Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Помещения Клана Нефритового Сокола. Марта негодовала. Хотя, в принципе, чего еще можно было ожидать от сборища Ханов, подобного последнему заседанию?



Зал Ханов

Окрестности Катюши

Страна Мечты

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

Марта негодовала. Хотя, в принципе, чего еще можно было ожидать от сборища Ханов, подобного последнему заседанию?

Ей очень хотелось плюнуть на все, сложить с себя пол­номочия Хана Клана Нефритового Сокола, залезть в кокпит своего Меха и передавить всех своих врагов.

Да, получалось, что с каждым шагом, сделанным вверх по лестнице, ведущей в кресло Хана, она теряла что-то, чего уже никогда не вернуть. Превратившись из курсанта в воина, она испортила свои отношения с Эйденом Прайдом. На первом своем офицерском посту Марта почувствовала, что отдаляется от простых воинов. Ситуация ухудшалась после каждого повышения, и вот теперь, когда она взобралась на самую верхушку пирамиды военной субординации, рядом не осталось никого, кому можно верить просто так, по-человечески, — кругом одни враги, недоброжелатели, завистники, а из друзей — одни подчиненные.

Но ведь я сама этого хотела! Я отвергала дружбу, руководствуясь только своими идеалами и, чего там скрывать, честолюбивыми планами, я была нетерпима к любым проявлениям человеческой слабости, не жалея ни себя, ни других...

Марта хотела было поговорить с Владом, но тот, как назло, уехал куда-то по своим ханским делам. Саманта же все еще пребывала на Айронхолде. В последнем ее доне­сении оттуда имелось много хвалебных слов в адрес Диа­ны по поводу ее победы в первом туре состязаний. Кста­ти, скоро схватки за родовое имя завершатся, и тогда шу­му на сессиях Совета Ханов станет поменьше...

Марта понимала, насколько важно оставаться и даль­ше хладнокровной. После того, как Жеребец затоптал Синклера, Стальные Гадюки в Совете стали вести себя очень агрессивно. Марта грешным делом думала, что пос­ле такого афронта, что произошел с одним из их лучших воинов, приспешники Залмана будут помалкивать, но из­рядно ошиблась.

Они просто изменили стиль. По наущению Перигарда Залмана его Сахан, Бретт Эндрюс, постоянно лез на три­буну и всячески осмеивал, издевался и злобно шипел по поводу заявки, сделанной Дианой.

Когда же Диана вышла победительницей в схватках первого тура, Эндрюс огорошил всех, заявив, что нужно отменить результаты поединков и вообще начать Испы­тание заново, с новым составом соискателей, безо всяких там вольняг, потому как им, вольнягам, нельзя иметь ро­довое имя в принципе, а не то будет как с Феланом Уордом, который, хоть имя и завоевал, все равно — как был вольнягой, так им и остался: мало того, что вел себя нехо­рошо и свернул с пути Керенского, так еще и медоточи­выми речами внес смятение в умы непутевых воинов Клана Волка и увел половину из них не куда-нибудь, а — подумать только! — во Внутреннюю Сферу!..



Пока Бретт шипел и исходил ядом на трибуне (он мог говорить часами). Марта взвешивала в уме аргументы против него. Набиралось мало.

Пожалуй, только факт победы Жеребца над Синклером говорил в пользу воинской доблести вольнорожденных. Да и то, если задуматься, фактик-то был слабова­тый... Таким Бретта не побьешь, слишком много у него сторонников среди Ханов.

Сейчас, сидя в своем кабинете, Марта поняла, что крайне утомлена.

Вообще-то она хотела немногого: усиления влияния Нефритовых Соколов во внутриклановской политике, возрождения их былой военной мощи — пора уже возвра­щаться во Внутреннюю Сферу, довершить начатое дело... да и Гадюкам давно надо показать, кто в доме хозяин, а то чересчур они стали зарываться...

Марта в совершенной усталости откинулась на спинку стула, закрыла глаза и надавила на веки пальцами, на­блюдая за тем, как по всей вселенной разбежались весе­лые зеленые огоньки.

Ох и устала я, ну и устала... Ничего, придет день, и я всем покажу, что такое Хан Клана Нефритовых Соколов. Вы все, Ханишки других кланишек, еще поползаете у моих ног...

Тут дверь в ее покои отворилась, и появился помощ­ник Марты, который принес известие о том, что Диана победила еще в одной схватке, на этот раз заломав како­го-то «Hellbringer» где-то чуть ли не в пустыне.

Марта обрадовалась известию и попросила срочно до­ставить головидовую запись поединка.

 

XXI



Казармы при тренировочном полигоне

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

Интересно, Жеребец, а вот вы думали, что Диана сможет пройти до самого финала? — спросила Джоанна.

— Да, конечно!

— А серьезно?

— Серьезно предполагал... То есть поймите меня правильно. Я знаю, что генетика — великая штука, и если бы я сам участвовал в этих состязаниях, то ни за что бы не победил...

Джоанна с сомнением посмотрела на него:

— Мне почему-то думается по-другому.

— Тогда почему же вы сомневаетесь в возможностях Дианы?

— Да в ней-то я как раз не сомневаюсь. Просто обсто­ятельства складываются совершенно не в ее пользу. Еще стаканчик?

Жеребец помотал головой:

— Нет, хватит с меня, пожалуй. Кстати, я вообще думаю, что это не лучшая идея — напиваться в ночь пе­ред...

— Да ладно! Я, к примеру, могу хоть сейчас нарезаться вусмерть, а потом встану в шесть утра и проведу три-четыре боя в Круге Равных! Запросто!

