Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Помещения Клана Нефритового Сокола



Зал Ханов

Окрестности Катюши

Страна Мечты

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Января 3060 года

 

Раздался осторожный стук в дверь личных покоев Марты Прайд.

Единственный, кто мог стучать в дверь подобным об­разом, — это помощник Хана Марты Роннел. Сама Мар­та уже несколько часов подряд работала за своей видав­шей виды конторкой.

— Войдите, — сказала она.

Роннел, высокий мужчина с военной выправкой, во­шел в апартаменты. Выражение его лица вполне соответ­ствовало выполняемым обязанностям — в глазах имелось столько же эмоций, сколько в окошечках калькулятора.

— Да, Роннел?

— К вам Сахан Клис.

— Я приму ее у себя в течение часа, — думая о своем, сказала Марта и снова обратилась к бумагам. Роннел, однако, продолжал топтаться на месте.

— Что еще, Роннел?

— Сахан просит личной аудиенции.

— А здесь что, для личных дел не хватит места? Пусть войдет.

— Слушаюсь, мой Хан.

Марта покачала головой. Все-таки у служащих должно быть хоть минимальное чувство юмора.

Марта со вздохом встала из-за стола, потянулась и подошла к зеркалу.

Сегодня Хан Соколов была одета в зеленого цвета прыжковый комбинезон, обычную форму офицера не при исполнении. Все было чисто, отутюжено, стрелочки, начищенные сапоги и прочее. Одним словом, нормально.

Удостоверившись, что воротничок застегнут, а на са­погах нет ни пятнышка. Марта смахнула пылинку с вы­шитого на правой стороне груди парящего сокола — это была эмблема Хана.

В целом костюм ее был выполнен в строгом стиле и не имел излишеств, которые позволяли себе Ханы других Кланов — ни тебе орлиных (в данном случае — соколи­ных) перьев, ни волчьих зубов, ни собачьих хвостов. Мар­та всегда предпочитала лаконичность.

Кстати, она заметила, что с тех пор, как стала Ханом, у других офицеров Клана на одежде заметно поубавилось ненужных украшений. Это, впрочем, ее вполне устраи­вало.

Осмотрев одежду и оставшись довольной увиденным, Марта подумала, что мысли у нее и так прекрасны, а по­сему стала изучать свое лицо.

Да, лицо немного подкачало. Нет, холодные, как раз впору для начальника, голубые глаза, волевой подборо­док, высокий лоб — все это присутствовало, но...

Самое неприятное для воина Клана — это неиз­бежный процесс старения. Никто не хочет становиться беспомощным солахма, никому не нужным и всеми презираемым. А Марта, которой было уже хорошо за со­рок, с недавних пор стала обнаруживать лишние мор­щинки...



Правда, пластическая хирургия не была под запретом, но Хан Соколов считала, что делать всякие там подтяж­ки — это не для воина.

Марта вздохнула. Что ж, чему быть — того не мино­вать.

Чтобы немного успокоиться, она поиграла муску­лами, пощупала бицепсы и сурово нахмурилась. Немно­го полегчало. Не такая она уж и старая. Кулак-то еще — о-го-го.

Марта отвернулась от зеркала и окинула взглядом по­мещение. Н-да, пора звать прислугу. В конце концов, пыль стирать — совершенно не ханское дело.

Вообще же, если бы обстановку личных апартаментов Хана Марты Прайд увидали древние спартанцы, то они остались бы довольны. Ничего лишнего — картинки на стенах, шторочки, вазочки и прочее Марта не терпела ор­ганически. Довольно жесткая и узкая койка, рабочее место с вы­числителем и полочками для носителей информации, древний принтер со стопкой бумаги — вот и все примеча­тельные детали помещения. Красиво и сдержанно.

Стук в дверь вернул Марту к действительности.

На этот раз не царапались, а стучали без дураков.

Марта улыбнулась и сказала:

— Войдите.

Дверь распахнулась, и в апартаменты стремительно вошла Саманта Клис.

