Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ГЛАВА 7. СВОБОДНОЕ ГОСУДАРСТВО ЗАПАД 3 часть



 

Мы чересчур увеличили дозу

Вспомнили все, что хотели забыть

Или на рельсы легли слишком поздно

Бог устал нас любить

Бог устал нас любить

Бог просто устал нас любить

Бог просто устал

Вот она гильза от пули навылет

Карта, которую нечем покрыть

Мы остаемся одни в этом мире

Бог устал нас любить

Бог устал нас любить

Бог просто устал нас любить

Бог просто устал

Я рассказал бы тебе все, что знаю

Только об этом нельзя говорить

Выпавший снег никогда не растает

Бог устал нас любить

Бог устал нас любить

Бог просто устал нас любить

Бог просто устал

 

Тема бога в метро была актуальна. Кто-то после катастрофы верил в него, как Громов. Многие переставили верить. Ведь бог не уберег людей от судного дня. С другой стороны, может бог наказал человека за его поступки? Ведь последние века человек делал все, что угодно, но при этом не заботился о природе, не помогал ближним, а создавал новые виды оружия, и убивал, и потреблял ресурсы. Бог вынес свое решение. А может бог просто ушел? Перестал верить в человека? Но для многих людей бог оставался маленькой надеждой в этом хрупком мире. Когда уже казалось, что ничего не может тебя спасти, ты начинал вер, а наоборот: те кто в него верили, их вера стала еще сильнее.

На центральной даже был маленький храм, куда верующие могли сходить помолиться и поговорить с патриархом. Ведь в даже в такой подземной жизни люди должны во что- то верить. Потому что вера дает человеку шанс жить.

Немного послушав музыки, постояв у двери, выпив чай, Громов все таки решил выспаться. Впереди был трудный путь в Советский Союз.

 

***

 

Утром в квартиру Громова постучал Павел. Громов быстро встал и открыл дверь другу.

- Здорово, Сань. Я смотрю, ты почти готов. Давай, пошли ,перед тем как в Союз поедем, забежим к Петровичу. Посмотрим, как у него радиорубка. Давно мы у него не были.

- Давай забежим. Заодно и спросим, как у него радиостанция, которую он строит!

Владимир Петров, или просто “Петрович”, как называли его почти все, был местной легендой. Сейчас ему было чуть больше пятидесяти, он оставался так же бодр, как и двадцать лет назад. Петрович был правой рукой полковника Истомина. Ведь он тоже был одним из тех, кто служил в ФСБ. Петрович в совершенстве владел радио. Еще в федеральной службе он получил основы, которые помогли ему уже в подземной жизни. Теперь цель его существования состояла в том, чтобы с помощью радио найти выживших. Установить с ними связь. Как только установится связь – жизнь изменится, считал Владимир Михайлович.



Бойцы уже прошли очередной квартал и постучались в радиорубку. Владимир Петрович был тут как тут.

- Здорово, Петрович. – поздоровался Громов.

- О, парни! Рад вас видеть. Давай, заходите. – с радостью впустил в рубку радист. Рубка была маленькой, и вся техника и радиоаппаратура занимала много пространства. Владимир Михайлович зря время не терял.

- Ну, Петрович, рассказывай, как живешь. – начал Громов.

- Да вот, как видишь, нормально. Все детали для большого радио мне приволокли. Правда, зараза, заплатить пришлось за них много. Но вот теперь антенна нужна хорошая. Так, блин, это уж другой вопрос… - начал свой рассказ Петрович.

- Ну, ты молодец. – начал Паша – Глядишь и на связь с Москвой выйдем.

- Поживем - увидим. Вы, я слышал, в Союз?

- Да. Оттуда к Западным и Националистам. Сам же знаешь, что случилось – сказал Громов.

- Полковник рассказывал про то, что вас отправляет по всему метро, чтобы на конференцию всех созвать. Я в принципе думал, мы и своими силами можем узнать, кто в Новочебоксарске выжил, но видимо полковник готовится в худшему. Ну, в принципе, он всю жизнь такой был. Так что вы парни уж на него не обижайтесь. Хотя будете в Союзе, передавайте привет Генсеку Антонову.



