Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Источник как антропологический ориентир гуманитарного знания 2 часть



В современной ситуации вновь на первый план выходят фун-
даментальные для профессиональной исторической науки проб-
лемы объективности познания, воспроизводимости научных ре-
зультатов деятельности исследователя. Есть ли историческая
объективность в изучении прошедшего или это недостижимая,
хотя и благородная, мечта, которая отодвигается от нас, как ли-
ния горизонта? Поле напряжения «между фикцией и объектив-
ностью», между историческим нарративом и историческим зна-
нием уже стало предметом методологических рефлексий про-
фессиональных историков. Несомненно, выбирая в качестве
предмета размышлений произведение историка и, точнее, - фе-
номен историографии как явление определенного социального
пространства и времени, можно лучше понять настоящее и про-
шедшее, их взаимосвязь и взаимодействие.

Примечания

1 Февр Л. Суд coвести истории и историка. // Февр Л. Бои за историю М.,
1991. С. 11.

2 Tойнби А. Постижение истории. М., 1991. С. 20.

3 Ланглуа Ш.-В., Сеньобос Ш. Введение в изучение истории. М., 1898. С. 275.

4 В русском переводе основные положения этого труда были опубликова-
ны: Бернгейм Э. Введение в историческую науку. Спб., 1908. Он же. Фило-
софия истории, ее история и задачи. М., 1910.

 


120 РАЗДЕЛ 2

5 Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М., 1980. С. 138.
6 Февр Л. Суд coвести... С. 11.

7 Тойнби А.Дж. Указ. соч. С. 15.

8 Там же. С. 28.

9 Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре // Культурология. XX пек. М., 1995. С. 69-103.

10 Дильтей В. Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических
системах // Культурология. XX век. М., 1995. С. 253-254.

11 Февр Л. Как жить историей // Февр Л. Указ. соч. С. 34.

12 Карсавин Л.П. Философия истории. Спб., 1993. С. 219.

13 Об этом направлении см.: Афанасьев Ю.Н. Эволюция теоретических основ школы «Анналов» // Вопросы истории. 1981. № 9.

14 Тойнби А.Дж. Указ, соч.; Он же. Цивилизация перед судом истории. М.,
1996.

15 Февр Л. От Шпенглера к Тойнби // Февр Л. Бои за историю М., 1991.
С. 95-95.

16 Тойнби А.Дж. Постижение истории. С. 15.

17 Февр Л. Бои за историю... С. 11.

18 Февр Л. История современной России: За синтез против «картинной ис-
тории» // Февр Л. Указ. соч. С. 03.

19 Коллингвуд Р.Дж. Идея истории: Автобиография. М., 1980. С. 265.

20 Там же. С. 267.

21 Там же. С. 268.

22 Там же. С. 266-267.

23 Там же. С. 127.

24 Marrou H.I. De la connaissance historique. P., 1975.



25 Гуссерль Э. Философия как строгая наука. Новочеркасск, 1994. С. 192.

26 Там же. С. 192-193.

27 Там же. С. 192.

28 Там же. С. 178.

29 Там же. С. 173-174.

30 Ключевский В.О. Сказания иностранцев о Московском государстве. М.,
1991.

31 Лаппо-Данилевский А.С. Методология истории. Спб., 1911-1913. Вып. 1-2.

32 Лаппо-Данилевский А.С. Указ. соч. Вып. 2. С. 355.

33 Там же. С. 339.

34 Там же. С. 332.

35 Там же. С. 333.

36 Карсавин Л.П. Философия истории. С. 219.

37 Так писал о концепции Лаппо-Данилевского С.Н. Валк. См.: Русский ис-
торический журнал. Пг., 1922. Кн. 8. С. 254.

38 Пресняков А.Е. А.С. Лаппо-Данилевский как ученый и мыслитель // Рус-
ский исторический журнал. Пг., 1920. Кн. 6. С. 90.