Пройдя чуть ли не строевым шагом до середины ком­наты, она замерла по стойке «смирно». Марта опять улыбнулась и сказала:

— Вольно.

Саманта Клис расслабила мышцы и сменила каменное выражение лица на более естественное.

Марта очень ценила своего Сахана. Эта женщина была настолько близка к идеалу воина, насколько это вообще возможно. На ее примере можно было демонстрировать все преимущества, которые давала Кланам реализация ге­нетических программ.

— Роннел доложил, что вы просили личной аудиен­ции, — сказала Марта. — Что случилось? Вас что-то бес­покоит?

— Прения в Большом Совете! — без обиняков заявила Саманта. — Наглость Стальных Гадюк переходит все пре­делы! Почему вы не обращаете на это внимания и почему, кстати, не дали мне высказаться?



— Затевается что-то серьезное, — задумчиво сказала Марта. — Гадюки неспроста стали такими агрессивными. Обратите внимание, они всячески стараются дискреди­тировать наш Клан, провоцируют нас непонятно на что и вообще ведут себя омерзительно до такой степени, что это становится странным. Впрочем, быть может, это сек­рет полишинеля: намечается вторжение во Внутреннюю Сферу, и, похоже. Гадюки не прочь в единственном числе занять оккупационные зоны других Кланов, а единствен­ные, кто в этом может им помешать, — это мы. Нефрито­вые Соколы. Так что, вполне возможно. Гадюки желают загрызть нас до смерти.

Саманта хмыкнула.

Ну, это мы еще посмотрим, — сказала она.

— Конечно. Не будем, однако, забывать и о Внутрен­ней Сфере. Их войска в любой момент могут нанести превентивный удар. Что они там себе думают — неизвест­но: даже Першоу и вся мощная агентура, оперативники Вахти, не смогли узнать, каковы планы противника. Единственное, в чем можно совершенно не сомневать­ся, так это в его бесчестности. Мы должны быть готовы к любому повороту событий.

— Мы, кстати, не можем быть уверены и в честности Гадюк, — заметила Саманта. — Что, если они перемет­нутся в стан врага, подобно Нова Котам?

Марта согласно кивнула:

— Это точно, они могут.

— С ума сойти! — воскликнула Саманта.

— А чего от них еще ждать? Это ж Гадюки. Но они тоже должны быть осмотрительны — для Внутренней Сферы все Кланы на одно лицо, и Перигард Залман со своими молодцами, если попадется им на дороге, может и схлопотать по первое число.

Марта вздохнула:

— Ладно, Саманта, пора переходить к более срочным делам.

Саманта кивнула:

— Понимаю, проблемы перевооружения и перестрой­ки в армии...

— Именно. Я вижу, что вы порядком подустали от ка­бинетной работы и чужой болтовни на сессиях Высшего Совета. Что, если вам посетить с инспекторской поездкой некоторые наши основные военные базы и крупные центры оборонной промышленности, к примеру, Айронхолд? Вы на месте могли бы проконтролировать процесс подготовки к войне — в конце концов, вторжение во Внутреннюю Сферу не за горами, и я верю, что Клан Нефритового Сокола вступит в эту войну во всеоружии и займет подобающее место в истории Вселенной!

— Да, мой Хан! — с нескрываемым энтузиазмом ото­звалась Саманта.

Марта посмотрела на нее и сказала:

— Если же Гадюки захотят войны, то они ее получат — но на наших условиях, квиафф?

Афф.

Марта снова внимательно поглядела на Саманту и ска­зала:

— Я вижу, что вас беспокоит что-то еще. Выклады­вайте.

— Хан Марта, у меня вызывают тревогу испытания за родовое имя, по поводу которого Хан Стальных Гадюк так много говорит в Совете. Состязания на Айронхолде могут иметь огромное значение для нашего Клана, и, на­ходясь на этой планете, я проконтролировала бы сам про­цесс.

— Согласна, но думаю, что вам нужно... Саманта подняла руку:

— Простите, мой Хан. Мне известна формальная сто­рона вопроса. Однако я не думаю, что все должно быть выражено на бумаге.

