Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ГЛАВА 7. СВОБОДНОЕ ГОСУДАРСТВО ЗАПАД 11 часть



Мы поехали не через Марий Эл обратно , спустились по дороге через Воротынец, проехали в Ядрин. Там самое интересное началось. Начали въезжать в Ядрин, а дозиметр показывает, что радиации нет! Мы все противогазы поснимали и вышли из танков да машин. Воздух, настоящий свежий воздух, когда такое еще так получится почувствовать. Потом видимо люди начали из домов выходить. Встретили нас как подобает, накормили, истории начали рассказывать. Ядрин-то почти не задело и многие по началу вообще не уходили . Потом три года урожай был не очень тут и жители эти места массово покидать начали. В другие места республики пошли, но по его мнению, далеко не ушли, рассказывал один из жителей. Защитных костюмов не было, а радиация есть везде. Рассказывали, что разные люди были, и вояки и бандиты. Каждые свои цели преследовали. Но ядринских жителей они не тронули, это факт. Потом мы рассказали что в Чебоксарах все в метро выжили и т.д. Так мы и уехали. Приглашали их в гости, но кто захочет под землю-то залезать? Так, в общем, эти танки на Полежаевскую и доставили. Так что не одни мы в этом мире.

Громову и Дарье понравилась история бывшего коммуниста. У Громова еще сильнее проявилась надежда, что он сможет найти своих родителей живыми. Если люди в Москве и Петербурге, да в том же Ядрине выжили, значит и в других местах есть выжившие. Значит еще есть места, где нет радиации. Конечно Громову рассказывал Истомин, что ядерные бомбы не могли упасть в каждую точку планеты. Есть такие места, где все так же, как прежде. Просто теперь нет мобильников, машин , заправок , топлива. Есть только он. Подземный мир для тех, кто еще верит, что все можно вернуть.

Спустя два с половиной часа из палатки вышел Павел. Он рассчитался с владельцем палатки, подошел к костру и своим друзьям.

- Что, байки слушаете? – спросил Паша.

- Конечно. Вот сидим тут. Ждали, когда ты проснешься, - ответил Громов.

- Я бодр и полон сил. Давай-те двигать дальше.

- Максим Леонидович, а у сталкеров есть техника? Нам бы до рынка по поверхности добраться, – спросил Громов.



- Есть, конечно. За два магазина Калаша этот вопрос решаем, – ответил Титов.

- По рукам.

Они начали подниматься по лестнице. Лестница была очень длинной и многим казалось, что она не меньше километра. Поднявшись по лестнице и открыв дверь, они оказались в здании какого-то крупного гаража. Здесь стоял КРАЗ 6322. Весь обтянутый металлом , железный кузов, лебедка по центру. Ворота открылись, машина двинулась в сторону рынка.

Снова поверхность, снова опасность. Громов и остальные понимали, началась охота. Охота на делегацию началась, с того момента, как прошел бой в Сосновке. Предатель работал незамедлительно. Он сразу сообщил, что Центральная собирает все метро. Громов верил, что полковник что-нибудь придумает и найдет сволочь.

 

***

 

Мальцев и двое помощников находились на Калининской станции. Самая армейская станция центральной линии. Она была средних размеров, имелся садик и школа, армейские части занимали большую часть пространства, одноуровневые квартиры решали вопрос с жильем. На станции даже проводили своего рода конкурсы стихов, театральных постановок. Делали все, чтобы развлечь людей. На станции жили отставные военные. Кто-то шутил, что Калининская - это своего рода пансионат для пенсионеров, хотя это было не так. Жили здесь и военные, которые еще не отслужили полную службу Центральной. Мальцев выполнял приказ Истомина. Он решил допросить всех военных Калининской линии, которые дежурили в тот день, когда неизвестные напали на форпост ТЭЦ.



