Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Культурное развитие Кыргызстана в 30-е гг. XX в



В 30-х гг. XX в. широким фронтом раз­вернулись работы по ликвидации неграмотности. В результате всенародной борьбы за грамотность в 1934—1937 гг. в рес­публике было охвачено обучением более 400 тыс. неграмот­ных и малограмотных. Появились первые колхозы и сов­хозы, айылы и сельские Советы сплошной грамотности. К концу 1938 г. общая грамотность в Кыргызстане со­ставляла уже 70%, а среди населения в возрасте от 9 до 49 лет — 80%, в том числе среди мужчин — 89,4%, среди женщин — 74,4%. Особенно бурное развитие народное образование в рес­публике получило в 30-е годы. Этому во многом способст­вовал рост ассигнований на эти цели. В 1930/31 уч. г. было введено всеобщее обязательное начальное обучение, что оз­наменовало новый этап в развитии школьного образования, но и потребовало больших усилий. К концу второй пятилетки здесь в основном завершилось все­общее обязательное обучение: в эти и последующие годы на­ряду с всеобщим обучением большое внимание уделялось расширению сети неполных и средних школ. В середине 20-х годов в республике открываются первые средние специальные учебные заведения. К концу 1940 г. в Кыргызстане насчитывалось уже 33 техникума, в том числе 11 сельскохозяйственных, 8 медицинских, 6 педагогических, 3 — готовящих специалистов промышленности, строительства итранспорта, 3 — выпускающих работников экономики и права, 2—работников искусства. В октябре 1932 г. в столице республики открылся Кыр­гызский педагогический институт, положивший начало раз­витию высшего образования. Тогда же была организована Высшая коммунистическая сельскохозяйственная школа (ВКСХШ), которая готовила руководящих работников для районных партийных исоветских органов, МТС, колхозов и совхозов. В начале следующего года открыт Зооветеринар­ный (с 1938 г. — Сельскохозяйственный) институт. В 1936 г. состоялся первый выпуск педагогического ин­ститута— 46 человек, в том числе 13 кыргызов. Среди них были будущиеакадемики АН Кыргызстана Б. Джамгерчинов и К. Шатемиров, заслуженные учителя республики А. Джолдошева и У. Ботбаева. Годом позже первых 40 зоо­техников и 13 ветеринарных врачей выпустил Зооветеринар­ный институт. С каждым годом в республике крепла и расширялась сеть высших учебных заведений, росли число студентов ипрофессорско-преподавательский состав. Наряду с периодической печатью в эти годы в республи­ке налаживается книгоиздательское дело, чему способство­вало организованное в 1926 г. Кыргызское государственное издательство. Постепенно увеличиваются количество изда­ваемых книг, их объем и тираж. Всего в 1928—1940 гг. выпущено около 2600 названий книг. Большую помощь республике оказывали издательства Мо­сквы и Казани. Мощным средством массовой информации является ра­дио. В 1926 г. во Фрунзе был построен первый радиоузел на 80 радиоточек. А в 1930 г. в Кыргызстане, в городах и в



322сельских районах, насчитывалось уже29 радиоузлов. Работа тогда сводилась главным обра­зом к ретрансляции передач иногородних станций, редко это были передачи из радиостудии и чтение материалов из республиканских газет и журналов. На основе достижений экономики и культуры все более укреплялась материальная база существующих научных уч­реждений республики, создавались новые. Так, в 30-х годах организуются опытные станции по полеводству, хлопковод­ству, сахарной свекле, новолубяным культурам и табаку, открывается научно-исследовательский институт эпидемиоло­гии и микробиологии.