- Ого. Ты Антонова знаешь лично? – удивился Павел

- Ну как ж его не знать. Я ж в прошлом году был в Союзе. После войны с Западниками не шито крыто у них там, я тебе сразу скажу. Я был у Антонова этого. Меня Истомин послал в качестве посланника, как вас сейчас. Мы посылали предложение о том, чтобы совместно создать радиостанцию для связи с другими выжившими. Ну, я общался с ним, он меня заверил, что поговорит с Политбюро и вроде как дал согласие. В общем, дальше слов и обещаний дело не пошло. Это серьезный мужик, вы учтите парни. Вы оттуда хрен уедете, если что-то не то скажете. Да хотя все коммунисты такие…

- Ого, ну и рассказ Петрович …- сильно был удивлен Громов – Привет передадим, не переживай. Хотел спросить, кстати, а откуда у нас в бойцах женщины появились?

- Ты про ту девушку, которая отправилась на форпост в ТЭЦ? – уточнил Петрович.

- Ну да.

- Так это дочка Харитонова. Правая рука полковника. Буйная барышня, если честно, хотя ужасно красивая. Понравилась, что ли? Смотри, не обидь ее. Батя то ее тебя быстро к стенке прижмет.

- Ну, конечно она ему понравилась, Петрович, – с улыбкой начал Паша – Он бы просто так не спросил.

- Мужики, айда и узнаем, как там на ТЭЦ. Как раз сейчас должен быть сеанс связи.

Центральная имела связь с ТЭЦ и Парком Победы. Это очень сильно помогало в случае нападения мутантов и другой нечисти.

- База, база, я центр, прием… – начал Петрович.

- Центр, База на связи! У нас все спокойно. Смена проходит тихо , хотя пару раз пробегали несколько мутантов, – по радио ответил рядовой.



- База, как погода? – спросил радист.

- Погода, как всегда – пасмурно, все затянуто тучами.

- Рад за вас, База. Отбой, – положил рацию Петрович. Сеанс связи прошел успешно. Петрович начал прощаться с бойцами.

- Удачи, мужики. Молодцы, что... Неожиданно в радио начались помехи, и радио заговорило на полную мощность.

- Центр! Центр!… На нас напали, требуется помощь…. Да что же это такое!… Их…. Пулеметы…. Граната су…….

Связь оборвалась. Кто был в радиорубке были в шоке. Кто-то или что- то напало на ТЭЦ – один из самых важных постов Центральной. Сверху уже бежал полковник Истомин.

- Что за крики по радио? Даже я сверху у себя в кабинете слышал, – начал полковник.

- Дима, на наших людей кто-то напал на ТЭЦ. Они успели сказать, что на них напали, не более, потом связь оборвалась. – ответил Петрович.

- Неужели люди с Нового города напали? Так нельзя медлить ни минуты! Парни, раз вы здесь, сейчас берете четырех бойцов и дуете на ТЭЦ.

- Так точно, товарищ Полковник. – ответили бойцы.

- Да, поедете по поверхности – быстрее будет. Наверху, в гараже управления, возьмете “Тигр”. Наши его нашли на заброшенном складе его за Чебоксарами. Машина на ходу. Черт! Я дочку Харитонова с той группой отправил... Он с меня башку снимет…- сказал полковник.

Громов и Павел побежали поднимать четырех бойцов, которые были свободны. Подняв всех, кого можно взять с собой, они дружно вооружились и взяли противогазы. Пройдя через резервный проход, надев противогазы, они поднялись в гараж федерального управления. Там стояли два БТР-80 и “Тигр”.

- Машинка-то как новенькая,- отметил Павел. Я за рулем, мужики. Все быстро погрузились в машину. Саша открыл ворота и машина выехала в мертвый город. Громов залез не внутрь, а сел сразу за пулемет.

