Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Зал Собраний Большого Совета 3 часть



Первый веер ракет поразил поврежденную левую ногу «Storm Crow» туда, куда Жеребец и целился, — прямо в коленный сустав. Однако совсем неожиданно правая, нога «Storm Crow» начала подгибаться еще раньше выстрелов, и снаряды попали выше, чем было нужно — в бедро боевой машины.

Жеребец увидел, что левая нога робота врага вот-вот сломается и многотонный «Storm Crow» начнет падать прямо на зевак. Однако из-за попадания в правое бедро «Storm Crow» двинулся в обратном направлении.

Действия Синклера не были направлены против посе­лян. Это была просто отчаянная попытка удержать Меха в прямостоящем положении столько времени, сколько потребуется для того, чтобы успеть выпустить весь оставшийся у него боезаряд по ставшему вдруг уяз­вимым «Summoner».

Эта попытка не увенчалась успехом. Жеребец стал стрелять из автопушки, пытаясь отогнать «Storm Crow» подальше от мирных жителей. Один из снарядов, видимо, окончательно разбил гороскоп машины врага, потому что «Storm Crow» заглох и начал падать на поселян.

Жеребец не успел осознать, что победил в схватке, и пустил «Summoner» бегом к «Storm Crow». Если бы он сумел добежать до противника вовремя, до того, как чужой Мех, выпустив последний, отчаянный залп ку­да-то вверх, начал заваливаться на спину, то он смог бы оттолкнуть машину врага таким образом, чтобы тот упал в сторону, не на поселян, которые только теперь, осознав грозящую им опасность, бросились врассыпную... Но нет, слишком много повреждений в бою получил «Summoner», чересчур уменьшилась его скорость... а впрочем, времени все равно бы не хватило.

Жеребец словно во сне наблюдал за тем, как Синклер, катапультировавшись из своей кабины, летит по стран­ной траектории над поселянами к плоской крыше како­го-то здания на самой окраине поселка, как искалечен­ный «Storm Crow», жутко скрежеща изуродованными бронеплитами, ужасающе медленно валится прямо на толпу вопящих от ужаса людей...

После того как Жеребец остановил «Summoner», машинально при этом отметив про себя, что Синклер так мастерски рассчитал свои последние выстрелы, что ему осталось всего-то ничего, чтобы окончательно уничто­жить Меха, он выбрался из боевой машины и побежал к обломкам «Storm Crow», чтобы попытаться спасти хоть кого-то...

Те, кого ему удалось высвободить, все равно не выжи­ли. Роннел, остававшийся на окраине города, прибежал на помощь. Но и он никого не спас.

Роннел, чувствуя болезненную тошноту, увидел иско­верканные, перемешанные друг с другом части тел Флюта и Сюзанны — поселян из разных Кланов, обнявшихся в последний раз. В какой-то момент Жеребец посмотрел в сторону Роннела с выражением смеси горечи и гнева во взгляде. Роннел разглядел в его лице то, что чувствовал сам.



Позже, когда Роннел шел куда глаза глядят по улицам Западного Рубца в мрачном расположении духа и с пол­ными слез глазами, он набрел на драку в одном из пере­улков.

Сперва ему показалось, что это просто уличная пота­совка, обычный пьяный мордобой, но потом неожиданно узнал в одном из дерущихся Жеребца. На его противнике болтались, как сумел разглядеть Роннел, изодранные лох­мотья, которые еще недавно были формой воина Клана Стальных Гадюк.

Роннела осенило: точно, это был соперник Жеребца в поединке.

Как там бишь его звали? Синклер?

Синклер был уже явно без сознания, но Жеребцу было все равно. Он поднимал врага с земли, прислонял его к стене, бил, снова бил, потом Синклер падал, а Жеребец поднимал его опять и бил заново — как куклу, как тряпку, как кусок мяса...