39 См.: Вернадский В.И. Научное творчество и научное образование // Bер-
надский В.И.
О науке. Дубна, 1997. С. 116.

40 Лаппо-Данилевский А.С. Указ. соч. Вып. 2. С. 375.

41 Карсавин Л.П. Введение в историю. Теория истории. Пг., 1920. С. 30.

42 См.: Валк С.Н. Воспоминание ученика // Русский исторический журнал. 1920. Кн. 6. С. 189.

43 Рубинштейн Н.Л. Русская историография. М., 1941. С. 495.

44 Сорокин П.А. Дальняя дорога: Автобиография. М., 1992. С. 76-128.

45 Карсавин Л.П. Введение в историю... С. 5-6.

46 Лаппо-Данилевский А.С. Указ. соч. Вып. 2. С. 332.

47 Kapcaвин Л.П. Введение в историю....


СТАНОВЛЕНИИ И РАЗВИТИЕ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ 121

48 Пресняков А.Е. Александр Сергеевич Лаппо-Данилевский. Пг., 1922. С.
42.

49 Гревс И.М. Экскурсии в культуру. М., 1925. С. 20.

50 Никитин С.А. Источниковедение истории СССР. XIX век. М., 1940.

51 Андреев А.И. Очерки по источниковедению Сибири. 2-е изд. М., 1960-
1965. Т. 1-2.

52 Черепнин Л.В. Русские феодальные архивы.М., 1948-1950. Т. 1-2.

53 Люблинская А.Д. Источниковедение истории средних веков. М., 1955.

54 Февр Л. Суд совести истории и историка // Февр Л. Бои за историю. С.
11.



55 Февр Л. Лицом к ветру. Там же. С. 47.

56 Интервью с Ж. Ле Гоффом // Мировое древо. 1993. № 2. С. 1G3.

57 Барт Р. От произведения к тексту // Барт Г. Избранные работы. Семи-
отика, поэтика. М., 1994. С. 414.

58 О концептуальных положениях деконструкции текста и исследователь-
ском семинаре Ж. Деррида см.: Интервью О.Б. Ванштейн с Ж. Деррида
// Мировое древо. 1992. № 1. С. 50-79.

59 Дюби Ж. Развитие исторических исследований во Франции после 1950
года // Одиссей. Человек в истории. М., 1991. С. 58.

60 Фуко М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. М., Спб., 1994.
С. 374.

61 Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995.
С. 302.

62 Дюби Ж. Развитие исторических исследований во Франции // Одиссей.
Человек в истории. М., 1991. С. 52.

63 Якобсон Р. Язык и бессознательное. М., 1996. С. 118.

 


РАЗДЕЛ 3

МЕТОД ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ
И МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЕ
АСПЕКТЫ

ГЛАВА 1

Источниковедческий анализ
и источниковедческий синтез

ИСТОЧНИКИ при всем многообразии структу-
ры, содержания, происхождения, обстоятельств возникновения
имеют общие свойства формы и содержания. Это создает воз-
можность единого научного подхода к ним - разработки методов
источниковедческого анализа и их воссоздания как феномена
культуры - источниковедческого синтеза. Теоретические прин-
ципы и методы источниковедческого анализа постоянно обога-
щаются и развиваются в ходе научно-практической работы с ис-
торическими источниками.

Метод источниковедения имеет целью: 1) установить инфор-
мационные возможности источника (или ряда однородных ис-
точников) для получения фактических сведений об обществен-
ном развитии (полнота, достоверность и новизна этих данных);
2) аргументированно оценить значение источника (или ряда од-
нородных источников) с такой точки зрения. В соответствии с
этим метод источниковедения проводится поэтапно, последова-
тельно. Поэтому на каждом этапе решается своя исследователь-
ская задача, достигается познавательная цель.