В кабинете, который, как ни странно, был зеленого цвета, а по середине стоял стол с зеленой скатертью, сидел Мальцев и поклонник Ионов. Руководитель станции был одним из первых, кто был извещен о том, что на форпост ТЭЦ было совершено нападение.

- Товарищ полковник, скажите пожалуйста, в тот день, когда на форпост напали, что происходило на станции? – задал вопрос Мальцев.

- На станции было все спокойно. В этот день выступал какой-то певец и вся станция собралась на площади, и слушали песни под гитару, – ответил Ионов.

- Товарищ Пономаренко был на концерте? – продолжал спрашивать Мальцев.

- Конечно. Он был в начале концерта, а вот потом…

- А что было потом?

- Он куда- то ушел, и появился спустя сорок минут, прямо перед тем, как по радио пришла весть о том, что на ТЭЦ идет бой, – ответил Ионов.

- Что было дальше?

- Он перед концертом готовил разведчиков на Тракторный завод. Подготовил около 5 человек. Этим ребятам, кажется, он дал около двух часов для отдыха. Но они проснулись, как только было объявлено о том, что на наших напали, – продолжал Ионов.

- Куда мог уйти товарищ Пономаренко со станции?

- Не могу знать. Да куда угодно.

- Охрана расставлена у всех входов и выходов со станции?

- У гермоворот и… Черт, у входа на поверхность через гермодверь никого не было в тот момент.

- Как же так, товарищ полковник? Вы понимаете, что если враг проберется через станцию, спокойно через вашу гермодверь. Такое без внимания я не оставлю. У нас на кону неизвестно что, а вы даже охрану не можете расставить нормально. Распустились, я смотрю, товарищ полковник? - недоумевал Мальцев.

- Это моя вина, лейтенант. Такого больше повторится, я обещаю, – заверил полковник Ионов.



- Я все равно доложу Истомину об этом происшествии. Что-нибудь еще вы помните, товарищ Ионов?

- Я вспомнил, что когда объявили тревогу и мы начали собирать солдат, с Президентской прибыла группа Кротова.

Мальцев был не рад такой новости. Он все таки верит, что Кротов не имеет к этому отношение, но после того, как Ионов сказал, что Кротов побывал на Калининской. Не верилось ему, что его боевой товарищ может быть среди предателей.

- Сколько времени прошло с того момента, как объявили о том, что на форпосту идет бой?

- Кротов появился спустя полчаса. Он ждал приказа о помощи из Центральной по радио. Так и не дождался, потом ему поступил приказ возвращаться на Президентскую, – ответил Ионов.

- Какие у вас отношения с товарищем Пономаренко?

- Пономаренко настоящий разведчик. Он может узнать любую информацию, не выходя из своего кабинета. У него хорошо разветвленная сеть агентов по всему метро, это я с уверенностью могу сказать. Он знает чего хочет и добьется того, что ему причитается. Будь осторожным с ним, товарищ Мальцев. Он если узнает, что ты под него копаешь, хреново будет тебе, – заверил начальник станции.

- Буду помнить. Спасибо за ответы, можете идти.

Полковник быстро вышел из кабинета. Из полученной информации становилось очевидно, что и Пономаренко и у Кротова была возможность помочь неизвестным напасть на ТЭЦ. Один из них исчез во время концерта, другой появился спустя полчаса после нападения и ждал приказа. У Мальцева тем временем промелькнула мысль, что они могут быть сообщниками. Завербовать одного, это еще куда ни шло. Завербовать двоих, это уже саботаж какой-то. Мальцев понимал, с такой кучей доказательств идти к полковнику не стоит. Теперь нужно разработать Кротова. Он отправляется на Пушкинскую. Самая научная станция Центральной Линии. Кротова назначили дежурить именно туда. Именно там Мальцев должен узнать ответы на свои вопросы.