Громова и остальных ждал прыжок в неизвестность. Всех их мучил вопрос, что же все-таки произошло на ТЭЦ? Почему солдат так громко матерился и не понимал, что происходит? Интересно, ли жива дочь Харитонова? Саша понимал, что знакомство с этой особой будет незапланированным, и оно должно было произойти при других обстоятельствах. Но Громов вспомнил слова родителей: он должен спасти человека, от которого будет зависеть исход события, которое произойдет в будущем. Может эта девушка и есть человек, которого Громов должен спасти?

 

ГЛАВА 3. ФОРПОСТ

 

Бронеавтомобиль “Тигр” с бойцами Центральной ехал по улице Карла Маркса. Дорога по городу после судного дня выглядела неплохо. В некоторых местах появлялась зелень, а на месте дороги была яма.

Выехав из гаража управления, парни рассматривали громоздящиеся вокруг руины. Слева стояли остатки здания Чувашского Государственного Педагогического Университета или как сокращенно его называли ЧГПУ. Когда-то университет готовил самых лучших педагогов в республике. Незадолго до катастрофы ВУЗ признали неэффективным и его даже хотели объединить с другими университетами города. Это учебное заведение ассоциировались у тех кто выжил только с самыми теплыми воспоминаниями. От здания университета осталось только два этажа.

На этой же стороне улицы, чуть ниже университета, находилась Площадь Республики и дом Правительства Чувашской республики. От памятника Ленину остались только ноги вождя. Дом Правительства стоял целым, но на здании появилась растительность, топорщились ветки деревьев. Под этим зданием находится разрушенный бункер Б-8. Выжившие рассказывали, что люди, укрывшиеся в этом бункере, попросту умерли из-за ошибки строителей бомбоубежища. Когда разведка Центральной пришла в этот бункер, то она обнаружила много скелетов, а из записок человека, который там находился, стало известно, что гермозатвор был сломан. Выжившие чиновники закрыли гермодверь, открыть они ее больше не смогли. Они просто напросто запечатали себя. Ужасная смерть для тех, кто там оказался.

После Площади Революции справа на другой стороне улицы находилась Чувашская Государственная Сельскохозяйственная Академия. Академия была создана еще при коммунистах как ЧГПУ. Здесь готовили не только специалистов для сельского хозяйства, так же были и другие направления для обучения. Хотя разновидность специальностей была разной: от аграриев до животноводов. Чудом архитектуры была башня с часами сельхозакадемии. На часах стрелки остановились так: маленькая между четырьмя и пятью часами, а большая на восьми часах. Шестнадцать сорок – время, когда на Чебоксары упали ядерные снаряды.

“Тигр” подъезжал к перекрестку. Прямо по курсу был бульвар Купца Ефремова. Здесь можно было найти много интересного: музей пива, памятники Остапу Бендеру и Кисе Воробьянинову, сгнившие домики ларьков, где можно было купить сувениры ручного производства. Теперь это место напоминало сцену из фильма, где фашисты штурмуют улицу в Сталинграде, которую обороняют советские солдаты.

Если смотреть на дорогу слева, то можно было увидеть Дом Мод, а через дорогу от него здание Макдональдса. Когда началась атомная тревога, в Макдональдсе справляли какой-то праздник и было очень много детей. Почти никто из них со взрослыми так и не успел попасть в бункер. Громов и Павел не застали те времена, когда они могли бы сходить в этот “рай”. С другой стороны, этот “рай” испортил много жизни людям еще до судного дня.

Повернув направо в сторону Мега Молла, бронемашина двинулась по Кузнецкому мосту. Слева виднелся речной порт и залив, справа остатки Благовещенского района. Район, который находился в центре Чебоксар, почти исчез. Дальше два целых многоэтажных дома. Рядом с ними кружили коршуны. “Коршун” - эта птица стала чем-то между орлом и ястребом, только в два раза больше. Питалась тем, что могла утащить. Старалась нападать только на группу людей. Когда человек шел один, пролетала мимо. Как объяснить этот парадокс? Одному богу известно.