У Роннела на какое-то мгновение мелькнуло сильное желание помочь Жеребцу, но он быстро понял, что по­мощь, тем более такому специалисту и тем более от клер­ка касты служащих, совершенно не требуется. Роннел лишь продолжал смотреть, пока Жеребец не свалился с ног без сил, и теперь оба воина выглядели немногим лучше, чем оставленные ими на поле боя Мехи.

 

* * *

— Говорят, что Синклер не очень скоро вернется к ис­полнению своих обязанностей, — сказала Марта Прайд, внимательно разглядывая Жеребца.

На вольнорожденном воине был новенький, с иголоч­ки, мундир. Сам он держался очень прямо, на тщательно выглаженных брюках имелись бритвенно-острые стре­лочки.

После памятного боя прошла уже неделя, часть ко­торой Жеребец провел в медицинском центре, где ему за­лечивали раны. В официальном отчете о поединке они значились как полученные в бою, но Марта знала, что травмы были результатом той драки, которую Сокол уст­роил с Синклером уже после дуэли Мехов. Несколько ссадин на его левой щеке были покрыты засохшей кор­кой.



— Жалею, что не прикончил его, — бесстрастно прого­ворил Жеребец.

Марта согласно кивнула.

— Понимаю. Я и сама бы с удовольствием его убила.

У Жеребца глаза полезли на лоб.

— Вы чем-то удивлены. Жеребец?

— Я не предполагал, что поддержка Ханом вольнорожденных, несущих службу в боевых частях, доходит до такой степени, чтобы сочувствовать гибели нескольких поселян... .

Марта вздрогнула. Жеребец умел заглянуть в суть дела. Из-за этого он, являясь замечательным воином, ставшим для нее верным соратником, был одним из самых невоз­можных людей, с кем ей когда-либо приходилось сталки­ваться... Хотя и не таким невозможным, каким порою бывал Эйден Прайд.

— Не пытайтесь выставить меня этаким образчиком жалостливости. Жеребец. Я не сомневаюсь в превосход­стве созданной по генетической программе касты вои­нов, но это не значит, что я не собираюсь использовать вольнорожденных с наибольшей пользой для Клана и что я не сожалею о гибели вольнорожденных поселян и по­ломке оборудования. Не принимайте прагматизм за, как вы выразились, сочувствие.

— Вы говорите, что сожалеете о гибели полезных слу­жащих... А получилось так, что никто из погибших не принадлежал Клану Нефритового Сокола. Вся ирония в том, что больше всего погибших было из числа Сталь­ных Гадюк.

— Я поняла. Жеребец. Полагаю, лучше было бы на ка­кое-то время удалить вас отсюда. Дайте мне воспользо­ваться плодами вашей победы. Я устроила вам перевод на Айронхолд. Вы отправитесь туда завтра рано утром — об этом вы, собственно, и просили. Будете участвовать в подготовке мехварриора Дианы к схваткам за родовое имя, квиафф?

Афф,мой Хан.

Жеребец повернулся к выходу.

— Жеребец?

—Да?

— Клан гордится вашей победой. Почему такая кислая мина?

— Мне бы очень хотелось разделить радость и гор­дость, но воспоминания об изуродованных телах мир­ных...

— Довольно! — по-настоящему рассердилась Марта. — Больше при мне не упоминайте об этом!

— Да, мой Хан.

После того как Жеребец вышел, Марта Прайд ка­кое-то время сидела, довольно тупо разглядывая закрыв­шуюся за ним дверь.

Несколькими часами ранее ей встретился Влад Уорд. Он поздравил Марту с победой Соколов, отметив, что се­годня Гадюкам досталось по заслугам.

— Однако на этом война не закончена, — добавил он. — Гадюки теперь постараются прижать Нефритовых Соколов к стенке. Перигарду Залману некуда отсту­пать. Только тот факт, что Кланы под завязку заняты заключительной стадией подготовки к новому вторже­нию, препятствует открытому выступлению Гадюк про­тив вас... да еще, пожалуй, то, что Ильхан склонен к мир­ному разрешению конфликтов между Ханами. Однако после того, как мы опрокинем войска Внутренней Сфе­ры, вам придется столкнуться с Гадюками в открытом бою.