 

ГЛАВА 9. ВОКЗАЛ

КРАЗ с делегацией и со сталкерами двигался в сторону Колхозного рынка. Плотный туман лег на мертвый город, из кузова на расстоянии десяти метров ничего не было видно. Машина двигалась в сторону Гагаринского моста. Этот мост был разрушен частично, но сталкеры со временем проложили через него дорогу. Сталкеры Митя и Антон, которые вели КРАЗ, рассказали Громову, что используют эту технику на случай, если туннель между Богданкой и рынком закроют. Станция очень зависела от рынка, ведь продукты они брали в основном только с этой станции. Торговые караваны, идущие с Центральной и Националистической линии, были как не зря кстати. Поэтому расположение Богданки с одной стороны было отличным, с другой стороны, это было в минус.

Машина была что надо. Она преодолевала любое препятствие за считанные минуты . Грузовая техника начала пересекать Гагаринский мост. Митя, сидевший за рулем, рассказывал Дарье о том, что этот мост проклятый. Когда еще в 1973 году мост был только открыт, на его строительстве уже погиб человек. Потом, когда наступил судный день и прошло двадцать лет, на этом мосту стали пропадать сталкеры. К сожалению, из пяти пропавших никого так и не нашли.

Митя, руливший КРАЗОМ, неожиданно увидел чьи-то следы на дороге:

- Народ, смотрите, кто-то до нас проехал, – сказал с улыбкой Митя.

- А до нас кто-то уже ездил в сторону рынка? – спросил Павел.

- Если только Петр. У него ЗИЛ 131. Может, за продуктами погнал, не знаю, – привел свои доводы Митя.

- Может, и не Петр… - закончил Паша.

Павлу стало ясно, что неизвестные уже проложили дорогу через мост, и либо ждут делегацию у рынка, либо они продолжают проводить разведку в городе . Неожиданно в разговор вступил Антон :

- Вы к националистам путь держите? – спросил он.

- Да. Нам срочно туда нужно попасть, – подтвердил Громов.

- Вам тогда по поверхности надо. Через туннели до Вокзала долго будет, да и кипиш там сейчас с “горпунами”, – посоветовал Антон.

- Что еще за “горпуны” ? – спросила Дарья.

- Это что-то между птицей и человеком. Руку или ногу запросто откусит. Так что вы там поосторожнее. Да, и вот еще что. “Нормальные пацаны“ там дозор из здания вокзала убрали. Так что, когда будете у вокзала, поосторожнее.

- Хорошо, будем знать , – закончил Громов.

Информация очень об обстановке на вокзале была подана в нужное время. Теперь группа знала, чего ждать на территории с вокзалом. Громов и раньше слышал, кто такие “горпуны”. Мутанты, появившиеся от подвергшихся мутации диких птиц. Радиация сыграла свое не в лучшую сторону. Их хоть было и немного, но с каждым годом на поверхности их становится все больше и больше. Это однозначно осложняет жизнь чебоксарцам. Конечно, огонь и другие виды оружия смогут убить такого мутанта, но что будет, когда во всем метро начнется дефицит боеприпасов?

Туман постепенно начал исчезать, и в окнах начал появляться сгинувший в прошлое город. Слева по улице Гагарина, которая вела в сторону рынка, появился район садовых участков. Зелень превратила сады в свой особый мир с деревьями под три метра, кустами, размером с однокомнатную квартиру, и ягодами, которые стоили бешеных денег на подземном рынке. “Сад счастья“, как называли его выжившие торговцы, подарил им неплохую прибыль, и в тоже время забирал жизни тех, кто их собирал. По рассказам одного торговца, не все, кто искал эти “волшебные ягоды”, вышли из этого места. Но человек - это человек. Его ничто не остановит ради достижения выгоды.

