Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Написано под музыку. 1.Placebo – Post blue 2.Гадкий я(миньоны) – Bababa-baba-nana. Bababa-baba-nana 3.Голдфрапп – Ох ла ла (НЦ) 4.Вячеслав Бутусов – Девушка по городу



Сюрприз.

http://ficbook.net/readfic/1023176

Автор: Olie (http://ficbook.net/authors/Olie)
Соавторы: SKA
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность, POV

Размер: Мини, 7 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Друг всегда прикалывался надо мной из-за моего увлечения и рода занятий, я актер в детском театре. А тут получилось так, что прикололся над ним.

Сюрприз

Раннее утро выходного дня. Рядом со мной раздался звонок лежащего на подушке телефона. Спросонья нашарив его рукой, нажал на кнопку, считая, что забыл вчера выключить будильник. Но через пару минут звонок повторился. С трудом разлепив глаза, осознал, что это мне звонят, а не будильник. Нажав на кнопку ответа, решил узнать, что за самоубийца звонит с самого утра.

- Дим, доброе утро, - раздался в трубке голос руководителя нашего театра, в котором я часто играл для детей. - Прости, что разбудил. Знаю, что сегодня у тебя выходной и ты нигде не задействован, но... - он на миг замолчал, переводя дыхание, а я ждал, предчувствуя неладное. - Понимаешь... У нас тут такое дело... - происходит что-то странное: этот вечно кричащий человек, который всегда всем недоволен, сейчас заикается, не имея сил подобрать слова. Это нонсенс. И тут он выдал. - В общем, у нас заболела Тина, которая должна играть ведьму.

- А я тут при чем? - удивился я, не понимая куда клонит мужчина.

- Ты не мог бы ее заменить? - поинтересовался он, а я в эту минуту окончательно проснулся. Может, у меня слуховая галлюцинация? О чем он говорит?

- Что, простите? Почему я? Есть же еще и Алена, и Катерина, и... - договорить мне не дали.

- Они все задействованы. У нас нет никого свободного, только вот до тебя и удалось дозвониться, - произнес он. - Так как, приедешь? А то сорвется спектакль, - мне ничего не оставалось, как согласиться. Вот только как об этом сообщить другу, с которым мы сегодня договорились пойти в музей? Вот теперь его издевок мне не избежать. И так проходу не дает с этим театром, а тут...



- Хорошо. Я согласен, - на том конце провода облегченно вздохнули. И уже более твердым и уверенным голосом выдали:

- Жду тебя к одиннадцати, - после чего отключились.

Все дело в том, что мы с Егором с самого детства дружим. В школе вместе учились, потом и в один университет попали. Все удивлялись, как два таких разных человека, с абсолютно противоположными суждениями, разными вкусами и интересами, могут дружить, но... Егор прожигает все свободное время на тусовках: девочки, мальчики - не жизнь, а сказка. Да и почему бы ему не менять партнеров, как перчатки? Жгучий брюнет, с темными глазами, короткими ресницами, прямым носом и тонкими губами, которые вечно искривлены в ехидной усмешке. На него велись все без исключения. Он всегда был довольно привлекательным, в отличие от меня. Мои каштановые волосы давно требовали стрижки, зеленые глаза иногда близоруко щурились, тонкие губы вечно приоткрыты, так как постоянно не хватает воздуха.

Я так не могу прожигать жизнь в тусовках. Ему, в отличие от меня, учеба давалась легко, потому он и не беспокоился, а вот мне приходилось все учить, а для этого надо время.

Моим увлечением были тренировки в спортзале: хоть качаться я не особо люблю, но из-за тощего телосложения приходилось это делать. Со временем набралась мышечная масса, появились кубики пресса - от чего фанатели девчонки, да и мальчики, тоже. В этом наши интересы полностью совпадали, и тут мы везде были вместе.



А вот в остальном... Была у меня одна болезнь - театр, я участвовал в постановках студенческого театра в университете, а также был занят в детском. Но есть одно, о чем друг не знает. И я пока никому не хочу об этом говорить. В редкие моменты, когда выпадает свободное время, я занимаюсь восточными единоборствами. После просмотра нескольких фильмов, очень захотелось так же научиться.

Егор всегда подкалывал меня:

- Дим, такое увлечение, как театр, для девчонок. Для парня несерьезно играть зайчиков, официантов, белочек, всяких животных.

Но что бы он ни говорил, часто приходил посмотреть постановки, чтобы прокомментировать мою игру во всех красках. Да и я уже привык к его критике. Считаю, что у каждого артиста должен быть честный критик, который укажет на все недочеты. И сегодня после моего звонка придет же на спектакль, чтобы потом выдать очередную шпильку. Вот и сейчас мне придется звонить ему и говорить, что сегодня я занят в очередном спектакле. Но только в качестве кого, пока говорить не стану, а то ведь окончательно засмеет.

Глянув на время, чертыхнулся, семь часов утра. Епт... Это же надо было меня так рано разбудить. Хм, ну, что же. Я не сплю и другим не дам. Сделал гадость - на сердце радость, сделал две - сердцу радостней вдвойне. Это как раз про меня. Сделав глубокий вдох, набрав в легкие побольше воздуха, с ехидной улыбочкой набрал номер, стал терпеливо ждать ответа.

- Дааааааа... - наконец, раздался голос Егора в трубке. - Какой черт звонит в такую рань?

- И тебе доброго утра, - с улыбкой произнес я. - Пора вставать, труба зовет, - бодро продекламировал я. Тот засопел.

- Что тебе не спится-то? Сам встал и другим спать не даешь? У тебя что, пожар? Потоп? Землетрясение? А может обычный недотрах? - я расхохотался.



- Нет, всего лишь отмена наших планов. У меня сегодня спектакль, - я даже почувствовал, как друг скривился. После чего чертыхнулся.

- Епт.. Вот так всегда, на самом интересном месте. Умеешь ты обломать, - у него что-то зашуршало. - Что хоть за спектакль? - спросил он, а я завис. Об этом я просто забыл поинтересоваться.

- А кто его знает, что-то про ведьм, - невозмутимо заметил я. - Но тебе приходить необязательно, - что-то мне не очень хотелось, чтобы он видел меня в женском образе.

- Ха, с ума сошел? Разве я пропущу такое? Да ни в жизнь. Во сколько? - н-да, отмазка не прокатила. Пришлось сказать время. Тот ответил, что будет обязательно и отключился.

А я стал собираться. Времени было еще много, потому не спеша сварил себе кофе, наделал бутербродов, и, включив телевизор, стал завтракать. Выехать решил пораньше, так как предчувствовал, что мне предстоит нелегкая работа по преображению в девушку. Так оно и оказалось.

Криков было немерено. Целый час наша гримерша билась надо мной. А вот потом был полный писец. Когда мне вынесли одежду, в которой мне предстояло выступать, я чуть в обморок не упал, замахав руками.

- Этттто что? Мне сказали, что я буду ведьмой, а не куртизанкой, вы перепутали наряды, - заорал я, на что мне наша костюмер Верочка ответила:

- Ничего подобного. Это будет сказка на новый лад, где ведьма вполне себе сексапильная особа, а потому... - и она протянула мне короткую расклешенную юбочку с белой подкладкой внутри. Корсет и белую рубашку с коротким рукавом.

- Я не буду это надевать, не враг я своему здоровью, - попытался возмутиться, но бесполезно. Девочки взялись за меня всерьез. Где уговорами, где угрозами, где откровенным шантажом, но они-таки напялили на меня этот ужас. Вот только когда вынесли туфли на километровой шпильке, я встал в позу, что ноги себе точно сломаю. Хоть тут пошли на уступки, найдя на небольшом каблуке. Сюрпризы не кончились.

- Ноги надо брить, - сказала одна из девушек. – Это же рассадник для блох.

- Вы чего? С Луны, что ли свалились? – задал я им вопрос. – Какой брить?

- Прости, но восковых полосок и крема для депиляции с собой нет, - просветили меня. – Так что, остается только бритва.


Теперь остается только надеяться на то, что Егор не попрется за кулисы. Ага, надежда умирает последней. Только подумал о нем, как вот он, пожалуйста, "Помянешь чёрта - он рожки покажет", да еще и с цветами, явно ради прикола. Я готов был взвыть. Потому, постарался отвернуться, авось не заметит.