В становлении и развитии науки, организации научных учреждений, изучении истории кыргызского народа, произ­водительных сил, подготовке национальных кадров Кыргыз­стану большую помощь оказывали Академия наук СССР, исследовательские институты и вузы Москвы, Ленинграда, Ташкента и других городов Советского Союза. Созданный в 1937 г. Комитет наук при правительстве республики развернул работу по накоплению материала для написания истории Кыргызстана и кыргызского народа. С этой целью Институт кыргызского языка и письменности был реорганизован в Научно-исследовательский институт языка, литературы и истории, организованы археологическая и этнографическая экспедиции, сбор архивных документов, письменных источников на русском языке, перевод имею­щих отношение к истории кыргызов текстов на китайском, арабском, персидском, древнетюркском языках. Национальная профессиональная литература начинается с создания письменности на кыргызском языке и печати. 30-е годы ознаменовали новый этап в развитии кыргыз­ской литературы. Именно в эти годы начинают творить та­лантливые поэты К. Маликов, Дж. Турусбеков, Дж. Бокон-баев, Т. Уметалиев, Я. Шиваза, А. Осмонов, А. Токтомушев, прозаики М Элебаев, Д. Джантошев, Т. Сыдыкбеков, С. Са­сыкбаев, У. Абдукаимов и драматурги Р. Шукурбеков, К. Эшмамбетов. Почти все жанры литературы получили дос­тойное развитие в творчестве кыргызских писателей. Расши­рилась тематика художественных произведений, осваивались новые формы, приемы, изобразительные средства. Развивалась акынская поэзия, представленная творчест­вом Т. Сатылганова, Тоголока Молдо, Б. Алыкулова, И. Шайбекова, К. Акиева, О. Болебалаева, А. Усенбаева.



 

совершения 50. Репрессии 30-х г. XX в.

