Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Арена схваток за родовое имя



Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Февраля 3060 года

 

Джоанна не находила себе места, наблюдая за концов­кой Мясорубки.

Хоть ей было и не очень интересно, но что поделать — Мясорубка была начальным этапом состязаний за родовое имя Дома Прайд. Существовала вероятность, что Диана могла встретиться в бою на одном из этапов с победителем Мясорубки. А Джоанна считала, что чем боль­ше знаешь о возможных соперниках, тем лучше.

В основном Мясорубка не соответствовала свое­му громкому названию — по крайней мере, на наметан­ный глазДжоанны. Как бывшему сокольничему ей с пер­вого взгляда были видны все недостатки дерущихся — словно бы у Меха, бронированной машины с его конечностями и чем-то вроде головы, имелся язык телодвижений — такой же, как и у пилотирующего его воина.

В этой поражающей неряшливостью Мясорубке Джоанна видела только слабую подготовку, дурные при­вычки, полузабытые навыки да сборище пилотов боевых Мехов, которые, хотя и были, наверное, отважными воинами в реальном сражении, теряли весь свой боевой запал и выглядели вяло и неуверенно в ограниченном рамками правил состязании.

Наверное, большего и не следовало от них ожидать.

В этой свалке — уже с маленькой буквы — Джоанна не могла даже выделить победителя.Воин, оставшийся последним из всех, кто состязался, непременно вылетал в следующем туре.

Рядом с Джоанной в то время, когда из всей Мясорубки осталось лишь четверо участников, стоял Рэвилл Прайд. С момента своего назначения Главой Дома Прайдов Рэвилл выглядел еще угрюмее и беспокойнее, чем обычно.

Джоанна почувствовала на себе его пристальный взгляд, хоть и не смотрела в его сторону. Ей было инте­ресно, что же Рэвилл увидел: старческое лицо под седыми волосами... и все, наверное.

Воины — из тех, что помоложе, — часто не скрывали своего отвращения к возрасту Джоанны, и ей пришлось преподать нескольким таким соплякам болезненный для них урок.

И все же, по мнению большинства, она редко прояв­ляла свой возраст в манере ходить или держаться, так что Джоанне обычно давали намного меньше, чем на самом деле.

Статус героя, победителя легенды Клана Волка Наташи Керенской, значительно поднял реноме Джоанны в глазах молодых воинов, и она даже слышала, что были и такие, кто основал нечто вроде кружка ее тайных почитателей. Трудно было понять такое, и она думала, что это, скорее всего, были тоже какие-нибудь отверженные воины.



Внезапно до Джоанны дошло, что Рэвилл только что что-то сказал ей.

— Простите, Хранитель Клятвы, я отвлеклась. Ей нравилось называть его по должности: от этого ма­ленький хорек делался еще беспокойнее.

Рэвилл посмотрел на нее с неудовольствием.

— Я только заметил, — терпеливо сказал он, — что воинам, которые ковыряются в этой свалке, совсем не помешал бы ваш курс ускоренной подготовки.

— Я не занималась подготовкой сиб-групп вот уже лет десять, — слегка удивилась Джоанна.

Рэвилл кивнул.

— Знаю, но, как я заметил, на Айронхолде вы доволь­но знамениты — как сокольничий и герой войны.

— Это почетно для меня. Хранитель Клятвы. Снова переключив внимание на Мясорубку, Джоанна принялась наблюдать за тем, как два финалиста неуклюже топчутся в своих Мехах, словно бы понимая, что совсем не важно, кто победит.

Она опять подумала о своем ненормальном положе­нии среди воинов. Джоанна доказала всем, что являлась лучшей среди неаттестованных воинов, и сейчас очень хотела, чтобы состязания поскорее закончились и она смогла бы возвратиться в свою боевую Звезду.

Марта Прайд пообещала Джоанне, что, если она воз­вратится в родные миры для подготовки Дианы, то не по­теряет своей должности боевого офицера в оккупацион­ных войсках Нефритового Сокола. Ей было обещано, что ее не переведут в звено солахма в родных мирах, но с каж­дым днем, проведенным вдали от передовой, беспокойст­во Джоанны росло — тем более что Рэвилл Прайд был здесь, на Айронхолде.

