Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Шанская (иньская) цивилизация



Рубежным этапом цивилизационного развития Юго-Восточной Азии стало появление т.н. городской цивилизации Шан (Инь) (XVIII-XII вв. до н.э.), отличающейся практикой строительства городов с пышными дворцами и храмами. К этому времени успехи в гончарном деле уже привели к открытию металлургии. Появление бронзы и начавшийся век металла рука об руку шли с урбанистической цивилизацией, один из первичных очагов которой сложился в середине II тыс. до н.э. в бассейне Хуанхэ.

Как известно, первые урбанистические центры представляли собой комплексы родственно-соседских общин. Такие города-государства строились по определенному плану, с наличием дворцово-храмового комплекса, с ремесленными кварталами и бронзолитейными мастерскими. Среди них исключительное место занимает Аньян (нын. Сяотунь) или Великий город Шан, как его называет древнекитайская традиция. Он стоял во главе довольно крупного этнически однородного конгломерата городских обществ, который по имени правящей династии получил название Шан-Инь. Политическое объединение и политический центр возникшей здесь цивилизации обозначались термином Шан, тогда как ее оракульный культовый комплекс (Иньский оракул), расположенный в Аньяне, носил название Инь.

Согласно китайской традиции Шанское (Иньское) протогосударство просуществовало 644 года, сменив 34 правителя. Его границы то расширялись, то сужались и поэтому не могут быть определенно установлены, но территориальное ядро находилось на севере нынешней провинции Хэнань. Администратитвно-политическая структура достаточно быстро сложившегося Шанского протогосударства подразделялась на три неодинаковых части. Первая внутренняя, столичная, где находился всевластный правитель ван, обладающий чрезвычайными военными полномочиями, функциями верховного жреца, а в особых случаях организатора производства. И хотя его власть ограничивалась советом старейшин, состоящим из родоначальников и племенных вождей (совет больших и малых), а также народным собранием, ван выступал в качестве символа сакрального единства шанской общности. В столичном центре располагались дворцы и мастерские, амбары, склады и казармы. Помимо вана здесь жили его приближенные, чиновники, воины, ремесленники. Эту внутреннюю территорию окружали большие поля и охотничьи угодья, которые как бы отделяли ее от второй части Шанского протогосударства промежуточной. Здесь располагались владения вассалов вана, которые прикрывали столицу от набегов варварских племен. Далее располагалась третья, внешняя часть города-государства, населенная нешанскими племенами, взаимоотношения с которыми варьировались от союзнических до откровенно враждебных. Именно эта территория являлась полем взаимодействия Шанский цивилизации с варварским миром племен, не только воевавших с шанцами, но и перенимавших у них немало ценных цивилизационных нововведений.

Шанская цивилизация создавалась усилиями 150-200 тысяч человек, ведших оседлый образ жизни. Земледелие здесь не знало искусственного орошения, так как муссонные ветры приносили достаточное количество осадков для таких культур как просо, пшеница, чумиза, гаолян (сорго). Все усилия были направлены скорее на дренирование излишней влаги и защиту полей от стремительных паводков с помощью сооружаемых дамб, гигантских обводных стен и каналов. Кроме злаков выращивали садово-огородные культуры и тутовое дерево для разведения шелкопряда. Скотоводство, как жизненно важный для шанцев вид хозяйственной деятельности, включало основной набор домашних животных овцы, быки и упряжные лошади. Стычки с соседями из-за пастбищ были обычным явлением. Важным подспорьем в получении продуктов питания выступали рыбная ловля и охота в богатых птицей, крупной и мелкой дичью лесах Древнего Китая.

Для Шанской цивилизации характерно обособление ремесла от земледелия и территориально, и организационно. Возможно, в особую профессию выделилось ремесло медников, каменотесов, оружейников, мастерские которых были сосредоточены в пригородных кварталах. Получило развитие монументальное строительство, в частности градостроительство, которое контролировалось ваном и обеспечивалось значительными материальными и человеческими ресурсами.

Одна из особенностей Шанский цивилизации наличие монументальных комплексов в ее центральной столичной части. Уже сложился определенный столичный архитектурный канон. Так, крупные здания возводились на платформах, а их опору дополняли деревянные колонны с устойчивыми подушками, сделанными из камня или металла, между которыми устанавливались стены. В зданиях дворцового типа отдавалось предпочтение прямоугольным строениям.

