Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Итак! В Чечне установлен мир!



Чечня равноправный субъект Российской Федерации!

Чеченцы имеют такие же права как и другие народы России!

Например, хотя бы как у чукчей. А хотелось бы иметь права как у евреев, то есть в одночасье стать долларовым миллиардером, а потом жить хоть в Англии. В общем, чеченцы такой же народ как и все остальные.

Так ли это на самом деле? Проведём собственное расследование.

Начнём с того, что нам дали в качестве определения как этнической единицы, тюркский ярлык «чечен». В киргизском языке, слово «чечен» означает в переводе на русский язык «колючка», «колючий». В тувинском тюркском языке «чечен»-это означает «меткий», и т.п.

Неужели у нашего народа нет собственного достойного самоназвания?

Например, слово «вайнах», состоит из двух слов «вай» и «нах»= «мы(наш)» и «народ(люди)». Но почему «вай», а не «вэй»? Кому-то, когда-то захотелось оскорбить нас и внушил, что писать надо «вайнах». При произношении слова так как написано, получается «ай народ», или «ой люди», потому что слово «вай» переводится как возглас «ай» или «ой». Это ли не издевательство? Всегда были, есть и будут «вэйнахи». И никакие «ай» и «ой». Современные чеченцы стали произносить это слово так как и написано. Не этого ли добивались те, кто подарил нам это слово. Есть хорошая буква «Э». ВЭЙ-мы, наш; звучное, громкое и красивое слово.

«Вай»-не слово, это вскрик. Давайте уважать себя. Мы вэйнахи!

Слово «чеченец» производное от наименования бывшего кумыкского, а теперь чеченского аула Чечен. Обратите внимание, что на равнине и в предгорьях, в большинстве своём, в названиях сёл существует приставка «юрт» или «аул».

То есть, это бывшие тюркские поселения, которые постепенно стали вэй-нахскими. А коренное население этих аулов частично ассимилированы чеченцами, частично покинули свои селения. К примеру, современные казачьи станицы. Они так и остались станицами со своими первоначальными названиями. Но живут там уже в основном вэйнахи. Так, слова «юрт», «аул», «станица» вошли в современный язык вэйнахов как свои собственные слова.



В горах аулов, юрт и станиц нет. Там тэйпы жили обособленно друг от друга и к их наименованиям не лепились приставки «аул» и «юрт».

Говорят макаж, хой, ляшкаро, дишни, гуни и т.д.

С Х1Х века в обиход вошло слово «чеченец», как название одного из вэйнахских народов. Есть ли у нашего народа собственное приличное слово для обозначения своей этнической принадлежности и территории?

Самоназвание – нохчи. Совершенно согласен с теми авторами, которые не связывают этот термин ни с сыром, ни с плугом. Абсолютно согласен с теми, кто обосновывает этот термин с именем Великого Патриарха Ноха (по Библии Ной). НОХ – НОЙ. НОХЧИ – НОЕВИЧИ. И это произносится безо всяких натяжек, выдумок и домыслов по поводу происхождения слова и нашего народа.

ЛАТТА – в переводе на русский «земля».

НОХЧИЙН ЛАТТА = НОЕВИЧЕЙ ЗЕМЛЯ.

НОХЧЛАТ – прекрасное самоназвание территории, на которой тысячелетиями жили наши героические предки.

Кому тяжело даётся произношение этого слова – не произносите его. Но всё же предлагаю сравнить:

Чечня и Нохчлат = Русня и Россия?

Чечня и НОЕВИЧЕЙ ЗЕМЛЯ. Почувствуйте разницу.

Для вэйнахских, да и для невэйнахских ушей короткое, понятное,

красивое слово, к которому легко привыкнуть.

Кто мы? Нохчи(ноевичи) или чечены?

Со нохчи ву! – я потомок Ноя (муж.род).

Со нохчи ю! – я потомок Ноя (жен.род).

Вэй нохчи ду - мы потомки Ноя (мн.ч.).



 

Все народы мира так или иначе потомки Ноя. Но только нашему народу дано право называться его именем – НОХЧИ (мн.ч.), НОХЧУО (ед.ч.)

Так давайте пользоваться правом данным нам Самим Богом.

Прошло немного времени после окончания первой и второй русско-чеченских кампаний конца ХХ начала ХХ1 века. Уже можно подытожить чего добились нохчи(ноевичи) и русичи в этих войнах. Но не этот вопрос главный. Основной вопрос состоит в том: возможны ли в неопределённом будущем подобные катаклизмы между нами?

Попытаемся ответить на этот вопрос исходя из национальных черт одного и другого народов. Оценки этнических особенностей тех и других

даны поэтами, литераторами и военными России. Использованы также характеристики данные нохчи самим себе. В наше время для определения национальных различий используется термин «менталитет», который у всех разный.

Для начала очертим границы, в пределах которых будет идти разговор о различиях двух типов мышления. Лучше всех эти границы обозначены

Михаилом Лермонтовым:

-с одной стороны «страна рабов, страна господ» - Российская Империя.

-с другой, «им бог свобода, их закон – война» - нохчи.

Почему же Россия страна рабов и господ? С этим вопросом Иван Бунин определился так: «У господ было в характере то же, что и холопов: или властвовать или бояться»( «Суходол»).

Климов Г.П. увидел в русских следующую национальную особенность: «Есть люди, которые не могут жить со своими близкими на равных правах. Они всегда стараются быть господами, но если это не получается, тогда они сами лезут в слуги к тому, кто оказался сильнее» ( «Князь мира сего», «Пересвет», Краснодар, 2007 г.). Эта особенность присуща не только отдельным людям, но и целым народам.

Ещё резче обозначил эту сторону русской национальной черты Чернышевский: рабы все, сверху донизу.



Откуда в основной массе русской нации эта особенность? Или она была присуща им изначально? Вот как видит источник этой проблемы писатель Х1Х века Алексей Константинович Толстой. В стихотворении «Змей Тугарин» отражён его взгляд по данному поводу:

И время придёт,

Уступит наш хан христианам,

И снова подымется русский народ,

И землю единый из вас соберёт,

Но сам же на ней станет ханом!

И в тереме будет сидеть он в своём,

Подобен кумиру средь храма,

И будет он спины вам бить батожьём,

А вы ему стукать да стукать челом –

Ой срама, ой горького срама!

И - далее

Обычай вы наш переймёте,

На честь вы поруху научитесь класть,

И вот наглотавшись татарщины всласть,

Вы Русью её назовёте!

И с честной поссоритесь вы стариной,

И, предкам великим на сором,

Не слушая голоса крови родной,

Вы скажете: «станем к варягам спиной,

Лицом повернёмся к обдорам!»

( «обдоры» - восточные народы)

 

Как точно передана суть трений между «почвенниками» и «западниками» в среде русской интеллигенции Х1Х века. Многие исследователи русского национального характера тоже уверены, что принцип отношений в обществе по формуле «я начальник – ты дурак, ты начальник – я дурак» привит Золотой Ордой. Этой идеи придерживаются и некоторые современные писатели. Например у братьев Вайнеров, Аркадия и Георгия, такое мнение по исследуемому вопросу: «Мы ведь все наполовину татарва и выжили, поскольку наши пращуры-мужики соображали; захватчику надо отдать свою бабу, другого выхода нет. Отсюда, может, наша жизнеспособная гибкость рабов, вражьих выблядков» («Евангелие от палача», изд. «Сигма-пресс», 1992 г., стр.67).

Одним из крайних проявлений подобного типа мышления описана Давлатовым С.: «Холуй этот до того обожает начальство, что путает его с родиной, эпохой, мирозданием» («Компромисс», С-П, дом «Азбука-классики», стр.211).

Более вежливо эту сторону российской ментальности характеризует руководитель сектора изучения элиты института социологии РАН Крыштановская О.: «В нашей стране лояльность должна превалировать» («Известия», №30(27801), от 20-22 февраля 2009 г. стр.5).

