеев. Однако со всех сторон на Египет наступали другие более сильные государства, а внутренний потенциал общества уже был израсходован. Птолемеи много строили, буквально захлебывались от избытка продуктов

экспорта и импорта — всего было очень много, но с другой стороны. и тратить они умели. Кроме того, любимый спорт этих столетий — многочисленные войны. Половина из них велась из-за ничего — тра­диция была такая — сходить в Сирию. Первая, вторая, третья, чет­вертая сирийские войны. Кому-то это могло надоесть, но Птолемеям нравилось. Такого рода развлечения на стыкеII и III вв. до Р.Х. привели к окончательному исчерпанию ресурсов страны. Местное население, египтяне в первую очередь, пыталось греков унять, но ничего не получалось. Греки одолели, но тут появился Рим, в руки которого птолемеевский Египет шлепнулся, как спелый плод, без со­противления, под радостные крики тех же греков. Теперь за их спи­ной стояли доводы Рима, и египтяне не представляли серьезной по­литической силы. Римская империя никогда ни с кем не ссорилась, но всех постепенно зажимала под общий уровень. Таким образом римляне покончили с египетской государственностью в 30 г. до Р.Х., когда Египет стал одной из римских провинций.

БИБЛИОГРАФИЯ

Учебная литература

1. История древнего Востока / под ред. Авдиева В. И. — 3 изд. — М., 1970.

2. История древнего мира / под ред. Дьяконова И. М. М., 1982-198 3. Т. 1-3.

3. История древнего Востока / под ред. Кузищина В. И. М., 1979; 2 изд.: М., 1988.

4. Редср Д. Г., Черкасова Е. А. История Древнего мира. М., 1985. Ч. 1-2.

5. Снегирев И. Л. Древний Восток. Атлас по древней истории Египта, Пе­редней Азии, Индии и Китая. Л., 1937.

Источники

1. Ветхий Завет (по любому изданию Библии).

2. История и культура древней Индии. Тексты. М., 1990.

3. Поэзия и проза древнего Востока. М., 1973 (сер.: "Библиотека всемир­ной литературы").

4. Сказки и повести древнего Египта. Л., 1979 (сер.: "Литературные Памятники").

5. «Хрестоматия по истории древнего Востока / под ред. Коростовцева М. А. М., 1980. Т. 1-2.

6. Хрестоматия по истории древнего Востока / под ред. Струве В. В. М., 1963.

Литература

1. Авдиев В. И. Военная история Древнего Египта. М., 1948. Т. 1; М., 1959. Т. 2.

2. Ардзинба В. Г. Ритуалы и мифы древней Анатолии. М., 1982.

3. Бадж У. Египетская религия. Египетская магия. М., 1996.

4. Боне М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. — 2 изд. — М., 1988.

5. Бонгард-Левин Г. М. Древнеиндийская цивилизация. Философия, нау­ка, религия. М., 1980; 2 изд.: М., 1993.

6. Бэшем А. Л. Чудо, которым была Индия. М., 1977.

7. Васильев Л. С. Проблемы генезиса китайского государства. М., 1983.

8. Вейнберг И. П. Рождение истории. Историческая мысль на Ближнем Востоке середины I тысячелетия до н. э. М., 199 3.

9. Вейнберг И. П. Человек в культуре древнего Ближнего Востока. М., 1986.

10. Велльгаузен Ю. Введение в историю Израиля. СПб., 1909.

11. Вулли Л. Ур халдеев. М., 1961а.

12. Герни О. Р. Хетты. М., 1987.

13. Дандамаев М. А. Вавилонские писцы. М., 1983.

14. Дандамаев М. А. Политическая история Ахеменидской державы. М., 1985.

15. Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до м. э. (626-331 гг. до н.э.). М., 1974.

16. Дьяконов И. М. История Мидии. М., Л., 1956.

17. Дьяконов И. М. Люди города Ура. М., 1990 (сер.: Культура народов Вос­тока. Материалы и исследования. Старовавилонская культура. Вып. 2).

18. Дьяконов И. М. Общественный и государственный строй древнего Дву­речья. Шумер. М., 1959.

19. Жак К. Египет великих фараонов. История и легенда. М., 1992.

20. Замаровский В. Тайны хеттов. М., 1968.

21. Клима И. Общество и культура древнего Двуречья. Прага, 1967

22. Клочков И. С. Духовная культура Вавилонии. Человек, судьба, время. М., 1983.

23. Коростовцев М. А. Религия древнего Египта. М., 1976.

24. Крамер С. Н. История начинается в Шумере. М., 1965; 2 изд.: М., 1991а.

25. Крюков М. В., Переломов Л. С., Софронов М. В., Чебоксаров А. Н. Древние китайцы в эпоху централизованных империй. М., 1983.

26. Кьера Э. Они писали на глине. Рассказывают вавилонские таблички. М., 1984.

27. Лопухин А. П. Библейская история Ветхого Завета. Л., 1990.

28.Масперо Г. Египет. М., 1915.

29. Матье М. Э., Афанасьева В. К., Дьяконов И. М., Луконин В. Г. Ис­кусство древнего Востока. М., 1968 (сер.: "Памятники мирового искус­ства". Сер. 1а. Вып. 2).

30. Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока. М., 1982.

31. Монтэ П. Египет Рамсесов. Повседневная жизнь египтян во времена ве­ликих фараонов. М., 1989.

32. Оппенхейм А. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. М., 1990.

33. Павлов В. В. Образы прекрасного. Избранные труды. М., 1979.

34. Пиотровский Б. Б. Ванское царство (Урарту). М., 1959.

35. Савельева Т. И. Как жили египтяне во времена строительства пирамид. М., 1971а.

36. Садаев Д. Ч. История древней Ассирии. М., 1979.

37. Сетон Ллойд. Археология Месопотамии. М., 1984.

38. Тураев Б. А. Древний Египет. Петроград, 1922.

39. Тураев Б. А. Египетская литература. М., 1920.

40. Тураев Б. А. Классический Восток. Л., 1924. Т. 1а. Введение. Вавилон.

41. Флиттнер Н. Д. Культура и искусство Двуречья и соседних стран. М., 1958

42. Франкфорт Г., Уилсон Дж., Якобсен Т. В преддверии философии. Ду­ховные искания древнего человека. М., 1984.

43. Шифман И. Ш. Культура древнего Угарита (XIV—XIII вв. до н. э.). М., 1987.

44. Шифман И. Ш. Финикийские мореходы. М., 1965.

45. Якобсен Т. Сокровища тьмы. История месопотамской религии. М., 1995.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!