Однако самых поразительных успехов шанцы добились в бронзолитейном производстве, в частности в изготовлении предметов вооружения (копья и наконечники стрел), орудий труда (тесла, топоры, ножи, мотыги), деталей колесниц и сосудов ритуального назначения. Отливалось свыше тридцати типов бронзовых сосудов, которые служили для приготовления, хранения и потребления жертвенной пищи. Из-за слоя зеленой патины (налета на поверхности изделия) они получили название зеленой бронзы и позже весьма высоко ценились. Высокохудожественные бронзовые сосуды украшались художественными рельефами о красочно орнаментировались. Среди мотивов преобладал животный орнамент (дракон, цикада) и заполняющий целиком поверхность сосуда геометрический узор из меняющих направление линий (бегущий меандр). Шанская цивилизация накопила значительный опыт в литейном деле, секреты которого шанцы умели хранить.

Судя по всему, регулярная торговля уже привела к появлению средства платежа, которым служили раковины каури или их бронзовые имитации. Чтобы было удобнее их носить, в раковинах делали отверстия и нанизывали на нить. Стоимость связок, скорее всего, была значительной. Став мерилом стоимости, раковины в дальнейшем превратились в символ драгоценной вещи, символ богатства.

Шанская цивилизация являла пример сильно милитаризованного общества, в котором война была нормой жизни. Десятитысячная армия Шанского протогосударства состояла из воинов-профессионалов, обеспеченных прекрасной бронзовой амуницией, а также из военных подразделений конницы и колесниц, запряженных парой лошадей. Армия требовала четкой организации, которую осуществляли начальник границ, начальник гарнизона, служитель лошади и другие военные должностные лица. Войны велись в основном ради захвата добычи скота, зерна и особенно пленных, которых затем использовали для массовых жертвоприношений.



Военный настрой шанского общества сказался и на его социальной структуре, которая включала группы противостоящие друг другу и по социальному статусу и по степени материальной обеспеченности. Выделялось несколько кланов, близких к дому вана, который опирался не только на своих сородичей, но и на отдельных глав племен, находившихся в его номинальном подчинении, которым жаловались различные почетные титулы. Сформировался и разветвленный бюрократический аппарат, состоящий из высших администраторов, низших чиновников, распорядителей и лиц, отвечавших за военную подготовку и охоту.

Важную роль в сплочении шанцев играла обрядная культовая практика. Представления о переселении души после смерти существовали в Древнем Китае еще в эпоху неолита. Однако обряды, связанные с этим культом, сложились не позже шанского времени. Вероятно, они рассматривались как важнейшее средство обеспечения благополучия общины. Шанцы уделяли огромное внимание обряду общения с умершими ванами, которые были наиболее признанными и уважаемыми божествами.

В ритуальных пиршествах, сопровождавших жертвоприношения, участвовало все взрослое население Шанского города-государства. Жертвы приносились верховному богу Шанди, местным божествам, умершим правителям, их женам, сестрам, высокопоставленным чиновникам и т.д. Посредством жертвоприношения и обращения к оракулу верховный правитель устанавливал связь с божеством. Свои просьбы и пожелания шанца записывали на специально обработанных гадательных костях бараньих лопатках, панцирях черепах. Надписи делались острым предметом, а затем для большей четкости натирались краской. Сами надписи достаточно лаконичны и строились по принципу: вопрос ответ предсказание. Здесь же содержалась дата гадания, имя гадателя и примечание, совершилось или нет предсказание. Большинство надписей содержит, однако, лишь часть сведений такого рода. Шанцы гадали о природных явлениях (затмениях, дожде, ветре, снеге). Они обращались к оракулу, отправляясь в путь, готовясь к военному походу, спрашивали о жертвоприношениях и т.д.

В практике ритуальных гаданий рождалась древнейшая пиктографическая (картинная, рисунчатая) письменность одно из главных достижений Шанской цивилизации. Она стала прообразом современной китайской иероглифической письменности, ставшей ключом к ее дешифровке. Шанская цивилизация, созданная обществом гадательных костей более трех тысячелетий назад эталон древней истории Китая, ее золотой век, когда появилась письменность, и человек впервые начал записывать свои мысли, когда были созданы прекрасные изделия из зеленой бронзы и возникло шелкопрядение. Сегодня историческое наследие Шанской цивилизации особо почитаемо не только в Китае, но в мировой цивилизации.

