Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Демократические преобразования 50- х гг. XX в. В Кыргызстане и причины их незавершенности



В истории Кыргызстана, как и всей страны, 50-е го­ды занимают особое место. 5 марта 1953 г., со смертью И. В. Сталина, закончилась целая эпоха «социалистического развития по-сталински», когда созданная им командно-ад­министративная система с ее главными атрибутами — все­сильным партаппаратом и репрессивными органами — ут­вердилась окончательно в экономике и политике, идеологии идуховной сфере. С уходом из жизни вождя, возглавляв­шего пирамиду тоталитарной системы, она, не имея столь же сильного преемника, стала давать сбои. Приход к власти Н. С. Хрущева, опиравшегося на партаппарат и доверие военных руководителей, прежде всего маршала Г. К. Жукова, пользовавшегося непререкаемым авторитетом в армии, открыл возможность «десталинизации» политического курса. Некоторое оздоровление общества началось уже с 1953 г. и несколько усилилось после известного XX съезда КПСС (февраль 1956 г.), на котором Н. С. Хрущев своим докладом «О культе личности и его последствиях» иниции­ровал процесс, получивший название «разоблачение куль­та личности Сталина». При всей своей исторической значи­мости процесс этот во второй половине 50-х годов был по­верхностным, ограниченным и привел лишь к ликвидации наиболее негативных черт тоталитарного режима, не затро­нув его глубинной сущности — командно-административ­ной системы управления страной. Политический курс Хрущева активно поддерживало и руководство Кыргызстана, возглавляемое в 50-е годы пер­вым секретарем ЦК Компартии Киргизии И. Р. Раззаковым. Уже первый в послесталинское время VII съезд рес­публиканской паоторганизации (февраль 1954 г.) потребо­вал не только повысить партийную и государственную дис­циплину, ответственность кадров, пресекать факты обмана государства, злоупотреблений, нечестного отношения к сво­им обязанностям, но, что очень показательно, вести реши­тельную борьбу с проявлениями «политической беспечнос­ти коммунистов». В то же время расширились права союзных республик, местных органов и предприятий в решении мно­гих социально-экономических проблем, конкретных произ­водственных задач. В частности, они получили теперь пра­во утверждать технико-промышленные планы по всем пока­зателям, решать вопросы капитального строительства и реконструкции, реализовать материальные ценности и при­обретать необходимое оборудование, изменять структуру и штаты производственных подразделений, устанавливать и изменять оклады отдельным работникам, формировать соб­ственную премиальную систему и т. п. Повысилась роль в производственном процессе среднего «руководящего звена - мастеров и начальников цехов, участков, непосред­ственно ответственных за выполнение плановых заданий. Все это способствовало укреплению экономического по­тенциала республики. Довоенный уровень развития народ­ного хозяйства был значительно превзойден. Шестой пятилетний план развития народного хозяйства Киргизской ССР по намерениям партийно-хозяйственного руководства республики должен был стать началом прак­тического перехода экономики республики на рельсы науч­но-технического прогресса. Он предусматривал изменение структуры индустриального сектора, в частности развитие таких отраслей, как черная и цветная металлургия, нефтя­ная, угольная, газовая промышленность, были предусмот­рены высокие темпы развития электроэнергетики, всех ви­дов транспорта и средств связи. Предполагалось существен­ным образом изменить материально-техническую базу лег­кой промышленности. Политический курс XX съезда КПСС, положившего на­чало развенчанию культа Сталина и поиску путей дальней­шего экономического и социально-политического развития страны, логично требовал замены устаревшей политической системы. Однако поиски новых решений шли в застывших рамках командно-административной системы, осуществля­лись с импульсивной поспешностью, без учета требований объективной реальности. Новые задачи решались волевы­ми методами, с помощью старого политического и экономи­ческого механизма. Ухудшили положение новые сбои и недостатки, вызван­ные неоправданностью реорганизации в 1962 г. партийных и советских органов по производственному принципу. Это фактически привело к распаду власти на промышленную и сельскохозяйственную, резкому росту партийного аппарата, полной подмене партийными органами государственных да­же в решении оперативных народнохозяйственных вопро­сов. В результате многие постановления высших партийных и государственных органов оставались невыполненными. Это видели и сами руководители. Так, на XXI съезде Ком­партии Киргизии подчеркивалось, что руководящие работ­ники, пользуясь слабым партийным контролем, злоупот­ребляют служебным положением, проявляют высокомерие, бюрократизм, невнимательное отношение к нуждам трудя­щихся. ЦК Компартии Киргизии признал, что бюро и секрета­риат ЦК, Совет Министров республики в ряде случаев до­пускали либеральное отношение к руководителям, проявившим бездеятельность и ставшим на путь обмана партии и государства. Так, бюро ЦК, не разобравшись до конца в работе Тянь-Шаньского обкома партии и преступных махи­нациях его бывшего первого секретаря, в начале 1960 г. приняло либеральное решение, а спустя некоторое время выдвинуло его на пост министра внутренних дел республи­ки. Очевидно, такое «признание» понадобилось для того, чтобы обвинить тогдашнего первого секретаря ЦК Компар­тии Киргизии И. Р. Раззакова в прямой причастности к навязыванию в духе требований «крутого подъема сельско­го хозяйства» чрезмерно завышенных планов производства животноводческой продукции без принятия кардинальных, долгосрочных мер по развитию кормовой базы. К этому до­бавилось инициированное работниками ЦК КПСС обвине­ние И. Р. Раззакова в «проявлениях местничества в ущерб общегосударственным интересам». Этого было достаточно, чтобы в мае 1961 г. освободить его от обязанностей первого секретаря ЦК Компартии Киргизии. Первым секретарем ЦК Компартии Киргизии был избран Т. У. Усубалиев. Перспективные задачи социально-экономического раз­вития республики в дальнейшем определялись в условиях новых стратегических и тактических ориентиров, которые одобрил XXII съезд КПСС (октябрь 1961 г.). Углубив про­цесс развенчания культа Сталина и связанных с ним без­законий, но не поднявшись до раскрытия сталинщины, съезд принял третью Программу партии. В ней перспекти­ва коммунистического строительства была провозглашена «непосредственной практической задачей советского наро­да» на два предстоящих десятилетия (1961 —1980 гг.), в течение которых в СССР планировалось построить комму­нистическое общество. В Программе традиционно давалась характеристика задач партии в области национальных отно­шений, декларировалась задача последовательного утверж­дения принципов интернационализма, укрепления дружбы народов.





 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!