Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Окрестности поселка Фальконпит



Айронхолд

Кластер Керенского

Пространство Кланов

Января 3060 года

 

Диана предполагала, что внутри знаменитой пещеры будет прохладно, но никак не думала, что до такой степе­ни. Дикий холод, казалось, пронизывал ее насквозь. Диа­не даже показалось, будто она — ледяная статуя, от кото­рой откалывают кусочки любознательные туристы.

Соколиные Пещеры были туристической достоприме­чательностью Клана Нефритового Сокола. Правда, нель­зя сказать, что они привлекали толпы экскурсантов: Диа­не с Джоанной повстречались всего несколько человек, пока они шли по длинным темным туннелям, освещен­ным факелами, расставленными на таком расстоянии друг от друга, чтобы путешественник только не погрузил­ся в кромешную тьму.

Диана испытывала не свойственную ей неуверенность, осторожно ступая по неровному дну туннеля, с разбро­санными по нему камнями и неожиданными неглубоки­ми ямами.

— Так вот как ты представляешь себе отдых после на­пряженных тренировок, — раздался голос шедшей позади Джоанны.

Наставница долгое время шла молча, что было совсем не похоже на нее, пока они с трудом продвигались по туннелю, следуя указателям под факелами, которые пока­зывали путь к центру — знаменитой Пещере Огненног Сокола.

Огненный Сокол был не только самой большой пещерой в этой огромной, запутанной, как лабиринт, систем каверн, но и, как утверждали, самой интересной. Диане потребовалось несколько часов, чтобы уговорить Джоанну, равнодушную ко всем красотам природы, сопровождать ее сюда.

— Им следовало бы выдать нам собственные факелы, — проворчала наставница.

— Я прочла в брошюре, что освещение должно тщательно нормироваться для того, чтобы сохранить здешний микроклимат...

— Все это штучки для вольнорожденных, — фыркнула Джоанна. — Вернорожденные не нуждаются ни в каком нормировании.

— Вы забываете, что я тоже вольнорожденная. Остановившись, Джоанна несколько мгновений сви­репо разглядывала Диану.

— Я никогда не забуду об этом, соплячка!

Диана решила не отвечать. Можно было запросто ока­заться втянутой в бесплодные споры с Джоанной по по­воду проблемы первородства.

Иногда она ведет себя невероятно глупо, — подумала Диана. С другой стороны, не много нашлось бы верно-рожденных, которые энергично жаловались на нахальст­во вольняг и при этом поддерживали с ними тесный кон­такт, если не дружбу — как, например, Джоанна с Дианой и Жеребцом.



Кстати, Джоанну редко видели в обществе вернорож-Денных. Видимо, из-за ее преклонного возраста полно­ценные воины чурались наставницы. Диана решила переменить тему:

— Разве на вас не производит впечатление чудо Айронхолда?

— Честно говоря, нет. Всего лишь очень темно, сыро и тесно. Я предпочитаю открытое пространство, свежий воздух, яркий свет.

— Свет? С вашим-то мрачным характером?

— Снаружи я могу громко крикнуть. Здесь я боюсь, что от малейшего шороха начнут падать камни.

— Да от одной вашей злобности может произойти лю­бой силы камнепад...

— Издеваешься?

— Я не хотела вас обидеть.

Джоанна хмыкнула. Ей не хотелось рассказывать Диа­не правду о том, что это или любое другое замкнутое про­странство очень сильно напоминает ей о Туаткроссе...

В своем первом боевом походе Джоанна стала непосредствен­ным участником самого крупного и унизительного пора­жения Гвардии Сокола, когда ее в своем боевом Мехе завалило многотонной грудой камней. Джоанну до сих пор мучили кошмары, в которых она оказывалась пой­манной в ловушку в кабине пилота и пыталась выбраться из нее...

В своем втором походе она воевала отлично и одержа­ла победу над знаменитым воином Клана Волка Наташей Керенской, известной во всех Кланах под прозвищем Черная Вдова. Благодаря этой победе Джоанна была за­несена в Предание Клана Нефритового Сокола. Но она помнила только то, как ее снова заклинило в кокпите боевого Меха, и Черная Вдова была готова в любую се­кунду добить ее.