Вот как видит эту проблему писатель Иванов А.: «Раболепие перед властью и способность к высшей отваге – два края одного и того же явления»

( «Аргументы и факты», №47(1516) от 18-24 ноября 2009 г.)

Таким образом, внутренний мир русского человека устроен по формуле: начальник-подчинённый; господин-раб; хам-холуй; хозяин-работник. При такой системе межличностных отношений любой господин становится чьим- то рабом. А « для лакея не может быть великого человека, потому что у лакея своё понятие о величии» (Л.Н.Толстой, «Война и мир»).

Однако, «нельзя преодолеть какого-то странного духовного превосходства иных людей.

Бывают солдаты, которых боятся их командиры рот. Чернорабочие, перед которыми робеют прорабы. Подследственные, вызывающие трепет следователей»( Солженицын А. «В круге первом», т.1), - и такие люди крайне редкое исключение в среде наций с вертикальным мышлением.

«Выступая на бизнесфоруме, проходившем на юге Китая, известный актёр Джеки Чан заявил, что свобода вредна для китайского народа. «Весь мой опыт подсказывает мне, что нам нужно чёткое руководство, иначе мы начинаем делать всё что хотим»,- пояснил своё заявление Джеки. Позицию Чана полностью поддерживает правительство страны. Между тем сам Джеки Чан живёт и работает в США, наблюдая за развитием Китая в основном со стороны» (газета «Московский комсомолец» от 21 апреля 2009 г. №85). Эта короткая газетная заметка даёт точную суть внутреннего мира российского чиновника. Русские и китайцы имеют тяготение к «сильной» руке.

То есть, вертикаль власти не наружное средство, применяемое в крайних случаях для решения определённой задачи и на определённое время, а внутренний механизм русской души. Потому так легко выстраивается эта модель взаимоотношений в российском обществе.

Теперь характеристики оппонентов русских – о нохчи:

Герой Отечественной войны 1812 года генерал Ермолов уделил много внимания национальным отличиям вэйнахов от всех остальных народов Кавказа. Вот некоторые выдержки из его наблюдений:

«- Ниже по течению Терека живут чеченцы, самые злейшие из разбойников, нападающие на линию. Общество их весьма малолюдно, но чрезвычайно умножились в последние несколько лет, ибо принимались дружественные злодеи всех прочих народов.

Даже наши солдаты бегут именно в Чечню. Их привлекает туда совершенное равноправие и равенство чеченцев, не признающих в своей среде никакой власти.

Эти разбойники принимают наших солдат с распростёртыми объятьями! Так что Чечню можно назвать гнездом всех разбойников и притоном наших солдат. Я этим мошенникам предъявил ультиматум: выдать беглых солдат или мщение будет ужасным. Нет, не выдали ни одного солдата! Приходилось истреблять их аулы. Сего народа, конечно, нет под солнцем ни гнуснее, ни коварнее. У них даже чумы не бывает! Я не успокоюсь до тех пор, пока своими глазами не увижу скелет последнего чеченца.

Государь! … Горские народы примером независимости своей в самих подданных Вашего Императорского Величества порождают дух мятежный и любовь к независимости».

Последняя фраза – это ключ к пониманию проблем постоянно стоящих перед нашими народами. Независимый народ имеет чувство собственного достоинства. Зависимый – нет. Эта же проблема стоит и на межличностном уровне.

Короткие выводы: ненависть автократов к демократам запрограммирована на клеточном уровне человеческого организма и передаётся по наследству. А у нохчи не было и нет национальных предрассудков. Об этом свидетельствует вся его древняя история. У ноевичей одна главенствующая черта национального характера – это ненависть к насилию. Вэйнахи уважают силу. Вэйнахи не признают насилие. К сожалению, властители России не видят разницы в этих понятиях. Российские власти, особенно в Х1Х и ХХ веках, разновидность восточных деспотий. Большинство населения страны – это крепостные рабы, которых можно продавать и целыми деревнями, а можно и поштучно, выдёргивая любого из своей среды, будь то ребёнок, или взрослый член семьи. Так, беглые русские солдаты ( и не только русские) предпочитали жить в среде «диких» вэйнахских «разбойников», а не в цивилизованной русской казарме. И не только русские, но и представители других народов. К примеру, несколько кабардинцев, говоря современным языком, попросили политического убежища у нохчи. По этому поводу Дубровин Н.Ф. подтверждает:

«Со дня выступления своего из Грозной и до возвращения, холод продолжался довольно жестокий. Кроме глубокого в Чечне снега, морозы постоянно держались от 8 до 12 градусов, наконец, гололедица, продолжавшаяся четыре дня, покрыв льдом деревья и все растения, лишили последнего продовольствия скот, в то время, как сено осталось в деревнях или в степи.

Сие две крайности довольно сильны, чтобы поработить любой другой народ, но едва поколебали несколько чеченцев. Упорство их неимоверное. То есть, не выдали кабардинцев»( «История войны и владычества», т.4, С-П., 1888 г., из воспоминаний генерала Грекова).

Теперь представим, какое- нибудь русскую деревню дворов в 200-300 окружает батальон пехоты, сотня казаков, и артиллерия в несколько стволов.

После чего старосте предлагается под страхом смерти выдать несколько заезжих молодцев. Жители села отказывают, начинается бой, после которого все жители села погибают защищая традиции гостеприимства. Да, это нереально. Нереально представить такое, потому что такого не было никогда. Такого не знает и история тюркских, арабских, европейских и каких- либо других цивилизаций.

Такое было возможно только у вэйнахов. И такие случаи не были единичными. Они были системными.

Некто Боденштадт (Франкфурт, 1855 г.) свидетельствует: «Из века в век мощное Российское государство подвергает физическому уничтожению чеченский народ, его историческое и культурное наследие,-Россия на протяжении многих веков вела войну против чеченцев, однако никогда так и не смогла окончательно их победить»

Генерал Орлов М. в 1826 году пишет: «Так же невозможно покорить чеченцев, как сгладить Кавказ. Кто кроме нас может похвастаться, что видел вечную войну».

Необходимо заострить внимание читателя ещё на одном моменте, что представляла страна Нохчлат до российской оккупации? Вот, что заметил один из офицеров русской армии: «Вся Чечня покрыта густой сетью оросительных каналов. Везде, насколько можно охватить взглядом, зреют сады и урожай на прилежно возделанных полях. По чистоте и опрятности, по богатству обстановки, с чеченскими домами могут соперничать только дома немецких поселенцев в Крыму и на Кубани» (Майор Властов, «Война с большой Чечней», «Русский инвалид» за 1858 год).

Всё это фиксировалось в Х1Х веке. Что же изменилось в характере нохчи за сто лет? В середине ХХ века писатель А.Солженицын заметил следующую особенность в поведении ноевичей: «Но была одна нация, которая совсем не поддалась психологии покорности – не одиночки, не бунтари, а вся нация целиком. Это – чечены. Никакие чечены нигде не пытались угодить или понравиться начальству – но всегда горды перед ним и даже открыто враждебны» ( «Архипелаг Гулаг»).

Как свидетельствует авторитетный писатель, за сто лет мы не изменились. « Чеченцы…народ весьма слабо поддающийся влиянию времени и обстоятельств»(Семёнов Н. «Туземцы Северо-Восточного Кавказа», С-П.,1895г.)

Как показывает история последних двадцати лет – нохчи не изменились и за сто пятьдесят лет.

Эти длинные выписки понадобились для того, чтобы рельефнее обозначить два непримиримых типа самосознания. У русской нации – это авторитарный тип мышления у подавляющего большинства населения, который можно условно обозначить термином «вертикальное сознание», признающее только отношения власти и подчинения между людьми.

У вэйнахов – демократический тип мышления, который можно так же условно обозначить как «горизонтальное сознание». Коренное отличие вэйнахской поведенческой модели от общероссийской заключается в следующей особенности: «У жителей восточного Кавказа господствует отчеканенное равенство, и все имеют одинаковые права и – одинаковое социальное положение»(Туманов К.М. «О доисторическом языке закавказья», 1913г.).