После “Сада счастья“ перед людьми появилась развилка. Дорога, ведущая вправо, вела в сторону “Ярмарки”. Вещевой рынок, на котором можно было найти все, что ты хочешь. В первые пять лет из ярмарки выжившие чебоксарцы вынесли почти все. Правда, когда узнали, что под Ярмаркой есть система хранилищ, многие побоялись туда спускаться, но несколько “счастливчиков”, по слухам с западной линии, спускались в эти хранилища. Правда, вернувшись, они так больше на поверхность и не вылезают. Выяснилась горькая правда о том, что те, кто не попал в бомбоубежища , стали людоедами. “Счастливчики” встретили их именно там, на “Ярмарке”, в подземных хранилищах. Ведь этих людей, побывавших там и повидавших, как едят сородичей, и в правду можно назвать счастливчиками – их не съели и они выжили, рассказав другим, что дорогу на Ярмарку можно забыть.

Проехав крупную развилку, ЗИЛ завернул налево, прямо на Колхозный рынок. История рынка такова, что в бомбоубежище под рынком выжило больше всего людей, чем в других убежищах. Управление порядком взяли на себя выжившие торговцы, ведь рынок находился в выгодном положении. Станцию впоследствии так и назвали – Рынок. Ничего не изменилось кроме того, что теперь торговцы торгуют под землей. Станция так и осталась независимой, и ни одно государство метро не имело никаких притязаний на нее. Жить на перекрестке путей и караванов – дорогого стоит. У станции была охрана, которую сложно было назвать армией или еще как-нибудь, но платили за охрану ничем не хуже, чем бойцам на Центральной линии. У рынка, как и у всех, были свои законы. Самый суровый из них -запрет торговать на рынке, и изгнание с этой станции навсегда, без права пропуска куда- либо. Случаи были, когда торговцев выгоняли с рынка, и они торговали только в одной части метро. Конечно, старались обходиться без этой нормы, но те, кто жульничал, не платил в казну рынка часть так называемого “Налога на место торговли”, продавал товар, который можно выкинуть на помойку, безнаказанными не оставались. Рынок жил своей жизнью.

Когда КРАЗ остановился, к машине из здания направились три человека встречать приезжих. Солдаты в плащах и противогазах поприветствовали делегацию и сталкеров.

- Здорово, Мить, – поздоровался один из солдат.

- Здорово, Дим. Слушай, тут до нас Петька не приезжал? – спросил Антон.

- Нет, мы его не ждали. Мы вот вас увидели, как фары вдали показались на мосту, так и вышли встречать.

- Так, значит следы не Пети… Ничего не понимаю, – в тупике был сталкер.

- Тут проезжала какая-то непонятная техника. То ли джип, то ли типа ЗИЛа что-то. В сторону националистов поехала.

- Неужели это… Митя и остальные без слов поняли, чьи это были следы. Неизвестные двинулись в Новоюжный район Чебоксар. Громову и его друзьям после такого выяснения обстоятельств стоило прибыть в Националистическую республику как можно быстрее.

Митя и Антон попрощавшись, ушли ко входу на станцию Рынок. Громов, Дарья и Павел остались поговорить и ответить на вопросы торговцев.

- Так вы путь в республику держите? – спросил один солдат.

- Да. Нам сказали, что туннель до националистов напрямую закрыт. Пойдем по поверхности, – ответил Павел.

- Да сейчас там перекрыли все. Минимум до завтрашнего утра. Максимум дня на два. В этом туннеле что-то завелось такое, сами не знаем. На хамелеона похожее, только раза в три больше, – закончил солдат.

Мутанты в этой части чебоксарского метро стали появляться чаще, чем люди. Туннели перекрывали для того, чтобы найти и убить тварь, но со временем они появлялись снова. Такие проблемы надо решать кардинально, а не уничтожать по одному мутанту, как только он там появляется. Но маленькие государства под землей остались такими же государствами, которые были до катастрофы, с коррупцией, нехваткой продовольствия , жесткой политикой и другими проблемами.

- Постовой, как добраться до вокзала? По проспекту Ленина можно пройти ? – спросил Павел.