От прикосновения губ к своей шее вздрогнул, сработала реакция. Резкий бросок через бедро и парень лежит на полу, вытаращив на меня глаза в удивлении. И было чему удивляться. Да, он у нас красавчик, за ним девушки стаями бегают.

Когда он сообразил, что произошло, на его груди стояла моя нога.

- Девушка, у вас такие ноги, что я готов, хоть сейчас с вами... - я чуть не расхохотался. Представив себе эту картину. Да, несмотря на то, что у нас были не только девочки, но и мальчики, друг с другом мы никогда не спали. У нас и мысли такой не было, хотя это удивляло всех, кто был с нами знаком. Нам-то многие предрекали большую и пламенную любовь. Но срослись мы с ним с детства, стали как братья, помочь, подколоть, дать совет – всегда, пожалуйста, а вот как на партнера никогда я, по крайней мере, на него не смотрел, да и он наверно тоже, раз никаких попыток и намеков с его стороны предпринято не было. Нас устраивало что было. Наверно, помнили высказывание "Дружба может закончиться любовью, но любовь никогда не заканчивается дружбой..." Хотя, есть исключения из этого правила, но их единицы. А партнеров нам хватало.

- Придурок, у тебя что, недотрах, раз ты парня от девки уже не отличаешь, - возмутился я, чем ввел в состояние не стояния Егора. Он несколько минут осмысливал ситуацию, а потом расхохотался.

- Димка, это ты, что ли? Вот умора! - и тут я понял, что сейчас начнется... - А тебе идет. Подожди, не уходи, сейчас на телефон засниму, какая ты красотка. Буду друзьям показывать, какая у меня девушка-красавица. А еще, мы сегодня с тобой так и пойдем в кафешку, пусть все умрут от зависти, только ты, это, молчи побольше, скажу, что ты глухонемая...

Мне так и хотелось ему врезать хорошенько, но нас позвали на сцену, представление началось...

Весь спектакль мне было не по себе, как бы я ни пытался абстрагироваться. Искал взглядом Егора и находил его нагло улыбающуюся рожу, решившую свести меня с ума. Эта редиска сидела в первом ряду, по сложившейся традиции, для друзей же все самое лучшее, и при моем взгляде на него начинал строить глазки и облизывать губы. Интересно, что с ним случилось? Может, я его так сильно головой об пол приложил? Мысли так и роились в моей голове, боялся спутать текст, расслабиться удалось к финалу.

В надежде, что сейчас сниму с себя наряд и грим, а вместе с ним и Егор закончит свои подколы, направился в гримерку. Какой же я мечтатель.. Не успел войти, как меня ослепила вспышка.

- Что за на…? – возмутился я, стараясь проморгать глазами.

- Димочка, а может мне теперь тебя Диночкой называть, - хохотал друг. – Я же говорил, что мне нужна фотка моей девушки. Сегодня же буду перед друзьями павлиний хвост распускать.

- Чегооо? - я стал медленно закипать. Только этого мне и не хватало, чтобы этот идиот светил перед всеми моей фоткой в девчачьем образе.

- Да не кипятись ты так. У меня к тебе просьба. Может, ты в таком наряде сегодня со мной прогульнешься? - с невинной улыбкой поинтересовался друг.

- Я тебе быстрее в глаз дам, - невозмутимо заметил я, присаживаясь в кресло, пытаясь снять с себя всю эту дребедень.

Но Егор не собирался сдаваться, не долго думая, он подхватил меня под мышки и потащил из гримерки. Сначала не понял, что он творит, а когда до меня дошло...

Перед нами стояли наши товарищи, которые пришли вместе с этим прохвостом посмотреть спектакль. Возмущаться было уже поздно.

- Ребят, познакомьтесь, моя девушка, Дим... Диночка, очаровательная особа, только слишком больно дерется, если что не по ней, - засмеялся Егор, а ребята стали улыбаться и поздравлять с замечательной игрой. А мне не оставалось ничего другого, как кивать и мило улыбаться. Зато про себя обдумывал, какой же сюрпрайз устроить этому... Этому... У меня даже язык не поворачивается цензурно его обозвать.

Мы всей толпой направились в близлежащее кафе, отметить удачно сыгранную роль. Пили мало, в основном за столом слышались шутки и смех, вот только мне приходилось молчать. Когда один из товарищей поинтересовался, почему я всегда молчу, пришлось ответить:

- Горло сорвал...ла, теперь не могу говорить, - тот удрученно покивал и больше меня не трогали. А вот Егор, зная, что при товарищах я возмущаться не стану, под столом лапал мои коленки, поглаживая по бедру, даже залезал под юбку. Вот гад.

Когда все решили расходиться, тот, обняв меня за талию, церемонно всем поклонился и произнес:

- Все, ребят, нам пора, а то моя девушка уже возбуждена до предела, так что... - при этом он еще и подмигнул всем, а я задохнулся от гнева. Ну, я ему устрою сказку.

Те захихикали, пожелав нам приятной ночи, после чего мы удалились. Я шел, ничего не говоря, вынашивая в голове план мести, чем очень удивил Егора.

- Дим, ты обиделся, что ли? - вполне себе натурально удивился он. - Это же шутка была, - я продолжал молчать. Мне стало интересно, куда и зачем мы сейчас направляемся. Как оказалось, ко мне. Мой дом был ближе.

- Ты ко мне в гости решил зайти? - решил уточнить я, тот кивнул. Вот только его взгляд мне не понравился. Что это с ним? Не был бы он моим другом, точно подумал бы, что он возбужден, но ведь этого же не может быть. Или может? Что-то я окончательно запутался.

А вот стоило нам войти в квартиру, как началось что-то непонятное. Егор развернул меня резко к себе и поцеловал. Ни фига себе. Что это с ним? Он что, возбужданчика выпил, что ли? Только от его поцелуя почему-то закружилась голова. И я решил поддаться его напору, но... Не так, как он рассчитывал.

Резко повалив его на кровать и даже не заметив, что оказался в спальне, стал раздевать Егора и раздеваться сам. Поцелуи, ласки. Помутнение началось у обоих. Мы были порядком возбуждены, вот только несмотря на это, я прекрасно понимал, что в этот раз не уступлю, и Егор получит свой сюрприз.

Сев верхом на друга, от чего он плотоядно ухмыльнулся, стал выцеловывать каждый сантиметр тела. Поиграл с горошинами сосков, облизал каждый кубик пресса, опускаясь все ниже. Тот стонал, не переставая, подаваясь мне навстречу, его руки комкали покрывало, то притягивая к себе, то отпуская.

Прежде, чем приступить к основному действу, я потянулся к тумбочке и достал лубрикант, чем удивил друга, который было собрался что-то сказать, но я резко заглотнул его член, он чуть не задохнулся от ощущений, слова застряли у него в горле, и ему только и оставалось мычать и стонать.

Глаза блестели, по виску стекали капли пота, а я продолжал сосать, иногда облизывая по всей длине его член. А вот потом... Смазав пальцы, растер гель и ввел один в его пульсирующую дырочку.

- Ч-ч-ч-ч-что ты т-т-т-т-творишь? - попытался встать Егор. Да кто же ему позволит? Я тут же стал массировать простату, его просто выгнуло, комнату огласил его крик удовольствия. За первым последовал второй и третий палец. Я разрабатывал его, пока он сам, уже ни о чем не думая, кроме удовольствия, не стал насаживаться на них, требуя большего.

И он его получил. Я стал медленно проникать в него, он скривился от дискомфорта, я склонился к нему, целуя и отвлекая. Войдя до самого конца, остановился, продолжая целовать.

- С-с-с-с-садист, - только и смог выдавить из себя он, а потом двинул бедрами, побуждая к действию. Сначала движения были медленные и размеренные, постепенно ускоряющиеся. Он обхватил ногами мою талию, подаваясь навстречу. Я гладил его тело, несколько раз провел вверх-вниз по его члену. Подушечкой пальца обвел головку, этого он просто уже не выдержал, с громким криком изливаясь себе на живот, и только тогда я последовал за ним.

Упав рядом без сил, притянул его к себе, переводя дыхание.

Мы ни о чем не разговаривали, что для нас было странно, каждый из нас думал только об одном: как мы смогли это сделать и переспали? Что теперь будет? Как будем относиться к случившемуся? Я начал самокопошение в себе, Егор, скорее всего, занимался тем же. Он просто достал меня сегодня своими шутками, это был предел, вот и решил ему показать, что я тоже не пальцем делан.