Материальный объект, созданный в результате целенаправ-
ленной деятельности человека, представляет собой отвечающее
данной цели произведение и в то же время источник социаль-
ной информации. Он материален (т. е. доступен для непосредст-

 


МЕТОД источниковедения... 123

венного восприятия), но, в отличие от других материальных
объектов, возникших под воздействием природных сил, являет-
ся неким изделием с определенной, целенаправленно созданной
структурой. Он обладает свойствами, выражающими телеологи-
ческое единство (единство цели его создания), более или менее
полно и завершение выражает мысль и цель своего творца.
Можно, разумеется, различать произведения (источники), кото-
рые с большей или меньшей степенью завершенности выражают
масштаб личности своего творца. «...Изделие - это наполовину
вещь, коль скоро оно определено своею вещностью, а все же и
нечто большее; изделие - это наполовину художественное творе-
ние, и все же нечто меньшее, поскольку оно лишено самодоста-
точности художественного творения»1.

Созданное человеком произведение материально (вещест-
венно), доступно для непосредственного восприятия, существу-
ет в реальности настоящего. С данной точки зрения особый ин-
терес вызывает феномен смены материальной оболочки, кото-
рый присущ феномену источника вообще. Функционируя, источ-
ник постоянно и целенаправленно как бы заново воспроизво-
дится (переписывается, реставрируется, тиражируется, копиру-
ется и т. д.). Для социально-культурной общности всегда харак-
терна забота о том, чтобы материальная фактура произведения
сохраняла свою целостность, без которой передача социальной
информации теряет свою непрерывность.

Как уже говорилось, произведение, в отличие от других ма-
териальных объектов, возникших вне участия человека (под вли-
янием природных сил), представляет собой некое «изделие».
Именно поэтому такой материальный (вещественный) объект и
может служить источником для получения сведений о его твор-
це (авторе), о том обществе, в котором мог возникнуть подоб-
ный замысел и имелись возможности его реализации именно та-
ким, а не иным образом. Разумеется, произведения по степени
завершенности, выраженности телеологического единства, цели
могут быть весьма различными. «Объективно-данный историче-
ский источник представляется историку в виде некоторого един-
ства и целостности; такие свойства он приписывает, например,
и предмету древности, и произведению письменности; в против-
ном случае он говорит об обломках предмета древности или об
отрывках произведения письменности, - выражения, которые
сами уже указывают на то, что понятие о предмете древности
или произведении письменности связывается у него с понятием
о некоторой их целостности»2.

Суть и своеобразие методологии источниковедения (в отли-
чие от философской герменевтики) состоят в признании чужо-

 


124 РАЗДЕЛ З

го (а не только своего) сознания. «Принцип единства чужого со-
знания... получает еще более широкое значение в том случае, ко-
гда историк имеет дело с источником, отражающим целую сово-
купность движений, нужных для выделки данного предмета, или
целый ряд знаков, обозначающих чужую речь в словесной или
письменной форме; он понимает, например, каждое слово в его
соотношении с другими словами, благодаря которым каждое из
них получает и более конкретный смысл. В связи с тем же прин-
ципом можно поставить и многие более частные правила герме-
невтики, давно уже обратившие на себя внимание исследовате-
лей»3. В науках о культуре (в отличие от наук о природе) «Дух...
не может быть дан как вещь (прямой объект естественных наук),
а только в знаковом выражении, реализации в текстах и для се-
бя самого и для другого»4. Принцип понимания одного человека
другим через посредство произведения составляет специфику гу-
манитарного познания: «Гуманитарные науки - науки о человеке
в его специфике, а не о безгласной вещи и естественном явле-
нии. Человек в его человеческой специфике всегда выражает се-
бя (говорит), то есть создает текст... Там, где человек изучается
вне текста и независимо от него, это уже не гуманитарные нау-
ки...»5.