Чтобы глубже вникнуть в суть авторитарного и демократического типа мышления продолжим цитировать писателей. Константин Симонов, советский писатель, хорошо подметил эту разницу побывав за границей СССР, в Америке:

-Ну, какая она там, Америка?-спросил Шурка.

-Всякая,- рассмеялся Басаргин. – Очень разная.

-Мне бы понравилось?

-Некоторые вещи – да.

-А я не о вещах. Знаю, что там на сегодня лучшие в мире дороги, лучшие автомобили, лучшие самопишущие ручки. Это и без того известно. Я не о вещах. Я о людях.

-И я не о вещах, я тоже о людях. Некоторые люди, а ещё вернее сказать некоторые черты в людях тебе бы понравились.

-Например?

-Например, точность в делах, в обещаниях. … Ну, что ещё? Внешний демократизм…

-То есть?

-То есть даже у самых маленьких людей нет привычки гнуть спину перед самыми большими. Внешне все держатся между собой очень независимо, несмотря, может быть, на самую железную зависимость маленького человека от махинаций настоящих хозяев жизни. То есть, скажем, репортёр напишет всё, что бы ни приказал ему владелец газеты. Но , войдя к нему в кабинет, он будет держаться вполне независимо, сядет на стул без приглашения и, если они давно знакомы, скажет: «Хелло, Боб!» Или инженер, который в два счёта может вылететь с завода по одному движению мизинца хозяина, идёт рядом с этим хозяином по цеху так непринуждённо, что не разберёшь – кто главный. То есть сущность не слишком весёлая, но форма – приятная, в ней есть что-то хорошее. Для больших, конечно, всё это часто лишь ханжество, но для маленьких это важная сторона жизни, и они держатся за неё. И некоторые из них даже готовы вылететь в неизвестность с завода или из редакции, если эта форма не будет соблюдена. А с другой стороны, в том, как крепко люди держатся за эту иллюзию независимости, есть, пожалуй, тоска по независимости настоящей. И это неплохо. Вообще, пожалуй, сколько я не изъездил стран, я нигде не видел такого дикого переплетения очень хорошего и очень дурного, как в Америке.

- Ну, а как народ?

- Как народ? О народе уже давно сказано, что народ никогда не бывает плохим. И это до того верно, что ничего не добавишь»( «Дым отечества»,М.,1967 г., собр.соч. т.6, изд. «Худ.лит.», стр.67-68)

Небольшой комментарий к этой выдержке: Симонов К. подметил то, что совершенно отсутствует в Российской (Советской) среде. Он задаётся вопросами, до которых западные народы даже не могут додуматься. Описанное поведение «маленьких людей» - это естественный для них образ жизни, который так восхитил знаменитого писателя. Для русского бюрократического сознания неприемлемо, чтобы их подчинённые имели «наглость» иметь собственное мнение отличное от начальственного. И не дай Бог если подчинённые захотят, чтобы уважали их человеческое достоинство.

«Быков действительно отличается от других, - считает Владислав Третьяк. – Практически все, кто возглавлял национальную команду до него, за исключением Зинатулы Билялетдинова, были, скажем так, местными специалистами, воспитанными в традициях советской тренерской школы. Уникальность Вячеслава в том, что он зная советскую школу, имеет опыт работы за границей, где совершенно иной подход к игрокам. В советские времена, например, тренер был царь и бог, полностью решавший твою судьбу. Причём не только в хоккее, но и в жизни: без его помощи нельзя было ни квартиру получить, ни машину… Наорать, наказать – это в порядке вещей. Сейчас другие времена. Вячеслав Быков всё прекрасно понимает. Он строг, но при этом демократичен, с каждым уважителен. Хоккеисты ему доверяют, потому-то все и играют у него с полной отдачей сил.» (Герасимов В. и Кухианидзе С., статья «Год Быкова», журнал «Итоги», №21 от 18 мая 2009г.)

Как мы видим, одни и те же мыслительные и поведенческие стереотипы присущи русскому этносу независимо от занимаемой социальной лестницы его представителями.

Очень точно подмечены, описываемые различия западного и восточного менталитета, религиозной подвижницей Плетт Людмилой, уроженкой СССР. Долгое время работая со своим мужем в ЮАР как христианский миссионер, она обратила внимание на эту сторону человеческой души:

«…характерной чертой белых является то, что мы всегда спешим и постоянно куда-то торопимся. Чёрные люди в этом не похожи на нас, они обычно не суетливы и неторопливы. Нужно признаться, что в общем-то все небелые нации по своей природе являются таковыми (стр.207).

У чёрных же в подобных вопросах образ мышления и образ жизни сильно отличается от образа мышления и образа жизни у нас, белых…(стр.215).

Мы белые, избираем своих вождей и своих правителей, которые должны делать то, чего хочет народ. Если же они поступают иначе, делая не то, что мы от них ожидаем, тогда мы переизбираем их или свергаем. Наши вожди правят 4-5 или 10 лет и потом мы голосованием выбираем себе других.

Чёрные так не делают. Для них вождь является вождём во все дни его жизни, пока он не умрёт. Он – царь и потому правит так, как он хочет и как считает нужным. Вся власть находится у него в руках, и он один является полномочным в решении всех вопросов. Только он может править, а все остальные должны подчиняться его воле(стр.215).

В наше время так много говорят о выборах, о праве голоса, о правах человека на то или другое. Для чёрных африканцев эти понятия совершенно чужды. Мы считаем, что каждый человек должен иметь право голоса. Они же говорят, что это право имеет только один человек – тот, кто делается царём или вождём. У них это действительно так, потому они не способны понять, как это возможно, что наши правители могут править, имея рядом с собой оппозицию. В понятиях чёрных с врагом и противником может быть только один разговор – его необходимо убить, поразив сердце копьём. Других подходов в решении таких вопросов у них не существует. Враг должен быть уничтожен во что бы то ни стало»(стр.216).

Теперь перейдём от общего к частному. Почему чёрные приемлют именно такой тип поведения, а не иной? Читаем дальше:

«Если Зулу идут к своему царю, тогда они встают рано-рано утром. Уже с восходом солнца им нужно быть у царя. Когда они приходят туда, то стучат совсем не так, как обычно делаем мы. Они стоят на дороге или у ворот и возвещают о своём приходе тем, что славят своего царя и поют ему хвалебные песни, в которых говорят что нет подобного ему среди всех царей, что он – владыка, лев и господин всех наций. Эта хвала царю и пощёлкивание языком является их стуком.

Так они стоят снаружи до тех пор, пока царь не пошлёт к ним своего слугу с повелением войти. Но и после этого человек не входит ещё в царский дом, а подходит только к его двери. И лишь тогда сам царь, обратившись к нему лично, приглашает войти.

Мне приходилось встречать людей из Зулу, которые часами стояли перед домом царя, ожидая разрешения войти. Бывали случаи, что я подходил к такому человеку и спрашивал его, уверен ли он, что царь знает о его присутствии. На это он спокойно отвечал мне утвердительно.

- А что он тебе сказал? – продолжал расспрашивать я.

- Ничего не сказал.

-Как ничего?! – не понимал я, - где же он сейчас? У себя в доме?

-Нет, он уехал на машине.(При этом выяснялось, что царь, проснувшись и выйдя из дома, увидел его и, повернувшись, ушёл, чтобы искупаться, переодеться и позавтракать, Потом он сел в свою машину и проехал мимо, не сказав ему ни слова).

-Когда же царь вернётся? С удивлением допытывался я.

-Не знаю, - пожимал плечами чёрный.

-А что тогда ты здесь делаешь?

-Я жду его.

-И до каких же пор ты будешь ждать?

-Пока он не вернётся.

-О! – не в силах сдержаться, воскликнул я. – Какой же всё-таки зловредный человек этот царь! Как это так, просто молча пройти мимо и уехать!! Нет, я на твоём месте давно бы ушёл!...