— Я понимаю, — кивнула Марта. — Жду и даже готов­люсь к этому.

— Ваше понимание рецептов политической кухни растет с каждой минутой, Марта Прайд, — насмешливо поклонился Влад. — Эдак мне скоро придется действо­вать с оглядкой...

— Именно это я вам и советую, Влад Уорд, — мило улыбнулась Марта.

В ответ Влад улыбнулся ей так, что его покрытое шра­мами лицо приняло совершенно волчий вид.

— Послушайте, Марта. Возможно, из-за этой победы вы и не станете самым ненавистным из всех Ханов. С другой стороны, именно благодаря своему триумфу вы вполне можете навлечь на себя неприятности.

Марта подождала, пока он уйдет, и тихо сказала самой себе: Однако благодаря этой победе я, возможно, двига­юсь к тому, чтобы стать самым могущественным из всех Ханов...

 

XI

Тренировочный Полигон №17

Воинский Сектор

Айронхолд-Сити

Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Аевраля 3060 года

 

Джоанна внезапно открыла глаза. Ей приснилось что-то связанное с войной.

Джоанна часто видела во сне эпизоды боевых столкно­вений. Сегодня она хотя бы не воевала с Черной Вдовой... И на том спасибо. Она заснула прямо в одежде, что в последнее время с ней часто случалось. Доведенная до изнеможения, Джоанна обычно не находила столько сил, чтобы еще и переодеваться на ночь.

Бросив взгляд на хронометр, всегда оставляемый ею на ночном столике, Джоанна увидела, что было уже шесть утра. Действительно, за окном занимался серый рассвет Айронхолда.

Джоанна резко поднялась с кровати. Обычно она вста­вала в четыре и уже через полчаса была на тренировочном полигоне вместе с Дианой. Сегодня же она проспала, в первый раз за очень много лет...

Уже подходя к двери, Джоанна подумала, что нельзя появляться на публике в настолько измятой одежде. Она поспешно вытащила свой последний чистый оставшийся комплект из выдвижного ящика.

Наставница оглядела комнату. Привычный кавардак. Такой же царил во всех предоставляемых ей на протяже­нии долгой военной карьеры апартаментах. Ну и что?

Наспех одевшись, Джоанна подобрала все свои гряз­ные шмотки, валявшиеся повсюду на полу, на комоде и конторке, а потом, выбегая из комнаты, бросила белье в корзину, из которой его позже заберет служащая. К ве­черу все будет возвращено — в чистом, выглаженном и аккуратно сложенном стопкой на ее койке виде. На ка­кое-то время чистое белье окажется единственной опрят­ной деталью здешней обстановки.

Джоанна нашла Диану на тренировочном полигоне. Девушка заканчивала свои упражнения в стрельбе. Она вела огонь из спортивной лазерной винтовки.

Луч. Еще луч. Как с одобрением отметила Джоанна, кучность была неплохая — она увидела показания теле­монитора, регистрирующего попадания. Из-за плохого зрения наставница не могла разглядеть что-либо на самой мишени.

— Почему ты не разбудила меня? — спросила девушку, по своему обыкновению, сердито.

— Я старалась вовсю, — ответила Диана, — но, поверь­те, вы дрыхли как бревно, храпели, словно простуженный сурат, и выглядели такой изможденной, что я подумала, что вам не мешало бы еще часок-другой поспать.

— Возмутительно! Ты что, намекаешь, что я не в со­стоянии тягаться с тобой, что я слишком стара?! — мо­ментально взъелась Джоанна.

— Да ни на что я не намекаю! — стала оправдываться Диана. — Однако только старый конь борозды не испор­тит...

Джоанна понимала, что следовало бы рассердиться на Реплику девушки, но вместо этого ей было почему-то смешно.

