Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Исторические предпосылки сближения кыргызов с Россией



Первые сведения о кыргызах в России получили от посла Петра I в Джунгарском ханстве Ивана Унковского, в 1722—1724 гг. жившего в ставке хана на Иссык-Куле. Унковский называл кыргызов бурутами. Затем в 1749 г. орен­бургский ученый П. И. Рычков составил по опросам приез­жих купцов сведения о кыргызах, которых он назвал по месту обитания алатай-кыргызами. И посол, и ученый отме­чали воинственность северных кыргызов и их неустанную борьбу с джунгарскими завоевателями. В начале 80-х годов XVIII в. через Фергану и Алай прошел «странник поневоле» Филипп Ефремов. Он первым сообщил сведения о южных кыргызах. Изданная в 1786 г. книга его воспоминаний познакомила Россию и с неведо­мым для большинства народом — кыргызами. Подчеркивая отличие кыргызов от казахов, путешественник дает очень точное фонетическое произношение названия этого народа: кыргыз, подчеркивая, что известные в России киргиз-кайсаки — это казахи. В книге он записал: «Кыргызы обитают не в самой Бухарин, а близ оной, между городами Уш (т. е. Ош) и Кашгарией, в горах и равнинах не­большими количествами». Он подчеркнул, что кыргызы — народ независимый, а Коканд лишь «смежен с землею кыргызов», т. е. лишь граничит с кыргызами. У них есть крупные феодалы-князьки, они часто бывают в Коканде, куда пригоняют на торг овец, быков и верблюдов. Благодаря И. Унковскохму и Ф. Ефремову в России узна­ли и о местоположении кыргызов, и о пути к ним. Поэтому отнюдь не случайно уже в мае 1784 г. российская императ­рица Екатерина II рекомендовала генерал-губернатору Уфимскому и Симбирскому иметь при себе «депутатов от орд киргизских, в том числе одного из султанов, через коих могли бы вы получать от их начальников известия, дабы всегда знать все тамошние происшествия». Конечно, речь в первую очередь шла о казахах, но России уже требовались сведения и о Кыргызстане. Сами кыргызы в XVIII в. уже знали о существовании на севере великой страны России. Возможно, от казахов, уже завязавших связи с русскими. Еще в 1757 г. группа тянь-шаньских кыргызов в 200 человек впервые переселилась в Сибирь и приняла здесь российское подданство. Затем они перешли еще далее на запад и расселились в По­волжье. Среди поселенцев был и будущий первый офици­альный посол кыргызов-сарыбагышей в России Абдурахман Кучаков, или, как его еще именовали, Карыганбай Алкучаков. Расселившись среди поволжских калмыков, кыргызы, ес­тественно, познакомились с хозяйством и образом жизни русских, с управлением и податной системой в России, поз­нали тяготы власти астраханского губернатора Бекетова, при котором попали почти в рабское положение. И вынуж­дены были обратиться к Екатерине II с письмом-жалобой. Не дождавшись облегчения, некоторые попытались вернуть­ся на родину. Во всяком случае, Абдурахману Кучакову это удалось, чем вскоре воспользовался верховный бий сарыбагышей Атаке-батыр, снаряжая свое посольство в Санкт-Петербург ко двору Екатерины. Абдурахман Кучаков, вер­нувшись из астраханской губернии на родину, торговал в Ташкенте (был известен как «ташкентский купец»), затем поступил на службу к верховному манапу сарыбагышей Атаке-батыру вожатым торговых караванов. Раздробленные феодальными усобицами кыргызские пле­мена, только что освободившиеся от джунгарского ига, ока­зались перед лицом новой угрозы. Цинская империя, завое­вавшая Восточный Туркестан, уже засылала свои войска на территорию кыргызов, считая их своими вассалами. Недавно возникшее в Фергане, быстро укрепляющееся Кокандское ханство уже захватило исконно кыргызские зем­ли — Ош и Узген, продвигалось на Алай и готовилось поглотить весь Кыргызстан. Натянуты были и отношения с казахами, которые тоже не раз пытались поживиться за счет кыргызов. Ни один из трех, навязывавших себя «покровителей», не устраивал наиболее дальновидных, думающих о судьбах собственного народа руководителей кыргызских племен. Гла­ва чуйских кыргызов сарыбагышский бий Атаке на курултае предложил обратиться к России. При этом он исходил из того, что это могучее государство, которому ни один из пре­тендентов на территорию Кыргызстана не сможет проти­востоять; кроме того, Россия далекои прямой угрозы для свободы кыргызов не представляет. Потому российское под­данство, или хотя бы поддержка, принесет кыргызам избав­ление от иноземной экспансии. Курултай принял предложе­ние Атаке.





А чтобы заинтересовать российский императорский двор в практической важности такого политического шага, Атаке-бий в письме к Екатерине II подчеркивал: «. .как вышеопи­санные предки мои оказывали державе Вашего величества услуги поскольку сил было, также ныне мои, Атаке Тынай-биева сына, посредством препровождения в Россию купеческих ташкентских караванов». А чтобы этот довод был еще более убедительным, посольство возглавил купец Абдурахман Кучаков, уже бывавший в России. С ним отправлялся и личный представитель бия Атаке Шергазы. В качестве дипломатических даров чуйский бий отправил с посольством двух скакунов, барсовые и рысьи выделанные шкуры и раба-арапа. Посольство тронулось в далекий путь весной 1785 г.Сарыбагышские послы были милостиво приняты Екате­риной II, которая благосклонно выслушала письмо Атаке-бия, тем более, что оно отвечало ее собственным устремле­ниям. Доверенное лицо Ека­терины член Совета при Высочайшем дворе князь Вяземский 23 января 1787 г. от имени императрицы отписал бию письмо, что предложения о дружбе принимаются, и просил «вспомо­ществования в расширении российской торговли». Письмо с нарочным гонцом спешно отправили в кочевья кыргызского владыки. Болезнь Кучакова помешала посоль­ству сразу же выехать домой. Здоровье его все ухудшалось. В дороге, уже находясь на Сибирской линии, первый кыр­гызский посол умер в возрасте около 50 лет. Так завершилась миссия первого посольства из Тянь-Шаня в Россию. Кыргызы официально еще не были приняты в подданство, но получили заверения в поддержке (хотя Документально это никак не было оформлено).


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!