-Что ты говоришь, белый человек?! – возмущённо перебил меня Зулу. – Как ты можешь так рассуждать?! Ведь он же мой царь! Если я сейчас уйду отсюда, это будет равносильно удару и плевку в его лицо! Горе мне, если царь, возвратившись не найдёт меня на этом месте! Ведь он же видел меня, и потому у меня нет теперь другого выхода! Я должен ждать его до тех пор, пока он не возвратится! И я делаю это охотно потому, что он мой царь, мой повелитель! Делая не так, как мне нравится и как я этого хочу, он показывает мне, что он – мой повелитель! Делая не так, как мне нравится и как я этого хочу, он показывает мне, что он – мой господин. Если бы он «плясал под мою дудку», исполняя мои желания, то не был бы моим царём, но был бы равным мне! Однако он является моим господином и потому не он должен слушаться меня, а я должен быть ему во всём послушным!

Так чёрный Зулу ждёт своего царя, При этом он не злится, не возмущается, не раздражается, Он терпеливо ждёт до тех пор, пока царь вернётся и примет его» (стр.214, «Время начаться суду с дома Божьего», Волгоград,1992г.)

Прекрасное описание анатомии вертикального сознания.

Иметь таких подданных как этот Зулу – хрустальная мечта российской бюрократии независимо от её национальной принадлежности. К счастью не все рядовые российские граждане думают так, как это понимает рядовой Зулу в его отношениях со своим царём. В общем-то, все проблемы российской общественности связаны с уродливыми проявлениями государственной бюрократии, её алчностью, ненасытностью, тупостью, безответственностью и леностью. Русская государственная бюрократия делает всё, чтобы разрушить духовную основу русского государства. Именно поэтому к бюрократам следует относиться как к потенциальным государственным преступникам.

 

Сопоставим два противоположных мироощущуния человека. К которому из них ближе вэйнахская поведенческая модель? Наш писатель Абузар Айдамиров в одном из своих рассказов передал обычный поведенческий стереотип молодого нохчуо. Парень по какому-то случаю предстал перед старейшинами тэйпа. Он стоит выставив одну ногу чуть вперёд, рука находится на бедре, чтобы все знали и чувствовали его независимость и самостоятельность. При этом в беседе со старшими он почтителен и предупредителен. Поведение молодого человека не наиграно, естественно, не оскорбительно и понятно всем. Подобное предстояние перед русскими начальниками различных уровней воспринимается как вызывающее. И не надо вэйнаху совершать никаких действий, один только внешний вид говорящий о его человеческом достоинстве оскорбителен для вертикального, авторитарного сознания. Потому вэйнахи воспринимаются всегда как «злейшие из разбойников, нападающие на линию». То, что естественно для одних, совершенно противопоказано другим.

Внутренний мир Зулу и внутренний мир среднестатистического россиянина очень схожи между собой. Те и другие находятся в зависимости от произвола начальника. И те и другие считают это нормой. Не зря во времена царизма русский мужик мечтал о добром царе, а не о хороших законах.

Как было отмечено выше, нохчи мало поддаются влиянию времени и обстоятельств. А как у русских? В книге В.Шелленберга «Лабиринт» идёт диалог между ним и его непосредственным начальником Гейдрихом. Последний передаёт мысли Гитлера о характере русской нации: «Он (Гитлер) считает, что в своей массе русский народ не представляет никакой опасности. Он опасен только потому, что заключает в себе силу, позволяющую создавать и развивать возможности, заключённые в характере таких личностей (о Сталине)» (М., изд. «Бируни», 1991г., стр.227).

Истинность такого наблюдения восхищает. И.Сталин до событий 1917 года был тайным осведомителем царской охранки, то есть стукачом. После того, как он вошёл на своём посту в СССР в полную силу, страна Советов превращается в страну сексотов. Массовые репрессии и система Гулага тому подтверждение.

В короткий промежуток времени правления Генерального секретаря Юрия Андропова, Кремль перестал брать взятки, в СССР перестали брать и давать взятки, гаишники Чечено-Ингушской АССР перестали заниматься вымогательством.

Представитель казачества юга России Михаил Горбачёв, для которого человеческое достоинство не пустой звук, а первая жизненная необходимость, пытался внедрить это понятие в плоть и кровь граждан СССР под наименованием « человеческий фактор». Не получилось. Страна не приняла такую установку. Страна приняла установку потомка крепостных рабов Бориса Ельцина, который воспитывался по книге Островского «Как закалялась сталь», где внушалось, что у «человека самое дорогое – это жизнь». У казачества, имеющего многовековые демократические традиции, всегда на первом месте стояло такое понятие как честь. Наглядный пример, который помогает определить в какой стране мы живём, в Золотой Орде или Демократической России.

Вывод: если в государстве Российском что-то не ладится – виноватых ищите во главе властной пирамиды. Все гнойники Российского общества расползаются от Центра на окраины, как опухолевые метастазы. Это – закон.

Эти примеры даны для того, чтобы уяснить: население с вертикальным, авторитарным самоощущением легко поддаются влиянию узкого круга лиц. Люди с горизонтальным, демократическим мироощущением такому влиянию поддаются очень слабо. Демократически мыслящие люди не поддаются обстоятельствам, автократический стиль мышления, присущий большинству россиян, очень гибок под прессом власти. С демократической средой не совместима диктатура. «Вертикаль власти» - разновидность диктатуры.

Так, постепенно приходим к решению вопроса о взаимоотношениях россиян с вэйнахами. Противоречия заложены на психологическом уровне. И эти противоречия в быту создают конфликты, которые накапливают потенциальную энергию для будущей войны.

Возможно, некоторые читатели подумают, основываясь на реалиях современной жизни территории НОХЧЛАТ, что автор передёргивает в отношении вэйнахского менталитета. В таком случае предлагаю мнение Каспари А.А.: «Несмотря на почтение к своим титулованным особам и старшинам, до низкопоклонничества чеченцы никогда не доходят, и если некоторые авторы обвиняют их в этом, то это показывает их малое знание чеченского характера»( «Покорённый Кавказ», кн.1, Стр.100, приложение к журналу «Родина», М., 1904 год).

Потомок золотоордынских ханов генерал Ермолов, чья внутренняя суть представляет собой ярко выраженную ось вертикали власти, совершенно не терпит демократического вэйнахского духа. Солдаты его армии бегут именно к ноевичам, которые ценой жизни всего населения аула, защищают солдат от их начальников, защищают свой древний обычай(закон) гостеприимства.

Если вертикальный тип отношений между людьми приемлет только силу внеэкономического принуждения, одной из форм которого являются психологическое насилие, то демократический вэйнахский тип приемлет только договорные, партнёрские отношения. Обратной стороной партнёрства является соперничество, конкуренция, то есть горизонтальные взаимосвязи. Напомним, что обычаи – это неписаные законы. Как свидетельствует наместник Кавказа Ермолов, нохчи жертвуют своей жизнью во имя исполнения закона. Народы, у которых такие понятия как честь, человеческое достоинство находятся в зависимости от усмотрения начальства, не способны на такие самопожертвования, на которые шли вэйнахи.

Если вертикальный тип мышления выразить словесной формулой, то она будет выглядеть примерно так: «я – всё, вы ничтожество»; то вэйнахский, демократический дух можно выразить так – «я лучше всех»,- при этом допускается, что все остальные могут быть людьми с хорошими человеческими качествами. Если для первых присуще, как крайнее проявление, такое отношение к людям как хамство (по сути полное презрение к окружающим), то для вторых таким проявлением будет гонор, понты. Если хамство основано на имеющейся в наличии силе, то гонор(понты) ни на чём не основаны и потому люди с гонором чаще всего смешны. Хамство – совсем не смешное явление. Хам лишённый силы превращается в холуя.

 

«14 Это был Каиафа, который подал совет Иудеям, что лучше одному человеку умереть за народ»(Евангелие от Иоанна, 18:14).