Рэвилл очень хотел выжить Джоанну из Гвардии Соко­ла, которой он руководил, и не скрывал этого. Не прояви Джоанна себя с наилучшей стороны во второй битве за Туаткросс, ее давно бы выслали куда подальше, на ка­кую-нибудь отдаленную жалкую планетку.

— Ну вот и все, — внезапно сказал Рэвилл. Джоанна поняла, что просмотрела весь финал Мясорубки. Проигравшего воина уже уносили на носил­ках. Насколько было видно Джоанне, нога бойца была серьезно повреждена, а живот распорот так, что вывали­лись сизые внутренности.



Наставница не могла отделаться от мысли, насколько это было уродливее, чем внутренности меха, где все было красиво и эстетично.

— Что скажете, Джоанна?

— Неважное выступление. Эти воины недостойны служить Клану Нефритового Сокола.

Рэвилл кивнул:

— Вполне с вами согласен. Надеюсь, что с этого мо­мента будет поинтереснее.

Джоанна недоумевала. Неужели тщательно спланиро­ванная евгеническая программа Клана имела результатом все более и более слабые генерации воинов? Доказатель­ство стояло перед ней: Рэвилл Прайд — своего рода гене­тическая мутация среди Соколов. В нем смешались гены Сокола и Волка.

Конечно, Рэвилл был довольно храбрым воином, но что-то в нем было не так, присутствовала некоторая ис­порченность. Какой-то он был не такой... Правда, осталь­ные этого как будто и не замечали.

Почему же все реже встречались эйдены прайды и все чаще такие вот рэвиллы? Несколько лет назад глава Вахти, Кайл Першоу, поручил Джоанне расследовать не­кие злоупотребления в области генетики, обнаруженные его тайной агентурой. Джоанне удалось выяснить, что каста ученых постоянно проводит незаконные опыты, иногда даже скрещивая гены представителей разных Кла­нов.

Наставница пришла к выводу, что слишком много бы­ло потеряно воинов в дорогостоящих и опустошительных войнах во время вторжения во Внутреннюю Сферу. Ар­мия была ослаблена. Странные танцы вокруг генетиче­ских программ не играли роли.

Диана не была бы допущена к состязаниям, если бы не нехватка подходящих воинов. На взгляд Джоанны, и ны­нешняя ситуация была драматичной. Если бы она в свое время столкнулась с таким составом участников в состя­заниях, путь к родовому имени был бы для нее легкой прогулкой. Джоанна вполне заслуживала родовое имя, и никто это не знал лучше ее самой.

Но сейчас речь не об этом. Самое главное теперь — ос­таться воином и возвратиться на поле боя. Я использую свой шанс, когда вторжение возобновится.

Рэвилл Прайд продолжал что-то бубнить, но Джоанна не слушала его.

— Мне нужно идти и поздравлять победителя Мясорубки. Хотя это было настолько неприглядное зре­лище, что слова наверняка застрянут у меня в горле... - произнес Глава Дома и ушел.

Когда он скрылся, к Джоанне подошел Жеребец.

— Интересные слухи, — сказал он. — Говорят, что на Стране Мечты Марта Прайд проводит учебные бои, ими­тирующие вторжение во Внутреннюю Сферу. Учения призваны устранить ошибки, допущенные во время пер­вой нашей атаки. Марта, как говорят, гоняет своих бой­цов до изнеможения — как мы не даем послаблений Диа­не. Да, еще Саманту Клис непременно вскоре отзовут.

— Я не стану скучать по ней, — пожала плечами Джоанна.

Сейчас ей хотелось только поскорее убраться отсюда и заняться тренировками Дианы всерьез, доведя ее до пика формы, — ведь схватки за родовое имя наконец-то начались.

Если в скором времени Кланы не предпримут что-нибудь серьезное во внешней политике — вроде ши­рокомасштабного вторжения в пределы Внутренней Сфе­ры, — то кто-нибудь может снова попытаться перевести ее в солахма. Но в планы Джоанны совершенно не входило стать солахма, с гораздо большим желанием она погибла бы в бою на передовой.

— Завтра поединок, в котором участвует Диана. У нас есть еще остаток дня, чтобы задать ей как следует перцу..