В триаде «человек-произведение-человек» методология ис-
точниковедения различает два типа взаимосвязей и соответст-
венно два типа исследовательской деятельности. При первом ти-
пе взаимосвязей рассматривается отношение произведения к
той исторической реальности, в процессе функционирования
которой оно было создано (отдельным человеком, группой авто-
ров, может быть целым народом). При втором типе познающий
субъект (источниковед) включает произведение в реальность со-
временной ему эпохи. М.М. Бахтин писал: «Событие жизни тек-
ста, то есть его подлинная сущность, всегда развивается на рубе-
же двух сознаний, двух субъектов».
При этом возникает, по его мне-
нию, «проблема второго субъекта, воспроизводящего, для той
или иной цели, в том числе и исследовательской, текст (чужой)
и создающего обрамляющий текст». О «встрече двух индивиду-
альностей» (М.М. Бахтин) в процессе источниковедческого ана-
лиза писал Л.П. Карсавин, также видевший в этом взаимодейст-
вии автора источника и исследователя гуманитарную специфи-
ку6. Связь творца и исследователя (хранителя) по-своему интер-
претируют и другие ученые. «...Творение вообще не может быть,
не будучи созданным, и если оно существенно нуждается в своих
создателях, то созданное равным образом не может стать сущим,
если не будет охраняющих его»7.

 


МЕТОД ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ... 125

Стремление опереться на достоверные свидетельства источ-
ников для воссоздания реальности прошлого было присуще ис-
торикам издавна. Оно послужило импульсом для формирования
методов так называемой исторической критики, т. е. системы
приемов проверки подлинности и установления достоверности
исторических источников. По мере развития исторической мыс-
ли становилось более очевидным, что каждое отдельное выска-
зывание или свидетельство источника должно быть поставлено
в определенную зависимость от общего замысла произведения,
от обстоятельств создания источника, от знания условий, в ко-
торых автор жил и творил. Иначе говоря, вопросы критики ис-
точников не могут быть рассмотрены без исследования вопро-
сов интерпретации смысла произведения в его целом.

Как уже отмечалось, Ф. Шлейермахер разделял герменевтику
(искусство правильно понимать текст в его грамматическом и
психологическом истолковании) и критику (прежде всего крити-
ческое изучение вопросов подлинности источника) и выявил их
взаимосвязь. Однако в ходе становления методологии историче-
ской науки XIX-XX вв. происходило недостаточно четкое разме-
жевание понятий научной критики и герменевтики и их расши-
рительное толкование. Большое распространение получило весь-
ма широкое понимание методов исторической критики, которое
включает в себя одновременно и метод интерпретации источни-
ка. Так, в учебнике Ш. В. Ланглуа и Ш. Сеньобоса рассматрива-
лись такие понятия, как критика происхождения источника, вну-
тренняя критика и даже критика толкования (герменевтика), что
исключало возможность четкого разделения и понятий и иссле-
довательских процедур критики и интерпретации источников.
С другой стороны, именно преодоление позитивистских тради-
ций в методологии исторического исследования активизировало
проблемы понимания, герменевтики как главного и даже единст-
венного метода работы историка с историческим источником.
Преодоление культурно-исторической дистанции между истори-
ком и сознанием людей прошлого, способность к сопереживанию
и выражению симпатии трактуются в работах теоретика истори-
ческого сознания Л.И. Марру как важнейшее качество историка.

Современная философская герменевтика выходит далеко за
пределы традиционного истолкования смысла текста, обраща-
ясь к более общим проблемам значения и языка. «Сама работа
по интерпретации обнаруживает глубокий замысел - преодолеть
культурную отдаленность, дистанцию, отделяющую читателя от
чуждого ему текста, чтобы поставить его на один с ним уровень
и таким образом включить смысл этого текста в нынешнее пони-
мание, каким обладает читатель»8.

 


126 РАЗДЕЛ 3

От «восстановления изначального значения произведения»
герменевтика в философском понимании выводит исследовате-
ля на «мыслящее опосредование с современной жизнью» и тем
самым «герменевтическое сознание приобретает всеобъемлю-
щие масштабы»9.