- Да. Дорога, конечно, там не ахти, но идти можно. Заходить на рынок не будете? Боезапасы пополнить, рыбу отличную купить? – заманивал солдат.

- Спасибо, в другой раз. Удачи вам, – попрощался Павел с постовыми.

- И вам ни пуха! – попрощался солдат.

Делегация вышла на перекресток и пошла вверх по проспекту Ленина. Туман по прежнему окутывал мертвые дома и улицы, а легкий холодный ветерок заставлял идущих людей двигаться быстрее. Группа передвигалась быстро настолько, насколько это возможно . Друзья шли прямо по дороге, которая была забита остатками транспорта. Троллейбусы, легковые, грузовые, джипы. Когда наступил судный день, на проспекте была пробка. Многие так и не попав в убежище, погибли здесь, в пробке. Слишком много забрала у людей прошлая жизнь, и мало дала в нынешней, подземной. Кто-то остался сиротой, у кого-то близкие погибли, даже не узнав об атомной тревоге, кто- то выжил в убежище целой семьей, но приспособиться к жизни под землей так и не смог. Судьба поступала с людьми по заслугам.

Выжившие, хоть и жили в каждом государстве, кто как смог, в душе не любили военных. Они прекрасно все знали, и сумели спасти свои семьи, а помогать всем не стали, зная, что убежища не смогут вместить всех. Вояки даже после катастрофы стали главными на своих станциях, государствах. Конечно, не все военные стали жестокими диктаторами, как Сталин. Некоторых мучила совесть, некоторым такое понятие было не знакомо. С другой стороны, военные сумели образовать государства и навести дисциплину. Ведь без дисциплины на станциях был бы хаос, который привел бы к неминуемой гибели всех людей. Пока живы такие люди, как Истомин, в метро будет порядок.

Проходя между остовами машин, группа вышла на перекресток и приблизилась к остановке “ Улица Николаева”. Салон сотовой связи казался таким доисторическим для делегации, что они посмотрели на него, как на памятник истории. Понятие телефон исчезло из памяти людей двадцать лет назад. Единственное средство связи – радио, которое сумели наладить выжившие радиоспециалисты. Громов верил, что однажды совместно с Союзом и с другими государствами они сумеют построить большое радио, и смогут связаться с такими же выжившими, как и они, а Громов сможет услышать голос родителей, которых он уже не видел двадцать лет. Он не считал их погибшими, и верит, как маленький ребенок, что однажды он их все же встретит.

Делегация решила пройти до вокзала через Чапаевский сквер. Сквер, названный в честь героя гражданской войны начдива Василия Ивановича Чапаева, трудно было узнать, как на фотографиях, которые были у Громова. Корни деревьев вылезли прямо на асфальтовую дорожку сквера, отсутствие зелени, скамейки, которые теперь представляют лишь остатки мусора. Памятник Чапаеву, стоящий в центре сквера, был разрушен частично. Отсутствие копыта у коня, половина лица героя, упавшая советская звезда, выложенная из камня. Личность самого Чапаева была противоречивой. С одной стороны, при советской власти он был героем и про него часто снимали фильмы, писали книги. Когда пришла новая власть, то Чапаева забыли. Новая власть стала восхвалять белых генералов, которые остались верны своему царю и отечеству. Героями стали такие как Колчак, Деникин, Корнилов. Но историю пишет победитель, а победили в той войне коммунисты. Белые генералы героями так и не стали, и как вся гражданская война, была забыты жителями метро.

Громов и остальные вышли на разрушенный привокзальный перекресток. Справа, где была остановка, находился Чебоксарский электроаппаратный завод или, как сокращенно его звали, ЧЭАЗ. Именно из этого места в первые годы сталкеры выносили все, что можно. Аппаратура, электроника, все, что могло пригодится подземным обитателям. Теперь от завода остался только второй этаж, из которого выросло дерево. Слева были разрушенные жилые дома, и убитая дорога, в середине которой была огромная дыра. Выжженная на- прочь земля. Территория близ вокзала была уже не та.