 

Цивилизация эпохи Чжоу

Очередной виток цивилизационного развития Древнего Китая связан с эпохой династии Чжоу (XI в. 256 г. до н.э.). На реке Вэй, притоке Хуанхэ, к западу от Шанского протогосударства обитало воинственное племя чжоу. Создав мощный союз племен, чжоу на рубеже II-I тыс. до н.э. завоевали шанцев и утвердили свое господство в бассейне Желтой реки. Ключевые события произошли в период полувекового правления чжоуского правителя Вэнь-вана и его старшего сына У вана, который в 1027 г. до н.э. в битве при Муе одолел войско последнего шанского вана Чжоу Синя, окончательно победив великий город Шан. На смену Шанской цивилизации приходит цивилизация эпохи Чжоу, в развитии которой традиционно выделяется два этапа Западное Чжоу (XI в. 771 г. до н.э.) и Восточной Чжоу (771 221 гг. до н.э.).

Западночжоуская цивилизация сформировалась на обширной территории от Ганьсу на северо-западе и Сычуани на юго-западе до Желтого моря на востоке, от Шеньси на севере до реки Янцзы на юге. Именно здесь было создано сравнительно большое государственное образование, политическое устройство которого в течение нескольких столетий определяло особенности цивилизационного развития этого региона.

После свержения власти Шан во главе нового государственного образования встали равные по статусу шанским правителям наследственные чжоуские правители. И хотя они приняли титул ван, который прежде принадлежал только правителю Шан, их власть не читалась легитимной. Потребность в идеологическом обосновании законности чжоуского вана завершилась оформлением учения о божественном происхождении царственности, т.н. теории Мандата Неба. Согласно ей легитимность правителя приобреталась покровительством бога Шанди, который жил на небе и олицетворял его. Но поскольку Шанди бог шанцев, а Небо не принадлежало никому, то поэтому именно оно делало легитимной власть того или иного правителя. Только добродетельный, мудрый и справедливый правитель мог получить от Неба Мандат на власть в Поднебесной, на управление всем тем, что находилось под властью Неба. Небо из места обитания обожествленных родовых предков династии Шан превратилось в абстрактный символ всего божественного.

Этический аспект взаимоотношений человека с предками и Небом отражало понятие дэ. Дэ как сакральную добродетель, харизму и благодать можно накапливать и утрачивать. Считалось, что если Небо удовлетворено правлением ванов, то оно никак себя не проявляет. Несчастья же были выражением неодобрения высших сил. Реакция Неба определялась особым отношением к шанским и чжоуским правителям. Утративших дэ шанских правителей Небо лишило власти, передав ее чжоуским правителям. Чжоуский ван был провозглашен Сыном Неба и Единственным земным воплощением его, наделенным магической силой дэ. Считалось, что Небо вручило ему землю и подданных, и поэтому он вправе властвовать над ними. Старший Сын Неба считался родоначальником Поднебесной, а все остальные правители, которые принадлежали к той же родовой фамилии, оказывали ему высшие почести.

Таким образом, в эпоху Западной Чжоу начала формироваться уникальная китайская государственность, которая выстраивалась не на религиозной, а на идеологической основе. Божественный характер власти вана внешне выражался в том, что даже высшие чиновники перед лицом правителя должны были совершать троекратный земной поклон. Древние легенды несли представление о сверхъестественном происхождении правителей, живущих в иной сфере, чем обычные люди. Идеология обоготворения власти правителей нашла выражение в культе предков вана, а также в пышных формах придворного этикета.

После завоевания Шан на протяжении первых 75 лет чжоуские правители пытались создать сильное централизованное государство. Первоначально их усилия были направлены на максимальное усвоение наследия шанцев, которых они переселили в район Лои. Здесь шанские мастера построили для чжоуских правителей новую столицу, которая стала местопребыванием многочисленной чжоуской администрации и главным военным центром, хотя ван со своим двором продолжал жить на западе, в районе родовых поселений чжоусцев.