Что это такое со мной?— удивилась она, а вслух про­ворчала:

— Ну а ты делаешь успехи, по крайней мере, в одном — высокомерии.

Диана улыбнулась:

— А я училась у хорошего наставника.

— Думай не о том, как бы сострить, а о мишени... Диана повернулась к наставнице:

— Я прекрасно подготовлена, Джоанна. Если бы не все эти задержки, продержавшие нас в родных мирах дольше, чем следовало, я бы уже прошла Аттестацию и летела бы сейчас на какой-нибудь из наших форпостов во Внутренней Сфере. Вместо этого я только и делаю, что изо,дня в день тренируюсь. Мне не нужны больше трени­ровки. Мне нужен бой, чтобы не забыть совсем, что это такое.

— Понимаю. Говорят, что твое Испытание начнется совсем скоро, что это вопрос нескольких дней.

— Так говорят вот уже...

— Постой, — перебила ее неожиданно Джоанна. — Посмотри-ка, кто к нам идет... Риза Прайд!

Звездный полковник Риза Прайд являлась уже не­сколько лет Главой Дома Прайда и, кстати, была Главой Дома еще тогда, когда Эйден Прайд боролся за родовое имя.

Хотя Риза Прайд всегда была довольно миниатюрна, Джоанна отметила, что она выглядела еще более хрупкой, чем когда-либо, и более худой, но все такой же делови­той.

— Ваше состязание начнется через неделю, — без пре­дисловий заговорила Риза, подойдя к женщинам. — Его начало было сдвинуто ввиду прибытия на Айронхолд Сахана Саманты Клис, которая приезжает для инспекции предприятий оборонной отрасли. Она появится в Айронхолд-Сити на следующей неделе и, кстати, уже изъявила желание присутствовать на состязании за родовое имя. Саманта Клис подчеркнула, что ее особенно интересуют те поединки, в которых примет участие Мехварриор Диана. Так что имейте это в виду.

Джоанна почувствовала, что Диана улыбнулась, но не хотела этого видеть и потому не стала оборачиваться. Кроме того, было и еще на что посмотреть.

Поверх правого плеча Ризы она увидела чью-то бегу­щую в их сторону фигуру. Сперва Джоанна заподозрила бегуна в дурных намерениях, но потом подумала, что вряд ли кто-нибудь стал бы набрасываться посередь бела дня на такое важное лицо, как Риза Прайд.

Тут она узнала коротконогого Рэвилла Прайда.

Мясорубка начнется ровно через неделю, так что ваша первая схватка пройдет двумя днями позже. Все ясно, квиафф? — тем временем говорила Риза.

— Ясно, афф — ответила Диана почти радостно.

— Глава Дома Прайда, можно у вас кое о чем спро­сить? — подала голос наставница.

— Разумеется, Джоанна.

Джоанна посмотрела Ризе Прайд в глаза. В них скво­зила сильная усталость, словно Риза была даже еще более изможденной, чем сама Джоанна.

— Эти сведения обычно поступают из официальных источников. Как правило, их не сообщает лично Глава Дома.

Риза Прайд нахмурилась и вздохнула:

— Вы правы. Я здесь по другой причине. Видите ли, я предвижу возникновение целой волны протестов из-за того, что один из Ханов присутствует на схватке Дианы за родовое имя. Как вы знаете, многие воины и так воспри­нимают ее участие в состязании как личное оскорбление. Вот почему я строго-настрого запретила поединки чести. Хотя мне сложно предотвратить вызовы, сделанные в ча­стном порядке...

Многозначительный взгляд, брошенный Ризой на Диану, говорил о том, что она знает о драке вокруг головида.