Несмотря на то, что Джоанне удалось не только вы­жить, но и победить в схватке с Черной Вдовой, она до сих пор с содроганием вспоминала, как не могла вы­браться из искалеченных останков боевой машины, а во­круг громоздились отвесные стенки глубокого каньона...

Для Джоанны чувство пойманности постоянно сопро­вождало любую ее экскурсию по геологическим досто­примечательностям, и она могла бы совсем без таких по­ходов обойтись. Когда она шла по темным туннелям, ей казалось, будто она опять находится в одном из своих кошмаров, хотя здесь стены не были высокими, это был не Туаткросс и на нее не нападал никакой Мех.



— Посмотрите на это, — раздался голос Дианы, когда они в очередной раз повернули и на них внезапно обру-щился яркий свет, отбрасываемый несколькими настен­ными факелами.

— Просто захватывает дух, квиафф?

Джоанна не ответила. Она боролась с собой, пытаясь не поддаться впечатлению, которое вызывалось изо­щренной и пестрой вязью сталактитовых отложений, оставленных водой, которая вытравила в толще земли и этот туннель, и всю систему Соколиных Пещер.

Свет играл на пестрой поверхности сталактитов и, мер­цая, образовывал абстрактные узоры — вдобавок к тем, что уже были созданы эрозией. Сами сталактиты разни­лись по форме и толщине. Впечатление было такое, будто лед застыл на склоне скалы — только лед таял бы под лу­чами солнца, постоянно меняясь, а здесь сталактиты бы­ли постоянным фактором, который остался от прошлых геологических эпох, — они существовали здесь для того, чтобы сегодняшние туристы останавливались и востор­женно глазели.

Диана, кстати, так и поступала, а вот Джоанна погля­дывала с явной неохотой.

— Только представьте себе, — сказала Диана, — что эти сосульки висели здесь еще задолго до того, как наши предшественники прибыли в пространство Кланов из Внутренней Сферы. Века, тысячелетия...

— А здесь ничего не менялось. Совсем ничего. Мне все же больше по нраву наша не такая уж длинная жизнь, проходящая в борьбе...

— Чтобы хныкать по этому поводу ежедневно.

— Саркастическая страваг. Ладно, пошли дальше. Мне не терпится вернуться к тренировкам и гонять тебя до тех пор, пока пот не разъест твое собственное тело.

Следуя указателям, они направились в Пещеру Огнен­ного Сокола.

Поначалу, когда женщины только вышли из темноты, трепещущие отблески пламени и огромные размеры са­мой пещеры сбили их с толку. Факелы были расставлены в отдельных точках невероятно высоких стен — высоких до такой степени, что потолок различался только как ог­ромная тень, нависшая над общей картиной. Сам свет, отражаясь от сталактитов, сталагмитов и прочих геологи­ческих изысков, создавал огромное абстрактное полотно, в котором можно на короткий миг увидеть любую кар­тинку в зависимости от желания наблюдателя. Видение могло быть кошмаром, или чудным пейзажем, или воспо­минанием о далеком предке...

По пещере бродила масса народу. Люди прохажива­лись по аккуратно размеченным дорожкам, которые вели к огромному озеру в самом центре каверны. Диана про­чла в брошюре, что озеро называется Стикс, хотя это на­звание подходило скорее реке, чем озеру.

В брошюре, кроме всего прочего, сообщалось, что в озере находилось больше нефти, нежели воды, — нефти необычного вида, какая встречалась только на Айронхолде. Ее нельзя было использовать в качестве источника топлива или смазочного материала.

Но у этой нефти имелось одно странное свойство — изредка над поверхностью маслянистой лужи выстрели­вались вверх гейзероподобные вспышки пламени, вызы­ваемые, по всей видимости, каким-то внутренним горе­нием или интенсивным тепловыделением где-то глубоко под землей. Некоторые ученые изучали это явление, но не смогли продвинуться дальше построения гипотез. Ни­кто не захотел углубляться в исследования, а поскольку нефть эта никого толком не интересовала в плане практи­ческого применения, то ученые вскорости охладели к фе­номену и перестали обращать на него внимание.

Почему-то, несмотря на наличие источников откры­того огня, в пещере не чувствовалось тепла. Было даже холоднее, чем в туннелях, и у женщин возникло неприят ное ощущение, будто дует постоянный холодный вете рок.