— Хорошо, говорите.

Саманта некоторое время молча ходила по комнате, потом потерла лоб и начала:

— Воин Нефритовых Соколов, мехварриор Диана, примет участие в Аттестации. Будучи вольнорожденной, она считает себя юридически правомочной, как дочь Эйдена Прайда, состязаться за родовое имя. Ее мать, — Саманта невольно поморщилась при этом слове, — Пери, из касты ученых, когда-то находилась с вами в одной сиб-группе, но была вынуждена прервать подготовку, квиафф?

Марта кивнула.

— Притязания Дианы основаны на том, что оба ее ро­дителя — воины, созданные по генетической программе. Как известно, незапланированные рождения в основном случайны, зачастую воин-отец даже не подозревает, что у него есть дети...

Марта снова кивнула.

— Эйден Прайд действительно узнал о том, что у него есть дочь, только незадолго до своей трагической гибе­ли, — сказала она.

— Воины не нуждаются в напоминании о своих бес­полезных порождениях, — раздраженно проговорила Саманта. — Единственные дети, достойные того, чтобы о них вообще говорили, появляются на свет в сиб-группах, сразу по сто штук. Если же ребенок появляется так называемым - естественным образом, то это есть напрас­ная трата людских ресурсов и сил, которые могли бы быть применены на пользу Клана другим, более рациональ­ным образом. Тем более что всем известно: дитя, зачатое произвольно, имеет произвольный же характер генной комбинации, то есть с большой долей вероятности может вырасти в урода или в слабака, а в сиб-группах такое не­возможно, там гены находятся под строгим присмотром. И вообще, если бы не существовало необходимости по­полнения низших каст, то сама возможность вольного рождения была бы давным-давно ликвидирована, квиафф?

Марта слегка улыбнулась.

— Ваши доводы в той же степени разумны, в какой и прогрессивны, — сказала она. — В то же время в своих рассуждениях вы строго следуете непогрешимой тради­ции Кланов.

— Я полагаю, что этот Рэвилл Прайд выставил Диану на состязания по вашему указанию, квиафф? — напрямик спросила Саманта.

Афф, Саманта. Вы хотите, чтобы я дала вам отчет в своих действиях по данному вопросу? — с легкой улыб­кой спросила Марта.

Саманта перестала расхаживать по апартаментам.

— Мне хотелось бы узнать только одно: почему, стоя перед выбором — поддержать притязания Дианы или нет, вы все-таки выбрали первое?

Марта ничего не ответила.

Пауза затягивалась. Саманта снова принялась бродить взад-вперед по помещению.

Марта вздохнула, подошла к окну, отодвинула портье­ру и некоторое время смотрела на улицу.

Под окнами раскинулся роскошный парк, полный эк­зотических деревьев, в зелени которых утопали родо-именные часовни — по одной у крыла, принадлежавшего каждому из Кланов, — хранившие в себе образцы генети­ческих материалов, что использовались в евгенической программе.

Деревья и кусты были залиты ярким солнечным све­том, скрывая очертания города, находившегося в отдале­нии.

— Официальные доводы, приведенные мною в оправ­дание заявки Дианы на участие в состязаниях, — загово­рила Марта, — заключаются в том, что я считаю необхо­димым проверить ее генетическую состоятельность в де­ле. Вы знаете, Саманта, в каком состоянии находится се­годня наш Клан. Наши потери в воинах чрезвычайно велики: после вооруженных конфликтов с Волками и особенно с войсками Внутренней Сферы на Ковентри Клан Нефритового Сокола испытывает острейшую не­хватку квалифицированных пилотов боевых Мехов. Си­туацией пытаются воспользоваться представители других Кланов — вы сами присутствовали на заседаниях Боль­шого Совета и совершенно справедливо недовольны ца­рящей там вакханалией... Тем не менее Нефритовые Со­колы еще достаточно сильны. Примером могут послу­жить Испытания Сбора...

Марта замолчала и посмотрела в окно. Солнце подни­малось все выше.

