Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ВИНА И ПРИЧИННАЯ СВЯЗЬ КАК УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ



ЗА НЕПРАВОМЕРНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ЧУЖИМИ ДЕНЕЖНЫМИ СРЕДСТВАМИ

Д.К. ВАСИНА

 

Васина Д.К., аспирант Российского государственного гуманитарного университета.

 

Среди условий ответственности за неисполнение денежного обязательства наибольшие споры вызывает такой субъективный фактор ответственности, как вина лица, а точнее, следует ли учитывать виновное поведение лица при применении мер ответственности по ст. 395 ГК. Данный фактор имеет существенное значение и в рамках всей гражданско-правовой ответственности, поскольку невиновное поведение является по общему правилу основанием для освобождения лица от применения правовых санкций.

Основным аргументом в пользу учета вины должника при взыскании процентов по ст. 395 ГК является то, что поскольку проценты годовых являются мерой ответственности, то и при определении механизма взимания процентов должны применяться общие условия и основания ответственности. Как отмечает С.А. Воронин, неопределенность в отношении правовой природы процентов за пользование чужими денежными средствами не должна приводить к плюрализму в понимании оснований наложения санкций за неисполнение денежных обязательств. В связи с этим указанные в п. 1 ст. 401 ГК юридические основания ответственности должника за нарушение договорных обязательств являются едиными для любой формы ответственности, вне зависимости от того, что именно (убытки, неустойка и/или проценты годовых) и в каком юридическом соотношении взыскивается <1>.

--------------------------------

<1> См.: Воронин С.А. Освобождение от ответственности за неисполнение договорных обязательств в судебной практике // Защита прав граждан и юридических лиц в российской и зарубежной практике: проблемы теории и практики. М., 2002. С. 44, 86.

 

Позиции авторов по этому поводу разделились. Так, по мнению некоторых специалистов, ответственность по ст. 395 ГК РФ должна применяться независимо от отсутствия или наличия вины, причем безотносительно характера регулируемых отношений. Эту позицию они обосновывают особенностью денежного обращения и денег как заменимого и всегда наличного товара, в силу чего невозможность неисполнения денежного обязательства вообще исключена. Как пишет В.В. Витрянский, "отсутствие у должника необходимых денежных средств ни при каких условиях, даже при наличии обстоятельств, которые могут быть квалифицированы как непреодолимая сила (форс-мажор), не может служить основанием к освобождению должника от ответственности за неисполнение денежного обязательства" <2>. В этом, по мнению автора, и состоит специфика данной формы ответственности.



--------------------------------

<2> Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. 1997. N 8. С. 66.

 

Не отрицая полностью правильность утверждения о невозможности применения к денежным обязательствам принципа невозможности исполнения, Л.А. Новоселова тем не менее отмечает, что эта особенность денежных обязательств не связана с условиями ответственности за их неисполнение. Так, при применении мер ответственности в форме неустойки денежная форма выражения этой санкции никак не влияет на необходимость учета в определенных случаях вины лица. В связи с этим обязательно следует применять принцип вины как основание ответственности по ст. 395 ГК <3>. Поэтому, определяя проценты по ст. 395 ГК РФ как меру ответственности, необходимо применять к ним общие положения гражданского законодательства об ответственности.

--------------------------------

<3> См.: Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М.: Статут, 2003. С. 59.

 

А.В. Аверьянов отмечает, что единственным основанием взыскания на основании ст. 395 ГК является просрочка возврата денежных средств. "Начисление процентов, установленных ст. 395 ГК, - продолжает автор, - не зависит от виновности заемщика, а также от факта извлечения должником дохода" <4>.

--------------------------------

<4> Аверьянов А.В. Объем гражданско-правовой ответственности за нарушение отдельных видов обязательств: Автореф. дис. ... к.ю.н. СПб., 1997. С. 11.

 

Возможность учета вины должника при применении мер ответственности по ст. 395 признает Д. Савельев, ссылаясь на буквальное толкование Постановления N 13/14, которое признает проценты мерой ответственности, а значит, и требует применения всех условий ответственности, в том числе вины должника <5>. Аналогичной позиции придерживается А.В. Краснов <6>.



--------------------------------

<5> См.: Савельев Д. Ответственность за неправомерное пользование чужими деньгами // Российская юстиция. 1999. N 7.

<6> См.: Краснов А.В. Правовые санкции в экономической сфере: Автореф. дис. ... к.ю.н. Казань, 1999.