Это обычная человеческая логика, принадлежащая практически всем народам. У вэйнахов логика обратная. История свидетельствует, наши предки погибали все до единого защищая одного, часто чужого человека. Изменили ли нас последние два десятилетия? Способны ли мы подняться на ту ступень высоты духа, на которой стояли наши недавние предки? Надо понять, что вэйнахи защищали не конкретно человека, а защищали свои законы, которые стоят выше человеческой жизни. Сейчас нас приучают привыкать жить по русско- зулусско-татаро-монгольским понятиям, то есть жить под властью начальства, а не под властью закона. Ближайшие десятилетия покажут что сильней – вэйнахский дух или царьки? В современной России для начальства, как и для дураков, закон не писан. Закон писан для подчинённых. Законы начинают действовать тогда, когда этого пожелает начальник, или тогда, когда ненароком подчинённый наступит на хвост вышестояшему начальству. Российские власти держат нас за зулусов, где есть начальник и есть подчинённое быдло.

Для полноты раскрытия темы приведём примеры влияния вэйнахской ментальности на своих соседей – гребенских казаков. Лев Николаевич Толстой увидел следующие отличительные особенности этой части русской нации:

« На юг за Тереком – Большая Чечня, Кочкалыковский хребет, Чёрные горы, ещё какой-то хребет и, наконец, снежные горы, которые только видны, но в которых никто никогда ещё не был. На этой-то плодородной, лесистой и богатой растительностью полосе живёт с незапямятных времён воинственное, красивое и богатое староверческое русское население, называемое гребенскими казаками.

Очень, очень давно предки их, староверы, бежали из России и поселились за Тереком, между чеченцами на Гребне, первом хребте лесистых гор Большой Чечни. Живя между чеченцами, казаки перероднились с ними и усвоили себе обычаи, образ жизни и нравы горцев; но удержали и там во всей прежней чистоте русский язык и старую веру. Предание, ещё до сих пор свежее между казаками, говорит, что царь Иван Грозный приезжал на Терек, вызывал с Гребня к своему лицу стариков, дарил им землю по сю сторону реки, увещевал жить в дружбе и обещал не принуждать их ни к подданству, ни к перемене веры. Ещё до сих пор казацкие роды считаются родством с чеченскими, и любовь к свободе, праздности, грабежу и войне составляют главные черты их характера. Влияние России выражается только с невыгодной стороны: стеснением в выборах, снятием колоколов и войсками, которые стоят и проходят там. Казак, по влечению, менее ненавидит джигита- горца, который убил его родного брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата. Собственно, русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо, которого образчик он видал в заходящих торгашах и переселенцах- малороссиянах, которых казаки презрительно называют шаповалами. Щегольство в одежде состоит в подражании черкесу. Лучшее оружие добывается от горца, лучшие лошади покупаются и крадутся у них же. Молодец казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже с своим братом говорит по татарски. Несмотря на то, этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окружённый полудикими магометанскими племенами и солдатами, считает себя на высокой степени развития и признаёт человеком только одного казака; На всё же остальное смотрит с презрением. Казак большую часть времени проводит на кордонах, в походах, на охоте или рыбной ловле. Он почти никогда не работает дома. Пребывание его в станице есть исключение из правила – праздник, и тогда он гуляет. Вино у казаков у всех своё, и пьянство есть не столько общая всем склонность, сколько обряд, неисполнение которого сочлось бы за отступничество. На женщину казак смотрит как на орудие своего благосостояния; девке позволяет только гулять, бабу же заставляет с молодости и до глубокой старости работать для себя и смотрит на женщину с восточным требованием покорности и труда. Вследствие такого взгляда женщина, усиленно развиваясь и физически и нравственно, хотя и покоряясь наружно, получает, как вообще на Востоке, без сравнения большее, чем на Западе, влияние и вес в домашнем быту. Удаление её от общественной жизни и привычка к мужской тяжёлой работе дают ей тем больший вес и силу в домашнем быту. Казак, который при посторонних считает неприличным ласково или праздно говорить со своей бабой, невольно чувствует её превосходство, оставаясь с ней с глазу на глаз. Весь дом, всё имущество, всё хозяйство приобретено ею и держится только её трудами и заботами. Хотя он и твёрдо убеждён, что труд постыден для казака и приличен только работнику-ногайцу и женщине, он смутно чувствует, что всё, чем он пользуется и называет своим, есть произведение этого труда и что во власти женщины, матери или жены, которую он считает своею холопкой, лишить его всего, чем он пользуется. Кроме того, постоянный мужской, тяжёлый труд и заботы, переданные ей на руки, дали особенно самостоятельный, мужественный характер гребенской женщине и поразительно развили в ней физическую силу, здравый смысл, решительность и стойкость характера. Женщины большей частию и сильнее, и умнее, и развитее, и красивее казаков. Красота гребенской женщины особенно поразительна соединением самого чистого типа черкесского лица с широким и могучим сложением северной женщины. Казачки носят одежду черкесскую: татарскую рубаху, бешмет и чувяки; но платки завязывают по-русски. Щегольство, чистота и изящество в одежде и убранстве хат составляют привычку и необходимость их жизни. В отношениях к мужчинам женщины, особенно девки, пользуются совершенною свободой. Станица Новомлинская считалась корнем гребенского казачества. В ней, более чем в других, сохранились нравы старых гребенцов, и женщины этой станицы исстари славились своею красотой по всему Кавказу»(повесть «Казаки»).

Из этого народа невозможно вылепить крепостных холопов. Только поэтому советская власть, после своей победы, в первую очередь нанесла бесчеловечный удар по казачеству.

Как говорят сведущие люди, со стороны видней и потому, более подробно рассмотрим некоторые характерные черты ноевичей с русской колокольни. Этнограф Семёнов Н. заметил следующие особенности:

-Все чеченцы растут при совершенно сходной обстановке, все они с детства проходят одну и ту же житейскую школу, все пользуются одинаковыми правами и не знакомы с сословными различиями.

Чеченцы смеются вообще хорошо и много.

Скряжничество отчасти общая черта чеченцев… личные выгоды – критерий всех его поступков.

Чеченцы пьют водку довольно исправно. И замечательно, что эти люди никогда не похмеляются.

…они (ноевичи) твёрдо верили, что быть подданным Русского Царя- значит не платить, а самому получать деньги, которых Царю девать некуда, что нисколько не походило на подданство Шамилю, которого нужно было содержать за свой счёт.

Ум у чеченца бойкий, но низменный и лёгкий.

Понятие чеченца о собственности, не в шутку, а вполне серьёзно может быть сформулировано так: что моё, то моё, а что твоё – то могло бы быть моим.

Как известно, чеченцы не подразделяются на сословия, представляя из себя сплошную демократическую массу…

Чеченец-подчинённый решительно не способен слушаться чеченца-начальника.

Любить чеченец умеет только себя. О себе чеченец замечательно высокого мнения и, ставя свою личность в центре вселенной, тем более понижает своё мнение обо всех других, чем дальше они находятся от центра; вокруг центра стоит фамилия, за ним идёт племя или народ свой, за народом же, вдали, стоит всё остальное, едва достойное, а пожалуй, и вовсе недостойное внимания. В особенности это сильно бросается в глаза в представителе Малой Чечни, важном, спесивом и гордом до самообожания. Отсюда непомерное самолюбие чеченца. Этот сын гор и лесов многое перенесёт с сознанием своего превосходства или с затаённой мыслью об отмщении в благоприятный момент, но не перенесёт он одного – обидного или презрительного отношения к себе. В подобном случае он готов сейчас-же броситься на обидчика и разорвать его на части.

В чувстве самомнения и самообожания и лежит корень пламенной любви чеченца к свободе или, выражаясь откровеннее, к полному своеволию. Не признавая никого лучше и выше себя, он не может допустить мысли о законности господства над ним со стороны кого-бы то ни было. Не к той или иной власти питает он отвращение и ненависть; не русская иноземная власть ему ненавистна, как противоположность власти туземной, … а самая идея власти в её отвлечении.