Хан Нефритовых Соколов заговорила снова:

— Разве не мы захватили целых два кластера у Снеж­ных Воронов и такое количество бойцов у других Кланов, что можно собрать третий? Мы! А вот Стальные Гадю­ки остались на бобах, и это является главной причиной, по которой они столь агрессивно ведут себя на Большом Совете, стремясь во что бы то ни стало потеснить нас на всех фронтах — как в плане политическом, так и во­енном.

— Согласна, — кивнула Саманта.

— Вы должны вернуться во Внутреннюю Сферу, обла­дая оптимальным количеством подготовленных воинов. Проще говоря, необходимо собрать всех, кого только воз­можно. Особенно это касается элитной части наших сил, солдат экстра-класса. Необходимость наличия в их соста­ве аттестованных воинов — это и есть та причина, по ко­торой я поддерживаю заявку пилота Дианы. Конечно, ма­ло кто верит, что ей удастся завоевать родовое имя, одна­ко мне интересно узнать, чем все закончится.

Марта умолкла на секунду, потом продолжила, будто бы нехотя:

— Есть еще одна причина... скажем так, личного ха­рактера.

Задернув портьеру. Марта отвернулась от окна. Саманта продолжала бесцельно бродить по апартамен­там. Сейчас она ходила кругами, что, очевидно, выражало высшую степень внимания.

— Говоря о личных причинах, мне придется упомя­нуть об Эйдене Прайде и наших с ним отношениях, — сказала Марта. — Факты его биографии, о которой по­вествует Предание, приобрели для воинов нашего Клана характер мифа. После того как он потерпел неудачу в испытании места, где я была соперником Эйдена и одержа­ла над ним победу...

— Которая позволила вам получить, насколько я помню, чин звездного командира, — вставила Са­манта.

— Это несущественно, по крайней мере, сейчас... Саманта, казалось, совсем не обратила внимания на раздраженный тон Хана. Марта продолжала:

— После того как Эйден потерпел неудачу, его переве­ли в трудовую касту, но и там он продолжал оставаться воином, каким был всегда — по определению. Кажется, я всегда понимала это — даже в тот момент, когда Эйден оказался побежденным и все, казалось, отвернулись от него, и я в том числе. В сиб-группе мы были товарищами, но после победы над Эйденом я стала относиться к нему с презрением. Но это всего-навсего Путь Кланов...

Марта снова ненадолго умолкла.

Саманта, продолжая расхаживать по комнате, посмат­ривала на нее с любопытством.

— Я понимала, что Эйден вряд ли когда-нибудь свык­нется с особенностями своего нового положения, но ду­мала, что его энергия и способность приспособиться к су­ществованию в любых условиях помогут ему снискать уважение среди членов низшей касты... Вместо этого, как вы можете знать из Предания, он сбежал и вновь появил­ся уже под именем Хорхе. В осуществлении этого дерзкого плана Эйдену помог главный наставник — Тер Рошах. Эйден Прайд получил второй шанс добиться своей це­ли — на этот раз под видом вольнорожденного.

— Вольняга... — пробормотала Саманта.

Это слово, которое на сленге обозначало собственно вольнорожденных, употреблялось среди воинов Кланов в качестве ругательства.

Марта поняла, что для Саманты, ортодокса по нату­ре, подобные факты биографии героя были просто шоком.

Тем не менее она продолжала:

— Снова став воином, пусть и в новом качестве, Эйден дал слово Теру Рошаху держать в тайне обстоятельст­ва своего перерождения. Однако через несколько лет он был вынужден нарушить свою клятву. Поднялась волна энергичных протестов против участия Эйдена в Аттес­тации в качестве вернорожденного. Он сражался и побе­дил в Испытании Отказа, потом подал заявку на участие в Большой Свалке. Он одолел всех в этой самой Свалке, а затем завоевал и родовое имя — при обстоятельствах до­вольно примечательных.

Марта говорила задумчиво, устремив взгляд куда-то вдаль.