 

В связи с этим принципиальное значение для судебной практики имеет указание в Постановлении N 13/14 на применимость положений ст. 401 ГК при возложении ответственности за неисполнение денежных обязательств, в п. 5 которого указывалось, что отсутствие у должника денежных средств, необходимых для уплаты долга по обязательству, связанному с осуществлением им предпринимательской деятельности, не является основанием для освобождения должника от уплаты процентов, предусмотренных ст. 395 ГК. Тем самым подтвердилась возможность отнесения процентов к мерам ответственности и возложения ответственности на началах вины.

Данный факт подтверждается в арбитражной практике, в которой применение мер ответственности по ст. 395 ГК связывалось с необходимостью доказывания состава гражданского правонарушения, т.е. учета всех условий ответственности. В частности, при неисполнении денежных обязательств, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, ответственность в форме процентов применялась с учетом вины должника. При этом основная масса дел касалась прежде всего отношений между субъектом предпринимательской деятельности и учреждением, финансируемым из федерального бюджета, и суд, выяснив, что учреждение не имело в течение определенного периода финансирования из бюджета, предположил, что и вины этого субъекта в неисполнении денежного обязательства не было.

При этом, как показывает анализ данной категории дел, суд не всегда выяснял, в каких обстоятельствах существовали договорные отношения сторон: в рамках или вне рамок осуществления учреждением предпринимательской деятельности, а данный факт влияет на возможность невиновной ответственности данного субъекта. Исходя из этого, представляется, что суды при установлении условий ответственности за неисполнение денежных обязательств определяли, скорее, наличие непосредственной причинной связи между действиями должника-ответчика и невозвратом денежных средств кредитору-истцу. И, как отмечают сами работники судебных инстанций, суды нередко не разводят юридические категории вины и причинной связи <7>. Это связано прежде всего с тем, что данные категории, несмотря на кажущуюся несовместимость, во многом схожи и по правовым, и по формально-логическим показателям, и потому "понятие вины легко смешать с другими аспектами правонарушения и в первую очередь с противоправностью и причинностью".

--------------------------------

<7> См.: Губанов В.А. Категория вины в практике арбитражного суда и проблема качества судебных актов // Российский юридический журнал. 1999. N 2. С. 101 - 110.

 

В указанных выше случаях неисполнение денежного обязательства явилось следствием действий не непосредственно должника, а лица, его финансирующего. В связи с этим суды и не обращали внимания на факт предпринимательских или общегражданских отношений сторон, не выясняли статус учреждений и возможность осуществления ими предпринимательской деятельности. Поэтому представляется, что при определении условий ответственности по ст. 395 ГК следует в конкретных ситуациях учитывать как виновное, так и невиновное поведение лица, а также причинную связь между его действиями и наступившими последствиями (невозвратом денежных средств кредитору).

В связи с этим можно привести следующий пример. Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к Департаменту образования о взыскании суммы долга и процентов по ст. 395 ГК за нарушение условий оплаты подрядных работ. Результатом рассмотрения дела стало его разбирательство в Высшем Арбитражном Суде РФ, Президиум которого постановил, что суды нижестоящих инстанций не учли при удовлетворении иска то обстоятельство, что у должника в данном случае отсутствовало надлежащее финансирование его собственником, в результате чего у должника отсутствовала реальная возможность пользования денежными средствам. Аналогичные дела, связанные с ненадлежащим финансированием государственных учреждений их собственником, также рассматривались на уровне высшей судебной инстанции, и во всех случаях суд требовал установить связь виновного поведения должника с реальным использованием денежных средств <8>. Это необоснованно, поскольку приводит к смешению объективных и субъективных условий ответственности.

--------------------------------

<8> Постановление Президиума ВАС РФ N 3175/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 5. С. 41 - 42.

 

В данном деле суд, скорее всего, устанавливал не наличие вины, а наличие причинной связи между действиями должника и наступившими вредоносными последствиями в виде неисполнения денежного обязательства. Это может быть объяснено тем обстоятельством, что в вышеуказанных и подобных им ситуациях речь идет об осуществлении деятельности в рамках предпринимательских отношений - и для должника, и для кредитора, а в силу указания ст. 401 ГК предприниматель, действующий на свой страх и риск, несет ответственность независимо от наличия вины в своих действиях. Причем какая-либо оговорка относительно формы собственности или ведомственной подчиненности предпринимателя или характер его правоспособности в норме данной статьи отсутствует.

В связи с этим при установлении условий ответственности прежде всего речь должна идти о выявлении объективного условия - установлении причинной связи между действиями должника и наступившим вредом (неполучение кредитором процентов на капитал, которые он мог бы получить при своевременном возврате денежных средств), а потом уже - об установлении виновного поведения лица.