Глубокою антипатиею чеченцев ко всякой власти, олицетворяемой живыми людьми, в противоположность власти мёртвых обычаев и обрядов, которой они повинуются бесприкословно, объясняется очень многое в жизни этого народа и, прежде всего, довольно исключительный исторический факт, что за время продолжительного существования народа из его среды не выделилось ни одной фамилии, которая получила бы право господствовать над остальными и, вообще, в нём не установилось никакой общей власти. Здесь, пожалуй, не лишне заметить, что благодаря к такому отношению к власти, чеченцы гораздо легче мирятся, как с неотвратимым злом, с чужеземною властью, чем своею национальною, и в этом причина крайне неудачных результатов наших попыток управлять народом при посредстве избранных из его- же среды наибов и приставов.

Помня только о себе и своих интересах, включая и интересы фамилии, он ко всему постороннему питает инстинктивное недоброжелательство, легко переходящее в готовность причинить обиду и вред».

По ходу чтения сравните черты характерные для горцев, гребенских казаков, зулусов и крепостных крестьян России. Есть ли существенные различия между ними помимо языка и религии?

О вэйнахской женщине Семёнов Н. такого мнения: « Фантазии наших поэтов тридцатых и сороковых годов (Х1Х век) наделили чеченку разными идеальными качествами: чувствительностью, самоотвержением, романтическою страстностью и пр, которых в действительности и в помине нет. Правда, нельзя отказать чеченской женщине в известной степени силы воли и энергии, Здешние старожилы помнят много эпизодов из прошлого, когда чеченка, если не выходила драться с врагами, то очень смело и очень коварно защищалась в минуту опасности в собственной сакле. Кровь джигитов течёт и в её жилах. Но это случалось в исключительные моменты её жизни; при обыденной же обстановке она вовсе не такова. Природная энергия до такой степени парализована в ней всем складом народной жизни» ( «Туземцы Северо-Восточного Кавказа», С-П., 1895г.)

Некто Беляев С. находился в плену у ноевичей в конце тридцатых годов Х1Х столетия. По освобождении из плена в 1843 году он издал свои воспоминания, где делился своими впечатлениями о быте и нравах ноевичей.

Вот некоторые моменты из его наблюдений:

«Они любят поговорить, зато мастера и посмеяться…

Умеют ценить достоинства в человеке, но в азарте и самый великий человек может погибнуть у них ни за что.

Я покорялся всему, потому что не видел насилий.

Весёлые горцы не знают тоски.

Вежливость повсеместна.

Чеченцы очень бедны, но за милостыней никогда не ходят, просить не любят, и в этом состоит их моральное превосходство над горцами. Чеченцы в отношении к своим никогда не приказывают, а говорят: « Мне бы нужно это, я хотел бы поесть, сделаю, пойду, узнаю, если Бог даст». Ругательных слов на здешнем языке почти не существует.

Склонность ко всему прекрасному и скорый переход ко всему дурному – поразительны.

Девушке определено одиночествовать до пятнадцати, мальчику до семнадцати лет.

А то у нас такой обычай: если ты влюбишься и она будет согласна выйти, тогда вы оба должны бежать в какой-нибудь аул, где есть родственники и знакомые; вас, разумеется, найдут, но нельзя будет разлучить, Старайся, чтоб полюбили»( последняя фраза- это совет чеченца пленнику).

Вот впечатления Беляева С. от романтических эпизодов плена: «Такого чувствительного и нежного сердца, как в этой женщине, с геройским духом, я мало встречал и между своими»;

«Если бы с молодых лет в этого прекрасного ребёнка гор, где восприимчивость как бы трепещет, вдыхать всю жизнь Европейца, то это точно был бы идеал совершенства».

Но вот его приговор ноевичам: « Но нынче Чеченцы становятся теми же Сюлинцами» ( Беляев С. «Десять месяцев в плену у чеченцев»).

Над этим его наблюдением, выписанным мной в последнюю очередь, вэйнахам стоит очень крепко поразмыслить. В кого мы превращаемся в наше время? Люди во власти на земле Нохчлат, будучи сами ноевичами, то есть чеченцами, опускают вэйнахское самосознание до уровня подчинённого, до уровня слуги, вместо того, чтобы поднять самосознание населения с не чеченскими корнями до собственного, демократического уровня. То есть до высоты партнёрских отношений между властью и гражданином. Именно в этом заключается коренная ошибка (преступление), психологическая слабость чиновничества вэйнахской национальности. Удивляет и возмущает то, что часть людей называющие себя вэйнахами , с радостью с этим соглашается, лишь бы власть платила за продажность.

Далее обратимся к независимым экспертам по поводу менталитета ноевичей. Грузинский писатель Александр Казбеги имеет свой взгляд на вэйнахскую женщину: « Чеченская женщина свободнее всех женщин и потому честнее всех. Никогда не допустит она никакой непристойности, хотя имеет право свободно общаться с мужчинами». Отсюда вывод, достоинство нации впрямую зависит от уважения к женщине. Вэйнахской женщине не требуется мелочная опека и надзор за её повседневным поведением, как это пытаются ввести в правило в наше время. Чем больше будет назиданий, что ей делать, что говорить, что одевать и т.п. на государственном уровне, тем тупей и никчемней становится вэйнахский мужчина, то есть нация становится уже не «сюлинцем», а ещё хуже - «семитом». Наши женщины заслужили доверие к себе уже тем, что рожают и воспитывают своих мужчин с пелёнок как героев.

А вот путевые впечатления Александра Дюма (отец), который в середине Х1Х века путешествуя по России попал на Кавказ:

«…чеченское племя … 117080 душ обоего пола.

… донских казаков, которых не нужно смешивать с линейными (терские, гребенские, сунженские) казаками.

Линейный казак, родившийся в этой местности, постоянно соприкасающийся с неприятелем, с которым он неминуемо должен рано или поздно столкнуться в кровавой схватке, с детства подружившийся с опасностью,- солдат с двенадцатилетнего возраста живущий только три месяца в году в своей станице, т.е. в своей деревне, а остальное время до пятидесяти лет на поле и под ружьём,- это единственный воин, который сражается как артист и находит удовольствие в опасности.

Из этих линейных казаков, сформированных, как выше было упомянуто, Екатериной и впоследствии слившихся с чеченцами и лезгинами, у которых они похищали женщин,- подобно римлянам, смешавшихся с собинянами,- выросло племя пылкое, воинственное, весёлое, ловкое, всегда смеющееся, поющее, сражающееся. Рассказывают о невероятной храбрости этих людей.

Когда горцы выкупают своих товарищей, попавших в руки русских, они дают четырёх донских казаков или двух татарских милиционеров за одного чеченца, или черкеса, либо лезгина; но они меняют только линейного казака на одного горца.

Именно здесь я заметил ( в Чир-юрте ) разницу между русским солдатом в России и тем же солдатом на Кавказе. Солдат в России имеет печальный вид; звание это его тяготит, расстояние, отделяющее от начальников, унижает его. Русский солдат на Кавказе – весёлый, живой, шутник, даже проказник и имеет много сходства с нашим солдатом; мундир для него предмет гордости; у него есть шансы к повышению, отличию. Опасность облагораживает, сближает его с начальниками, образуя некоторую фамильярность между ним и офицерами…

 

На какой-то станции Камино (спутник А.Дюма) поднял плеть на замешкавшегося ямщика.

-Берегись,- сказал тот, схватившись за кинжал,- ведь ты не в России!

Эта уверенность или, лучше сказать, эта гордость независимого человека очень ободряла нас».

 

Как точно схвачено великим французом различие между мышлением и поступком человека с вертикальным и человеком с демократическим типом мышления, между человеком свободным и человеком зависимым. Видимо Кавказский климат благоприятно сказывается на характере населяющих его народов.