Жеребец иронично покосился на Джоанну.

— Конечно-конечно. Я в этом не сомневаюсь. Но по­говорим все же о Диане. Отчего вы столь невысокого мнения о ее возможностях?

Джоанна посмотрела куда-то в сторону и нехотя ска­зала:

— Почему же невысокого... Просто я уже давно при­выкла считать, что мне в ученики достается самый негод­ный материал, из которого только ценой напряжения всех усилий можно что-то сделать, не надеясь при этом на положительный результат изначально...

Жеребец внимательно посмотрел на нее и нереши­тельно произнес:

Я, конечно, не сокольничий, но мне кажется, что в данном случае было бы вполне уместно надеяться на то, что Диана дойдет до финала...

— Если бы я так думала, то могла бы что-то упустить в подготовке.

Джоанна встала со своего места и отправилась смеши­вать себе очередной коктейль.

На низком столике имелось три бутылки, а также ку­ча объедков и предметы, которые к еде отношения не имели — обычный для Джоанны кавардак.

— Странно, — заметил Жеребец, — но вы, наверно правы. Ваш пессимизм породил в Диане спортивную злость, наличие которой ей здорово помогает.

Джоанна повернулась к нему и отхлебнула из стакана. Видимо, коктейль получился крепким, потому что Жеребец заметил, как она передернулась.

— Что-то не пойму я вас в последнее время, Жере­бец, — сказала Джоанна, хлебнув еще разок. — Пожалуй, я сказала бы, что с Хантресс вы вернулись каким-то дру­гим.

Жеребец помолчал, потом нехотя произнес:

— Наверное, вы правы. Там я впервые понял, что могу оказаться побежденным...

Джоанна снова приложилась к стакану.

— Вздор. Кстати, а что вы там говорили по поводу моего... как это... да, пессимизма?

— Ну... я имел в виду, что вы, поставив все с ног на го­лову, тем не менее парадоксальным образом добились же­лаемого результата, — пояснил Жеребец.

Джоанна засмеялась, плеснув при этом своим коктей­лем на пол. Жеребец заметил, что глаза у нее слегка осо­ловели.

— Предположив, что у Дианы нет практически ника­ких шансов, Джоанна, вы все-таки довели ее до финаль­ной схватки. Кстати, мне понравилось, что она выбрала местом поединка пещеры.

На этот раз Джоанна приложилась к стакану как сле­дует.

— Да неужто? А мне эти самые пещеры совершенно не нравятся. Диана выбрала их сама, практически вопреки моему желанию.

— А чем вам не угодили эти пещеры? Вы действитель­но согласны с теми, кто говорит, что подобное место не годится для проведения поединка?

Джоанна фыркнула:

— Да плевать мне на чужие мнения. Просто в этих пе­щерах совершенно негде развернуться Меху. Сплошные туннели, переходы и прочее. А если нет свободы маневра, то это уже не поединок, а неизвестно что.

Жеребец чуть было не напомнил Джоанне о ее собст­венных победах на Туаткроссе как раз в схожей ситуации, но вовремя прикусил язык. Действительно, там ведь были какие-то завалы и обвалы...

— Мне все же кажется, что идея по поводу пещер вполне удачна, — сказал он. — Особенно если вспомнить, какое негодование этот выбор вызвал у Рэвилла Прайда...

 

* * *

Рэвилл Прайд действительно был вне себя от злости. Как Глава Дома, он должен был выступать в качестве Хранителя Клятвы на Церемонии Подбрасывания Монеты, когда воин, чья монетка вываливалась первой из гра­витационной воронки, которая называлась Колодцем Воли, получал право выбирать место для поединка.

Рэвилла просто взбесила та улыбка, с которой Диана, чья монетка выпала второй, вслед за своим соперником назвала в качестве точки рандеву Соколиные Пещеры.

Закрывшись в своих личных апартаментах, Рэвилл Прайд вспоминал эту улыбку и весь эпизод в целом.

Надо сказать, что выбор Дианы вызвал открытое него­дование со стороны почти всех присутствовавших на це­ремонии. Действительно, ведь Соколиные Пещеры явля­лись одной из самых известных достопримечательностей Айронхолда, если и не совсем туристской меккой, то чем-то в этом роде. Схватка же многотонных боевых Мехов, вооруженных по последнему слову разрушительной техники, могла вполне уничтожить подземный пе­щерный комплекс на корню — в самом прямом смысле.

Пока присутствовавшие на церемонии всячески выра­жали свое негодование, Диана улыбалась, ничуть не обес­кураженная такой реакцией.

Когда шум немного утих, она невозмутимо спросила:

— Мехи пролезут в пещеру, квиафф?

Афф, — нехотя ответил Рэвилл Прайд.

— И я могу выбрать любой участок суши на этой пла­нете, если только рядом не будет людских поселений? — продолжала допытываться Диана.

— Да хоть на луну летите! — в сердцах ляпнул Рэвилл, не подумав, и тут же прикусил язык: ай-ай-ай, надо же было так подставиться! Получилась прямая аллюзия к из­вестному повторному поединку за родовое имя Эйдена Прайда, который, как известно, проводился именно на местной луне, то есть на Ри. Какой афронт!..

В глазах Дианы запрыгали веселые чертики.

— На луну не полечу, — милостиво сказала она, — а вот в пещеры полезу! Я выбираю Соколиные Пещеры!

Рэвилл почувствовал, что готов провалиться сквозь землю. Сейчас он больше, чем когда-либо, ощущал свой маленький рост — особенно по сравнению со статной Дианой.