— Присутствие Сахана лишь подольет масла в огонь:

Вы знаете, что я с самого начала противилась этому. Я подала официальный протест на имя Хана, который был отвергнут. У меня нет другого выбора, как только согласиться с решением Марты Прайд и проследить за тем, чтобы испытания велись достойно и честно. Другие, однако, не столь стремятся к сотрудничеству. Я пришла сюда, чтобы дать вам совет действовать с очень большой ос­мотрительностью. Ничто не должно омрачить само состя­зание, что бы ни делали или говорили другие. Уверена, Хан Марта сказала бы вам то же самое. Вы понимаете, квиафф?

— Полностью. Я даю слово как офицер Клана Нефри­тового Сокола, что прослежу за тем, чтобы ничто из ска­занного или сделанного нами не навлекло позора на наш Клан, — твердо сказала Джоанна.

На лбу Ризы Прайд обозначились складки.

— Видимо, мне придется поверить вашему слову, хотя тут присутствует некая двойственность. Кто может ска­зать, в чем позор и что может навлечь его? Но я полага­юсь на вас, звездный командир Джоанна. Ваш послужной список воина и проявленный вами героизм во второй битве на Туаткроссе завоевали мои симпатии. Постарай­тесь не переборщить с выполнением своего обещания.

— Постараюсь, Глава Дома Прайда!

Джоанна, как всегда, была очарована официальностью речи Ризы Прайд и в очередной раз задалась вопросом, позволяет ли та себе хоть иногда какую-нибудь непри­нужденность, неформальный тон при общении с другими воинами. Как было известно Джоанне, Риза Прайд по­святила свою жизнь Дому Прайда...

Когда Риза собралась уже уходить, до женщин добе­жал-таки Рэвилл Прайд. Рядом с маленькой Ризой Рэвилл не выглядел таким уж коротышкой, хотя все же и ус­тупал ей несколько сантиметров.

— Я вижу, Риза Прайд, что вы опередили меня с извес­тием, квиафф? — с легкой улыбкой спросил он.

Афф. Простите, но мне надо идти, ждут дела.

— Конечно.

Риза Прайд ушла. Джоанна отметила, что по тому, как она двигалась, никак нельзя было заключить, будто ее ждут неотложные заботы.

Рэвилл Прайд долго рассматривал то Джоанну, то Диа­ну и наконец изрек:

— Что ж, стяг поднят, квиафф?

В его голосе был сарказм, который Джоанне было трудно истолковать. Правда, любые попытки Рэвилла съязвить всегда казались ей маловразумительными. Боль­шинство из сказанного им было понятно только одному Равилю. А уж его юмор... Кстати, в его поступках, по мне­нию Джоанны, тоже не хватало осмысленности. Однако на Твикроссе Рэвилл зарекомендовал себя прекрасным воином, преданным Клану Нефритового Сокола. Он об­ладал как стратегическим умом, так и тонким тактиче­ским чутьем, храбро сражался и был честен, так что Джо­анна давно перестала желать ему дурного.

— Полагаю, стяг поднят, — сказала наставница. Рэвилл повернулся к Диане.

— Как мне убедить вас отказаться от погони за родо­вым именем? — внезапно произнес он.

— Что вы такое говорите, — громко оборвала его Джо­анна. — Ведь вы же ее попечитель! Попечителю не подо­бает высказываться в таком тоне!

— Джоанна, — вступила в разговор Диана, — все в по­рядке. Рэвилл Прайд без особого желания выставил мою кандидатуру, и я могу с этим смириться. В голосе Рэвилла я слышу осуждение, как вижу его и во взглядах окружаю­щих. Мне бы пришлось провести довольно много по­единков из-за .этого, если бы Риза Прайд не наложила на них запрет.

Я ни за что не выставил бы вас при обычных обсто­ятельствах и сожалею, что в этом возникла необходи­мость. Мне нельзя отказаться от попечительства. Однако вы, Диана, можете взять самоотвод, и я прошу вас это сделать.

— Сурат! — воскликнула пораженная Джоанна. — Ка­кой же после этого вы Нефритовый Сокол?! Воины Кла­на должны быть верны своему слову!