- Что на меня нашло, сам не разберусь. Да, Димон, ты мне всегда нравился, но дружба была превыше всего, а вот сегодня, увидев тебя в образе девушки и сообразив, как я лоханулся в начале, решил поиграть, но чем больше играл, тем больше меня затягивало. Как себя не убеждал, что это же мой друг, что все неправильно, не помогало. Чем больше думал о тебе, тем больше возбуждался, охренеть... - из него потоком лились слова. А я молчал, слушая и не зная, что на это ответить. Да он и не требовал ответа, положив голову мне на грудь.

Так мы и уснули. Проснувшись утром, рассматривал его, пока тот спал. Хм, а он красавчик, оказывается. Хотя, это я замечал и раньше, но только сейчас осознал в полной мере. Я почему-то не жалею о случившемся. Но тут Егор открыл свои сонные глазки и решил продолжить подкол.

- Детка, да ты такая милая со своей утренней щетиной и стояком, - при этом он провел по моему телу рукой, поглаживая член.

- Ты что, придурок или даун? И еще не понял, что детка у нас ты. Или тебе вчерашнего было мало, и ты не понял? - мило улыбнулся я.

- Ай, ай, да у тебя с утра плохое настроение или у тебя пмс? - продолжал ерничать друг.

- Хм. Ты нарываешься, что только во вкус вошел, можем повторить, - засмеялся я, переворачивая того на спину.

- Повторим-повторим... - притягивая меня к себе, прямо в губы произнес он, делая рывок и переворачивая на спину меня. - Только на этот раз будет небольшая смена ролей...

А я что? Конечно же, оказался не против.

Впоследствии мы часто повторяли. Проанализировав жизнь до момента нашей близости с Егором, я понял, что медленно, но верно, мы шли к этому моменту. Здорово, что в тот день доводы рассудка не помогли, они просто молчали, и мы оказались-таки в одной постели.

Могу со смелостью сказать, сюрприз удался. Он же нас сблизил окончательно и надолго...

 

Я все нашел

http://ficbook.net/readfic/1261500

Автор: cat л.с.а (http://ficbook.net/authors/cat+%D0%BB.%D1%81.%D0%B0)
Беты (редакторы): Ехидная Зараза, Сайрис
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: М/М
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Повседневность

Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
- Ну чё ты, щуплый, рвешься, ответь, и я отстану.
- Да нет у меня никого! - вскрикнул я, когда он особо сильно сомкнул пальцы на плече. - Отстань уже!
Вадим усмехнулся, наклонился и тихо так спросил:

Посвящение:
Каэлю.))) Клуб за мной, я помню это;))))

Публикация на других ресурсах:
Спросить.

Примечания автора:
Всех, кому интересно и нравится мое творчество, приглашаю в новый рассказ, который пишу в соавторстве с замечательным автором - Аmаdeo:
Самообман - http://ficbook.net/readfic/1494534

Моя жизнь в самом начале - это череда неудач. Взять хотя бы тот день, когда я родился. На улице метет метель, температура пошла к отметке минус сорок. Люди собрались за столом, слушают очередную нудную речь президента, готовы уже открыть шампанское, а у мамы схватки начались и воды отошли. Вот так мне и повезло родиться на утро после нового года. Так каждый мой день рождения либо отмечается ночью в Новый год, либо никогда. Еще ни разу на нем не было моих друзей, тех, кого я хотел бы видеть, лишь скучные лица родни. Хотя... были ли у меня эти самые друзья?

В детском садике все время доставал один и тот же мальчик - Вадим, словно других и не было рядом. И все потому, что у меня волосы были светлые, вились пружинками из-за них похож был на одуванчик. Так меня и называли почти все. Я злился, но уперто, с сопением пытался игнорировать все насмешки. Помню, как часто Вадим залеплял мне в волосы жвачку, а маме приходилось ее оттуда вычесывать. Я морщился от боли и плакал от обиды. Во время тихого часа часто устраивали темную, и всегда во главе мелкой банды был тот самый Вадим.

В школе мне повезло, словно утопленнику, попасть в один класс с Вадимом, хуже - нас посадили за одну парту. Мой враг покосился на замершего меня и хмыкнул, в его глазах отражались все те пакости, что он уже придумывал. Со страхом второго сентября ерзал на стуле и ждал того момента, когда Вадим хоть что-то отмочит, но он затих. Неделя ожидания была хуже, чем ад, хуже, чем вообще что-либо. Я даже вздохнул спокойнее, когда обнаружил свой портфель в туалете, плохо лишь то, что в женском, но, спасибо девочкам, они мне его принесли. С того дня и чего только не было, никогда и не думал, что у людей может быть такое богатое воображение. Вот тогда жвачка мне казалась ерундой. Не помню даже, сколько раз я выуживал учебники из унитаза, сколько раз домашку вырывали мне из тетрадей, а слухи, что волной распространялись обо мне, один другого хлеще. На уроках все время чувствовал пинки ногами под партой и тычки острым карандашом в бок. Меня несколько раз запирали в классе после уроков, в раздевалке спортивного зала и даже как-то раз в подвале просидел два часа, пока сторож не услышал моих криков и не вытащил меня оттуда. Мелкий и до ужаса тощий, не мог дать сдачи и, сцепив зубы, все терпел изо дня в день.

Вадим все не унимался. В десятом классе он поймал меня в коридоре, зажал в угол и стал задавать вопросы. Его интересовало лишь одно: есть ли у меня девчонка. Я упирался, пытался оттолкнуть его, сбежать, но это казалось невозможным. Он нависал надо мной как скала и буравил взглядом темно-серых глаз, а тонкие губы кривились в ехидной улыбке.

- Ну че ты, щуплый, рвешься, ответь, и я отстану.

- Да нет у меня никого! - вскрикнул я, когда он особо сильно сомкнул пальцы на плече. - Отстань уже!

Вадим усмехнулся, наклонился и тихо так спросил:

- Импотент, что ли? Не стоит?

Блин, как было стыдно, щеки горят, руки трясутся, и чую, до того хреново, почти на весь этаж заорал:

- Отъебись от меня! Что ты всегда до меня докапываешься?

С трудом, но я смог вырваться из его рук и рванул, куда глаза глядят. Залетел в кабинет химии и попытался отдышаться, но было ощущение, что сердце сейчас выскочит к черту. В ушах все еще звучал крик, что догнал меня в спину:

- Ты чё, белены объелся, Одуванчик?!

Обидно, мне было до дрожи обидно. Пришел в тот день домой и заперся в комнате. Ревел как чертова баба. Напряжение не отпускало, а тело продолжало реагировать на воспоминание его пальцев на моих плечах. С одной стороны, до омерзения противно было, а с другой... во мне все горело, возбуждение прокатывалось по телу. Ненавидел себя, презирал за то, что так реагирую именно на него. Он же сволочь, мучил меня всегда, садист чертов, а я...

Сидя на полу, размазывал слезы по лицу и проклинал все на свете. Завтра снова в школу... не хочу, как же не хочу.

Утром встал больной и разбитый, тело затекло, потому что уснул, как сидел, прямо на полу. В горле першило, и меня как-то вело из стороны в сторону. Похоже, я простыл после ночи на холодном полу. Дополз по стенке до ванной, там умылся и вроде немного пришел в себя, оклемался, но голова так болела, что почти трещала по швам, если такие у меня имелись. Вот нет бы мне дома остаться, нет же, уперто полз учиться. Даже понять не могу, что меня туда несло, зачем?

Впервые за все годы опоздал на урок, никогда еще учитель алгебры не смотрел на меня с таким недоумением в глазах, словно я демон из ада.

- Дима, ты опоздал, - начал он обвинительно.

- Простите, - прохрипел я.

Как видно, что-то он понял, потому как просто кивнул и тихим голосом велел:

- Иди, садись на место, не задерживай всех, а то останетесь на перемену.