Однако Рэвилл отдавал себе отчет в том, что эта вольняга кругом права. Более того, он почувствовал неволь­ное уважение — девушка вела себя так, как только мог мечтать любой воин Клана Нефритового Сокола.

Рэвилл Прайд ощутил, как по спине у него побежали здоровенные мурашки — он понял, что Диана находится буквально в одном шаге от того, чтобы получить родовое имя.

После томительной паузы он смог наконец произ­нести:

— Хорошо. В конце концов, эти Соколиные Пещеры привлекают внимание практически одних только вольно-рожденных, так что если они и будут разрушены, то ниче­го страшного не случится.

Однако эта жалкая попытка уязвить Диану вызвала у девушки лишь презрительную улыбку.

 

* * *

Грелев докладывал Рэвиллу о том, что по Айронхолд-Сити прокатилась волна протестов по поводу выбо­ра места финального поединка за родовое имя. Люди бы­ли очень сердиты на Диану.

— Практически никто не возражал бы против того, чтобы вольнорожденная соискательница свернула себе шею на пути к своей цели, — говорил Грелев, как всегда, размеренно и четко, и, как всегда, Рэвилла мороз продрал от его манеры вещать.

— Мне казалось, что уже один факт, что она вольнорожденная, должен вызывать возмущение, — буркнул он.

— И это тоже, — согласился Грелев.

Закончив доклад, он не спеша удалился, оставив Рэвилла наедине с его невеселыми мыслями.

Да, девчонка оказалась куда более прыткой, чем я пред­полагал. Какое упорство, какая уверенность в себе! Все-та­ки у нее есть масса качеств, присущих не просто воину, а воину достойному. Не заметил я этого вовремя, проглядел. И все же... если она и впрямь завоюет родовое имя, не знаю, как я переживу это.

И тут в голове у расстроенного донельзя Рэвилла начал созревать мрачный план...

 

* * *

Хотя у Джоанны язык заплетался все сильнее, речь ее оставалась пока понятной.

— Вы видели реакцию Дианы на мои слова по поводу этого Лейфа?.. Она знает его, они встречались раньше, и Диана считает его... как бы это сказать... порядочным парнем. Мне это очень не нравится.

Жеребец кивнул:

—Я с вами согласен, чем меньше знаешь о противнике, тем лучше.

— Если Диана будет видеть в этом Лейфе друга, то вполне возможно, что в решающий момент у нее дрогнет рука, она не сможет нанести удар и просто проиграет!

— Ну, — сказал Жеребец, — если Диана и впрямь рас­считывает получить родовое имя, то ей следует вести себя так, как это подобает настоящему воину — со всеми выте­кающими последствиями.

Джоанна досадливо поморщилась:

Да хватит уже ваших книжностей...

— Это не книжности, а мой собственный опыт. Я счи­таю, что воин всегда должен оставаться воином, то есть он будет убивать при любых обстоятельствах. Если бы, к примеру, Эйден Прайд встал у меня на пути и препятст­вовал исполнению долга, я убил бы его, вот и все!

— А не громко ли сказано, Жеребец? Если Диана стала спасать этого недоумка, которого не только не знала тол­ком, а вообще подверглась его оскорблениям, что она бу­дет делать с Лейфом, при взгляде на которого у нее, похо­же, все тает внутри? Ее чувства и эмоции ее же и погубят!

— Не могу согласиться. Эти самые чувства и эмоции — ее лучшее оружие. Вспомните ее отца — никогда не мог жить спокойно.

—Да уж, — задумчиво сказала Джоанна. — На кого-кого, а на отца она точно похожа.

Она вылила в себя остатки коктейля и поморщилась.

— Что-то я совсем заговорилась. Утомили вы меня, Жеребец. Общаться с вами — все равно что драться с тре­мя Мехами сразу. Все, я иду спать.

Спихнув с кровати кучу каких-то посторонних пред­метов, она ткнулась лицом в подушку и мгновенно усну­ла.

Жеребец осторожно укрыл ее одеялом.

Пора и мне на боковую. Завтра Диана либо докажет всем, что она настоящий воин, либо продемонстрирует, что она — только вольняга, недостойная родового имени. Интересно, а что сегодня сказал бы Эйден ? Об отцовских чувствах говорить не будем, он узнал о существовании Диа­ны. за несколько минут до своей гибели. Зато мне кажется, что она понравилась бы Эйдену как воин. Да, он понимал вольнорожденных как никто из вернорожденных... и все же внутри себя он всегда оставался вернорожденным. Что ж, мне трудно понять все это. Лучше уж вернуться к естест­венному неприятию вернорожденных... Страваг, пора идти в люльку.

Придя к себе в номер. Жеребец воспроизвел Джоанново падение на кровать, хотя его постель была аккурат­нее, с простынями и одеялами, заправленными по-воен­ному.

 

XXII

Айронхолд-Сити

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

Сидя за барной стойкой в замызганной таверне, или закусочной, или забегаловке — ему было все равно, как называлось эта припрыжка, — Номад пил что-то из высо­кого бокала.

Что за пойло присутствовало в его посуде. Номаду то­же было безразлично. Он пил не для того, чтобы получить удовольствие, а просто забыться, хоть секунду не думать о том, что старость не то что наступила, а уже и заканчива­ется. Пора в колумбарий.

С вялым интересом Номад наблюдал за разворачиваю­щимися на экране маленького головида событиями. Там, в сердце Соколиных Пещер, начинался финальный по­единок за родовое имя.