Машина продолжала с максимальной скоростью двигаться вверх по дороге. Справа появился Чувашский Государственный Художественный музей. Люди, которые приходили из Союза, рассказывали об этом месте страшные истории. Решили в Союзе людей приобщить к культуре. Послали сначала сто тридцать первый “ЗИЛ” и десять солдат, чтобы они оттуда все картины да скульптуры вынесли. Первые восемь бойцов зашли, начали обследовать музей. Ничего, вроде все нормально. Начали погрузку. Сначала один пропал, думали, зашел вглубь куда-нибудь, потом второй, третий, и другие пропали. Последний солдат пошел в центр зала, видит, что в зале призраки ходят. И добивают тех, кто только что картины грузил. Так и уехал оттуда последний солдат, чтобы и его не забрали призраки эти. Когда он все в Союзе об этом рассказал, не поверили. Сослали парня на лечение. Он потом и сбежал на Запад. Коммунисты после случившегося послали разведгруппу, чтобы узнать, правду им говорил или нет. Все оказалось правдой потому, что из этой разведки никто не вернулся.

Чуть выше находилось то, что осталось от Дома Союзов. Раньше в этом здании располагалось много организаций. После катастрофы здесь искать было нечего. Хотя говорят, под зданием находилось бомбоубежище. Интересно, выжил кто-нибудь в нем?

“Тигр” подъехал к кольцевой развязке. Бронемашина начала проезжать одно из самых больших зданий города – Мега Молл. Здание бывшего хлопчатобумажного комбината, превратившееся в крупный торговый центр. Сейчас это здание напоминало ”рай”, который был в прошлой жизни. Выбитые стекла, полное отсутствие некоторых букв в названии центра, заваленные входы. Призрак прошлого возвышался до темного неба.

Громов, разглядывая здание, вдруг увидел двух “коршунов“, вылезающих из торгового центра. Машина прибавила скорость. В кабине за рулем начал вопить Паша:
- Давай из пулемета их! А то сожрут нас всех к чертовой матери! Саша открыл огонь по двум “коршунам”. Громов не останавливал стрельбу из пулемета ни на миг. Подбил двух “ птичек”, но неожиданно на кузов бронемашины спикировал крупный ”коршун”. Он начал “клевать” капитана. Павел не выдержал и заорал на тех, кто сидел без дела.
- Что вы вылупились, как дети малые? – хрипел Павел через противогаз. – Помогите капитану. Серега, достань огнемет! Он сзади, в кузове должен быть! Подпали ”птичку”!

Достав огнемет, рядовой высунулся из левого окна бронемашины и пустил струю огня. Птица на глазах у солдат превратилась в пепел. Громову облегчили задачу. Когда подстрелили еще одного ”коршуна”, новые “жители” города перестали преследовать машинку с людьми.

- А ничего так я ее поджарил, товарищ майор? – сказал Сергей.

- Если бы ты это сделал раньше, мы бы давно уже на форпосту были! – резко ответил майор.

- Виноват, товарищ майор. Больше не повторится!

- Вы товарищам помогать должны, а не сидеть и в окошко смотреть. Если бы его сожрали, я бы вас на месте прямо здесь и положил всех! Скажите спасибо товарищу капитану, что он добрый. Так бы выговор вам всем прописали, – закончил Павел.

Дальше машина двигалась без приключений. В Чебоксарах были мутанты. Но их было очень мало. И те, кто был, не выползали ,чтобы найти кого-то и съесть. Они чаще защищали свой дом или свое потомство. Обычно “коршуны” так активно не нападали на людей. “Тигры” часто использовались, чтобы доставить кого-то или что-либо на Калининскую станцию – самую восточную станцию Центральной Линии. Что-то или кто-то потревожил “коршунов” в Мега Молле до проезда бойцов.