Урок прошел как в тумане, чувство, что я вообще не там был. К третьему мне стало еще хуже, все плыло и вертелось перед глазами, кашель начал раздирать горло. Мне приходилось его задерживать все время и часто отпрашиваться в туалет. К концу дня понял, что, возможно, до дому не дойду: тело так горело, что не вздохнуть, не выдохнуть, ощущение, что я вдыхаю и выдыхаю огонь, к тому же ртом, ведь нос давно не дышал. Звонок прозвенел, шатаясь, я поднялся со стула и, сделав пару неуверенных шагов, замер в проходе, вцепившись в парту руками. Как сквозь вату до меня донеслось:

- Одуванчик, чё встал? Двигай тазом.

Вадим... как же все хреново, итак сейчас сдохну, так еще и у него на глазах. Почему мне в жизни всегда не везет? Я бы с удовольствием подвинулся, всем клянусь, но, черт все дери, не мог и все тут. Попытался что-то ответить, но во рту как в пустыне, перед глазами поплыли черные круги, мир завертелся, и я сполз на пол.

- Эй, Дим, Дима, ты чего?

Впервые он назвал меня по имени, а я в отключке почти. Рука легла мне на лоб, она казалась ледяной, так хорошо.

- Мать твою, да ты весь горишь. Какого ты, мелкий пиздюк, раньше никому не сказал, что тебе плохо. Идиот. Толь, бери его сумку.

Я почувствовал, как сильные руки, его руки, подхватили меня, и Вадим легко, словно ничего и не вешу, поднял с пола и прижал к себе.

- Держись, Одуванчик, сейчас донесу до медпункта, а там скорую вызовут. Слышишь, Дим?
Я хотел ответить, что слышу, но сознание окончательно унесло меня на черных волнах беспамятства.


Очнулся дома, в своей кровати, с единственной мыслью - не приснилось ли мне все это: и то, что он назвал меня впервые по имени, и то, что нес на руках и даже волновался. То тепло, которое я ощущал всем телом, неужели всё это мне только приснилось? Закрыл глаза и вздохнул, рядом кто-то пошевелился.

- Дим, сынок, ты как? Хочешь что-нибудь, попить, покушать?

Я помотал головой, мне ничего не хотелось, тело было каким-то ватным, горло драло наждачкой и болела грудь.
Мне пришлось проторчать на больничном две с лишним недели с диагнозом: грипп. И где я умудрился эту бяку подцепить, но привязалась она ко мне крепко и уходить не желала. Температура, как цирковая собачка, прыгала от тридцати шести и шести к тридцати семи и четырем. Шел в школу после болезни с таким диким волнением, словно еще чуть-чуть, и мир рухнет, настанет всему каюк. Переступил порог класса и словно по команде все замерли, а я искал глазами его. Когда наши взгляды встретились, он ухмыльнулся, как делал это и всегда. На подрагивающих ногах, я дошел до парты и опустился на неудобный скрипучий стул. Вадим нагнулся ко мне и тихо прошептал:

- С возвращением, Одуванчик, без тебя тут даже скучно было.

Его тон, он снова был такой, как и раньше, из голоса ушло то тепло, что я смог ощутить тогда. Словно ничего и не было.

Дни вновь потекли однообразной волной, все было как и прежде, он подтрунивал надо мной, посмеивался и все так же не воспринимал всерьез. Правда, больше не было тех жестоких подколок и тычков, он не пытался пнуть побольнее или ткнуть карандашом в бок. Честно… иногда я скучал по этому всему, тогда у меня было хоть такое его внимание, теперь же его просто не было. Иногда я почти толкал себя к тому, чтобы подойти и признаться, но моя решимость таяла с каждым сделанным шагом, и, не доходя до Вадима пары метров, останавливался и тупо стоял, пялясь в одну точку. И так почти каждую пятницу. Клянусь, не знаю, почему я выбирал именно этот день недели, но, приходя домой, запирался в комнате и не находил себе места все выходные.

Мама все пыталась до меня достучатся, узнать, что со мной происходит, но, как и все подростки того возраста, признаться ей мне было просто стыдно. Я замкнулся окончательно, отгородился стеной от родных и близких мне людей, от тех, с кем когда-то делился всеми тайнами и секретами, мечтами и желаниями. Так я прожил еще один год, и пришедшие каникулы не принесли мне больше той радости, что испытывал раньше. Три месяца, целых три длинных долгих месяца без него. Казалось, что это чувство съедает меня живьем, поглощает по капле, по миллиметру, не дает сделать вздох, убивает. Мне почти как воздух было необходимо видеть Вадима, его серые глаза, черные коротко-стриженные взъерошенные волосы и улыбку на тонких губах. Хоть невзначай коснуться, проходя мимо в коридоре, слышать голос или смех. Я был зависим… да, как наркоман от дозы или алкаш от бутылки водки. Моя сила воли… ее попросту не было. Сколько раз пытался себя заставить, сколько раз запрещал смотреть на него? Бесконечно много, но ничего из этого не помогло. Я ненавидел себя, презирал и не понимал. Что вообще во мне не так, почему вот такой? Почему, когда мои сверстники заигрывают с девчонками, я не могу так же? Почему мои глаза не останавливаются на изящных, тонких девичьих фигурках? Почему взглядом выискивал его сильное атлетическое тело с широкими плечами и гордой прямой осанкой? Почему? Кто сделал меня таким? Я урод, неправильный, извращенец? Кто я, что за странное и никому ненужное существо?

Вопросы раздирали меня на части, и хотелось выть, словно и не человек, а загнанный в угол и раненый дикий волк. Когда мама предложила поехать на каникулы в деревню к дедушке, согласился тут же. У меня была одна надежда, что хотя бы там отвлекусь от него, хоть на время смогу выкинуть из головы эти прожигающие и клеймящие сердце глаза. Мне нужен был покой, пока окончательно не свихнулся от всего мной пережитого за этот год, от всех мыслей и чертовых вопросов, которые сам себе задавал и на которые так и не смог найти ответа.


В деревне было тихо, почти безлюдно, из жилых домов осталось только семь, да и там все одни старики да старухи. Я часто ходил в лес, что граничил с нашими землями, и подолгу сидел окруженный звуками природы, рисовал иногда, а порой писал стихи, пытался отвлечься от всего и сразу. К концу третьего месяца понял: исписал две толстых тетради в восемьдесят листов, изрисовал кучу альбомов, а выкинуть его из головы так и не смог. Все мои рисунки были пасмурными и темными, а стихи печальными и тяжелыми. Через пару дней мне отправляться домой, а в голове все такой же хаос и неразбериха.


Город встретил суетой и шумом, после тишины деревни он почти оглушал. Хотелось вновь спрятаться. Мама радостно обняла меня, как только сошел с автобуса, папа лишь положил руку на плечо. До начала учебы осталась неделя, мне как раз хватит времени подготовиться. Но была еще одна мысль, которую хотел обсудить с родителями.

Когда мы подъехали на старой папиной Волге к нашему подъезду, я немного повеселел. Все же рад был увидеть родной дом. Сердце билось в груди, и было какое-то странное волнение. И тут отвел глаза в сторону и увидел его… Почему... здесь, в нашем дворе? Он же живет двумя улицами дальше. Почему? Все мгновенно рухнуло вниз, звеня градом осколков из разбитых на части эмоций и чувств. Он стоял, облокотившись о дерево, и обнимал какую-то темноволосую девчонку, укрывая ее плечи своей ветровкой. Больно… как же было больно, словно вырвали сердце, раскурочив грудную клетку, вложили бесполезный и уже ненужный орган в мои руки. Я увидел, как Вадим засмеялся, слегка пригнулся к миниатюрной брюнетке и поцеловал ее в щеку. С ней он был другой, нежный, мягкий, наверное настоящий.

Сжав кулаки и с трудом отведя взгляд, заставил себя пройти несколько метров до подъезда. Мама, не заметив изменений в моем настроении, что-то весело щебетала, и сквозь боль, грызущею меня заживо, я улыбался ей, заталкивая как можно глубже все свои чувства и эмоции.

Мне удалось уговорить родителей в тот день, и меня перевели в другую школу, туда приходилось добираться на транспорте, но лучше это, чем те муки, что ждали рядом с ним.