— Посмотри, — бормотал он, ни к кому особенно не обращаясь, — этот «Nova» водит «Black Lanner» за нос... Для меня Мехи все равно что живые — у них есть нос, руки, плечи... Вот эти как раз нос к носу и сошлись...

Он пихнул локтем своего спящего собеседника, кото­рый издал что-то вроде кряканья, воспринятого Номадом как согласие. Его вполне устраивал такой собеседник.

 

* * *

Пери, убежавшая из больницы, нашла Номада в заку­сочной.

Поскольку сиденье рядом с ним было занято уснув­шим пьяным, она подошла к стойке, окружавшей поле головида, и стащила бесчувственного человека с табурета.

Тот вроде бы пытался пробудиться, но потом отказал­ся от этой затеи и с удовольствием рухнул на пол. Двое служащих трудовой касты подтащили пьянчужку к про­тивоположной стене и там аккуратно положили.

Пери села на табурет. Номад бросил на нее затуманен­ный взгляд.

— А, это ты, — произнес он.

— Ну да, я, — подтвердила Пери.

— И как ты меня нашла?

— Я знала, что если возникнет необходимость найти вас, то припрыжка — лучшее место для поисков.

— Обижаешь меня, квиафф?

—Да нет, я...

— Давай-давай, продолжай обижать. Это, в сущности, лучшее из всего, что ты могла бы мне предложить.

— Как там поединок?

— Самое интересное вот-вот начнется. Пришла побо­леть за дочь?

— Вы — один из немногих, кому можно говорить со мной так...

Номад вяло кивнул и переключил свое внимание на головид.

Пери заказала коктейль, но, отпив совсем немного, почувствовала стремительное головокружение, сопро­вождавшееся сильной болью в груди, и поняла, что ей нельзя пить совсем.

Она поставила бокал на стойку, прямо между двумя липкими лужицами, и уставилась на небольшой голоэкран.

 

XXIII

Соколиные Пещеры

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Марта 3060 года

 

«Nova» Дианы уже находилась в большой пещере. На крошечной картинке в углу экрана головида виднелось изображение «Black Lanner», который пока что не выбрался из туннелей. Мех Дианы поворачивался всем корпусом, словно бы пилот пытался оценить потенциал пещеры как возможной площадки для схватки.

— Какое ужасное место, — заметила Пери.

— Это главная туристическая достопримечательность Айронхолда.

— Не думаю, что она когда-либо придется мне по нра­ву. Посмотрите, это словно репортаж из преисподней... Огненные гейзеры, какая пакость... и что это там течет по стенам?

— Потоки, водопады, всякое такое. Иногда тоже вос­пламеняются. Но в основном искрятся. Из-за этого даже горят озера.

— Мне не знакомы подобные геологические явления.

— Такое встречается только на Айронхолде. Этим мы уникальны.

— Несмотря на уникальность, это какое-то гнусное место...

— Твоя дочь сама его выбрала.

— Да перестаньте называть ее моей дочерью! Зовите ее по имени.

Номад попытался посмотреть на Пери повниматель­нее.

— У тебя нездоровый вид, — сказал он.

— Я... я и была нездорова.

— Да нет, пожалуй, здесь что-то другое...

— Меня избили. Номад поднял брови.

— Не думал, что ты такая крепкая. Видать, поколотили не на шутку.

— Именно.

— Ты только что вздрогнула. Что-то прихватило?

— Да, прихватило.

— Тебе бы нужно полежать в больнице.

— Только что сбежала оттуда.

— Возвращайся обратно.

— Вернусь. Только попозже. Номад покачал головой.

— Ты точно из сиб-группы Прайда. И ты — дура, — убежденно сказал.он.

Пери хотела что-то ответить, но в этот момент голографическое изображение Меха Лейфа появилось из туннеля. Мех вовсю палил из лазеров. «Nova» Дианы немедленно огрызнулась ответным огнем.

Заманить Лейфа в пещеру Огненного Сокола было не так уж сложно. Диана заранее ознакомилась с картой всей системы Соколиных Пещер, проведя над ней пару часов рано утром, и теперь свободно ориентировалась в туннелях.

Она двигалась по направлению к Лейфу, с тем чтобы свернуть, как бы ему показалось, в ранее не замеченный туннель. Диана чувствовала, что владеет ситуацией — если только в планы Лейфа не входило быть заманенным в эту пещеру, в которой стелился туман, и вспыхивало пламя, и нефть лилась потоками, скапливаясь в озерах с названиями вроде Стикса.

Перед тем как войти в пещеру Огненного Сокола, Диана расположила своего боевого Меха в опасной бли­зости с туннелем, в котором аппарат Лейфа медленно преодолевал довольно длинный и крутой спуск. В ка­кой-то момент, стоя на пересечении двух туннелей, она различила вдалеке огромную тень, отброшенную «Black Lanner».

Диана могла бы выпустить заряд PPC по ногам вра­жеского Меха и почти наверняка попала бы, возможно, даже уничтожила бы машину противника. Но она не мог­ла себе это позволить. Диана не имела права стрелять по ничего не ожидавшему противнику даже ради достижения родового имени.

А всё эти нехорошие слухи, которые ходили вокруг ее отца. Слишком многим казались сомнительными его способы ведения боя... Сейчас Диана не могла позволить себе даже малейшую нечестность. Сделал бы Эйден Прайд этот выстрел? Джоанна, наверное, сказала бы, что да.

В огромной пещере Огненного Сокола Диана поджи­дала противника. Ее система слежения потеряла «Black Lanner»: нормальному прохождению радиоволн слишком мешали геологические процессы.