Бронетранспортер проехал очередную кольцевую. Слева находились, как их назвали в прошлом мире, дилерские центры автомобилей Фольксваген, Рено, Тойота. Когда- то в них можно было купить машину. Машины были разные: от ”хэтчбеков” до машин “представительского” класса. Но выжившим это было уже не важно. Сейчас и “Тигр” был в радость. Минуя “дилерские” центры, впереди появилась ТЭЦ.


***

 

Все, кто был в машине, начали заряжать оружие, проверять снаряжение. Форпост находился не в самой ТЭЦ ,а в здании, где раньше продавали дубленки. Рядом с развалинами еще догнивала остановка “ОАО Текстильмаш”. Бронетранспортер подъехал к укрепленному зданию. Бойцы в быстром темпе вылезли и присели за бронемашиной. Верхние этажи зияли отверстиями после артобстрела. Все заграждения и окна были выбиты. Паша начал раздавать команды:

- Так! Саня, берешь Илюху и Серегу, прочесывайте второй этаж. Я беру Тоху и Диму. Мы, перед тем как подняться, обследуем первый этаж и подвал. Смотрим остатки гильз, это очень важно. Если услышите шорох, людей увидите, сообщать сразу всем. Кстати, всем надеть наушники.

Бойцы занялись делом. Саша повел свою группу из трех человек в дом. Первый этаж напоминал сцену войны. Перевернутые столы, разбитые стекла, стены в дырках, следы крови на стенах. Пройдя прямо и повернув направо, группа Громова уже поднималась по лестнице. Поднявшись на второй этаж, пройдя два метра, группа осторожно зашла в правую комнату. Там их ждал настоящий ужас. Трое мертвых бойцов, разбросанная по полу бумага, папки, перевернутый стол, еда на полу. Видимо, когда кто-то напал, бойцы были невнимательны. Но у каждого из них была пуля во лбу. Неужели можно в этой жизни быть таким жестоким? Второе, что бросалось в глаза – нет ни одной гильзы! Весь пол в кровище, но нет ни одной гильзы! Вот это уже озадачивало, что тут произошло… Снизу послышались обычные шаги. В комнату вошел Павел с бойцами.

- Слушай, тут мистика какая-то! – начал с большим недоумением Павел. – Ни одной гильзы, ты представляешь? А боезапасы в подвале которые, вообще ни одного патрона не взяли!

- У меня тоже самое, Паш. Муть какая-то тут произошла. Люди мертвы, но гильз наших бойцов нет! Они, судя по опустевшим магазинам, все патроны истратили! – ответил Громов.

- Да, и еще… Радиостанция-то здесь работает! Понимаешь, там ни одной царапины на ней нет! Батей тебе клянусь! – продолжал Паша – Тоха, сходи, передай нашим, что все мертвы. Пусть вызывают подкрепление. Мистика чертова…

- Есть,товарищ майор, – пошел исполнять приказ Тоха.

- Кстати о людях, Сань! Девушка-то где? – задал вопрос Павел.

- Это я бы и сам хотел знать… - с грустью сказал Громов.

Действительно, получается тот, кто напал на форпост, тот и забрал хрупкое создание с собой. Выходит, эта девушка – последний свидетель того, что здесь произошло. Павел и Саша не могли поверить в то, что было перед ними. Убийство без гильз, три убитых бойца, целая рация, пропажа девушки. Картина происшедшего была крайне туманной.

Парни продолжали обследовать помещения. Громов, рассматривая одного из убитых бойцов, заметил на стене одну странность:

- П..Р...Д… Что бы это значило? Умирающий солдат видимо пытался оставить что-то важное тем, кто сюда придет и будет выяснять, что произошло. Три буквы, из которых можно составить одно слово. Вопросов на этом форпосту было больше, чем ответов. Слишком мистическим все это казалось. Павел подошел к Громову, чтобы обсудить, что делать дальше:

- Саня, давай мужиков что ли вниз, к машине. Все равно хоронить будем по человечески. Так и бойцам скажи... Павел не успел договорить, как на улице, в другом конце, прозвучал выстрел.