Я закончил школу, отправился в институт и даже издал пару сборников стихов, которые стали довольно популярными. В двадцать пять лет открыл свою первую выставочную галерею, где мои картины нашли своего ценителя. Их мрачность и своеобразная техника покорили многих. С Вадимом мы больше никогда не встречались. А восемь лет назад я переехал жить в другой город. Мои стихи и картины принесли хорошие гонорары. Денег было больше, чем достаточно. Жизнь, вроде, наладилась. Я смирился уже давно, что гей, и прекратил задавать ненужные вопросы. У меня были любовники, кто-то лишь на день, кто-то был рядом даже пару лет. Жизнь текла своим чередом, в ней все устаканилось и наладилось. Я редко вспоминал Вадима и всегда почему-то с теплом, не знаю, возможно, он был тем, кто научил меня не сдаваться и преодолевать боль, принимать себя таким, как я есть. И спустя вот уже двадцать лет я счастлив. Олег сам нашел меня, сам предложил встречаться. Он всегда говорил так: «Я превращу твою жизнь в счастье, и со мной забудешь все и всех. А улыбка никогда не покинет твоего лица». Он прав был, во всём прав, пусть всё было не сразу, но он выполнил каждое сказанное слово. И теперь у меня есть тот, кого люблю, кто дает тепло мне и покой, но все равно иногда перелистываю старые школьные фотографии и смотрю на него, и просто улыбаюсь. Я знаю, что он женился (мне рассказала мама по телефону), что у Вадима двое детей, два мальчика-близнеца. Он счастлив, как и я теперь. Спустя столько неудач, что было у меня в начале жизненного пути, наконец-то вокруг нет боли или терзаний. Ведь теперь есть он. Видеть его, говорить с ним, дотрагиваться или просто смотреть телевизор - вот оно счастье. Делить одну кровать, вдыхать запах сильного тела, греться в кольце рук и благодарить… без разницы кого, просто благодарить, что он у меня есть. Каждое утро мы вместе завтракаем, глядя в глаза друг друга, и он касается моих ног своими ступнями под столом, смеется моим глупым шуткам.

Спустя столько лет я смог понять главное: если не сдаваться и искать, можно найти того, кто принесет свет во тьму, оставленную другим.

Моя жизнь - череда неудач… Чушь, я самый удачливый ублюдок в этой жизни.

Ну вот, наверное, и вся моя история с ее неудачами и падениями, болью и терзаниями, которые привели меня к моему кусочку счастья. Мне больше нечего искать, я уже все нашел.

***

Невысокий светловолосый мужчина, сидящий на большой кровати, нажал на крестик в углу экрана и, сохранив текст, закрыл ноутбук. Две сильные руки обхватили его за плечи, и горячие губы коснулись шеи.

- Ты закончил, Дим?

- Да, Олег, мы можем ехать к моим родителям, - улыбнувшись, проговорил блондин и прикрыв зеленые глаза, откинулся назад, облокотившись на мощную грудь черноглазого брюнета.

Дима искренне улыбался, спустя столько лет он возвращался назад домой, в свой город, и был счастлив. Его больше ничего не тяготило. Прошлое осталось в прошлом, а впереди новый день.

Дима повернулся к Олегу и поцеловал того в губы, на миг погрузившись в мир где были лишь они одни.

Братский вечер

http://ficbook.net/readfic/1465167

Автор: Бакуко (http://ficbook.net/authors/%D0%91%D0%B0%D0%BA%D1%83%D0%BA%D0%BE)
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, POV
Предупреждения: Инцест, Нецензурная лексика, Секс с несовершеннолетними
Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Стоило мне взглянуть на него, как я понял, что мне пиздец. Ведь это был мой старший брат. Ведь я несовершеннолетний, в клубе, и пытаюсь склеить его...

Посвящение:
Романтичным идеям

Публикация на других ресурсах:
С ссылочкой

Примечания автора:
Фик ни на что не претендует. Никакого обоснуя, никакого подтекста. Только юмор, только стеб.
Заявка.

Шум адских колонок, казалось, мог раздробить мозг в пыль. Но я терпел, успешно делая вид, что в восторге от местного "клубняка", что кислый коктейль сводит меня с ума, а пьяные взгляды помятой девицы вызывают еще что-нибудь, кроме отвращения и желания вылить этот самый коктейль ей на голову.

Я высматривал жертву. Так, как высматривает гепард желанную лань, так я искал в толпе кого-нибудь, кто утолил бы мой голод. Нет, ребят, я реально хотел есть...

Розовая вспышка ослепила меня, а потом в другой стороне танцплощадки, где людей было как кильки в банке и даже больше, появилась милая блондинка. Я оценил ее фигуру, хмыкнул, шагая к ней.

- Хей, потанцевать хочешь? - спросил я девушку, стараясь выглядеть располагающе-дружелюбным. Она скривилась, сразу выдав образ блядской стервы, скрывающийся за милым личиком.

- Смелый что ли?

- Смел, как лев.

- Тогда спроси у моего парня-каратиста, - она кивнула за стойку бара, где высокий "парень-каратист" втолковывал что-то бармену. Я хмыкнул.

- Ну, я парень храбрый, за свои слова отвечаю, - под ее удивленный взгляд я, в тайне катаясь по полу от смеха, подошел к тому самому каратисту.

- Потанцевать хочешь? - хихикнул я, на всякий случай, отходя на шаг. Мало ли, львы львами, а от летящих тапочков уворачиваться трудно...

Парень обернулся. В этот момент мое сердце ухнуло куда-то вниз - я понял, что мне пиздец.

Если бы все люди могли так выкатывать шары от удивления. Стакан в его руках медленно пополз вниз, а потом треснул. Сука, блять, силен.

- Ты что тут делаешь? - взревел он, но от шума колонок, теперь служившего мне зубодробительным щитом, на меня обрушивалась лишь невнятная речь.

- Я? Ничего, просто гуляю.

- Ты сейчас огребешь... - коктейль вернулся на стойку.

- Да блять, а сам-то! - он схватил меня за руку, так крепко, что мое запястье взвыло. Больно!

Мда. Охуенно провел вечер. Надо же, черт возьми, что в таком гигантском городе мы попали в один блядо-клуб, мы встали за одну стойку, и дернул же черт меня к нему в шутку подкатить. Это же пиздец! Это же мой старший брат!

Он тащил меня через толпу, врезаясь в людей плечами. Его блондинка беспокойно топталась в стороне, а потом заметила нас. Я показал ей средний палец, продемонстрировал наши переплетённые ладони и радостно улыбнулся. Приятного вечера!

Глеб вытащил меня на улицу, на холод. Потом хлопнул себя по лбу, велел ждать тут, иначе "мне будет такой пиздец, что ад раем покажется". Я ждал, ведь от догонялок с ним, и правда, будет только хуже.

Глеб вернулся с нашими куртками. Как нашел мою - загадка, но я смолчал, не решаясь открывать рта. Он поймал такси, пихнул меня на заднее сиденье и сел рядом. Назвал папин адрес, и лишь тогда повернулся ко мне.

- Тебе же всего семнадцать, - страдальчески потянул он. Схватил меня за подбородок, повертел мое лицо так и эдак, проверяя зрачки.

- И чего? Повеселиться нельзя? Сам не лучше, - я отпрянул, уставился в окно. Как назло, водитель включил в машине свет, и единственное, что мне было видно - это рассерженное лицо Глеба. Тоже мне, старший брат нашелся. Синьор Помидор, блин.

- Мне уже есть восемнадцать.

- Ага, три дня назад исполнилось.

- Какая разница, когда? Главное, что я совершеннолетний, а ты - мелочь пузатая.

- Да пошел ты.

Глеб потянул меня за ухо, разворачивая к себе. Наверно, уже устал злиться, а теперь вымещал остатки на рукоприкладстве.

- Ну и где ты сейчас? - спросил он, когда устал тыкать меня в живот и в бок. Я откинулся назад.

- У друга. А ты?

- У девушки.

- М, я тебя у нее увел. Хотел трахнуть.

- Что за молодежь пошла? - Глеб покосился на водителя. Мне показалось, или он снисходительно улыбнулся? - такая сопля, а уже лезет на вершины.

- На вершинах сопелек больше. Холодно же, насморк, - съехидничал я.

Такси подъехало к темному дому, мы выгрузились и молча поднялись на знакомый этаж. Железная дверь была заперта, но у Глеба нашелся ключ.

- Отец в командировке.

- Ну да, конечно. Прикинулся фикусом.

- Как сумел.

Мы прошли в гостиную. В машине я не замечал, но от Глеба разило алкоголем и женскими духами. Его волосы растрепались, я живо представил, как тонкая ручка с розовыми ноготками треплет их.