— Все дело в том, что если бы противник Эйдена не настаивал бы на схватке до смерти одного из участников, то все бы закончилось для нашего героя плачевно: пора­жение и полное забвение. Однако ему удалось победить врага, и он стал полноправным воином с родовым име­нем, потом, как вы, наверное, знаете, командиром боевой части, где служили бойцы с такой же, скажем так, подмо­ченной репутацией — то есть Гвардии Сокола. Эйдену удалось укрепить дисциплину во вверенном ему подраз­делении, а потом его гвардейцы и вовсе прославились — после известного поединка пилота Джоанны с Натальей Керенской, знаменитой Черной Вдовой. Однако к этому времени сам Эйден уже погиб на Токкайдо. Все знают, как он, прикрывая отход своих гвардейцев, сражался с превосходящими силами врага, не имея практически никаких шансов...

Тут Марта невесело усмехнулась.

— Некоторая ирония заключается в том, — сказала она, — что одной из тех, кого ценой своей жизни спас Эйден Прайд, была эта самая Диана.

Саманта перестала бегать по апартаментам, останови­лась и, глядя на Марту, довольно спокойно сказала:

— Чрезвычайно интересно. Хан Марта. Многое из то­го, что вы рассказали, я слышу впервые.

— Я заговорила об этом только потому, что, на мой взгляд, притязания Дианы на получение родового имени вполне обоснованны. Согласитесь, в некоем глубинном смысле подобная ситуация имеет много общего с судьбой Эйдена Прайда.

— Как же вы можете их сравнивать? — удивилась Са­манта.

— Если есть хоть какой-то шанс, что Диана, будучи, так сказать, отпрыском Эйдена Прайда, — тут Марта не­вольно улыбнулась, видя, как Саманту буквально переко­сило при слове отпрыск, — повторяю, отпрыском отваж­ного и находчивого Эйдена Прайда, сможет все-таки за­воевать родовое имя, то я, рискуя вызвать негодование со стороны остальных членов Клана, буду всячески поддер­живать притязания этой девушки. Еще раз скажу и о том, что я вовсе не уверена в победе Дианы, однако стоит только вспомнить Эйдена и его тягу к преодолению са­мых невероятных препятствий, как... короче, вам должно быть понятно, Сахан Саманта, почему я иду в данном вопросе против мнения большинства и оказываю давле­ние на Рэвилла Прайда — с тем чтобы он выступил офици­альным поручителем Дианы. Он против, но все же он — здравый политик и, в конце концов, согласится с моим мнением, так же как и вы, квиафф?

На какое-то мгновение Марте показалось, что Сахан будет возражать, но Саманта буркнула: «афф» — и продол­жила свои хождения по апартаментам.

— Многие воины нашего Клана недовольны вашим решением, как и многие из Ханов, — глянув искоса на Марту, проговорила Саманта.

Марта тяжело вздохнула:

— К сожалению, это именно так... Но я надеюсь, что мне удастся преодолеть сопротивление противников мо­ей линии. Но в этом мне понадобится ваша помощь, Са­хан Саманта.

— Я всегда к вашим услугам, мой Хан.

Произнеся последнюю фразу, Саманта ускорилась до такой степени, что Марта испугалась, не прошибет ли ее заместительница лбом стену.

Однако Сахан успела затормозить.

Испытующе посмотрев на Марту, она неожиданно за­явила:

— Должна сказать, что вся эта суета на заседаниях Со­вета начинает мне порядком надоедать. Все-таки, как мне кажется, подковерная возня не для Нефритовых Соколов. Мы начинаем походить на этих страважьих недоумков из Внутренней Сферы... Кстати, вы лично. Марта Прайд, тоже хороши. Похоже, интриги занимают все большее место в вашем сознании. Когда вы с Ханом Клана Волка, Владом Уордом...

— А ну-ка помолчите, Саманта, — сказала Марта не­громко, но таким железным голосом, что Сахан заткну­лась на полуслове. — Есть определенные границы, кото­рых не стоит переходить. Еще пара высказываний в таком духе — и в следующий раз мы можем встретиться в Круге Равных. Но вы должны понимать, что нам с вами крайне важно оставаться в дружеских отношениях, квиафф?