Диана ожидала, что Лейф появится из центрального туннеля, и поэтому была застигнута врасплох, когда «Black Lanner» выбежал из прохода справа от нее, ведя огонь из РРС правой руки и лазера — левой.

Хотя эта атака и застала Диану в какой-то степени врасплох, но цели своей ее противник достиг не до конца. «Nova» получил несколько незначительных попаданий, кусок брони, отколовшись от корпуса машины, упал в озеро Стикс, пустив вверх большой фонтан маслянис­той жидкости. Позади Дианы от стены откололось не­сколько больших кусков породы, которые запрыгали по дну пещеры.

Диана ответила интенсивной стрельбой, сконцентри­ровавшись на левом среднем импульсном лазере корпуса машины врага, одновременно двинув свой «Nova» на­встречу «Black Lanner».

Саманта пихнула Грелева в бок и заметила:

— Обратите внимание, как красиво кусочки истории этой планеты падают в воду.

— Извините, Сахан Саманта, это всего-навсего камни. И вообще, посмотрите на ситуацию под таким углом, через много сотен лет неизвестные археологи, роясь на свалке погибшей цивилизации, откапывают это озеро, находят попавший в него кусок брони и долго ломают голову над тем, что же это такое может быть и зачем какие-то чудаки бросили артефакт в воду. Забавно, правда?

Несмотря на то что схватка между боевыми Мехами была в полном разгаре, Саманта оторвала взгляд от экра­на и, подняв брови, посмотрела на Грелева.

— Вы хотите сказать, что Кланы исчезнут, просто ка­нув в Лету?

Офицер пожал плечами:

— Ничто не вечно под Луной, квиафф?

— Я посоветовала бы вам держать эту мысль при се­бе, — строго сказала Саманта. — Кому-нибудь она может показаться изменнической. Кланы были, есть и будут су­ществовать вечно, запомните это!

 

* * *

Сидя в неосвещенной закусочной Айронхолд-Сити, Пери поняла, что не может спокойно наблюдать за ходом поединка, когда начался сам бой. Она судорожно ловила ртом воздух при каждом попадании снаряда по корпусу «Nova», чувствовала, как радостно подпрыгивает сердце, когда лазерные лучи полосовали «Black Lanner»...

— Ты в порядке? — спросил Номад.

— Да, конечно, почему вы спрашиваете?

— Теперь у тебя совсем нездоровый вид.

Она судорожно глотнула воздух, когда голубая вспыш­ка РРС «Black Lanner» прошла в непосредственной близости от кокпита «Nova».

Мех Дианы все время делал маленькие шажки в сто­рону, вынуждая Лейфа в ответ также перемещаться.

Лейф превосходно управлял своим Мехом. Да и могло ли быть иначе — он ведь, как и Диана, тоже воин Нефритового Сокола, хорошо подготовленный и упрямый. Единственное, но существенное различие между ними заключалось только в вопросе происхожде­ния. Вольняга — самое пренебрежительное прозвище, да­же ругательство среди воинов Кланов...

Кто-то когда-то сказал, что из-за одного-единственного слова целые горы могут быть сдвинуты с места. По­хоже, что вольняга и было именно таким словом...

Несмотря на огромные размеры пещеры Огненно­го Сокола, в тот момент, когда в ней оказалось сразу два дерущихся друг с другом боевых Меха, она показа­лась не такой уж и большой. Диана рассчитывала вести поединок на дальней дистанции с использованием лазе­ров и РРС. На деле схватка сразу перешла в ближний бой.

Диана резко отвернула корпус своего Меха, укло­няясь от летящего прямо в нее потока заряженных электронов и элементарных частиц. Кабину закачало с удара.

Вольняга... — пробормотала она. Потом засмеялась на собой: — Кто бы уж говорил, то есть думал...

Еще одно попадание — и машину дернуло в другую сторону. На какое-то мгновение у Дианы закружилась гс лова, но она не потеряла управления Мехом. Зная, что позади нет препятствий, девушка передвинула свою боевую машину немного назад, с каждым шагом слегка отклоняясь вбок, чтобы помешать Лейфу точно прицелиться.

Внезапно в переговорном устройстве послышало громкий, отчетливый голос Лейфа:

— Отступаешь?

— Просто меняю позицию, страваг.

Звук, раздавшийся в ее наушниках, сильно напоминал вздох. Пилоту не часто приходится слышать вздохи на боевой частоте.

Страваг, да? — переспросил Лейф. — Неужели нам нужно бросаться оскорблениями просто потому, что мы в данный момент соперники? Но мы ведь друзья, Диана.

Его голос был таким теплым, таким дружелюбным...

И тут Диана словно бы услышала голос Джоанны на боевой частоте:

Прекрати сейчас же, бестолковая! Разве ты не видишь, что у него на уме ? Он использует такую тактику с самого начала вашего знакомства. Я не удивлюсь, если окажется, что сама встреча подстроена этим Лейфом и он предвидел возможность того, что ты можешь быть его соперником в финальной схватке за родовое имя!.. Это никакая не друж­ба. Это уловка, грязная уловка!

Диана настолько явственно слышала Джоанну, что не сразу поняла, в чем дело.

Да нет же, амарис возьми, это мой собственный голос ве­лит мне собраться. Не важно, кто находится в пилотской кабине «Black Lanner». Кто бы это ни был, он хочет приготовить из меня десерт... Мы боремся за победу в со­стязании. Честный он воин или только притворяется, но он стремится получить родовое имя — так же как и я.

Но есть разница. Мне имя необходимо.

Диана повторяла эту фразу постоянно, как заклина­ние, и, стряхнув с себя остатки дурноты, развернула свое­го боевого Меха, чтобы встретиться с «Black Lanner» лицом к лицу.