Установление виновного поведения лица как условия ответственности может привести, на наш взгляд, к неправильной юридической квалификации ряда отношений, в частности смешению таких понятий, как вина и невозможность исполнения обязательства. Так, в ряде арбитражных дел (касающихся неисполнения денежных обязательств) просматривалась подобная тенденция. Например, в одном из арбитражных дел по иску Шигонского районного потребительского общества к Управлению Федерального казначейства по Самарской области о взыскании суммы задолженности и неустойки Высший Арбитражный Суд РФ отметил, что невыделение средств из бюджета учреждению, которое по статусу не вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, а следовательно, лишено иных источников дохода, является обстоятельством, в результате которого обязательство прекращается невозможностью исполнения (ст. 416 ГК), а потому в исковых требованиях должно быть отказано <9>.

--------------------------------

<9> Постановление Президиума ВАС РФ от 21 октября 1997 г. N 4051/97 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 6.

 

Таким образом, попытки суда установить условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение денежного обязательства привели к тому, что права кредитора были существенно ущемлены, так как суд посчитал, что обязательство прекращается невозможностью его исполнения, хотя, по существу, речь шла об отсутствии непосредственной причинной связи между действиями ответчика и причиненным вредом (невозвратом денежных средств, неполучением процентов на капитал). В данном примере ответственность должника также не наступит, поскольку причинная связь отсутствует. При выявлении объективных и субъективных условий гражданско-правовой ответственности соотношение причинной связи и вины должника имеет юридическое значение.

В связи с принятием нового Трудового кодекса РФ также выясняется проблема правовой природы процентов при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, закрепленных ст. 236 ТК РФ. Новые исследования по этому вопросу дают основания полагать, что и в Трудовом кодексе РФ не только не определена четкая правовая природа процентов, но и не установлены основания применения данных мер ответственности. Исследователи полагают, что проценты по ст. 236 ТК РФ являются самостоятельной мерой ответственности, но при начислении процентов работнику не нужно доказывать не только размер процентов, но и вину работодателя <10>.

--------------------------------

<10> См.: Полстьянова М.Н. О правовой природе процентов, уплачиваемых за нарушение денежного обязательства в трудовом праве // Актуальные проблемы частноправового регулирования: Тезисы докладов II региональной научной конференции молодых ученых (г. Самара, 17 мая 2002 г.). Самара, 2002. С. 47.

 

Как уже отмечалось, на позициях отрицания учета вины должника при возложении мер ответственности по ст. 395 ГК РФ стоит В.В. Витрянский, мотивируя это особенностью денежного обязательства, невозможность исполнения которого исключена. Условием такой ответственности будет служить противоправность в действиях должника и причинная связь.

Представляется, что при взыскании процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами следует применять общие принципы виновной ответственности субъектов гражданского права: физические лица (граждане) отвечают на началах вины, предприниматели - на началах риска (за исключением случаев непреодолимой силы). Во всем остальном взыскание процентов за неисполнение денежного обязательства не обладает какой-либо спецификой применительно к предпринимательским отношениям. Это обусловлено следующими экономическими и юридическими причинами.

Безусловно, когда речь идет о предпринимательских отношениях, коммерческом обороте, ответственность лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, должна быть повышенной, исходя из целей коммерческого оборота. Однако в рамках общегражданских отношений должник - физическое лицо имеет несколько иной статус, чем индивидуальный, а тем более коллективный предприниматель. Это обусловлено и тем, что предприниматель имеет гораздо более широкие возможности для использования денежных средств как средства накопления капитала, и тем, что предприниматель, участвуя в хозяйственном обороте, получает гораздо большую прибыль от своей деятельности, чем, скажем так, рядовой субъект гражданского права. Это показательно даже на примере кредитования общегражданских субъектов и предпринимателей: первые платят за кредиты большие проценты, чем последние, что в результате снижает вероятность получения чистой прибыли.

Кроме того, учитывая тот факт, что в силу специфики денежного обязательства, невозможность его исполнения исключена, предприниматель имеет гораздо больше возможностей восполнить свои активы в случае неисполнения денежного обязательства с целью его надлежащего исполнения: обращение в банк для займа, взаимное кредитование предпринимателей и т.п. Подобные возможности для общегражданского субъекта права существенно ограничены как законодательно, так и практически. Поэтому представляется, что и механизм ответственности предпринимателя, в том числе при неисполнении денежного обязательства, должен быть иным. Таким образом, даже при неисполнении денежного обязательства, обладающего определенной спецификой, следует применять принцип учета вины лица при применении мер ответственности.

 

 

 

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!