От истолкования смысла текста источниковед переходит к
более масштабным задачам интерпретации источника как явле-
ния культуры. Для парадигмы источниковедения временное рас-
ширительное толкование понятия герменевтики, в сущности,
приемлемо. Данный подход позволяет лучше понять взаимо-
связь профессионально-источниковедческого и более широко-
го - философского - подходов к произведению. Гадамер отмеча-
ет, что «различение когнитивного, нормативного и репродук-
тивного истолкования не имеет принципиального характера, по
описывает единый феномен». Тем не менее такое различение
должно существовать, Исследователь обязан ясно осознавать, в
какой исследовательской ситуации он в данный момент находит-
ся; отделять ту ситуацию, в которой он репродуктивно истолко-
вывает произведение (т. е. стремится понять смысл, который
вкладывал в произведение его автор), от другой, в которой он
по-своему интерпретирует полученную с помощью данного под-
хода информацию в связи с современной ему реальностью (т. е.
самостоятельно выстраивает свое, современное понимание ре-
альности настоящего, опираясь на полученную информацию, да-
ет свое когнитивное истолкование). Именно в этом смысле мож-
но говорить о двух субъектах гуманитарного познания.

Нельзя не видеть, что смешение этих двух подходов приво-
дит к методологической неразличимости субъекта и объекта в
познании источника. «Результаты наших размышлений, - пишет
Гадамер, - заставляют нас отказаться от разделения герменевти-
ческой постановки вопроса на субъективность интерпретатора
и объективность подлежащего пониманию смысла». Ученый да-
же сравнивает обрисованную им ситуацию интерпретации ис-
точника с разговором двух собеседников, в ходе которого возни-
кает новая атмосфера: «взаимопонимание, объединяя собеседни-
ков, преображает их так, что они уже не являются более тем,
чем были раньше». Понятно, однако, что разговор собеседников
и ситуация с источником в ходе источниковедческого анализа
совершенно различны. Источник не меняет своего первоначаль-
ного смысла в ходе обращения к нему исследователя. Возможна
(что совершенно нежелательно) лишь подмена смысла источни-
ка каким-то другим, ему несвойственным смыслом. Не отличая
голоса источника от своего собственного, интерпретатор пере-
стает слышать этот другой, суверенный голос, а значит, лишает

 


МЕТОД ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ... 127

себя новой информации, которую мог бы получить от другого. В
ходе научного анализа источника голоса обоих субъектов - авто-
ра и исследователя - должны быть четко различимыми. Реше-
нию данной задачи соответствует оптимальная структура источ-
никоведческого исследования. Лишь синтез двух взаимодополня-
ющих подходов к изучению источника дает возможность пред-
ставить изучаемый источник как явление культуры, как общече-
ловеческий феномен. «Всякий, кто стремится к познанию исто-
рической действительности, почерпает свое знание о ней из ис-
точников (в широком смысле); но для того, чтобы установить,
знание о каком именно факте oн может получить из данного ис-
точника, он должен понять его: в противном случае, он не будет
иметь достаточного основания для того, чтобы придавать сво-
ему представлению о факте объективное значение; не будучи
уверен в том, что именно он познает из данного источника, он
не может быть уверенным в том, что он не приписывает источ-
нику продукта своей собственной фантазии»10.