- Это что за мать твою? Бойцы, прием! Боеготовность номер один! Занять позиции! – приказал Громов.

Громов с Пашей подбежали и присели у окна. Вдали, на другой стороне улицы, в супермаркете под названием “Metro” прозвучали еще два выстрела, из-за которых в магазине была вспышка. Через несколько мгновений послышался женский голос:

- Помогите!!!

Ответ был очевиден – это была дочь Харитонова. Только вот видимо те, кто взял ее в плен, столкнулись в супермаркете с чем-то опасным и им приходится отстреливаться.

- Она что, дура? Зачем противогаз-то снимать? Дозу мигом получит! – с недоумением проговорил Павел.

- Паша, бойцов к окну! Серега, за мной, Илюха, за пулемет в “Тигр”, – без промедлений отдал распоряжения Громов.

- Есть, товарищ капитан!

- Сань, я с тобой! – сказал Паша .

- Паш, за бойцами следи. Без тебя они тут мешки, – возразил Саша.

- Хрен с тобой, дуй давай. Прикроем огнем, если что, – закончил Павел.

Громов и Серега резко выбежали из форпоста, молнией перебежали дорогу. Супермаркет был громадным, но вспышка от выстрела была у самого входа.

- Иду первым, ты меня прикрываешь сзади. Как захожу в здание, остаешься на улице и держишь на мушке вход, – отдал приказ Громов.

- Хорошо, капитан, – подтвердил приказ Сергей.

Бойцы подошли к супермаркету. Громов зашел в здание. Темнота, на полу следы крови, и опять самое главное – нет гильз. Это уже было странно. Громов прошел в холл. Супермаркет был огромен . Павел проходил мимо полок, на которых когда-то лежала еда. Вдруг в конце холла послышалось чье-то тяжелое дыхание. Капитан бежал к задыхающейся девушке. Пробегая третий ряд и переходя на четвертый, увидал ее! Она сидела, прислонившись к полкам и держалась за горло. Громов не стал медлить: снял противогаз и натянул на лицо девушки. Похлопал ее по лицу. Девушка пришла в себя.

- Воздух… Ты! Ты без противогаза! – начала девушка.

- Кто-то должен выжить, – ответил Громов.

- Надо уходить! Пока не… - не успела закончить девушка ,как появился огромный мутант. Это были “Бульдоги”. Больше, чем обычные собаки , совершенно черного цвета, а их голова была больше, чем у тигра. Громов взял девушку на руки и побежал что есть мочи через ряды. “Бульдог” завыл. Где-то в конце появилась целая стая псов, которая начала преследовать убегающих людей.

Выбежав из супермаркета, Громов начал задыхаться, Сергей по рации передал Павлу просьбу:

- Товарищ майор! Капитан без противогаза! Требуется противогаз! Девушка с нами. Нас преследуют псы. Их много, требуется огневая поддержка, – по рации передал Серега, прикрывая Громова и девушку.

Они продолжали бежать к форпосту. Громову уже становилось плохо, ему казалось, что он не донесет девушку. Выполнить долг, спасти человека – именно это держало на ногах Громова.

- Почти прибежали, капитан! – кричал Серега. У дома, с бронемашины открыл огонь Илюха, в окнах Павел и бойцы вели огонь по псам. Бойцы с девушкой подбежали к входу:

- Давай забегайте! – кричал Павел – Тоха, давай сюда огнемет!

Громов влетел с девушкой в дверной проем, Тоха встал в проходе и начал поливать огнем псов.

- Дверь закрывай! Закрывай! – командовал Павел. Они закрыли дверь. Псы продолжали ломиться. Девушка кричала, чтобы бойцы надели противогаз Громову. Павел подбежал к задыхающемуся товарищу и натянул противогаз.

- Братан. Ну ты молодец, человека спас, – начал Павел – Только вот… Ты какого… запасной противогаз не носишь? Да если бы не твоя воля, ты бы сдох с этой красавицей! Ладно, пошли наверх, отбиваться будем, – закончил Паша.