 

* * *

Джоанна и Жеребец наблюдали за схваткой на обще­ственной головидовой арене.

Они были словно шпионами в стане врага. Среди мас­сы людей, пытавшихся любыми средствами занять такие места, с которых лучше всего было наблюдать головидовую трансляцию, мало кто поддерживал Диану.

Джоанна пролезла на нужное ей место, распихивая локтями тех, кто стоял у нее на пути. Удивительно, но даже те, кто готов был повздорить с обидчицей, отступали, видя ее горящие гневом глаза. Жеребец недоумевал, зачем Джоанна вообще брала на себя труд залезать во время боя в кокпит боевого Меха. Один ее свирепый взгляд за­ставил бы броситься в бегство любую, хоть и стотонную, махину.

Джоанна сказала Жеребцу через плечо:

— Думаю, Диана забыла большинство из того, чему я ее учила. Она сражается с этим Лейфом, приняв его ус­ловия боя. Посмотрите, как она пятится... Что за черт! Если она не завоюет родовое имя, я сверну ей башку!

— Убей ее, Лейф! Размажь ее по стенкам! — завопил рядом с ней какой-то воин, и сделал это совершенно на­прасно: коротко размахнувшись, Джоанна отправила его на пол ударом в челюсть.

Жеребец улыбнулся на мгновение, затем нахмурился, увидев на экране головида, что у Дианы большие непри­ятности.

Лейфу удалось серьезно повредить левую руку «Nova», и он продолжал, неумолимо двигаясь вперед, методично обстреливать Меха Дианы, стремясь, видимо, загнать противника в угол.

Управляя поврежденной конечностью своей машины, Диана чувствовала себя так, будто поднимает свою собст­венную израненную, ноющую от боли руку. Однако, стиснув зубы, она продолжала вести заградительный огонь из РРС по Меху Лейфа.

Поединок продолжался с переменным успехом, и тут Диане удался хороший выстрел: импульс ожег корпус «Black Lanner», и один из лазеров машины против­ника перестал функционировать.

Тем временем Диана поняла, что не было никакого смысла топтаться на одном месте и биться всю ночь на­пролет: в скором времени температура в двигателях обоих боевых Мехов достигнет критической отметки, и побе­дителем станет не тот, кто более умело ведет бой, а тот, у кого машина крепче.

Диана повернула своего Меха налево.

Лейф в ответ шагнул направо, и его машина оказалась точно на линии огня.

 

* * *

— Красивый бой, — заметил Грелев. — Обломки, па­дающие и тут и там, искры от водопадов, пламя пылаю­щего озера...

— И часто вы судите о бое с эстетических позиций, Грелев? — спросила Саманта. Тот пожал плечами:

— Я просто наблюдаю. Развлекаюсь, если хотите.

— Ну а мне все это не очень-то нравится. Именно та­кое невыразительное зрелище и можно было ожидать, учитывая выбор места для поединка. Открытое простран­ство, Грелев, — вот где воин может показать себя во всей красе!

— Стало быть, вы не поддерживаете эту вольнорожденную, квиафф?

— Не в этом дело. Я ни на чьей стороне. Я просто ком­ментирую техническую, так сказать, сторону вопроса, вот и все.

— А мне нравится. Просто классный бой. По мне, они оба не так уж плохи. Посмотрите, как эта Диана заставляет отойти соперника к озеру… как оно там называется? Ах да, Стикс. Она явно что-то задумала.

— Хорошо бы, если так.

* * *

— Она совсем неплоха, твоя Диана, — заговорил Но­мад. — Ее мастерство впечатляет. Она сильно напоминает мне...

Он осекся, взглянув на Пери. На ее лбу выступила ис­парина, а взор затуманился.

— Ты в порядке? — озабоченно спросил Номад. — У тебя вид...

— Я в порядке. Наверное... наверное, я просто чуток перебрала.

Как и большинство людей, частенько напивавшихся вдрызг, Номад обычно был в курсе того сколько употребил его собеседник. Он понимал, что Пери едва притро­нулась к стоявшему перед ней коктейлю.

— Может, тебе лучше... — начал было он.

— Отстаньте! Я должна досмотреть до конца.

Пери чуть покачнулась на табурете. Номад заметил это и стал больше внимания уделять ей, а не голограмме схватки.

Хотя «Nova» потерял значительное количество бро­ни, Диана не ослабляла напора атаки, невзирая на полу­ченные машиной повреждения. Это был шанс завоевать родовое имя. И она была готова даже погибнуть ради до­стижения своей цели.

Поэтому Диану не заботило, сколько раз Лейф попал по ее боевому Меху, не волновал усиливавшийся нагрев машины. Теперь ей было ясно, что, если на карту поставлено так много, осторожность и тщательно продуманная стратегия только мешают. Быть может, никто и никого, не завоевывал родовое имя, руководствуясь в поступках одной логикой.Ее отец, Эйден Прайд, уж точно так не поступал...

Каждый выпускаемый Дианой залп, каждый лазерный луч попадали куда-то в «Black Lanner». Ответный огонь Лейфа был достаточно эффективным, но тактическая обстановка благоприятствовала Диане. Ее Мех наступал на «Black Lanner», который под нати­ском атаки вынужден был пятиться назад.

Вблизи «Black Lanner» из озера выплеснулся осо­бенно высокий фонтан пламени, высотою почти по ло­коть боевого Меха. Попавший в стену позади него залп РРС вызвал целый водопад неприятного вида жидкости, еще более темной по цвету, чем в Стиксе, где нефть была разбавлена подземными водами.