В ходе внутриполитической борьбы по вопросам индуст­риализации страны в 1927 г. одерживает верх сталинско-бухаринская группа над троцкистско-зиновьевским блоком, названным «левой оппозицией», начинается широкомасштаб­ная чистка партии от «троцкистов». В борьбе по вопросам составления пятилетнего плана иколлективизации сельского хозяйства в 1928 г. сталинская линия берет верх над бухаринской, сторонников которой окрестят «правой оппозицией». Их также постигнет участь «троцкистов». В результате насильственной коллективизации в упадок пришло сельско­хозяйственное производство. Все это сказывалось на сниже­нии жизненного уровня народных масс, росте их недоволь­ства. В этой обстановке хозяйственные неудачи и провалы стали подаваться как результат деятельности «вредителей» и «врагов народа». В 1928—1930 гг. организуются судебные процессы по так называемым «шахтинскому делу», делам «буржуазных специалистов», «Трудовой крестьянской пар­тии», «Промпартии». В центре начинается репрессивная кампания, которая усиливалась вследствие грызни за власть местных руководи­телей под общим названием борьбы против буржуазной идео­логии и доходила до окраин, приобретая иногда трагикомич­ную форму. В борьбе с так называемыми носителями буржуазной идеологии в Кыргызстане происходит своеоб­разное разделение представителей кыргызской и других на­циональностей. Первые обвинялись в основном в правом оппортунизме, национализме, а вторые — в троцкизме, ве­ликодержавном шовинизме. Однако ни та, ни другая сторо­на не избежала страшного по тем временам обвинения в антисоветском, контрреволюционном вредительстве. При этом разоблачение и «искоренение» и троцкистов, и левых, и правых оппортунистов, и националистов, и т. д. в подав­ляющем большинстве случаев происходило необоснованно, по заказу авторитарного режима, по аналогии с действиями в других регионах. Так, после принятия XV съездом партии решения об ис­ключении из партии 75 «активных троцкистов» Киробком партии получает директивное письмо на разоблачение «троц­кистских элементов». Через три месяца «выявляются» уже 16 левых оппозиционеров. Дальше—больше. Начинают на­казывать и исключать из партии по нарастающей линии не только за инакомыслие или оппозиционные действия, но и за родственные связи или знакомство с лицами, объявлен­ными троцкистами. В 1929 г. параллельно с разоблачением «левых оппорту­нистов-троцкистов» начинается широкомасштабная кампа­ния против «правых оппортунистов-бухаринцев». Первым кыргызстанским правооппортунистом был объявлен предсе­датель Ошского «Кустпромсоюза», принявший на работу «кулацкие элементы». К правооппортунистам причисляются и учительница из с. Покровки, и счетовод колхоза, выска­завшиеся в том духе, что налоговая политика советской влас­ти направлена на разорение крестьянства. Однако такая борьба с правыми оппортунистами не устраивала систему. Надо было «найти» их среди работни­ков более высокого ранга. Им «стал» заведующий отделом обкома партии по работе в деревне О. Тынаев в 1929 г. В 1932 г., когда голод косил людей в Казахстане и на­род проявлял открытое недовольство, Казкрайком ВКП(б) получает директиву — телеграмму Сталина, указывавшего на необходимость «сосредоточить огонь против казахского национализма и уклонов к нему». После этого во всех союз­ных республиках начинается разоблачение «буржуазных националистов». В марте 1933 г. Исполбюро Киробкома принимает поста­новление, оценивающее творчество крупнейшего ученого К. Тыныстанова как «проявление буржуазно-кулацкого на­ционализма». Уже к июню 1933 г. ГПУ КАССР информирует партий­ные власти о раскрытии «националистической, контррево­люционно-повстанческой, антисоветской» организации А. Сыдыкова. С конца 1933 г. превращают в «националиста» Ю. Абдрахманова. В начале 1935 г. заместитель наркома просвещения рес­публики И. Тойчинов был исключен из партии как буржу­азный националист, стремящийся к созданию чуть ли не подпольной организации творческой молодежи. Широкомасштабная разоблачительная кампания по смехотворным мотивам обуславливалась и борьбой за власть различных групп, сколоченных по родо-племенным признакам. Первая массовая чистка на территории Кыргызстана началась еще в 1919 г. В течение первых 12 лет самостоятель­ного существования областная партийная организация пере­живает четыре чистки, которые заняли в общей сложности 8 лет. Бесконечные проверки и чистки, сопровождавшиеся такими же постоянными кампаниями «по развитию критики и самокритики», формировали субъективную честность, пре­данность делу партии, единодушие, организованность и дис­циплину, т. е. именно те качества, которые необходимы ад­министративно-командной системе. В то же время совершенствовался механизм политичес­ких репрессий, формирования атмосферы страха, недоверия, доносительства и беспрекословного подчинения партийной номенклатуре. Но зато приобретает исключитель­ную способность в выполнении (зачастую с перегибами) установок и указаний, спущенных сверху. Начатая в центре широкомасштабная кампания по физи­ческому уничтожению политических оппонентов сталин­ского курса докатилась и до окраин. Но поскольку, напри­мер, в Кыргызстане не было заметной оппозиции сталин­ской линии, репрессивная машина пошла здесь по другому пути. Было вновь вытащено на свет дело о «Социал-Туранской националистической партии», закрытое в 1933 г. За принадлежность к этой мифической партии осуждены и уничтожены ни в чем не повинные люди. Среди них Ю. Абдрахманов, И. Айдарбеков, Т. Айтматов, Б. Исакеев, А. Ж. Орозбеков, Ж. Саадаев, К. Тыныстанов, X. Жиенбаев, О.Тынаев и др. Таким образом, процессы над лидерами оппозиции по­служили политическим обоснованием для развязывания не­бывалой волны массового террора против руководящих кад­ров партии и государства, включая армию, органы НКВД, прокуратуры, промышленности, сельского хозяйства, извест­ных представителей науки, культуры и т. д., против простых тружеников. Репрессии по отношению к инакомыслящим продолжа­лись и в последующие годы. По уточненным данным КГБ СССР, в 1930—1953 гг. по обвинению в контрреволюцион­ных, государственных преступлениях было расстреляно 786098 человек. Наказывая «начальников», власть, с одной стороны, удов­летворяла ущемленное чувство социальной справедливости масс. С другой стороны, она создавала атмосферу страха и недоверия, которая в корне подавляла всякую оппози­цию, сепаратизм, в определенной степени ограничивала коррупцию.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!