- Ну, что, хочешь меня? - вырвалось вдруг, когда я вспомнил о том, для чего хотел подкатить к симпатичному парню за стойкой.

- Нет, - Глеб растянулся на красном кожаном диване, потянулся за пультом, но не достал. Лениво посмотрел на меня.
- Ну, почему? - я плюхнулся на него, чувствуя, как он изгибается под моим весом. Инфузория несчастная. Мне было скучно, я хотел повеселить себя издевательствами над ним.

- Егор, ты, блять, подумай, - он вцепился в мои бедра, пытаясь сдвинуть неподвластный монумент прекрасного меня. Я захихикал, улегся головой ему на грудь, замечая сладкие пары кислого коктейля в голове. Это они из желудка на чердак поднялись? Хорошо, хоть не в подвал.

- Зна-а-аешь, - пропел я, елозя головой. Глеб устало вздохнул.

- Ну чего?

- Я вчера такой говорю Насте: "Я братика хочу", а она отвечает... знаешь что?

- Что?

- Поговори с ним! Может, взаимно? - выдал я, заглядывая в лицо Глеба. Мой рассказ его не впечатлил, наоборот, между тонких бровей залегла складочка. Мой брат.

Я хотел коснуться его лба рукой, но не решился. В конце концов, я виноват в том, что сорвал ему вечер. Нет, стоп, разве я? Хотя какой старший брат сможет молча наблюдать за улюлюкавшимся младшим?

- Отец не придет?

- Он мне сам ключ дал, сказал, что на недельку.

- Повезло. Почему мне никогда не дают?

- Еще б тебе кто-нибудь давал, такому хлюпику.

- Не называй меня хлюпиком!

- Хлюпик, - Глеб засмеялся. Мне нравилось, когда он смеялся, сразу внутри все расцветало.

- Я есть хочу.

- Вставай, там, кажется, была пицца.

Я слез с него неохотно, чувствуя, как сразу похолодало. В конце концов, мне всего лишь семнадцать, и близость тел сводит меня с ума, как и любого другого подростка.

Мы нашли пиццу в холодильнике, холодную, но довольно аппетитную. А потом сидели в гостиной, смотря какой-то глуповатый фильмец. Я планировал на вечер встречу с какой-нибудь девушкой, а в итоге оказался тут, с моим братом, которого пытался в шутку склеить. Жаль только, он видит во мне домашнего зайчика, такого, которого надо спрашивать через каждые пять минут "Не нужны ли теплые носки?". А ведь мы почти ровесники! Я виноват лишь в том, что не выдался ростом и мускулатурой?


- Знаешь, Егор, мне жаль, что у меня нет младшей сестренки. А тебе?

- Я только братика хочу.

- Ну, поговори с ним. Может, взаимно?


Чего взаимного-то тут? В конце концов, и любовь у нас «братская». По крайней мере, у него.

Глеб зевнул, а мне до умопомрачения хотелось, чтоб он обнял меня, посадил меж своих ног на пол. Я бы сидел там, как в уютном гнездышке, а если бы откинулся назад, то почувствовал бы выпуклость на его джинсах.
Ведь секс сорвался у нас обоих, у него - в особенности.

Я не выдержал, поднялся и плюхнулся ему на колени. Глеб крякнул, я, наверняка, снова заехал ему острым локтем куда-нибудь, но это месть. Моя крошка-месть за наказание в машине.

Глеб повертел в пальцах мою ладонь, рассматривая что-то. А потом рассмеялся:

- Ногти грызешь? Фу. Хочешь, лак дам?

- Ты меня за голубого держишь? - возмутился я, утыкаясь лицом ему в шею. Окей, согласен, разморило, как сопливую девчонку.

- Да.

- Ну, так держи нежнее, - он вздрогнул, неуверенно положил руку мне на бедро. Плохо дело, еще чуть-чуть этих глебовских ласк, и мой маленький друг поставит палатку.

- Ты чего добиваешься? - нам уже плевать на происходящее на экране.

- Та блондинка - твоя девка? - ускользнул я от ответа.

- Нет, сегодня познакомились.

- Фука.

Он усмехнулся. Взъерошил мои волосы теплым движением, уткнулся в них носом, просто выталкивая меня за гребанные рамки нормальности. Приятно...

- Обычно такой ты еблан, - с маниакальной нежностью проговорил он, - а стоит мне выпить и вот так посидеть, так глаз не оторвать.

- Ну, так чего ждешь?

- Боюсь брать ответственность.

- Давай я возьму ответственность, а ты возьмешь меня? - пробормотал я, целуя его белую шею. Я плохой брат. Развратник. Хулиган. Шляюсь по клубам. Люблю своего старшего брата.

- Извращенец.

- Я искусствовед в любви, - засмеялся я, уже не просто касаясь губами, кусая, вылизывая его солоноватую кожу. Глеб откинул голову назад, закусил губу - от этого вида в моем животе что-то кувыркнулось.

- И сколько ты возьмешь за лекцию? - его темные глаза стали почти черными. Черт. Разве может быть кто-то прекрасней, дороже, ближе?

- Ну... Если ты прямо сейчас меня поцелуешь, то всего лишь неделю мытья посуды.

Глеб хмыкнул. Его руки заскользили под мою футболку, его губы прижались к моим, жадно сминая.

Надо срочно выбросить эту его хреновую майку, ее невозможно снять. И джинсы, и ремень, и все остальное, потому что я ненавижу мучиться с фантиками от конфет, а Глеб показался мне удивительно сладким, и таким... недоступным. Даже когда я уже лежал на животе, цеплялся руками за подлокотник дивана, а Глеб шуршал позади презервативом, мне казалось, что это какой-то адский сон. А если явь, то завтра мой брат будет биться в истерике, шугаться от меня, проклинать этот вечер.

- Только маме не говори, - всхлипнул я. Конечно, он не скажет, ведь это он меня трахает, в конце концов. И неплохо трахает, хотя немного больно.

- Я... - он замолкает, замирает, сдерживаясь. Его член словно становится больше, сзади все горит, но мне мало. Мало, потому что я этого ждал, потому что я пьян, потому что я не знаю, когда это повторится.

Вот бы этот вечер не заканчивался. Даже после безумной скачки, когда я обессиленный лежал у Глеба на груди, рассеяно целовал его торчащий сосок, мне хотелось, чтоб время остановилось.

- Видимо, какой-то подлый Амур подстрелил нас.

- Поймаю гада - убью.

- Не надо. Я и без того очень тебя люблю.

- Глупый ты. Еще раз увижу тебя в клубе - мало не покажется.

- Главное, чтоб было так же хорошо. Можешь даже меня отшлепать, - я заискивающе улыбнулся, а потом зажмурился и уткнулся носом ему в шею.

- Я тоже тебя люблю, - шепнул Глеб мне в волосы.

Мда. Охуенный провел вечер. Вот бы такие случались почаще.

Манекен

http://ficbook.net/readfic/1871052

Автор: Valkiria Ru (http://ficbook.net/authors/Valkiria+Ru)
Беты (редакторы): Черная М
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность, PWP, Songfic, Учебные заведения

Размер: Мини, 6 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
У меня есть дурацкая привычка: во время разговора по телефону руки не знаю куда деть.Сегодня в метро болтал по телефону,увлекся и только спустя пару минут понял,что убираю пушинки и волоски с пальто незнакомого мне мужика,который,плюс ко всему,стоял ко мне лицом и все это наблюдал.Он поблагодарил.

Посвящение:
Автору и читателям)))

Публикация на других ресурсах:
Ссылку мне.

Примечания автора:
Нус, значит так))) Мне тоже захотелось написать по этой заявке)))) Знаю что написано по ней много, но что сделаешь, захотелось))) Надеюсь, вам понравится мой вариант)))


Манекен

Написано под музыку. 1.Placebo – Post blue 2.Гадкий я(миньоны) – Bababa-baba-nana. Bababa-baba-nana 3.Голдфрапп – Ох ла ла (НЦ) 4.Вячеслав Бутусов – Девушка по городу


- Все, я умничка, я здесь, - проговорил я в трубку.

- Жека, ты с кем там разговариваешь? - раздался голос Лехи в ответ на мое высказывание.

- С тобой, с кем же еще? - мне бы надо найти уголок и технично в нем примоститься.