А.Дюма заметил и казачек, о которых он пишет следующее: « Червлянки (ныне станица Червленная Чеченской республики НОХЧЛАТ) составляют особый тип, принадлежащий к русской и горской породам. Красота их даёт обитаемой ими станице репутацию кавказской Капуи, они имеют овал лица русский, стан стройный,- стан женщины горных краёв, как говорят в Шотландии»( Дюма А. «Кавказ», Тбилиси, «Мерани», 1988 г.).

 

Выводы: общение русских, имеющих крепостнический, авторитарный, вертикальный тип сознания с Северными Кавказцами, делают первых свободным, сильным, красивым и демократичным народом. И имей Россия хотя бы процентов двадцать такого населения в своём составе, не было бы вечных русских вопросов кто виноват? и, что делать?

В начале ХХ столетия в бедах России был виноват царизм. В конце его – коммунисты. Потом ельцинизм, а сейчас путинизм. А если присмотреться, взглянуть на проблемы чуть со стороны, и увидеть то, что не очень лестно для самолюбия русской нации и, помочь этому народу в своей идентификации – такова задача не только ноевичей, но и всех народов населяющих Северный Кавказ.

 

В 1917 и в 1919 году вэйнахи дважды могли спасти Российскую Империю от большевизма. Не сделали этого, за что и поплатились в 1944 году и в девяностых годах прошлого и в начале нынешнего века.

 

В мире существует три типа государств, где главенствует или закон, или власть, или религия.

Наиболее яркий представитель первой группы стран – Великобритания, где законы действуют автоматически невзирая на мнение начальства. Суды в странах такого типа совершенно независимы от начальников, но зависимы от законов.

Второй тип стран – это страны где власти (президенту, правительству) подчинено всё. Законы и религия в таких странах только подпорки власти и действуют так, как им укажут. Примером таких стран служат Узбекистан, Туркменистан.

Третий тип: всё подчинено религии. В целом религия и есть закон. Власть действует во исполнение религиозных требований. Главный представитель таких стран – Саудовская Аравия.

Российская Федерация относится ко второму типу стран. Наглядна эта особенность России в изменениях её Конституции. В ХХ веке в СССР (России) пять раз принимались Новые Конституции: в 1918 году, в 1924 году, в 1936 году, в 1977 году и в 1993 году. Последняя Конституция коренным образом изменялась дважды, каждый раз с приходом нового президента страны. В среднем каждые двадцать лет обновляется Конституция, но не обновляется жизнь в стране. Каждый новый начальник (президент) не считает своим долгом подчиняться Конституции. Он считает своим долгом подчинить Конституцию себе, видимо подразумевая, что делает это в интересах и для блага народа. Губернаторы уже не избираются, а назначаются. То есть, управление на местах переходит на ручной режим. Чем больше назначенных губернаторов, тем больше ручного управления. Страна твёрдо становится на «ручник» – «застой» называется. Странно, Президента страны народу доверяется избирать. А избрать себе губернатора? Имитация выборов – это вторая сторона деятельности стран с населением, обожающим своё начальство. Постоянное экономическое отставание от передовых стран, третья сторона существования России. Выходцы из центральной России, пришедшие в верховную власть не терпят политической конкуренции, подчинённые им экономические структуры так же не терпят любой конкуренции.

Что касается судебной системы стран подобного типа? Ярко и глубоко дана характеристика внутреннему содержанию этой системы писателем Рассадиным С. Эта система, зеркальное отражение внутреннего мира человека с вертикальным мышлением: «…общий ум самодержавного, бюрократического миропорядка… человек, оправдавшийся до конца, ни в чём решительно не чувствующий себя виноватым и, стало быть, ни от кого независимый – такой человек опасен. Свобода от чувства вины есть совершенно излишняя свобода от чувства подчинённости.

Эта презумпция всеобщей виновности потому и всеобща, что выходит далеко за пределы уголовного судопроизводства… Самоощущение человека, которому вовек не оправдаться от неуточнённой, от неизвестно какой вины,- залог и основа установленного порядка.

И самоощущение это обязано быть постоянным.

Человек, научившийся чувствовать так – а лучше бы: только так,- тем и хорош, что не ждёт непременного торжества справедливости, не заявляет на неё уверенных прав.

А если заявит, можно и должно поставить его на место.

Тот, кто знает и чувствует свою невиновность, сперва наивно и дерзостно полагая, что она не нуждается в доказательствах, а потом, осознавши свою наивность, уже соглашается её доказать, да шалишь, не дают; тот человек кто будучи невиновен, ради собственного спасения принуждён давать взятки и прибегать к протекции… как будто виновен, в каком он отчаянном и унизительном положении.

…страх всё истребил и всё поглотил – всё, помимо себя самого»( «Гений и злодейство или дело Сухорукова-Кобылина»).

Что можно возразить Рассадину? Ничего. «У Родины вечно в долгу» - это строка одной из песен советской эпохи. Как себя должны чувствовать «вечные должники»? Правильно, должники должны чувствовать себя виновными со всеми вытекающими последствиями. Кто хочет чувствовать себя человеком, должен сидеть в тюрьме. Что именно и происходит в нынешней России. Лидеры России делают больше, чем Адольф Гитлер, для разложение страны. Искусственное нагнетание страха в коллективе, в обществе в целом – один из методов управления присущий авторитаризму и тоталитаризму. О том, что при таком методе управления страной психика населения становится больной – это нисколько не занимает умы и совесть высшей власти. Для неё главное, чтобы ей было удобно. А что будет потом? Да хоть потоп. То есть – развал Российской Империи, СССР, развал Российской Федерации и т.д.

Судебной системы в европейском понимании этого слова в России нет и никогда не было. Будет ли в будущем? Есть карательные органы, созданные для подчинения населения государственной бюрократии.

Писатель даёт характеристику эпохе Российской Империи. Но эта характеристика отражает и внутренний мир современного россиянина, и работу судебно- следственных органов нашего времени. В общем, независимо от наименования: либо Империя, либо Страна Советов, либо Российская Федерация суть остаётся одной и той же – вертикаль власти, которой подчинены и законы, и всё остальное. К сожалению, именно внутренний мир среднестатистического россиянина создаёт «вертикаль власти», или, по крайней мере, способствует тому. Вся правоохранительная и правоприменительная система страны с вертикальным сознанием служит не для исполнения закона, а для усиления власти и в интересах власти. О справедливости, в такой стране только мечтают, да и то не все.

 

Создавая нынешнею вертикаль власти в Российской Федерации в целом, Президенту потребовалось всего лишь посадить одного олигарха с несколькими его подчинёнными в тюрьму, уволить с каналов центрального телевидения с десяток влиятельных сотрудников, назначив своих, чуть припугнуть владельцев газет, уволить несколько губернаторов.

 

Создавая вертикаль власти в Чеченской республике, Центральным властям России пришлось вести две войны, пришлось погубить несколько десятков тысяч своих солдат, офицеров и генералов. Пришлось уничтожить около двухсот тысяч граждан Чечни. Как долго ещё может быть стабильной власть на нашей земле будет зависеть от того, как Центральная власть будет соблюдать собственные законы.

Кто слышал и знал про чеченцев и ЧИАССР до августа 1991 года? Когда главные чиновники страны затеяли государственный переворот сопряжённый с насилием в городе Москве, только после того нохчи дали о себе знать. Нохчи ненавидят подчиняться власти. Нохчи подчиняются законам обязательным для всех. Когда власти в стране будут действовать жёстко в рамках закона безотносительно от занимаемой социальной лестницы и материального положения его граждан то, никаких проблем в будущем.

Нохчи, по своему внутреннему мироощущению – законники. Русское мировоззрение имеет фундамент – «вот приедет барин, барин всё рассудит».