Черный поток, в котором преобладала нефть, разби­вался в мельчайшие брызги о пол пещеры, образуя руче­ек, который потек к Стиксу и довольно быстро добрался до озера. Диана увидела, что еще немного — и озеро вый­дет из берегов.

Хотя ей трудно было управлять левой рукой машины, девушка все еще могла стрелять из РРС. Со значитель­ным усилием приподняв излучатель чуть выше, Диана повела огонь по левой руке «Black Lanner».

Тут она почувствовала, что рука «Nova» непроизволь­но опускается. Излучатель заклинило. В этот момент Диана увидела, что водопад, струившийся со стены пеще­ры, внезапно загорелся. Пламя пробежало по нефтяному ручейку и за пару секунд достигло поверхности Стикса.

Из озера вырвался огромный столб пламени. Огнен­ные блики, играя на обшивке «Black Lanner», созда­вали поражающую своей грандиозностью картину:

— Вот бестолочь! — гневно закричала Джоанна. Большинство зрителей на арене головида молчали, и ее крик отдался эхом в просторном зале. Часть из на­блюдавших за ходом поединка повернулась, чтобы по­смотреть на нее, в большинстве своем не сомневаясь, что Джоанна на их стороне.

— Что вы хотел показать? — спросил Жеребец мягко.

— Она так погубит и себя и его. Эти чертовы Прайды! Они...

— Вы относите к ним и Диану? Полагаете, она близка к тому, чтобы завоевать это родовое имя?

— Конечно, близка. Но оно будет принадлежать ей всего лишь несколько мгновений, если она не будет вести себя осторожнее. Так недолго и погибнуть в обнимку с заслуженно завоеванным трофеем!

 

— Дрожишь, — проговорил Номад, дотронувшись до руки Пери.

Он не видел последних эпизодов схватки, неотрывно наблюдая за ее белым как полотно лицом.

— Я в порядке. Продержусь, — слабым голосом сказа­ла Пери. — Поединок в любую минуту может завершиться. Диана... Диана... Не понимаю, в чем дело? Почему она там? Что происходит?..

~ Успокойся, держись за мою руку. Я отведу тебя куда-нибудь, где тебе окажут помощь.

— Не прикасайся ко мне своими противными морщи­нистыми руками, солахма! Я останусь здесь...

— Я не солахма. Просто вольнорожденный старик.

— Кому, амарис возьми, до этого есть дело? Смотрите, Диана атакует! Тот, другой... ее соперник, что с ним?

 

* * *

Это родовое имя — мое, амарис возьми! Оно будет моим!

Единственный действующий лазер боевого Меха Лейфа все еще мог стрелять, но навести его толком на цель пилот уже не мог. Поврежденная конечность Меха двигалась с трудом — видимо, Диана серьезно повредила машину противника.

РРС левой руки «Nova» отказал, но излучатель пра­вой пока работал исправно, как и лазеры, установленные на корпусе. Сосредоточив огонь всех оставшихся в ее рас­поряжении стволов на правой руке «Black Lanner», Диана быстро обездвижила конечность, после чего вклю­чила передатчик:

— Пилот боевого Меха Лейф, вы побеждены. Ваш Мех не в состоянии продолжать поединок. Сдаетесь, квиафф?

Нег, — раздался спокойный голос. — По правилам, вы должны добить меня. Давайте, сделайте это.

Казалось, будто пламя охватило Стикс целиком. Горя­щая нефть выплеснулась из берегов, расплываясь по пе­щере. Вскоре она соберется вокруг ступней «Black Lanner»...

 

* * *

— Что происходит? — спросила Пери отупело.

— Диана победила, — сказал Номад. — Ее соперник не может ничего сделать, он безоружен. Правда, он может пойти врукопашную... но не станет же воин Клана Не­фритового Сокола пытаться завоевывать родовое имя та­ким способом!

— Вы уверены, что она победила?

— Уверен.

— Мне нужно возвращаться.

— Возвращаться куда?

— В больницу. Мне кажется...

Не договорив, Пери издала слабый стон и без созна­ния свалилась с табурета на пол.

Проклиная свои годы. Номад встал со своего места и опустился на колени рядом с женщиной.

Пери тяжело дышала, судорожно глотая воздух.

Наверное, ей отбили внутренности, — подумал Номад.

Никто не обратил на них внимания. Большинство на­ходившихся в баре людей сосредоточенно наблюдали за состязанием, и большая часть зрителей выглядела более пьяной, чем Номад.

Что ж, придется одному, — подумал он и, наклонив­шись, довольно ловко поднял Пери на руки, что его само­го просто удивило.

Выйдя из закусочной и сделав несколько шагов, Но­мад подумал, что один все-таки он не справится: идти бы­ло достаточно далеко.

Номад все же прошел несколько кварталов, что потре­бовало большого напряжения сил, пока под весом Пери его дряхлые руки не онемели и старик не опустился на землю.

На улице не было ни души. Дыхание Пери станови­лось все слабее и слабее. Он не мог оставить ее здесь так погибать! Во имя Керенского. Во имя Прайда!

Номад начал подниматься. Тут Пери зашевелилась и открыла глаза.

— Что мы здесь делаем? — слабо удивилась она.

— Ты потеряла сознание. Видимо, ты не совсем здо­рова.

Пери вздрогнула:

— Знаю. Нужно добраться до больницы.

— Вот я и пытаюсь... добраться до нее. Это не так просто, когда ты — старая кляча, уж поверь. ~ Я попробую идти сама.