- И где ты здесь, я тебя не вижу? - упс, врать нехорошо, да?

- Лех, я еще в метро, - о, брошюрка, руки, вы куда? Не живите собственной жизнью. А, ладно, от одной порванной брошюрки никому плохо не станет.

- Ты... да я тебя... ты же мне говорил, что ты к универу подъезжаешь.

- Правильно, во сне я как раз и подъезжал, а в реале я спал, - эй, где моя брошюрка? Точно, я же из нее цветочек сделал. О, рука к моему цветочку тянется. Да берите, пожалуйста, дарить людям добро я умею. Я поднял голову и посмотрел на хозяина руки. Мужчина лет двадцати семи в хорошем дорогом костюме, коротком пальто и с дипломатом в другой руке. Странный мужчина, таких, излучающих ауру благополучия, в метро редко встретишь, даже не так, таких в метро вообще не бывает. Что он здесь забыл?

- Жека, у нас агрофизика, какое нахрен метро? - чуть ли не проорал мне в ухо друг. А ты меня нервничать не заставляй, я когда нервный, вообще собой не владею. Да-да, пушинка, ниточка, еще одна. Разворачиваем манекен. И как на пальто может быть столько пуха? Взгляд вниз, не, ну это вообще ни в какие ворота, на брюках-то откуда? Точно, влажные салфетки.

- Ой, ладно тебе орать, она второй парой, сейчас я только философию пропущу, - руки смочены влажными салфетками, можно приступать. Какая-то мягкая попа у манекена, да ладно. Низ брюк тоже надо почистить, а для этого надо сесть, ох уж эта работа. Быстро почистив низ, развернул манекен и принялся чистить перед, постепенно поднимаюсь все выше, смачивая руки о салфетку.

- Точно? Ты где уже?

- Хм, странный вопрос, на работе же. Лех, ты чего?

- Какая к черту работа?! Совсем сбрендил?! Ты же только что мне сказал, что ты в метро, - о да, и вот именно в этот момент я приблизился к самому главному, а точнее, к паху манекена. Дурак я, какой манекен? У манекена не может быть такого стояка, у него там все гладко.

- Э, Лех, а давай я тебе чуть позже перезвоню? - я отключаюсь и, уже покрасневший как рак, поднимаю взгляд на мужчину. Очень удивленного и очень злого мужчину.

- Я это, пойду, окей? За химчистку можете не отдавать, считайте, это бонус был к поездке в метро. Простите, - разворачиваюсь на сто восемьдесят, но меня хватают за руку.

- Куда же ты, а благодарности не хочешь? - шипит мне на ухо мужчина.

- Ой, спасибо, но я обойдусь, я вас с работой перепутал, у нас просто все манекены на работе такие же стройные, - проговорил я и подумал, может мне все-таки убиться головой об поручень. А что? Мне кажется, этот вариант куда лучше того, что ожидает меня от этого субъекта.

- Спасибо.

- За что? – удивляюсь я.

- Ну как же, почистил мою одежду, назвал меня стройным, а сейчас еще со мной прогуляешься, так вообще золотцем будешь, - прошипел мне в ухо мужчина.

- А может, не надо? - ну вот за что? Пальцы себе сломать что ли? Навязчивые действия, дурная, дурацкая привычка что-нибудь делать руками, когда болтаю по телефону. А все мама виновата: "почеши мне волосы, пока болтаешь", "погладь одежду", "почисти куртку, руки ведь все равно свободны, ты же в наушниках". Ага, и наушники, выкину их нахрен, может проблем меньше станет. Сколько раз я платил штраф за безбилетный проезд, потому что рвал билетик во время разговора, а сколько за то, что карту метро пытался отковырять? Пфф, ладно, что там мой манекен поделывает?

- Простите, а куда вы меня выводите? Мне до конечной надо! – удивленно воскликнул я, поняв, что меня выталкивают из вагона, а мужчина идет прямо позади меня, не отставая и на двадцать сантиметров.

- Слышь, парень, у меня из-за тебя стояк, и ты меня сейчас прикрываешь. Нравится тебе это или нет, ты пойдешь со мной, - зло проговорил мужчина.

- А че, дипломатом прикрыться никак? - возмущено проговорил я.

- Никак, потом покажу почему, - коротко ответил мне мужчина.

- А что вы делаете в метро? Я думал такие, как вы, в нем не ездят? – так же возмущено проговорил я.

- Мой водитель проспал и застрял в пробке, на такси ехать бесполезно, и то, что сейчас я бизнесмен, не значит, что раньше я в метро не ездил. Студентом я только общественным транспортом и передвигался, – проговорил мужчина, когда мы уже выходили на улицу. О, мой телефон опять ожил. Мою руку отпустили, а я принялся искать телефон.

- Лех, блин, у меня непредвиденная ситуация. Я, наверно, и на агрофизику не приду, - тихо проговорил я, косясь на остановившегося возле дорогой иномарки мужчину, из машины выскочил водила, быстро проговорил что-то мужчине, а тот, в свою очередь, посмотрев на меня, ухмыльнулся и, подойдя ко мне, потащил в машину.

- Тебя Гранфорг убьет, ты уже вторую пару у нее пропускаешь, - прошипел Леха, а ну да, он же на философии. Эй, куда?! А зачем ты у бабушек цветочки покупаешь? Мне зачем? А, рвать, ну ладно...

- Лех, ну блин я же не виноват, это все ты, кстати, вот не позвонил бы, я бы не вляпался в такое, ммм, ну ты понял, - любит, не любит, пнет, поцелует. Пнет? Я так не хочу.

- И в какую попу ты опять вляпался? - устало и уже без злобы проговорил Леха. Любит, не любит, пнет, поцелует. О, поцелует.

- Лех, ты меня поцелуешь? Мне тут в гадании на ромашке выпало.

- На меня гадал?

- Нет, просто.

- Тогда не поцелую, и вообще, я ориентации нормальной. Не то, что ты.

- Эй-эй, не трогай мою ориентацию, нормальная она, для меня, правда, но нормальная.

- Лучше бы тебя по девочкам перло, чем по парням, так что иди их и проси.

- Ну, а я что сделал, я попросил тебя, - блин, цветочки закончились.

- Ааа, Жека, не кушай мозг. Я не в твоем вкусе.

- Да-да, не в моем, ммм, - я удивлено посмотрел на мужчину, который повернул мою голову к своему лицу. Хитрая улыбка, и меня целуют мягкие губы, сминают мои. Ласковый такой осторожный поцелуй. Вкусно, ментоловый какой-то вкус, легкий привкус сигарет и чертовски обалденный аромат парфюма, чуть грубоватый, волнующий, возбуждающий.

- Заканчиваешь во сколько? - оторвавшись от моих губ, спросил мужчина, а я огляделся. Мы уже около моего универа.

- В четыре, - шокировано проговариваю я. Как классно получилось, он меня даже подвез.

- Заеду, жди, - и чмокнув меня еще раз в губы, вытолкал из машины.

- Леха, ты тут? Я, оказывается, приду вовремя.

***

Месяц спустя.

- Ой, Леха, знал бы ты, как ты сейчас некстати, - проговорил я в трубку. И даже не проговорил, а простонал, задыхаясь от нежных поцелуев на моей шее. Руки Дениса блуждали по моей спине, пробегали между лопаток, одна скользнула под попу, вторая же стала мять сосок. А я все пытался отвлечься на что-нибудь, чтобы не стонать от этих приятных ощущений прямо в трубку. Я сидел на коленях Дениса, который расположился в кресле у себя в кабинете.

Зачем он опять это делает, если все равно закончится как обычно: он возбудит меня, я его, но я в конце концов опять струшу и сбегу? Да, я трус, мне до жути страшно, что у нас будет секс. Нет, мне очень нравится Денис, и я могу даже с уверенностью сказать, что за этот месяц влюбился в него, но поскольку первый опыт с парнем у меня был очень и очень не ахти, то сейчас я просто до жути боюсь повторения той боли, а еще больше того, что после неудачной близости мы не сможем быть вместе.

- Да я не сам, меня попросили позвонить и отвлечь тебя минут так на десять, - проговорил Леха смущенным голосом. - А и еще сказали ничему не удивляться.

Про что это он, кто просил, зачем? И куда меня тащит Денис?