Чжоусцы, используя опыт шанских чиновников, сумели наладить эффективную централизованную администрацию, опиравшуюся на 14 армий центра. Вокруг вана выросла значительная группа титулованного аристократического чиновничества, занимавшего высшие должности в управлении государством. Было определено пять высших титулов гун, хоу, бо, цзы, нань. Высшими сановниками и ближайшими советниками вана считались трое гунов, которые стояли во главе трех важнейших ведомств. Один из них начальник множества управлял хозяйственной жизнью Чжоу (посевы, жатва, торговля, цены и порядок на рынках). Второй являлся начальником военного ведомства (военные наборы, военное обучение, снабжение войск, командование армией во время войны). Третий гун начальник общественных работ ведал земельным фондом и руководил водоснабжением государства. Выделение финансовых, военных и судебных ведомств и обособление должностей свидетельствуют об укреплении чжоуской государственности, которая, однако, для такой обширной территории была недостаточно прочна и стабильна. Само Западночжоуское государство не приобрело деспотической формы правления. Власть вана ограничивал сановный совет и чжоуская аристократия.

Надежды на создание централизованного государства разрушала и система наследственных уделов, которая впоследствии сыграла роковую роль в судьбе цивилизации Западного Чжоу. Государство Чжоу, кроме городов и областей, подчинявшихся лично вану и его наместникам, включало в себя огромную периферию, заселенную различными племенами. Эта территория не примыкала к резиденциям-столицам, но находилась под непосредственным политическим контролем чжоусцев. Она была поделена на уделы, предоставлявшиеся в наследственное владение и управление родичам чжоуского дома, соратникам вана и крупным сановникам. Все они присягали на верность вану. Владельцы наделов, а число их составляло, чуть ли не более тысячи, обязаны были приносить дары чжоускому правителю, предоставлять в его распоряжение военную силу и регулярно бывать при дворе. В остальном они были вполне самостоятельны и даже могли передавать часть своих владений в управление подчиненным. Высшим должностным лицам при дворе вана поручалось следить за выполнением правителями этих полунезависимых областей их обязательств перед чжоуским домом. Был разработан специальный церемониал, который проходил в торжественной обстановке. Неправильное соблюдение этикета при поднесении даров означало неуважение и оскорбление династии. Впоследствии утвердилась тенденция сокращения числа уделов с их одновременным укрупнением и усилением. Постепенно они превращались в полунезависимые образования, чья зависимость от вана становилась все менее ощутимой.

Введение системы наделов сказалось и на социальной дифференциации чжоуского общества. Оно делилось на пять социальных групп. Во главе стоял правитель ван. Вторая группа состояла из представителей высшей аристократии чжухоу. Третья включала глав родоплеменных групп дафу, которые представляли население наследственного владения аристократии. Четвертая группа включала глав больших семей ши. Пятую, самую многочисленную, составляли простолюдины. Такое разделение было тесно связано и с системой общинного землепользования, на которую оказывало влияние родовое устройство Западного Чжоу.

Основу социальной системы и хозяйственной организации составляли, прежде всего, деревенские общины и общинная собственность на землю, с особой системой колодезных полей. Суть этой системы заключалась в том, что обрабатываемая земля делилась на 9 одинаковых участков, из которых один средний община обрабатывала сообща. Каждая семья обязана была трудиться на этих землях.

Относительно спокойная эпоха Западного Чжоу продлилась всего 340 лет, когда, сменяя один другого, правили 12 ванов. В бассейне реки Хуанхэ сложилась единая цивилизационная общность Чжунго (срединные государства). Сто родов собственно чжоуского населения, позаимствовав у шанцев культуру и пройдя через создание более совершенной государственности, к VIII в. до н.э. оказались перед катастрофой распада. По мере укрепления власти удельных правителей, усиливалось их стремление к независимости. Положение усугубляли вторжения в Западное Чжоу кочевых племен жунов. Не сумев выдержать напор племен, чжоусцы стали отступать со своих исконных земель. Ван перенес свою резиденцию в г. Лои, Западное Чжоу распалось на ряд самостоятельных государств, и начался новый этап Китайской цивилизации эпоха Восточного Чжоу.

 


Просмотров 1553

Эта страница нарушает авторские права



allrefrs.ru - 2022 год. Все права принадлежат их авторам!