ГЛАВА 2

Структура источниковедческого
исследования

1. Исторические условия
возникновения источника

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ, проводящий источниковед-
ческий анализ и синтез, хорошо представляет себе сложность
того интеллектуального пространства, в котором осуществляет-
ся гуманитарное познание. Однако он не может только конста-
тировать это. Для него важно определить доступную ему меру ре-
ального знания. Именно поэтому он и начинает свое исследова-
ние с изучения социальной организации и механизмов функцио-
нирования тех общественных условий, в которых возник изуча-
емый источник. Отличительной особенностью феноменологиче-
ского подхода к изучению источника является рассмотрение его
как составной части социальной структуры, которая связана со
всеми остальными и, в свою очередь, взаимодействует с ними.
Произведение принадлежит определенному автору, но в то же
время оно есть феномен культуры своего времени, явление ин-
терсубъективного общения. Применяя указанный подход к про-
изведениям искусства, исследователь утверждает, что «искусст-
во - составная часть социальной структуры, компонент, который

 


128 РАЗДЕЛ 3

взаимодействует со всеми остальными, и сам изменяем, посколь-
ку и сфера искусства и его взаимоотношения с другими элемен-
тами социальной структуры находятся в постоянном движе-
нии»11. Этот этап имеет целью утвердить исследовательский
подход к источнику как к произведению, возникновение которо-
го было вызвано: условиями, в которых существовал данный тип
социальной организации; целями, которые это общество перед
собой ставило; возможностями, которыми оно располагало для
реализации своих целей.

Принципиальное значение для интерпретации произведе-
ния имеет социокультурная ситуация: тип социальной организа-
ции, типы связей, которые объединяют людей (например, пра-
вовые, конфессиональные, культурные, политические и т. д.).
Источник есть феномен определенной культуры: он возникает в
конкретных условиях и вне их не может быть понят и интерпре-
тирован. Соотношения объективных общественных условий и
авторской воли создателя источника в разных ситуациях различ-
ны. Когда мы говорим, что источник есть продукт человеческой
психики, то этим подчеркиваем, что произведение (источник)
создается целенаправленно и осознанно. Но при этом он созда-
ется в определенной исторической реальности и, возникнув,
функционирует в этой реальности в соответствии с теми услови-
ями (политическими, культурными, техническими), которые она
ему устанавливает. Данный этап исследования имеет целью ут-
вердить подход к изучаемому источнику как к фрагменту реаль-
ности, ее системному объекту. Исследователь обобщает уже из-
вестное науке знание о реальности, ставя перед собой вопрос о
том, каким образом в этой реальности мог возникнуть (и дейст-
вительно возник) рассматриваемый культурный феномен? Этот
подход можно сравнить с нахождением на карте пункта, кото-
рый исследователь наметил целью своего путешествия. Разуме-
ется, на месте он сможет узнать об изучаемой реальности гораз-
до подробнее. Однако ее общие параметры могут стать известны
и на первом этапе исследования.

Источник как материальный продукт целенаправленной че-
ловеческой деятельности, как исторический феномен вызван к
жизни определенными условиями, задачами, целями. Поэтому
важно понять, что представляла собой та историческая социаль-
ная реальность, в которой он возник. Любой источник, идет ли
речь, например, о письменных, вещественных, устных источни-
ках информации, не может быть интерпретирован вне той об-
щекультурной ситуации, в которой он возник и функциониро-
вал. Совершенно различно значение устной или письменной ин-
формации в традиционно-архаических или современных обще-

 


МЕТОД ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ... 129

ствах. «Мы связаны с нашим прошлым не благодаря устной тра-
диции, подразумевающей живой контакт с людьми - рассказчи-
ками, жрецами, мудрецами или старцами, а на основе заполняю-
щих библиотеки книг, из которых исследователи пытаются с та-
кими трудностями извлечь все, что может помочь восстановить
личность их создателей», - писал Леви-Строс. Соотношение раз-
ных видов источников, их место в информационном поле эпохи
составляют особую исследовательскую проблему. «Что касается
наших современников, то мы общаемся, - с их громадным боль-
шинством, - благодаря самым различным посредникам - пись-
менным документам или административному аппарату, кото-
рые... неизмеримо расширяют наши контакты, но в то же время
придают им опосредованный характер»12. Парадигма современ-
ного источниковедения должна включать в себя системный ана-
лиз общих ситуаций, связанных с коммуникациями, в которых
личное общение и письменный текст представляют собой раз-
личные варианты взаимодействия. Лишь системное отношение
к ситуации в целом (культурной, коммуникативной, скоростей
передачи информации и др.) способствует более точному изуче-
нию источника, раскрытию его истинных функций и, следова-
тельно, его интерпретации. Эти ситуации неоднозначны в обще-
ствах различного типа - в дописьменных, письменных, обладаю-
щих печатным станком или компьютером.