— Надо поторапливаться, — пробормотала Джоанна. — Чем раньше мы уберемся отсюда снова в тепло, тем скорее у меня улучшится настроение.

—А как же насчет того поединка в холодную погоду, о котором вы рассказывали?

— Есть большая разница в том, где тебя настигла сту­жа—в кокпите боевой машины или во время прогулки по дурацким пещерам. Не припоминаю, чтобы когда-ни­будь мои ноги превратились в ледышку внутри кабины пилота Меха, — сварливо сказала Джоанна.

Диана улыбнулась и пошла по одной из дорожек. Не было смысла обращать внимание на Джоанну с ее жалобами. Диана давно поняла, что наставнице очень приятно быть сердитой и ворчать по любому поводу. Так зачем же лишать ее этого удовольствия?

— А здесь народу побольше, — заметила Диана, когда они вышли на дорожку.

Ее поверхность оказалась тверже, чем показалось де­вушке — вероятно, дорожку утоптали тысячи туристов, посещавших эту пещеру.

— Наверное, это в еще большей степени приманка для праздных зевак, чем я считала еще минуту назад, — сказа­ла Диана.

— Ты сама приманка для туристов, — буркнула вдруг Джоанна.

Время от времени она выдавала что-нибудь в этом ро­де. Часто Диана даже не удосуживалась спорить с ней, но эта реплика показалась уж слишком вызывающей.

— Приманка для туристов? О чем это вы?

— Наверное, лучше будет сказать — цирковое шоу или зрелище. Я никогда не видела таких состязаний за родовое имя, как эти. Возможно, подобное происхо­дит из-за необходимости проводить их в таком количе­стве...

Диана поняла, что наставница имеет в виду. Потери среди воинов с родовым именем во время вторжения во Внутреннюю Сферу были столь велики, что много родо­вых имен сделалось теперь легкодоступно. Из-за недо­укомплектованности боевых подразделений Клана по­явилась необходимость в том, чтобы больше мест было бы занято воинами с родовым именем.

— Да, цирк, — продолжила Джоанна, — особенно со всеми этими сопутствующими аттракционами. Во время проведения состязаний за родовое имя всегда устраива­ются какие-нибудь ярмарки, а иногда разыгрываются сценки из истории Кланов, временами даже очень непло­хие. Но на этот раз ощущение такое, будто полпланеты этих вольнорожденных идиотов понаехало в Айронхолд-Сити только затем, чтобы извлечь для себя выгоду из состязаний. То есть я хочу сказать, Диана, что я вижу больше погони за наживой и алчности, нежели удали и мастерства. Иногда состязания за родовое имя кажутся сопутствующим аттракционом, а сопутствующий аттрак­цион — гвоздем программы. Да тут еще и ты...

— О чем это вы?

— Ты — один из этих аттракционов. Зрелище. Вольнорожденная, на полном серьезе сражающаяся за родовое имя. Ты один из курьезов побочного представления, что-то противоестественное, по своей природе ущерб­ное...

Диана даже растерялась.

— Я-то думала, что вы поддерживаете мое участие в состязаниях, Джоанна, — пролепетала она. — Еще на Ковентри...

— Постой. Я поддерживаю тебя. Но не потому, что ты — вольнорожденная, а потому, что Хан согласился с доводами относительно твоей генетической правомоч­ности как дочери Эйдена Прайда. Мне не нравится, что ты — не вер порожденная, но я знаю тебя как воина, и ты хорошо зарекомендовала себя в этом качестве. Я едва ли понимаю саму себя, но в мире, в котором я должна была стать солахма, но все же продолжаю оставаться воином, дочь Эйдена Прайда имеет право стремиться получить родовое имя. Не жди от меня дальнейших объяснений. Если бы у меня были четкие мотивы, я бы изложила их.

Джоанна впервые затронула эту тему с тех пор, как они вылетели с Ковентри. Все то время, пока женщины находились на Айронхолде, их беседы в основном были посвящены вопросам подготовки и поддержания физиче­ской формы. Джоанна была готова злиться на все подряд, и притом без разбора, но она довольно долго избегала раз­говоров на предмет правомочности притязаний Дианы.

— Что ж, может быть, сейчас я и приманка для турис­тов, но посмотрим, что будет потом, — сказала Диана.