Друзья вышли прямо к пригородному вокзалу. Сам вокзал состоял из нескольких вокзалов: железнодорожного, и трех пригородных. Это место было транспортным центром, откуда люди уезжали на поездах, автобусах, маршрутках, троллейбусах. Здесь люди начинали новую жизнь или возвращались к старой. Громов и группа встали на несколько секунд, чтобы насладиться пейзажем: туман лег прямо к ногам, и друзьям открылся прекрасный вид на Чебоксары. Пока люди ностальгировали по прошлой жизни, вдали послышались странные звуки.

- Вы слышите это? – спросила Даша.

- Да. Как будто по рельсам что-то едет… - ответил Павел.

Звук на рельсах усилился, и неожиданно из тумана показался поезд. Он ехал, медленно притормаживая. Было видно, как в вагонах ходили пассажиры, как кто-то машет стоящим людям, как из кабины машиниста вышел человек и спустился на перрон, потом пошел рядом с поездом на вокзал. Поезд был настолько реалистичным, что Громов, Павел и Дарья не могли придти в себя больше трех минут. Им казалось, что они вернулись обратно на двадцать лет назад. Что сейчас, обернувшись направо, появятся люди, и разрушенные здания снова будут с окнами, а слева на дороге не будет дыры, и троллейбус под первым номером поедет в сторону МТВ Центра. Но это была всего лишь иллюзия. Последний вагон поезда исчез так же быстро, как и сама иллюзия. А ведь они почти поверили, что вернулись домой.

- Сань…

- Что, Паш?

- Я не один это видел? - спросил Павел.

- Мы все это видели, Паша, – ответила Дарья.

- Может, вернемся к машине времени и вернемся на Лесную? - предложил Павел.

- Нет, Паш. Надо жить сегодняшним днем, - отказался от предложения Громов.

Увиденное впечатлило Павла до глубины души. Ему хотелось отказаться от всего, что у него есть и вернуться туда, на двадцать лет назад, где веет чистый воздух, где растут цветы, где люди ходят в кино, купаются на Волге, строят семьи, покупают квартиры и дома. Громов видел, как у Павла в противогазе навернулись слезы. Саша знал, что Паша, как и многие верил, что однажды ученые на Афанасьевской или западники изобретут сыворотку, которая поможет людям выбраться из-под земли и начать все сначала.

Громов и делегация прошли пригородный автовокзал и очутились на железнодорожных путях, на которых действительно стоял поезд. Делегация теперь поняла, какой поезд она видела. Поезд Чебоксары – Москва не особо изменился спустя двадцать лет. На составе появилась зелень, вагоны сгнили, но не совсем. Запах смерти так и давил на душу Павлу. Делегация все приближалась к зданию вокзала, у которого уже не было крыши, а часов, которые показывали бы время, и подавно.

Павел, не дойдя до перрона двадцать метров, решил все- таки пройтись по вагонам мертвого поезда.

- Паш, может не надо? – предложил Громов.

- Саня, айда, зайдем. Ты когда еще в настоящем поезде побываешь? Правильно, никогда, – ответил за Громова Павел.

Делегация вступила в плацкартный вагон. Останков людей Громов не нашел, были только сумки, поломанные сиденья, разбитые стекла. Поезд люди покинули, как только объявили атомную тревогу, оставив все свои вещи, багаж. Да и какие там вещи, когда жить охота? Проходя дальше по вагонам, друзья попали в вагон купе. Некоторые открывались, а некоторые двери так и остались закрытыми, скрывающими за собой тайны. Громову и Дарье попалась на глаза книга по истории России, и они начали ее разглядывать.

- Паш, смотри какую книгу нашел. Паш?