 

XVI

Рыночная площадь Гирфалкон

Айронхолд-Сити

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Февраля 3060 года

 

Обычно на знаменитом рынке Гирфалкон все было тихо и спокойно — торговцы выставляли свои товары, покупатели спокойно занимались своими покупками, со­вершенно уверенные в высоком качестве товара. Но ког­да в городе стали проводиться схватки за родовое имя, появились какие-то левые торговцы с товаром не всегда хорошего качества.

В итоге между конкурентами вспыхивали стихийные потасовки. Как правило, их устраивали торговцы-абори­гены, которые нападали на кого-то из чужаков с желанием набить морду и уничтожить нелицензированные товары.

Пришлые появлялись на рынке со своими телохрани­телями — как подозревали, телохранители эти были из бандитской касты, поскольку куда-то пропадали при од­ном появлении стражей.

Пери вряд ли знала об этом, когда перебирала пальца­ми платочки из газа, разложенные торговцем на прилав­ке. Узор приглянувшегося ей платка был неказист, но ткань была плотной, и трудно было сказать, где один цвет нити переходил в другой.

Продавец начал было называть ей цену, но она поло­жила ткань и быстро отошла. Пери не столько хотелось что-нибудь купить, сколько нравилось бродить по рынку.

Это успокаивало ее, и она с удовольствием внимала зву­кам, запахам, ярким краскам, которых имелось в совер­шенном избытке.

Пери остановилась у лавочки, где торговали мебелью из дерева, выполненной под старину, и долго разглядывала дубовый стол, который она с удовольствием поставила бы у себя в кабинете. Только теперь у нее не было кабинета.

Имея в виду враждебное отношение к ней Этьена Бальзака и стремление касты ученых удалять своих несго­ворчивых и непокорных членов на самые задворки пери­ферии, Пери понимала, что не было смысла засматри­ваться на такую изящную вещь, как этот стол. Ходили слухи, что Бальзак снова был готов заслать ее куда-нибудь подальше от Айронхолда с новым назначением. Да и стол был ей не по карману. Дубы были очень давно привезены с далекой Терры и считались редкостью в мирах Кланов.

Чтобы не ввязываться в торг с продавцом, Пери вы­глянула из темной лавки на ярко освещенную улицу. Привыкнув к свету, она увидела чью-то фигуру, показав­шуюся ей смутно знакомой.

Пери шагнула ближе к порогу лавки и прищурилась.

Это была ее дочь, Диана, задумчиво изучавшая прила­вок с разложенным на нем оружием странного вида.

Пери было известно, что Диана состязается на Айронхолде за родовое имя, и поэтому она решила не беспоко­ить ее своим присутствием. Она помнила Диану плакси­вым и всем недовольным ребенком, а потом смышленой любознательной девочкой, которой Пери прочила карье­ру ученого, однако слишком сильно дали о себе знать ге­ны Эйдена Прайда.

Тем не менее, как мать Дианы, даже, несмотря на то, что ее вернорожденность не способствовала проявлению глубоких материнских чувств, Пери гордилась успехами Дианы, в чьем характере, как в зеркале, отражался геро­изм ее отца. Пери восхищалась смелостью Дианы и была рада тому, каким замечательным воином стала ее дочь, но все же ей было неловко при мысли о том, что вольнорож-денная претендует на родовое имя. Она испытывала до­вольно противоречивые чувства по этому вопросу, считая, что Диане не следовало бы состязаться, хотя и желала ей победы.

Пери сочла за лучшее не видеться со своей дочерью, пока шли состязания. Она так и простояла в темной лав­ке, пока Диана наконец не ушла, со знанием дела вытор­говав у продавца оружия нож с ручкой из слоновой кости.

Как давно это было, когда они получали друг от друга весточки? Все эти годы мать и дочь посылали друг другу сообщения, столь же холодные и безучастные, как экран, на котором они высвечивались. Диана обычно выглядела замечательно — высокая, сильная и красивая. Огонек в ее взоре был точно таким же, какой светился в глазах ее от­ца. Этот огонек был всегда, вопреки всему — горечи, по­давленности, отчаянию, даже в самые тяжелые моменты жизни он горел — лучик света в беспросветной темени.

Хватит думать об этом. Слишком много глупой сенти­ментальности, всякой нежности и так называемой добро-ты. Чувства вообще таят в себе большую опасность...