- Ау, холодно, - воскликнул я, когда он уложил-посадил меня на кожаный диван и встал на колени на пол между моих раскинутых ног. Но Ден на мой вскрик лишь ухмыльнулся и приник губами к соску. И вот меня чуть ли не выгибает от его действий, от языка, обводящего ореол соска, от рук гладящих мое тело.

- Эй, Жека, мне велели тебя отвлекать, так что давай рассказывай, с чего тебе там вдруг холодно стало?

Мне холодно? Какое холодно?! Мне жарко, мне очень жарко. Руки Дениса скользнули к ширинке моих джинсов, расстегнули их и приспустили их вместе с бельем. Обжигающие поцелуи в живот, около пупка, и губы Дениса стремятся все ниже, язык пробегает по стволу уже вставшего члена. Пальцы, блуждают по яичкам и кружат возле входа в анус. Ах, нет, зачем? Не успеваю среагировать, как с моих ног окончательно стянули джинсы. Язык скользит между яичек, облизывает, обсасывает и приближается к дырочке. Выгибаюсь от таких феерических ощущений, как я могу от такого отказываться? Язык скользит вглубь, постепенно, мягко, расслабляя стенки ануса. Нажимаю отбой на телефоне и роняю его, нет, я уже ничего не соображаю. А Денис своим языком даже не думает останавливаться, скользит все глубже, смазывая слюной и все больше расслабляя меня. Потом он раздвигает мои ягодицы, ах, что он делает? Ласкает пальцами дырочку и одновременно языком, нельзя так, это сводит с ума.

Первый палец проскальзывает почти незаметно, щекотно, приятно, классно. Со вторым уже появляется чувство дискомфорта, но терпеть можно. Чувствую наполненность, как пальцы скользят по стенкам, возбуждая, принося собой желание самому насаживаться, прося большего. Третий, и я недовольно скулю, когда чувствую холодную смазку, проникающую в меня с пальцами Дена. Но тут же забываю совершенно обо всем, когда его рот накрывает мой член. Медленные движение головы, и каждый раз кажется, что вот-вот член останется без этого горячего плотного ощущения его рта, но нет, он вновь и вновь его заглатывает. Пальцы движутся, слегка проворачиваясь, и я выгибаюсь, пытаюсь плотнее поймать ту самую точку, которую он изредка, будто случайно, задевает.
- Денис... - стон вырывается непроизвольно, когда его пальцы выскальзывают из меня, оставляя за собой пустоту. Так не честно!

- Выдыхай, когда начну входить, - хрипло говорит Денис.

Поцелуй, шелест обертки презерватива, и в мою дырочку упирается его член. Прикушенная губа Дениса, мой стон, и вот он почти весь во мне. Теплые губы на моих щеках, медленные, сводящие с ума своей неспешностью толчки, и вот я не выдерживаю и сам толкаюсь, насаживаясь на него все глубже. Мои ноги на его плечах, руки над головой, опора, нужна опора. Плавные толчки переходят в более резкие, чуть грубоватые, но я почти привык.

- Хочу поцеловать, - с придыханием шепчу я и не могу сдержать стона, когда он, приподняв меня за бедра, подкладывает под них подушку. Снова жадные движения его члена во мне, и он задевает простату. - Черт, уже не хочу, двигайся, двигайся!

И я притягиваю его бедра к себе, сильнее развожу ноги. Ужас, как, наверное, развратно я выгляжу. Всклоченные волосы, приоткрытый от стонов рот, влажное тело, которое само пытается двигаться, подрагивающий член, который уже требует разрядки. "Давай же, двигайся, хочу, хочу тебя сильнее, больше, глубже" - кричу я у себя в голове. Меня, наверно, выдают глаза, потому что Денис рычит и начинает буквально врываться, раздирая меня, насаживая до основания, до самого конца. Быстрые движения рукой по моему члену, и сперма выстреливает, забрызгивая мою грудь, соски, сползая на шею во впадинку между ключицами. Последние мощные толчки, и я чувствую как пульсирует его член во мне, я почти могу посчитать, сколько раз он стрельнул.

- Ты был великолепен, - и Денис расслабленно целует меня, спускается ниже и слизывает все то, чем я запачкал себя. - И вкусный.

***

- Денис, знаешь, что я тут вспомнил? - я лежу на диване попой кверху, укрытый пледом, все-таки перестарались мы для первого раза.

- Ммм? - промычал он, стягивая с себя презерватив и выкидывая его в мусорную корзину. Надеюсь, уборщица не заметит.

- Вот помнишь, мы с тобой когда познакомились в метро, я тебя спросил, почему ты не можешь прикрыться дипломатом, ты ответил, что потом мне покажешь почему? - проговорил я, задумчиво рассматривая его накачанную попку.

- Ну, помню. Тебе показать почему? - Денис облокотился на стол и посмотрел на меня изучающим взглядом. Прямо-таки плотоядно-изучающим взглядом.

- Эй, эй, даже не думай, самое раннее завтра, у меня все болит. Ты лучше показывай давай, и еще, ты же еще тогда захотел меня? Ну, встало же у тебя на меня.

- Встало у меня от вида, как молодой симпатичный парень стоит передо мной на коленях, видок был - закачаешься. Как-то сразу воображение подкинуло картинку, как ты делаешь мне минет, вот и встал сразу, понятное дело, - а я от его слов покраснел, ну вот зачем так запросто в лоб об этом говорить? Я же теперь пока не сделаю, не успокоюсь, тоже буду представлять. - А насчет дипломата, смотри.

Я поднял взгляд на Дениса и тут же скрылся под своим пледом, истерично похрюкивая. Мамочка, такой вид серьезный, крепко сложенный мужчина, с широкими плечами, узкими бедрами, в чем мать родила и прикрывается папочкой.

- Нет, ты смотри, смотри, и представь, что я бы так шел к машине, - с меня сдернули плед, и я посмотрел в такие красивые серые глаза. Хотелось сказать, "но ты же не был голый", но вылетело совсем другое.

- Ден, знаешь, а я тебя люблю.

Хочется - значит можется

http://ficbook.net/readfic/499361

Автор: Aleali (http://ficbook.net/authors/Aleali)
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: м/м
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Юмор, Повседневность

Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
На подобной работе можно встретить кого угодно.

Посвящение:
Заказчику, вестимо. х)

Публикация на других ресурсах:
Запрещено без согласия автора.

Примечания автора:
Ничего нового и оригинального здесь нет. Просто захотелось написать на заявку : )

- … Ты не похож ни на кого, с кем я раньше был. Ты необыкновенный, понимаешь? Я обязательно позвоню…
«Да засни ты уже, дебил».
- Буду ждать, сэр, - Тим натянул улыбку на лицо и раздраженно постучал кончиками пальцев по холодной поверхности автобусного стекла, наблюдая за вновь мелькающими за ним улицами и старательно не думая о том, как на него теперь смотрят сзади сидящие пассажиры – из тех, кто еще не ушел, услышав, как он «работает». Благо, маленьких детей он тут не заметил. Черт бы подрал эти внезапные звонки с работы!..
- Как жаль, что у тебя нет времени, я бы поболтал с тобой еще, кстати, куда ты так спешишь?.. – продолжал сиплый голос в трубке, вызывая новый прилив раздражения.
- Куда надо – туда и спешу, - отрезал он, не выдержав, - То есть… простите, сэр, у меня сейчас всё так сложно… Но я буду ждать вашего следующего звонка! До свидания!
- Тай... – он успел бросить трубку. И облегченно вздохнул, прислонившись лбом к холодному стеклу. Как же Тим не любил подобные ситуации, когда очередной вызов застигал его, когда он возвращался с учебы или отправлялся на нее. Но делать нечего – установить четкий график работы у него не было возможности, в ином случае денег катастрофически не хватало бы. А так прибыль была весьма выгодной: и на семью хватало, и на себя, и на бытовые нужды. Правда, из-за этого разнобойного графика ему часто приходилось страдать. А иногда не только ему, но и психике окружающих…
Ладно дом, где он мог запереться в комнате. Ладно улица какая – завернуть в переулок и поработать по-быстрому, благо, «способности», как уверял его работодатель, у него были. Ладно даже какое-то общественное место! Но в утреннем автобусе, когда народу была тьма… хм. Хуже подобных ситуаций могло быть только одно…


Просмотров 427

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!