Теперь рассмотрим эффективность авторитарной и демократической модели мировоззрений на примере вэйнахской истории. В ХУ111 веке, в 1735 году Крымский хан Каплан Гирей со своей армией решает пойти на Кавказ. В Ханкальском ущелье нынешнего Нохчлат, 80-ти тысячная армия хана терпит поражение от ополченцев нохчи. Больше татары на Кавказ в военных целях, ни ногой (Виноградов В.Б. «Через хребты веков»). Численное соотношение тех и других никак не могло быть в пользу горцев. Значит, победили благодаря своему независимому духу.

А как в военных столкновениях с европейцами? В 1916 году два конных полка Дикой дивизии, ингушский и чеченский, едва ли насчитывающих в своём составе 1600 сабель, полностью уничтожили 10 тысячную германскую артиллерийскую дивизию, которая до этого называлась «железной». Своё восхищение этим подвигом Император Николай Второй передаёт поздравительной телеграммой, в которой отмечает, что история войн не знает случая, когда кавалерия побеждала артиллерию. А ведь этой «железной» дивизии боялись целые пехотные армии Империи. Эффективность независимого, демократического самосознания очевидна. И это сравнение не в пользу авторитарного типа мышления.

Ещё пример. Но теперь в пример возьмём евреев. Ломброзо Ц. в своей книге «Гениальность и помешательство» пишет:

-…вследствии испытанных евреями в средние века жестоких преследований, а также вследствие умеренного климата, европейские евреи достигли такой степени умственного развития, что опередили Арийское племя, тогда как в Африке и на Востоке они остались на том же низком уровне культуры, как и остальные семиты(С-П. изд.Павленкова, 1892г.).

Здесь требуется уточнение. Умеренный климат надо понимать не в природном его значении, а в человеческом смысле. Присущий европейцам дух свободы и конкуренции позволил евреям добиться выдающихся результатов именно в этой среде. В тоталитарной среде, то есть в Африке и на Востоке, понятие -конкуренция, отсутствует вообще. Потому евреи там ничем не выделялись, впрочем, как не выделялись и остальные. Отсюда следует, только в демократической среде возможен какой-либо прогресс вообще.

Далее вычислим, сколько стоит человек в том или другом сообществе?

Александр Дюма, путешествуя в Х1Х веке по Кавказу заметил, что при обмене пленными нохчи идут один к одному с гребенскими казаками. А если обмен идет между донскими казаками, то обмен осуществляется таким образом: один нохчи за четырех донских казаков. В общем, цена четырёхкратная нашему вэйнахскому демократическому духу.

Сколько стоит труд в странах с авторитарным и демократическим мышлением? В 2002 году в Кыргызстане труд медсестры оплачивался в 500 сомов за месяц работы. Курс сома по отношению к доллару 1 к 50. То есть медсестра получала в месяц около 10 долларов. В тот же год, работа медсестры в России оплачивалась примерно в 100 долларов в рублёвом исчислении. Труд медсестры, например в Германии, стоила более 1000 евро за месяц работы. То есть, тип, стиль мышления – вертикальное или горизонтальное, напрямую влияет на производительность труда и материальное благополучие его носителей. Россияне, занимая в этом смысле промежуточное положение между демократическим европейским и автократическим азиатским типом мышления живут соответствующим образом – лучше азиатов, но хуже европейцев. Если выразить принцип оплаты труда трудящихся в тюркских странах по формуле «чтоб вы с голоду сдохли», то в России получается формула – «только с голоду не подыхайте». Таково отношение «вертикали власти» к своему народу.

Хорошо зная национальные особенности русских лучше всех к ним приспособились евреи, армяне, азербайджанцы, осетины. Естественно, этим народам живётся в России лучше всех. Вэйнахам, со своим пониманием человеческих взаимоотношений, нелегко приспособиться к российской действительности. Но есть пример выхода из положения. В повести Льва Толстого «Казаки», описано происхождение гребенских казаков, которые переняли от нохчи абсолютно всё, кроме языка и религии. Самое главное, гребенские казаки переняли вэйнахский дух свободы, дух партнёрства, дух соперничества. Ещё бы немного царская Россия обождала с завоеванием Северо-Восточного Кавказа, и гребенские казаки стали бы ещё одним из вэйнахских народов. Гребенской казак, как свидетельствует великий писатель, по своему влечению меньше ненавидит чеченца, убившего его родного брата, чем русского солдата пришедшего защищать его от чеченца. То есть, вэйнахский стиль жизни, вэйнахский тип мышления вызывает симпатии даже у их врагов. Не потому ли именно на вэйнахском материале созданы великолепные стихи и поэмы Александра Пушкина и Михаила Лермонтова. Вэйнахский дух способен перековывать автократов в демократов, то есть надо заразить русско- тюркские народы геном свободы.

Каждый из типов сознания имеет свою подсознательную модель поведения. Вот один из примеров проявления вэйнахской ментальности во время захвата чужих территорий: «…чеченцы не жгли домов, не топтали умышленно нив, не ломали виноградников. «Зачем уничтожать дар божий и труд человека»,- говорили они…

И это правило горского «разбойника» есть доблесть, которой могли бы гордиться народы самые образованные, если бы они имели её…»( Бестужев-Марлинский в «Письме доктору Эрману»).

Другой пример: Александр Грин, автор книги «Алые паруса» обратил внимание на такую черту вэйнахского характера как способность делиться куском хлеба с голодными. Путешествуя по России в свои юные годы Грин А. попадает в город Грозный. Не имея в кармане ни копейки денег, он приходил на городской рынок и останавливался поблизости обедающего чеченца и смотрит на последнего в упор, и ничего не просит. Чеченец не выдерживал голодного взгляда и делился едой с Александром. И этот номер ни разу не подвёл знаменитого писателя, хотя он повторялся многократно в отношении разных северо-кавказцев. Видно, у других народов писатель не заметил такой слабинки, которая была присуща кавказцам. Вот как выглядит этот эпизод в книге: « …около двух часов увидели мы, что за столом в одном деревянном бараке сидит большеносый человек в папахе и синем костюме, пожирая жареную курицу. Рядом с курицей пламенела четверть ведра вина. … соревнуясь в подвигах с попутчиком своим, я тотчас вознамерился «стрелять» человека в папахе, но мудрый учитель мне сказал: « Это не дело. Садись на траву, будем есть свой сухой хлеб… вот увидишь, что будет». … смотря прямо в лицо обедающему, стали мы, сидя уныло, жевать хлеб и дожевались до того, что курица видимо, стала у человека поперёк горла; он подозвал нас, отдал всю оставшуюся половину курицы и налил нам по стакану вина.

Я удивился, как верно рассчитал всё мой психолог-босяк, и был восхищён». ( «Автобиографическая повесть»).

 

История великих тюрко-монгольских империй и арабского халифата свидетельствует: никто не смог их победить военной силой. Они медленно умирали столетиями из-за своей внутренней слабости. Каждый последующий правитель был слабей предыдущего. Региональные правители легко откалывали свои куски от целостной империи. Иное дело в империях с населением с демократическим типом мышления: Византийская Империя и Западная Римская Империя погибли от внешних ударов. С Советским Союзом: трое региональных лидера росчерком пера ликвидировали целую цивилизацию. И не понесли за это никакой реальной ответственности. Этот факт - наглядное подтверждение слабости авторитарного сознания. Чтобы предотвратить распад Российской Федерации не надо воевать с ноевичами. Надо перенять наш тип взаимоотношений в обществе. Вопрос, как это сделать? Ведь проблема лежит не только в плоскости психологии. Она лежит значительно глубже, на генетическом уровне. Жизнь показывает, что тюркские народы теряют свой вертикальный тип самосознания только полностью ассимилировавшись с нохчи. Взаимоотношения с русской нацией, на примере гребенских казаков, показывают, что русские теряют свой авторитарный стиль мышления и приобретают демократический тип взаимоотношений в обществе смешиваясь с вэйнахами, но не сливаясь с ними полностью. Результат такого смешивания, как свидетельствует Лев Толстой: русские из Рязанской глубинки превратились за пару столетий в сильный и красивый народ, в гребенских казаков.


Просмотров 252

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!