Вдоволь нагулявшись по рынку. Пери захотела вер­нуться в свой номер в гостинице, которую каста ученых содержала для своих командированных членов или офи­циальных гостей. Там у нее была крошечная комнатенка, Пери попросила дать ей самый маленький номер из имевшихся, и кастелянша постаралась в точности испол­нить ее просьбу.

Отойдя на три-четыре квартала от рынка, она поняла, что пропустила нужный поворот и зашла не туда. Дойдя до угла перекрестка. Пери осмотрелась по сторонам. Со­вершенно незнакомые ей улицы имели унылый вид; она не помнила, чтобы когда-нибудь бывала в этой части Айронхолд-Сити.

— Вы заблудились, квиафф, — раздался чей-то низкий и довольно мягкий голос позади нее.

Вздрогнув от неожиданности, Пери обернулась и уви­дела высокого худого человека, одетого в мундир воина Клана Нефритового Сокола. Его лицо было безучастным, а глаза до неприятности светлые, какие-то бледные и жутко пустые. Воин был из тех мужчин, что постоянно ка­жутся небритыми.

— Что-то мне незнаком этот сектор, — ответила Пери.

— Это товарные склады. А что вам нужно?

— Гостиница касты ученых.

— А, это тут недалеко.

— Вы не могли бы объяснить, как туда найти дорогу?

Я провожу вас туда.

Воин внезапно тронулся с места, потом, на перекрест­ке, свернул направо. Пери чуть приотстала от него, так как она была не готова к стремительности его шага и то­му, что он даже не оглянулся, чтобы посмотреть, идет ли она за ним. Она чуть ли не бегом пустилась за воином вдогонку, а тот даже и не взглянул в ее сторону.

Различив на его рукаве нашивку — пикирующего со­кола, Пери спросила:

— Вы из Гвардии Сокола? Я слышала, что Рэвилл на­значен Главой Дома, но мне казалось, что Гвардия Со­кола все еще дислоцируются во Внутренней Сфере...

— Совершенно верно, — ответил воин, даже не удос­тоив ее взглядом.

— Вы участвуете в состязаниях?

— Состязаниях?.. А, ну да, конечно, участвую. То, как он это сказал, навело Пери на мысль, что он не понимает, о чем она говорит.

— Вы случайно не из команды мехварриора Дианы?

— Дианы? Какой Дианы?.. Ах, Дианы! Да, я из ее ко­манды.

— А что вы думаете насчет самого факта выставления ею заявки на соискание родового имени?

— А это меня не касается.

Не совсем типичная реакция для вернорожденного во­ина Сокола. Тот мог бы быть или за, или против Дианы, но такое безразличие казалось странным.

— Не считаете ли вы, подобно некоторым, что она еще не доросла до того, чтобы стать воином с родовым име­нем...

— Это меня тоже не касается.

Пери остановилась. — Конечно, это вас не касается, ведь вы не понимаете, о чем я говорю.

— К гостинице — сюда, — бросил воин, сворачивая в переулок, ранее не замеченный ею.

Пери какое-то мгновение колебалась, но любопытство заставило ее последовать за ним.

— Вы не знаете, кто такая Диана, квиафф? — спросила она, заходя в переулок.

Мужчина продолжал идти впереди, не обращая на нее никакого внимания.

— Не важно, — ответил он на ходу.

— На вас мундир Гвардии Сокола, но вы не из Гвардии, квиафф?

— Не важно, — повторил воин и обернулся.

Хотя в переулке было темно. Пери все-таки разглядела его сжатые в кулаки руки. Позади неизвестного воина из темноты появились еще два человека, и, если она не оши­балась, на них тоже были мундиры Нефритового Сокола.

Пери попятилась назад, споткнулась и, ткнувшись спиной в стену, с трудом сумела удержаться на ногах. Первый воин схватил ее за плечи и приподнял над зем­лей. От него сильно пахло чем-то, чем воняло и в штаб-квартире Этьена Бальзака. Какое-то мгновение Пери всматривалась в глаза воина, но они были совершенно пусты.

После этого он бросил женщину в сторону своих това­рищей, и те стали избивать ее.

Пери били очень долго и жестоко, пока она наконец не потеряла сознание от боли.

XVII


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!