Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ВЗРЫВ В ЛЕОНТЬЕВСКОМ ПЕРЕУЛКЕ. 13 часть



Согласно материалам Красной Книги, «анархисты подполья» организованы в виде федераций. Семь федераций трудящихся, в том числе федерация воль­ных партизан, выработали общую программу. Осо­бой ясностью эта программа не отличается. Русскую революцию анархисты воспринимают, как револю­цию социальную, венцом которой должно стать осу-


ществление идеалов анархизма. Они - сторонники советов и видят в действиях большевиков и во всем укладе созданного ими коммунистического государ­ства - главное препятствие для дальнейшего и твор­ческого «углубления революции».

Если представляется ясным отрицание ими основ режима диктатуры, то совершенно исчезают а тума­не очертания их положительной программы. И ког­да они пишут в своих документах «долой Совнар­ком», - это, конечно, совершенно не значит, что на место Совнаркома они хотят создать режим демо­кратии и политической свободы. Отдельные из них в своих воззрениях склоняются к синдикализму и хотят превратить свободные профессиональные со­юзы рабочих в органы управления. Особенно резки выходки в этих документах против так наз. «легаль­ных анархистов», признающих красную армию, со­ветскую государственность и сотрудничающих с со­ветской властью. Их «анархисты подполья» клеймят «пособниками нового самодержавия»...

Вполне естественно, что в атмосфере, насыщен­ной взрывами бомб, конспирацией, заговорами, экспроприациями и всеми миазмами кружковщины и подпольщины, махровым цветом распускается не только авантюризм, но и предательство, а может быть и провокация. ВЧК не была бы верна самой себе, если бы не пыталась проникнуть в среду «анар­хистов подполья» и еще более замутить и без того мутную воду. Об этом Красная Книга, конечно, не дает отчетливых данных. Но все же против воли со­ставителей книги, кое-что пробивается на свет божий.

Вот, напр., мучительно бьется в отравленной сети чеки один из арестованных анархистов Тямин (даль­нейшая судьба которого неизвестна). На допросах он назвал имена и рассказывал про организацию. В


его письмах, заявлениях, отрывочных записках, ад­ресованных известному чекисту Манцеву, председа­телю МЧК, ведшему дело анархистов, подполья, рас­крывается сложная психология юноши. По-видимому, он искренно разочарован в практике русского анархизма, - но и самые искренние моменты прони­зывает дыхание предсмертного страха; на всем ле­жит печать двойственности. Он кается, он признает свои ошибки, он готов служить большевистской ре­волюции, - но одновременно он настаивает на осво­бождении пяти своих товарищей анархистов - «ре­волюционно творческого элемента». Он обещает Манцеву: «если освободите нас, у Деникина будут взрывы и убийства». Вряд ли испытанный чекист воспользовался услугами «анархистов подполья».



Но эту сжатую тисками анархистскую молодежь чека пыталась взять не только репрессиями, но уго­вором и лаской. Характерно, что допросы в чекист­ских застенках называются не иначе, как «беседы». Так, как и Тямин, Розанов имел тоже «беседу», - она происходила «в ночь» сентября, как лакониче­ски, без точной даты, указывает Красная Книга. Та­кую же «беседу» вел в стенах ВЧК левый эсер Донат Черепанов (Черепок). Его долго искали, с июльских дней 1918 г., он был арестован только 17 февраля 1920 г. «Беседу» с ним вел весь синклит - Черепа­нова допрашивали Дзержинский, Лацис, Романов­ский и др.

По-видимому, эта «беседа» шла далеко не в дру­жеских тонах. Черепанов заявил, что, несмотря на исключение из партии, он себя считает «настоящим левым эсером», - в отличие от других левых эсеров, которых он считает «предателями и подлецами». По поводу взрыва на Леонтьевском пер. Черепанов ска­зал: «В метании бомбы я по постановлению штаба участия не принимал. Не будь этого постановления... я бы охотно принял на себя метание бомбы... Нужно только сожалеть о том, что... никто из более крупных не пострадал (при взрыве в Леонтьевском пер.)».




Путь революции, по мнению Черепанова, «путь тер­рора и ударов по голове насильников». Последние слова его, обращенные к Дзержинскому, были тако­вы: «об одном я сожалею - при аресте меня схватили сзади, и я не успел пристрелить ваших агентов».

Черепанов, не в пример безымянным анархистам, был активным участником революции 1917 г. По-видимому, это была мужественная натура, натура, спо­собная к самоотверженности и к большой ненависти. Чекисты оценили по достоинству, какой зверь по­пался к ним в лапы. ВЧК умалчивает о его дальней­шей судьбе. В Москве упорно циркулировали слухи, что Черепанова не расстреляли, а задушили в ВЧК.


Просмотров 444

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!