—-Вы прослушали, звездный командир, — мягко сказал Рэвилл. — Я не собираюсь препятствовать Диане данный момент. Я просто-напросто считаю, что было бы лучше, если бы она поняла, что сам факт преследования ею своей цели позорит наш Клан.

— Это же трусость, — перебила Джоанна.

— Трусость? Возможно... с определенных позиций. Но об этом скоро забудут. Как только Диана снимет свою кандидатуру, кто-нибудь заменит ее и испытания продол­жатся. Большинство смотрело бы на ее отказ как на до­стойный шаг.

— Я имела в виду, что трус — это вы, Рэвилл Прайд! Рэвилл прыгнул на Джоанну, стараясь попасть более рослой женщине в лицо. Он промахнулся, а Джоанна, развернувшись, ударила его локтем в подбородок.

Наставница попала не очень точно — Рэвилл не упал без сознания, а отскочил в сторону и присел, готовыи к следующей атаке. Но тут между ними встала Диана.

— Прекратите! Риза Прайд еще даже не ушла с полигона, а вы оба нарушаете ее указ. В данную минуту это было бы недостойно, квиафф?

Оба воина расслабились. Внешней стороной ладони Рэвилл Прайд потер подбородок в том месте, куда попала Джоанна.

—Должна заметить вам, звездный полковник, — спокойно произнесла Диана, — что ничто не заставит меня отказаться от, как вы выразились, преследования свои цели — получения родового имени. Полагаю, вы это не понимаете, квиафф?

Афф, — кивнул Рэвилл. — Я просто хочу указать на то, что вы совершенно не осознаете размеров вреда, которы вы можете нанести не только себе самой, но и Клану в целом. Это не просто забавное приключение. Победите вы или нет, но уже сам факт вашего участия в этих состязаниях серьезно подрывает устои Нефритовых Соколов, и я опасаюсь, как может повлиять на остальные Кланы то, что мы позволяем подобным образом ослаблять наш родовые ветви.

Рэвилл Прайд повернулся и зашагал прочь.

Оба гостя вынудили рассерженную Джоанну увеличить интенсивность тренировок в тот день, а Диану выкладываться еще больше.

К тому времени, когда они возвратились в казармы, Диана совершенно обессилела и некоторое время даже не замечала знакомую фигуру, стоящую в расслабленной по­зе у дверей.

— Вы обе точно задняя часть сурата, — заметил весело Жеребец.

Подбежав к Жеребцу, Диана, смеясь, бросилась ему на шею.

Трудно было сказать, кто из троих присутствующих был сильнее шокирован подобным поступком. Хотя не­которые воины иногда и бывают импульсивны, подобные проявления эмоций были редкостью для Нефритовых Соколов.

Жеребец явно чувствовал себя неловко в крепких объятиях Дианы; Джоанна негодовала по поводу отврати­тельного действия, которое могло иметь место только среди вольнорожденных; Диана, понимавшая, что очень рада встрече с Жеребцом после столь долгого его отсутст­вия, была сама поражена тем, что так всецело отдалась внезапному порыву.

Диана расцепила руки и неловко попятилась назад.

Жеребец ухмыльнулся.

Диана улыбнулась ему в ответ.

Вольнорожденные, - с отвращением и почему-то лег­кой грустью подумала Джоанна.

Весь следующий час Жеребец красочно описывал свои многочисленные приключения, случившиеся с момента их последней встречи. Его рассказ приободрил Диану, из­бавил ее от излишней нервозности, которую она испыты­вала последнее время.

Не важно, был ли рассказ Жеребца достоверен во всех подробностях или же воин кое-что присочинил — она реагировала на самое главное. В продолжение повество­вания Диана задала Жеребцу несколько вопросов, и ему пришлось заново пересказать самые захватывающие мо­менты.