Бойцы жгли огнеметом, стреляли из РПД, но псы не уходили. Казалось, вот сейчас прорвут дверь и бой будет уже в доме. Неожиданно вдалеке появилась машина. Это был “Тигр”. Полковник успел прислать подмогу к форпосту. Псы начали уходить туда, откуда пришли. Из машины вышли шесть бойцов. Командира можно было узнать сразу – это был Мальцев.

- Кажется мы вовремя, товарищи! – начал лейтенант.

- Слушай, Мальцев, это первый случай в жизни, когда я тебя рад видеть, – с улыбкой начал Павел. – Мы думали все, каюк нам.

- Мальцев своих не бросает. Ну, что тут у вас?

- Хуже, чем мы предполагали. Нашли три трупа , а Саня вон красавицу спас. Ее чуть псы в супермаркете не сожрали. Саня молодец, нес ее на себе, свой противогаз ей отдал.

- Громов… Мужик, уважаю, – пожав руку, сказал Мальцев.

После разговора они прошли на второй этаж, где сидела девушка.

- Почему так долго? – начала девушка.

- Чего? – с удивлением спросил Павел.

- Почему вы так долго шли сюда? Мы вызывали вас по радиостанции, а вы не отвечали!

- Ну хрена себе! Мужик ради тебя своим здоровьем рискнул, тащил на себе и бежал без противогаза, а ты еще говоришь, почему так долго? Ты бы хоть спасибо ему сказала для начала, а потом говорила, почему долго. Наша связь с вами оборвалась в тот момент, когда на вас напали. Мы сразу же собрали отряд и сюда рванули. Долго, блин…

- Простите… - девушке стал стыдно за сказанное – Я… Тут такое пережила… Боже, как рассказывать, не знаю…

- Успокойся, – начал Громов – Приди в себя. Мой друг хотел сказать, что мы приехали, как только смогли, – закончил Громов.

Девушка была в легком шоке. Человек, который ее спас, нисколько не возразил ей. В комнате повисла тишина. Павел снова взял слово:

- Тебя как зовут, красавица?

- Даша. Даша Харитонова.

- Сразу видно, дочка полковника, – отметил Мальцев. – Мужики, давайте, грузитесь в “Тигр” и на базу. Мы тут сами дальше будем. Восстановим все. Гильзы поищем. Мужики, вы конечно герои сегодня все. Особенно Саня. Рад, что служу с таким человеком! – завершил лейтенант.

Через десять минут, погрузившись в бронетранспортер, они уже ехали снова на Центральную. На улице начало темнеть и пошел дождь. Холодные струи дождя струились по обшивке бронемашины. Павел сидел на правом сиденье, за рулем был Тоха. Остальные устроились сзади. Особенно выделялись Громов и Даша. Девушка заснула на плече у Громова, а тот заснул, прижавшись к окну машины. Павел поглядывая назад, только усмехался всю дорогу.

День выдался тяжелым и вопросов прибавилось немало. Неужели люди с Новочебоксарска готовят вторжение? И зачем им нужна была Даша? Трое убитых – это много. Это не просто нападение на форпост. Загадочное слово, которое оставил умирающий солдат. И почему нападавшие не оставляют гильз? Теперь важно отдохнуть, осмыслить и понять, что нужно делать дальше. Громов сделал главное в этот день – он спас человека. Человека, от которого сейчас зависит судьба всего чебоксарского метро. И имя этого прекрасного создания – Даша.


***

Дарья Харитонова родилась ровно за год до катастрофы. Ее мать была врачом, а отец начинал свою карьеру в федеральной службе. Появлению дочери были рады все. Были пышные гулянья. Родители хотели, чтобы она стала спортсменкой. Но как часто в этой жизни бывает, мы становимся не тем, кем хотели стать.

