Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Кыргызы и цинский Китай. Вторая половина XVIII века



Борьба народов Средней Азии иВосточного Туркес­тана, в том числе и кыргызов, расшатала устои Джунгарского государства, которое в 1757—1758 гг. подверглось сокрушительному удару со стороны Китая, где правила маньчжурская династия Цин. Джунгарское ханство было буквально стерто с лица земли. Более миллиона калмаков было уничтожено. Лишь пятая часть их спаслась бегством в пределы Средней Азии и России. Одни нашли укрытие в кыргызских кочевьях, где появилось новое родоплеменное объединение сарт-калмак. На территории завоеванного Вос­точного Туркестана цинские власти образовали новую ки­тайскую провинцую, которая называлась Синьнзян («Новая граница»). Преследуя остатки калмаков, маньчжуро-китайские вой­ска стали вторгаться на кыргызскую территорию. Так, в 1757 г. отряды цинского генерала Чжао Хоя перешли через перевал Санташ и напали на кыргызов племени саяк. Встре­тив яростное сопротивление, Чжао Хой начал переговоры с предводителем саяков Турчибием, убеждая его признать власть китайского богдыхана. При этом он ссылался на им­ператорский манифест, в котором кочевникам предлагалось китайское подданство, а взамен — гарантия права жить на своей территории. В случае неповиновения император гро­зил иными мерами «обуздать подвластные (кыргызские) племена, чтобы всегда держались границ». Кыргызы рассматривали это как еще одно покушение на их независимость. Антицинские настроения среди кыргызов обострились еще больше. Вместе с тем был один важный для кыргызов вопрос, заставлявший их завязывать отношения с Цинами: судьба тех земель, которые до агрессии джунгар принадлежали кыргызам. Этот вопрос был поднят при первой же встрече с Чжао Хоем в 1757 г. сарыбагышским предводителем Черикчи. Именно поэтому, стремясь установить нормальные поли­тические и экономические отношения с новым соседом, кыргызские племена направляют свои посольства в Пекин с просьбой закрепить за ними их прежние кочевья, отобранные калмакскими феодалами; с предложениями наладить тор­говлю (мясо, шкуры и шерсть, производимые кыргызами, имели хороший спрос в Китае).

Первыми посланниками кыргызских племен в Китай были три бия — Черикчи, Турчи, Ниша. Они поставили вопрос о возвращении бывших кочевий, захваченных джунгарами. Император Цяньлун обещал разобраться. Однако через нес­колько лет в отношении кыргызов, откочевавших из Синьцзяна на территорию Кыргызстана, власти требуют уже «ра­зобраться и изгнать,,,». Еще более жестким было решение императора по поводу укрытия кыргызами в 1760 г. нескольких тысяч повстанцев-уйгуров из Восточного Туркестана. Китайский император угрожал кыргызам военной расправой и раньше, когда те уклонились от участия в походе на Яркенд. Не только кыргызы Синьцзяна не желали быть покорны­ми вассалами. Народное предание гласит, что в Чуйокой долине жил батыр Бишкек, прославившийся борыбой с ино­земцами, и не только с китайцами. Здесь же располагалось и кыргызское укрепление, названное в честь родоначальника Бишкека, здесь же была и его могила — гумбез. Китайские источники подтверждают: в 60-х годах XVIII в. в Чуйской долине кыргызы имели свое укрепление Бишкек, которое противостояло завоеваниям казахского Аблай-ханя. Много позже кокандцы, завоевав Семиречье, основали в 1825 г. на этом месте свое укрепление, которое также называли Биш­кек. Лишь позже оно появилось в несколько искаженном написании как Пишпек, хотя в восточных сочинениях извест­но как Бишкек.



Несмотря на неоднократные попытки, Цинам не удалось окончательно покорить кыргызов в XVIII в. Получив достойный отпор, китайцы ослабили свой натиск на кыргызов, но исподволь старались разрушить единство кыргызов, разжечь между ними усобицы. Маньчжурские власти не оставляли надежд на завоевание и Центрального Тянь-Шаня. В свою очередь кыргызы не упускали случая нанести удар по политическим амбициям Цинского двора. В 20-х го­дах XIX в. кыргызское население Центрального Тянь-Шаня и Алая активно поддерживало антицинское восстание в Синьцзяне. Воспользовавшись отсутствием основных сил кыргызов отряды цинских карателей вторглись в Централь­ный Тянь-Шань, где творили чудовищные злодеяния. Злодеяния китайцев потрясли кыргызов. Народный батыр Тайлак возглавил ополчение. Не успели каратели отойти от разгромленных и разграбленных аилов, как были застиг­нуты в ущелье. Отряд карателей был разбит наголову. Его командир — генерал Баянбату — в отчаянии покончил с со­бой. Маньчжуро-китайские войска еще несколько раз пыта­лись овладеть кыргызскими кочевьями, по всякий раз безус­пешно. Алайские и тянь-шаньские кыргызы также неоднократно участвовали в борьбе кыргызов и уйгуров Восточного Тур­кестана против китайских захватчиков, за восстановление исламского государства. Эпоха борьбы кыргызского народа за независимость про­тив иноземного ига, в частности маньчжуро-китайского, наш­ла яркое отражение в народном эпосе «Манас». Он содержит фольклорное обобщение героических эпизодов этой борьбы, а одна из центральных глав эпоса носит название «Поход на Бейджин» (т. е. поход Манаса на Пекин). В целом эпос пронизан мыслью о необходимости единства всех кыргызских племен в отражении агрессии и воспевает стремление народа к свободе.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!