Саманта немного подумала и кивнула, потом снова принялась выписывать круги и более сложные траекто­рии по апартаментам.

— Во всяком случае, — сказала она довольно спокой­но, — в самой моей природе лежит стремление быть по­лезной своему Клану, а посиделки в Совете вынуждают меня чувствовать себя полной и никому не нужной дурой. Пожалуй, слетать с инспекторской проверкой на воен­ный завод или научную базу было бы для меня лучшим применением. Ну а оказавшись на Айронхолде, я дей­ствительно смогу контролировать ход состязаний за ро­довое имя...

Она остановилась и выжидающе посмотрела на Марту. Та какое-то мгновение собиралась с мыслями, потом сказала:

— Еще один момент, Сахан Саманта. Я хотела бы по­просить вашего содействия в решении деликатного воп­роса. Мать Дианы, некая Пери, из касты ученых, появи­лась на Айронхолде. Она утверждает, что находится там для того, чтобы поддержать Диану, однако все что-то раз­нюхивает и выискивает. Я слышала, что эта Пери задает лишние вопросы по поводу некоторых секретных проек­тов, которые разрабатываются кастой ученых. Кстати, я давно заметила, что наши ученые чересчур скрытны. Они больше поглощены своими собственными, причем не совсем понятными даже для руководства заботами, не­жели выполнением задач, стоящих перед Кланом, что... Саманта перебила ее:

— Меня всегда удивляло, что и вы, и другие Ханы по­зволяете касте ученых быть практически неподконтроль­ными. Мне представляется, что...

— Знаю, что вы хотите сказать, Саманта, и отчасти с ва­ми согласна. Необходимо ослабить стремление наших ученых к закрытости. В самом деле, нельзя допустить, чтобы кто-то создавал Клан внутри Клана. Как мне стало известно, в последнее время в реализации генетических программ произошел настоящий прорыв, и для Нефрито­вых Соколов жизненно необходимо поставить процесс под контроль. На данный момент мне нужен, чтобы из­менить создавшуюся ситуацию...

— Собственно, вам как Хану он и не нужен.

— Вы не совсем правы, повод все же нужен... Надо быть справедливой, Саманта. Мы рассчитываем на то, что генетические исследования, проводимые кастой уче­ных, обеспечат нас еще более могучими воинами. Я наме­реваюсь сделать Нефритовых Соколов самым могущест­венным из всех Кланов.

Саманта остановилась на полдороге к стене и поверну­лась к Марте:

— В этом мы едины, мой Хан. Мы знаем, что Соко­лы — истинные хранители заветов Керенского, благодаря чему нашему Клану удается преодолевать любые препят­ствия и трудности.

Марта согласно кивнула.

— Да, Саманта, — сказала она. — Нас не остановить. Мы — Нефритовые Соколы.

Саманта повернулась, чтобы уйти. Вздохнув, Марта вновь уселась за конторку, с тоской глядя на огромную груду лежащих перед ней бумаг и носителей информации.

 

* * *

Возвращаясь от Марты по коридору, Саманта Клис спрашивала себя, не переборщила ли она в беседе с Ха­ном Мартой.

Саманта стала Саханом, она сделала замечательную карьеру, но все же считала достижения Марты более зна­чительными. Иногда она сомневалась, а можно ли ей во­обще что-либо говорить в присутствии такого грозного воина, как Марта Прайд.

В принципе, Саманта никогда не стремилась к ее тепе­решней высокой должности. Для нее это была всего лишь очередная ступенька карьеры, полностью поставленной на службу ценностям Клана.

Могла бы я быть Ханом Нефритовых Соколов? — раз­мышляла Саманта. — Наверное, все-таки нет. Но если бы я стала им, то постаралась бы служить Клану так же уме­ло и решительно, как это делает Марта. Только бы она не увлекалась политиканством. Это единственное, что меня беспокоит.

 

VIII


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!