— Посмотрим, — хмыкнула Джоанна. — По моему мнению. Марта Прайд дала, возможно, своим врагам ко­зырь в руки, одобрив твои претензии. Любой неверный шаг, и...

— Да, да, Джоанна. Все это я понимаю и думаю об этом каждый день. С этой мыслью я отхожу ко сну.

Женщины молча пошли дальше.

Наконец они подошли к огороженной площадке, с ко­торой открывался вид сверху на огненное озеро. Неболь­шие таблички на подставках повествовали об истории пе­щер. Диана начала читать, Джоанна не стала.

Большинство табличек просто пересказывали то, о чем девушка уже прочла в брошюре. И все же озеро, наблю­даемое с такого близкого расстояния, произвело на Диану сильное впечатление.

Она подскочила на месте, как и большинство турис­тов, когда длинная струя пламени взметнулась вверх в не­посредственной близости от берега озера. За одним стол­бом пламени тотчас же взвился другой.

Один из туристов, маленький толстенький человечек на коротеньких ножках, видимо, так был напуган неожи­данной вспышкой, что сильно толкнул Джоанну. Та тоже не удержалась и подалась назад, а толстяк вообще упал на землю. Джоанна было восстановила равновесие, но заце­пилась об одну из подставок и тоже свалилась.

Диана с трудом сдерживала смех, видя, как Джоанна распласталась на земле.

Наставница вскочила на ноги, исподлобья оглядыва­ясь, чтобы увидеть, как много людей лицезрело ее неук­люжее падение. Диана заметила, что многие из туристов и в самом деле обратили внимание на эксцесс и пытались сдержать веселье, но тщетно. Ай-яй-яй, — подумала Диа­на, видя, как заливается краской гнева лицо Джоанны.

— Вам смешно, да? — закричала Джоанна. Однако она подала руку упавшему человечку. Тот поднялся, лепеча жалкие извинения. Джоанна кивнула и с презрением оттолкнула толстячка. Он споткнулся и снова упал.

— Что ж, смейтесь же! — крикнула Джоанна. — Но за­помните: я выйду из этого дурацкого места, оставаясь вернорожденным воином. И завтра я все еще буду вернорожденным воином, а вы все останетесь мерзким сбро­дом вольняг! Запомните это, сволочи!

Опомнившись, она зашагала прочь от озера по дорож­ке, указатель которой обозначал направление к выходу.

Какое-то мгновение Диана смотрела вслед Джоанне, не зная, последовать ли за ней или же остаться. Девушке здесь нравилось, и она была бы не прочь задержаться еще ненадолго, чтобы полюбоваться на великолепие пещеры.

В то же время Диана была вне себя из-за, того, что Джоанне, которая до мозга костей была вернорожденным воином, было безразлично, что все высказывания насчет вольнорожденных также относятся и к ней.

 

* * *

Диана бросила взгляд на ошеломленных туристов, ко­торые и в самом деле все были вольнорожденными. В ка­ком-то смысле девушка была одной из них — несмотря на то, что ее вступление в ряды воинов несколько лет тому назад отдалило ее от товарищей по несчастью рождения.

Диана, более чем когда-либо, чувствовала свою чужеродность среди Нефритовых Соколов. Не являясь ни вер­норожденным воином, ни вольнорожденной другой кас­ты, она была чем-то противоестественным, как правиль­но заметила Джоанна, чем-то вроде курьеза побочного представления.

Диана не могла легко смешаться с этой толпой и чув­ствовать себя в ней комфортно. Не могла она и находить­ся среди воинов, не замечая при этом, что ее товарищи видят в ней вольнягу, несмотря на ее, возможно, значи­тельные воинские подвиги. Это была ее жизнь, но жизнь, которую она могла бы изменить, завоевав родовое имя.

Но могло ли родовое имя избавить ее от чувства от­чужденности как среди верно-, так и вольнорожденных? Загадка... загадка такая же неразрешимая, как и эти язы­ки пламени, выскакивающие из озерных глубин.

Еще один столб огня взметнулся вверх в нескольких шагах от девушки. Диана пожала плечами и направилась вслед за Джоанной, которая своим быстрым шагом уже одолела половину длинной дорожки. Невзирая на отлич­ную физическую форму — результат интенсивных и без­жалостных тренировок под началом Джоанны, — Диане было непросто нагнать ее.

 

VII


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!