Громов и Дарья обернулись, но Павла рядом с ними не было. Неожиданно в конце вагона прозвучали выстрелы. Громов и Дарья, схватив автоматы, побежали в конец вагона. Открыв последнюю дверь в купе, Громов увидел страшную картину. Трое оборванных людей, без противогазов, привязали Пашу к столу. В руках у двоих был нож, а третий держал, сделанный видимо им самим, топор. Это были людоеды. Громов, долго не думая, застрелил двоих одним выстрелом, а Дарья убила людоеда с топором.

- Твою мать, они меня сожрать хотели! – кричал Павел.

- По поездам хрен теперь лазить будем! – подметил Громов. Спустя минуту, где-то в конце поезда послышались громкий вой и крики.

- Мальчики, нам пора уходить, – заметила Дарья.

Разбив стекло, группа вылезла из вагона и побежала в здание вокзала. Пока Громов, Даша и Павел выбирались из вагона, на перроне уже появилось четверо вокзальных. Один из них начал махать, зазывая бегущих людей. Делегация, добравшись до вокзальных, вместе с ними отошла в холл здания вокзала. Здесь уже была построена укрепленная позиция из мешков и двух пулеметов.

- Отбиваться будем, пацанчики! Сема, давай за пулемет, Кислый, слева держи вход, а вы, дети изумрудного города, давайте держите центральный вход с перрона! Щас отобъемся, тогда и перетрем все! – кричал бригадир вокзальных.

Через минуту в центральный холл начали просачиваться людоеды. Застучали пулеметы, группа открыла огонь по центральному входу с перрона. Толпа людоедов с топорами, какими- о палками, ножами и просто кулаками, бежала через центральный вход. Бой, если его так можно назвать, продлился всего полторы минуты. Гора из человеческих трупов образовалась в центре холла. Бойцы встали из укреп позиции.

- Кем будете, ребята? – спросил боец вокзала.

- Делегация Центральной Линии. Капитан Громов, – ответил Саша .

- Максим Бугров. Можешь звать меня просто Бугор, капитан. Почему делегация по поверхности бегает? – с недоумением спросил Бугор.

- Туннели в сторону Республики закрыты. Нам через вашу станцию нужно туда попасть, – ответил Громов.

- Попадете. Только с Ахмедом сначала перетрете этот вопрос.

- Договорились, – дал согласие Громов.

- Добро пожаловать на Вокзал!

 

***

 

Генерал сидел в мягком кресле у выложенного из кирпичей камина. В камине тлели остатки угля. Генерал попивал настоящее вино пятидесятилетней выдержи. В нынешнем мире настоящая еда и алкоголь были в диковинку. Солдаты часто завидовали генералу, точнее его возможностям. Но он обещал им разбить врагов и подарить жизнь, где они будут богами и наместниками всевышнего. Генерал сидел и вспоминал свою прошлую жизнь, когда двадцать лет назад его забрали в армию. Жена и маленькая дочка так и остались теперь только в воспоминаниях генерала. И вот он почти уснул. В ожидании новостей из Чебоксар он не спал около сорока часов. Неожиданно в дверь постучали и генерал разрешил войти солдату.

- Мой генерал! Группа фокстрот 3 будет через пять минут, – доложил солдат.

- Какие у них новости?

- Они ничего не сказали. Передали по радиосвязи, что едут домой.

Генерал лично надел свой длинный черный плащ, взял Desert Eagle и пошел вместе с солдатом на улицу встречать группу.

Печальный вид на Волгу не придавал настроения генералу. В окружении двух солдат, генерал ждал, когда приедет бронетранспортер. Где-то вдали появилась машина, спускающаяся с горы. Джип ехал медленно. Генералу казалось, что машина катится целую вечность. Машина подъехала и остановилась прямо перед генералом. Из нее вылез солдат, который сразу обратился к генералу:

- Приветствую, мой генерал.

- Где делегация? – спросил генерал.