Джоанна, со своей стороны, беспощадно критиковала действия Жеребца, указывая на то, что ему следовало де­лать в том или ином эпизоде. Жеребцу удавалось подчи­нять внимание Дианы, одновременно отбиваясь от нападок Джоанны с тем же мастерством, с каким он пилоти­ровал Мехи.

Когда Жеребец маленько подустал, женщины тоже рассказали о своем житье-бытье в последние дни.

— В основном мы занимались тем, что чего-то жда­ли, — сказала Диана. — А еще Джоанна сдирала с меня три шкуры и сгоняла семь потов.

Жеребец посмотрел на наставницу:

— В это нетрудно поверить. Джоанна только хмыкнула. Жеребец повернулся к девушке:

— Что ж, Диана, теперь тренировки станут еще более невыносимыми. Марта Прайд включила меня в состав твоей группы подготовки.

Диана просияла от счастья, а Джоанна немного разо­злилась, однако тут же подумала, что досадовать по пус­тякам не осталось времени, нужно сделать еще массу дел и вообще надо поддерживать боевой настрой Дианы.

Вдобавок ко всему в последнее время тренировки ста­ли утомлять Джоанну, хотя она сама ни за что в этом не призналась бы. Ее ноги болели, и тем сильнее, чем упря­мее она отказывала себе в отдыхе. Иногда Джоанна плохо различала предметы вблизи и тогда ориентировалась по размытым очертаниям. Другой раз она понимала, что должна сделать передышку и остановиться, и тогда про­бегала еще пару километров сверх нормы...

Даже ей было ясно, что так приходит старость. Одна­ко, говорила себе Джоанна, стиснув зубы, не время под­даваться этому — ни теперь, ни когда-либо еще...

 

XII

Башня Нефритового Сокола

Воинский Сектор

Айронхолд-Сити

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Февраля 3060 года

 

Формальности утомляли Саманту Клис.

После того как она встретилась с высшими военными чинами Айронхолда и посетила с инспекционной поезд­кой завод боеприпасов, а потом побывала на экскурсии по Айронхолд-Сити, Саманта была рада оказаться нако­нец одной в своих покоях в Башне Сокола.

Она чувствовала себя такой измученной, словно только что провела бой с тремя «Mad Dog» на краю пропасти, и устала до такой степени, что ей не­доставало сил возненавидеть предоставленное ей по­мещение.

Наверное, они считают размещение на верхушке высо­ченной башни, одной из самых здоровенных во всем Кластере Керенского, учтивым обхождением с Саханом. Поставили парочку роскошных кресел, прибили на стену несколько кар­тинок с омниМехами... по их мнению, таким манером мне оказано своего рода почтение. Ну-ну. Наличие гнутых та­буреток и кровати с деревянными ножками, вырезанными в форме сплетенных друг с другом соколов, летящих, напа­дающих, сидящих, подъедающих, должно создать для меня уютную обстановку. Что ж, намерение доброе, спасибо, но мне лучше обитается в помещениях с простой мебелью, жесткой койкой и незастеленным полом, по котором можно легко ходить...

Саманта принялась расхаживать взад-вперед, словн измеряя полезную площадь помещения. Но ей было все равно, где гулять. Сахану нужно поразмыслить по повод заявки Дианы на получение родового имени.

Задачка была не из легких. Саманта подумала, что веселее изучать процесс коллиматорности субтраншейных конвейерных линий по производству дефлаграторов для выстрелов к гиперорбитальным электродистанционным снарядным ускорителям, снабженным допплеровским измерителями скольжения и сноса и демпфером колебаний, нежели ломать себе голову над такими проблемами.

Саманта вышагивала по помещению в своей обычной беспорядочной манере, то есть просто ходила взад-вперед. Когда это ей наскучило, она прошлась до двери и шагала какое-то время до нее и обратно. Траектория изменилась еще раз, когда она добрела до стены, на которой висели, немного криво, картинки с омнимехами. Дотронувшись до стены кончиками пальцев, она круто повернулась и дошагала до того места противоположной стены, где была вешалка для одежды.