Отец, Алексей Васильевич старался делать все для своей семьи: хорошая квартира с видом на Волгу, игрушки для любимой дочери, дорогие платья, которые любила покупать жена. В ФСБ у него даже был один выговор за самовольную отлучку с работы. Счастливая семья, что ни говори. Жаль, люди не успели реализовать свои планы в прошлой жизни. Человек сам лишил себя права называться человеком.

Мать Елена Константиновна, закончив медфак Чувашского Государственного университета, вышла замуж за Алексея. Они были знакомы с самого детства. Их любовь началась раньше, чем у остальных. Через четыре года появилась дочь. Смысл жизни оставался прежним – семья. Отец не зря купил квартиру с видом на залив. Понятное дело, четыре комнаты, два балкона, “европейская“ отделка всей квартиры. Не каждый мог такое себе позволить в прошлой жизни. Но отец добился. В мире накалилась обстановка, угроза ядерной войны приближалась, как мчащийся на полном ходу поезд. Убежища находились недалеко от их дома. Шанс выжить равнялся девяносто девяти процентам.

В тот солнечный день, когда ничего не предвещало плохого, отец, уехавший на работу в шесть утра из-за какого странного звонка, вернулся уже в девять тридцать. Он был грустный, немного злой. Жена не узнавала в нем человека, который утром ушел с приподнятым настроением.

- Лена, мы уходим! – резко начал муж.

- Куда уходим, дорогой, что случилось? - возмутилась жена.

- Лена! Собирай необходимое из одежды и уходим. Я тебе потом все объясню.

Молчаливая жена собрала все вещи, одела девочку. Вместе они сели в мерседес представительского класса и поехали в центр. Жена повторила свой вопрос:

- Леш, куда ты нас везешь? Нас что, хотят убить?

- Лена, сейчас мы приедем, я тебе все объясню. Через полчаса они подъехали к управлению. Машина заехала в гараж. Вся семья вышла и пошла за отцом. Пройдя по коридорам управления, они начали спускаться в подвал. В конце подвала оказалась огромная гермодверь. Отец сам открыв дверь, завел свою семью в очень большое освещенное помещение.

- Дорогой, зачем ты нас сюда привел? – начала жена.

- Лена… Через несколько часов нашей страны не будет, ты это понимаешь?

- Но как? Почему? – удивлялась жена.

- Да так вот. Перестреляем ракетами друг друга и капут. Я и так нарушил все, что можно и нельзя, я хочу, чтобы вы жили. Вы последние люди, с которыми я хочу провести остаток жизни. Это бомбоубежище.

- Но Леша, а как же другие? Как же тетя Люда, дядя Володя?

- Ну не спасем мы их, понимаешь? Мест на всех не хватит. Если объявят атомную тревогу, спасутся те, кто будет рядом с убежищами. Это одно из них. По Чебоксарам их много. В Новочебоксарске тоже есть. Так что выживут люди, но не все.

Вот так были перечеркнуты все жизненные планы. Все, что человек нажил непосильным трудом, все это было уничтожено. Мир был стерт с лица земли.

Прошли годы, девочка выросла, отец стал начальником Центральной станции и вторым человеком после Истомина, а мать не смогла дожить до того дня, когда дочь отправилась на поверхность. Ей было очень тяжело, она часто болела, теряла контроль над собой, не осознавала, где находится. Спустя десять лет после закрытия ворот бомбоубежища ее не стало. Ее похоронили на заливе, за новым зданием Правительства Чувашской республики. Теперь там находилось кладбище.

Отец смог выдержать такой удар, а дочь после смерти матери решила, что лучше пойти в бойцы, чем работать на ферме. Естественно, отец был против, но желания любимой дочери в новом мире он все равно продолжал исполнять. Теперь они жили вдвоем, на Центральной. Когда дочери исполнился двадцать один год, он постоянно спрашивал, есть ли у нее на примете жених, на что дочь говорила, что на этой станции нормальных парней нет. Жизнь шла своим чередом. Но когда Дашу похитили неизвестные, и ее спас Громов, ее жизнь кардинально изменилась. Причем, в лучшую сторону.


Просмотров 275

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!