- Мой генерал, мы… Я потерял восемь человек, выжило нас трое… Мы еле ушли оттуда. Солдаты Юго-Западного района дали нам бой, генерал, – отчитался солдат.

- Восемь человек… Сержант, разве этому я учил вас? Вы не можете поймать трех человек, трех ! Какой вы после этого разведчик? Вы потеряли радиостанцию, вы потеряли восемь наших солдат, вы упустили делегацию и тем самым поставили нас всех в затруднительное положение. Вы понимаете, что украли у меня победу в предстоящей войне? – в гневе разъяснил генерал.

- Генерал, они опытные бойцы…

- Они не могут быть опытными, большинство из не знает, как держать автомат в руках, а ты говоришь, что они опытные бойцы? Если, как ты говоришь, они опытные, тогда вы должны быть опытнее их! Ты, бестолочь, понимаешь, что своими действиями подписал себе смертный приговор? – спросил генерал.

- Генерал, пожалуйста, пощадите, я всего лишь выполнял приказ , я верен вам и нашей армии, я хочу жить, господи, – умолял генерала солдат.

Генерал достал свой Desert Eagle и направил пистолет в голову солдата. Трое выживших бойцов группы и два генеральских подчиненных стояли и смотрели на то, как генерал будет лишать жизни солдата за неисполнение приказа. Выдержав долгую паузу, генерал убрал свой пистолет.

- Живи, солдат. Запомни: если в следующий раз ты меня подведешь, статья закона номер восемь будете тебе приписана,- ответил генерал.

- Я не подведу вас и нашу армию, генерал! – ответил ошалевший солдат.

Генерал ушел в одиночестве в свой кабинет. Оставшимся солдатам на улице начали помогать медики. Они уже давно не помнят, когда генерал последний раз щадил солдат за неисполнение приказа. Генерал часто расстреливал своих бойцов за невыполнение задачи, и многим солдатам, которым ставили боевую задачу, приходилось молиться, чтобы выполнить задачу и вернуться живыми.

У Генерала через несколько часов собрался штаб на общее совещание по вопросу операции “Подземный фронт”. В комнате были четыре человека: генерал, помощник генерала, полковник и сержант. Каждый из них высказывал свои мысли по поводу произошедшего в юго-западном районе города.

- Генерал, хоть у нас и численное превосходство перед противником, ударить в разные точки города мы не сможем. Как показали действия разведки, солдаты разных государств драться умеют, поэтому за свои земли будут биться крепко, – высказал свое мнение сержант.

- Поддерживаю мнение сержанта. К тому же, если брать отдельные станции, нам понадобится много боеприпасов. К сожалению, те боеприпасы, что мы нашли, помогут нам взять метро, но чтобы двигаться дальше под землей, у нас не достаточно патронов, – поддержал мнение сержанта полковник.

- Что вы предлагаете, сержант?

- Нам ударить в одно место и только по одному государству. Как только мы возьмем под контроль одно из государств, я думаю, остальные тоже сопротивления оказывать не будут, - заверил генерала сержант.

- Куда предлагаете ударить ?

- Я предлагаю нанести удар вот сюда, - показал место на карте сержант - Там у нас больше шансов захватить одну станцию, а потом захватим остальные. Генерал, если мы не возьмем эти станции… Сами знаете, наши припасы кончаются,- отметил сержант.

- Я прекрасно знаю, что нам надо спешить, сержант. Я принимаю ваш план. Теперь следующий вопрос… - не успел договорить генерал, как в комнату ворвался радист.

- Мой генерал, простите за вторжение, группа фокстрот 2 на связи! Они требуют вас срочно, – ответил радист. Генерал выбежал из своего кабинета и направился вслед за радистом. Пункт связи находился на нижнем этаже. В большой комнате был установлен сильный радиопередатчик, с помощью которого можно было связаться с группой в кратчайшие сроки.


Просмотров 275

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!