Саманта дотронулась до одного из крючков кончиками пальцев, оттолкнулась, опять повернулась и пошла обратно к стенке с Мехами. Она не могла ходить по одной и той же схеме, а постоянно должна была менять направление, длину шага, темп. Тяжелое, одним словом, занятие.

Тут в дверь громко постучали. Саманта обрадовалась неожиданному развлечению и пошла открывать.

На пороге стоял мехварриор Грелев, которого назначили ей в помощники. Воин был высок, смуглолиц и темноволос, на губах играла едва заметная улыбка, хотя его густой бас звучал солидно и деловито.

— Звездный полковник Рэвилл Прайд здесь. Вы вызывали его.

— Он быстро прибежал. Хороший знак, квиафф?

По огоньку в глазах Грелева было видно: ему приятно, что Сахан интересуется его мнением.

Афф,мой Хан.

— Приведите этого звездного полковника сюда, пожа­луйста.

— Сию минуту.

Саманта глубоко вздохнула. Хотя она и просматривала досье этого самого звездного полковника, но, увидев его воочию, сильно удивилась: столь малый рост был неха­рактерен для Нефритовых Соколов, обычно рослых и крупных воинов.

Этот коротышка был звездным полковником, хотя и выглядел так, будто только что появился из канистры в своей сиб-группе. Несмотря на довольно правильные черты почти детского личика, он напомнил Саманте ка­кого-то зверька, кого-то из грызунов.

Однако во всех донесениях отмечалось, что Рэвилл Прайд — прекрасный офицер, ответственный и знающий свое дело.

Войдя в комнату, Рэвилл со знанием дела стал ее ос­матривать — словно рассчитывал когда-нибудь здесь по­селиться. Даже взгляд, которым он удостоил Сахана, был в какой-то степени властным. Саманте этот Рэвилл Прайд сразу же резко не понра­вился. Она подумала, что не ей одной он внушает инстинктивную.неприязнь.

Быстро покончив с формальностями, они заговорили о деле. Ни Саманта, ни Рэвилл Прайд явно не были боль­шими охотниками до лишних разговоров.

— Звездный полковник, — заговорила Клис, — мне непонятно, почему вы находитесь здесь, на Айронхолде, когда ваши гвардейцы все еще дислоцируются во Внут­ренней Сфере.

— Я нахожусь здесь в качестве попечителя мехварриора Дианы из Гвардии Сокола, которая будет состязаться за родовое имя генетической ветви Прайд. Мне, кстати, не терпится возвратиться к своим обязанностям, как только вся эта суета закончится. Бездействие утомительно для солдата, что, без сомнения, хорошо из­вестно столь замечательному воину, как вы.

— Я пропущу мимо ушей вашу последнюю реплику Лесть — штука нехорошая.

— Это не лесть, а всего лишь констатация факта. Хотя Рэвилл Прайд и ел Саманту глазами, она не могла прочесть в них, что же все-таки хотел сказать звездный полковник на самом деле.

— Поручителю вовсе не обязательно присутствовать на испытании, звездный полковник.

— Это не связано напрямую с обычаями Кланов, — ответил он неуверенно, — но, как мне кажется, мое поведение оправданно.

Саманта кивнула:

— Одна из задач моего пребывания на Айронхолде - следить за ходом схваток за родовое имя по поручении Марты Прайд. Я очень хотела бы услышать ваше мнение по поводу предстоящих состязаний, высказанное со всей прямотой.

Рэвилл прокашлялся перед тем, как заговорить:

— Я посчитал, что в моих собственных интересах был бы присутствовать на этих состязаниях. Полагаю, вам из­вестны все обстоятельства дела...

Саманта кивком попросила его продолжать.

— То, что я выставил вольнорожденного воина для схватки за родовое имя, в конечном итоге может бросить тень на меня и мое руководящее положение. Мне, воз­можно, будут вменять в вину это как глупость. И все же Хан...


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!