Она попыталась встать на ноги, но тут же снова рухну­ла на землю.

— Моя очередь, — произнес Номад и подхватил Пери. Ее глаза вновь подернулись дымкой.

Перед тем как снова впасть в беспамятство. Пери про­шептала:

— Диана... она победила?

— Полагаю, да.

—«Полагаю» — этого недостаточно... Отнесите меня обратно...

— Она победила, — сказал Номад, слегка поморщив­шись. — Теперь она — Диана Прайд.

— Я счастлива... не понимаю почему, — проговорила Пери и закрыла глаза.

Номад нес ее по улице, шагая все быстрее, его серд­це забилось как бы с новой силой. Мысленно перенесясь к тому времени, когда он был техом Эйдена Прайда, Номад позабыл о тяжести своей ноши.

 

* * *

— Лейф, я отойду назад, чтобы вы смогли отвести своего Меха подальше от огня.

Языки пламени плескались все выше и выше.

— Может, это и неплохая идея, — хмыкнул Лейф, — но, к несчастью, моя машина не может передвигаться. Понимаете ли, ноги Меха были выведены из строя еще до того, как вы отстрелили ему оставшуюся руку... Так что, Диана, поздравляю вас с получением родового имени.

— Тогда катапультируйтесь, — взволнованно сказала девушка. — Вы, конечно, можете удариться о потолок, но стоит рискнуть!

— Простите, — почти виновато сказал Лейф. — Меха­низм заклинило. Шансов никаких.

— Вылезайте из кабины. Я подведу «Nova» поближе. И вы сможете добраться по ее руке до кокпита...

— Чтобы вы унизили меня, как и того спасенного ва­ми воина?

— При чем здесь унижение? Я спасла солдата для даль­нейших битв.

Диана услышала, как Лейф скептически хмыкнул:

—Ах да, ведь это же расточительно... я и забыл. Не должно пропасть без толку ни гайки, ни шурупа... ни Меха. И воин тоже оприходован?

Внезапно «Black Lanner» начал крениться набок, нависая прямо над пылающей поверхностью Стикса.

— Уходите, Диана, — раздался спокойный голос пило­та «Black Lanner».

— Лейф! — отчаянно крикнула девушка. — Делайте же что-нибудь! Разве вы хотите погибнуть — вот так, ни за что?

Из наушников донесся смешок:

— Почему же ни за что... Это даже почетно. Все-таки поединок за родовое имя.

— Вы желаете погибнуть именно как жертва вольняги?

— Вы воин, Диана. Вы заслужили себе родовое имя. Диана уже была готова двинуть «Nova» в отчаянной попытке спасти Лейфа, но тут «Black Lanner» начал падать.

Она думала услышать по рации предсмертный вопль Лейфа, но он не закричал.

 

* * *

Однако многие считали, что поединок за родовое имя завершился почти анекдотически.

«Black Lanner» не смог сгореть или потонуть с до­стоинством, полагающимся в подобных случаях. Сло­жившись в пояснице и почему-то заведя руки за спину, он не спеша повалился кабиной вперед прямо в центр огненного озера, при падении сбив пламя. Головид ус­лужливо демонстрировал всем желающим следующую картинку: согнувшийся пополам боевой Мех торчит за­дницей кверху посреди огромной пещеры. Уже на сле­дующий день карикатуристы сполна использовали пред­ставившуюся возможность и вполне поиздевались над погибшей машиной...

 

* * *

Саманта с отвращением отвернулась от картинки головида и принялась расхаживать по комнате.

Грелев, поняв, что ее чувства воина страшно оскорб­лены столь неэстетичным, с точки зрения солдата, зрели­щем, тотчас же выключил головид. Изображение пещеры Огненного Сокола исчезло, потрескивая статическими разрядами.

Грелев, редко испытывавший затруднения при выборе выражений, не нашелся, что сказать. Он хоть и не считал себя человеком особо изысканного вкуса, но подобное показалось ему совершенно неприличным.

Тут в дверь постучали.

— Кто там? — крикнул Грелев.

— Послание для Сахана, — послышался приглушен­ный голос.

Грелев открыл дверь и принял конверт из рук курьера.

— Прочтите, — попросила Саманта. Грелев вскрыл конверт и вынул оттуда половинку лис­та бумаги.

Сахан, послание зашифровано.

Перестав бродить без толку по комнате, Саманта взяла у него бумагу и какое-то время изучала ее. Потом она внезапно побагровела, скомкала и отшвырнула прочь письмо.

— Грязные страваги! — со злостью выкрикнула она.

— Кто? — удивился Грелев.

— Подонки из Внутренней Сферы! Их войска вторг­лись в пространство Кланов! Они атаковали Дымчатых Ягуаров на Хантресс.

— Грязные страваги, — повторил Грелев ошеломленно.

— Очевидно, в этой войне наступает новая фаза, — бо­лее спокойно сказала Саманта. — Не знаю, каков будет наш ответ, но Кланы более боеспособны, чем кому-то это может показаться. Я поняла это по пути сюда.

Она посмотрела на своего офицера:

— Идемте со мной, Грелев. Нам необходимо готовить­ся к отлету с Айронхолда. Мне нужно возвращаться на Страну Мечты.

Саманта подошла к двери, потом оглянулась и задум­чиво посмотрела на пустой экран головида.

— Сейчас нам нужны все настоящие воины, — произ­несла она. — Истинные солдаты вроде нее.

Она кивнула на немой экран, помедлила и твердо про­изнесла:

— Да, такие, как Диана Прайд.

После этого Саманта вышла из комнаты.

 

XXIV


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!