Рассмотрим еще один аспект проблемы - распространение
официальной, подверженной различным цензурным запретам
информации и информации бесцензурной. Способы их функци-
онирования в обществе совершенно различны. Стихотворения
А.С. Пушкина, напечатанные при его жизни в собраниях сочине-
ний, и те, которые «в печати не бывали» - это, по существу, раз-
ные источники. В своем «Послании к цензору» поэт напомина-
ет, что запреты цензуры не могут помешать распространению
необходимой для общества литературы; в таком положении ока-
зывался и он сам: «И Пушкина стихи в печати не бывали // нет
нужды - их и так иные прочитали».

Исторические условия изучаются источниковедами в самых
различных аспектах. Наиболее перспективно исследование эво-
люции определенных видов источников. Без знания историче-
ских условий нельзя решить вопросы новизны, уникальности
или, наоборот, типологичности изучаемого комплекса источни-
ков.

5 — 4463


130 РАЗДЕЛ 3

2. Проблема авторства источника

Понятие авторства произведения в контексте
различных типов культуры может быть представлено самыми
различными вариантами. «В цивилизации, подобной нашей,
имеется некоторое число дискурсов, наделенных функцией «ав-
тор», тогда как другие ее лишены. Частное письмо вполне может
иметь подписавшего, но оно не имеет автора; у контракта впол-
не может быть поручитель, но у него нет автора. Анонимный
текст, который читают на улице на стене, имеет своего состави-
теля, но у него нет автора. Функция «автор», таким образом, ха-
рактерна для способа существования, обращения и функциони-
рования вполне определенных дискурсов внутри того или иного
общества»13. Источниковед в ходе исследования должен рассмо-
треть исследовательское пространство соотношения изучаемого
произведения и его авторства. Оно может оказаться весьма раз-
личным и своеобразным. Метод источниковедения не предреша-
ет никаких ответов. Он лишь указывает на ту исследовательскую
проблематику, которая, будучи достаточно глубоко разработана,
может, в свою очередь, открыть новые возможности интерпре-
тации текста и получения информации и об источнике и време-
ни его создания.

Соотношение индивидуальности автора источника и той ре-
альности, в которой он существовал, может быть различным, В
одних случаях автор проявляется ярче, и тогда становится воз-
можной постановка более конкретных вопросов о том, был ли
автор «искренен», «точен», и тому подобных (вопросы извест-
ной позитивистской анкеты Ланглуа и Сеньобоса). В других са-
ма постановка подобных вопросов бесперспективна, а ответы на
них невозможны ввиду отсутствия информации об этом. (На-
помним, например, отношение В.О. Ключевского к вопросам
«исторической критики» подобного рода. Он считал, что для ис-
точников российской истории такая методика вообще неэффек-
тивна.) Сложность отношения общество-автор произведения
вполне очевидна, равно как и изменение содержания данной
взаимосвязи в различных типах социальной организации. Так,
например, пишет об этом М. Фуко: «Функция - автор связана с
юридической институциональной системой, которая обнимает,
детерминирует и артикулирует универсум дискурса. Для разных
дискурсов в разные времена и для разных форм цивилизаций от-
правления ее приобретают различный вид и осуществляются
различным образом; функция эта определяется не спонтанной
атрибуцией дискурса его производителю, но серией специфиче-
ских и сложных операций: она не отсылает просто-напросто к


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!