Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Фундаментальные характеристики культурного бытия



Понятие сознания и бессознательного в психоанализе.

В отечественной философии сложилась традиция рассматривать в качестве основной категории сферы духа сознание. Многие философы считают что сознания как такового нет. Сознание складывается из различных актов сознания восприятия воспоминания, фантазирования, и т.д. Возникновение сознания связано с формированием культуры на основе преобразовательной общественной деятельности людей , с необходимостью закрепления, фиксации навыков, способов, норм этой деятельности в особых формах отражения. В включенности индивидуальных действий в совместную коллективную деятельность по формированию и воспроизводству всех форм культуры и заключается принцииальные основания ощественной природы человеческого сознания. Таким образом , сознательное програмирование человеческой жизнедеятельности предполагает, что к проблемной ситуации человек подходит, ориентируясь на определенные нормы сознания, в которых закреплен отражен опыт культуры- производственный, познавательный, нравсивенный , опыт общения+ Человек рассматривает и оценивает данную ситуацию с позиции тех или иных норм , выступая их носителем. Субъект сознания не просто вписывается в ситуацию благодаря давлению на него факторов, он способен отнестись к ситуации извне , включить ее в более широкий контекст рассмотрения - основа сознания как формы отражения действительности. Понятие "сознание" не однозначно. В широком смысле слова под ним имеют в виду психическое отражение действительности, независимо от того, на каком уровне оно осуществляется - биологическом или социальном, чувственном или рациональном. Когда имеют в виду сознание в этом широком смысле, то тем самым подчеркивают его отношение к материи без выявления специфики его структурной организации. В более узком и специальном значении под сознанием имеют в виду не просто психическое состояние, а высшую, собственно человеческую форму отражения действительности. Сознание здесь структурно организовано, представляет собой целостную систему, состоящую из различных элементов, находящихся между собой в закономерных отношениях. В структуре сознания наиболее отчетливо выделяются прежде всего такие моменты, как осознание вещей, а также переживание , то есть определенное отношение к содержанию того, что отражается. Способ, каким существует сознание, и каким нечто существует для него, это - знание. Развитие сознания предполагает прежде всего обогащение его новыми знаниями об окружающем мире и о самом человеке. Познание, осознание вещей имеет различные уровни, глубину проникновения в объект и степень ясности понимания. Отсюда обыденное, научное, философское, эстетическое и религиозное осознание мира, а также чувственный и рациональный уровни сознания. 1) Сознание - высшая форма отражения действительного мира, свойственная только человеку. Оно связано с членораздельной речью, логическими обобщениями, абстрактными понятиями. 2) "Ядром" сознания, способом его существования является знание. 3) Формирование сознания связано с возникновением труда. 4) Необходимость труда в процессе общения вызвала появление языка. Труд и язык оказали решающее влияние на становление человеческого сознания. 5) Сознание - функция сложнейшей материальной, физиологической системы - человеческого мозга. 6) Сознание имеет многокомпонентную структуру, тем не менее оно - единое целое. 7) Сознание обладает возможностью воздействовать на окружающую его действительность. Оно активно.



Сознание и бессознательное.

Деление психики на сознательное и бессознательное является основной предпосылкой психоанализа, и только оно дает ему возможность понять и приобщить науке часто наблюдающиеся и очень важные патологические процессы в душевной жизни. Иначе говоря, психоанализ не может перенести сущность психического в сознание, но должен рассматривать сознание как качество психического, которое может присоединяться или не присоединяться к другим его качествам.

Если бы я мог рассчитывать, что эта книга будет прочтена всеми интересующимися психологией, то я был бы готов к тому, что уже на этом месте часть читателей остановится и не последует далее, ибо здесь первое применение психоанализа. Для большинства философски образованных людей идея психического, которое одновременно не было бы сознательным, до такой степени непонятна, что представляется им абсурдной и несовместимой с простой логикой. Это происходит, полагаю я, оттого, что они никогда не изучали относящихся сюда феноменов гипноза и сновидений, которые – не говоря уже обо всей области патологического, – принуждают к пониманию в духе психоанализа. Однако их психология сознания никогда не способна разрешить проблемы сновидения и гипноза.



Быть сознательным – это, прежде всего, чисто описательный термин, который опирается на самое непосредственное и надежное восприятие. Опыт показывает нам далее, что психический элемент, например представление, обыкновенно не бывает длительно сознательным. Наоборот, характерным является то, что состояние сознательности быстро проходит; представление в данный момент сознательное, в следующее мгновение перестает быть таковым, однако может вновь стать сознательным при известных, легко достижимых условиях. Каким оно было в промежуточный период – мы не знаем; можно сказать, что оно было скрытым (latent), подразумевая под этим то, что оно в любой момент способно было стать сознательным. Если мы скажем, что оно было бессознательным, мы также дадим правильное описание. Это бессознательное в таком случае совпадает со скрыто или потенциально сознательным. Правда, философы возразили бы нам: нет, термин "бессознательное" не может иметь здесь применения; пока представление находилось в скрытом состоянии, она вообще не было психическим. Но если бы уже в этом месте мы стали возражать им, то затеяли бы совершенно бесплодный спор о словах.

К термину или понятию бессознательного мы пришли другим путем, путем разработки опыта, в котором большую роль играет душевная динамика. Мы видели, т. е. вынуждены были признать, что существуют весьма напряженные душевные процессы или представления, – здесь, прежде всего, приходится иметь дело с некоторым количественным, т. е. экономическим, моментом – которые могут иметь такие же последствия для душевной жизни, как и все другие представления, между прочим, и такие последствия, которые могут быть сознаны опять-таки как представления, хотя в действительности и не становятся сознательными. Нет необходимости подробно повторять то, о чем уже часто говорилось. Достаточно сказать: здесь начинается психоаналитическая теория, которая утверждает, что такие представления не становятся сознательными потому, что им противодействует известная сила, что без этого они могли бы стать сознательными, и тогда мы увидели бы, как мало они отличаются от остальных общепризнанных психических элементов. Эта теория сказывается неопровержимой благодаря тому, что в психоаналитической технике нашлись средства, с помощью которых можно устранить противодействующую силу и довести соответствующие представления до сознания. Состояние, в котором они находились до осознания, мы называем вытеснением, а сила, приведшая к вытеснению и поддерживавшая его, ощущается нами во время нашей психоаналитической работы как сопротивление.

Понятие бессознательного мы, таким образом, получаем из учения о вытеснении. Вытесненное мы рассматриваем как типичный пример бессознательного. Мы видим, однако, что есть двоякое бессознательное: скрытое, но способное стать сознательным, и вытесненное, которое само по себе и без дальнейшего не может стать сознательным. Наше знакомство с психической динамикой не может не оказать влияния на номенклатуру и описание. Скрытое бессознательное, являющееся таковым только в описательном, но не в динамическом смысле, называется нами предсознательным; термин "бессознательное" мы применяем только к вытесненному динамическому бессознательному; таким образом, мы имеем теперь три термина: "сознательное" (bw), "предсознательное" (vbw) и "бессознательное" (ubw), смысл которых уже не только чисто описательный. Предсознательное (vbw) предполагается нами стоящим гораздо ближе к сознательному (bw), чем бессознательное, а так как бессознательное (ubw) мы назвали психическим, мы тем более назовем так и скрытое предсознательное (vbw). Почему бы нам, однако, оставаясь в полном согласии с философами и сохраняя последовательность, не отделить от сознательно-психического как предсознательное, так и бессознательное? Философы предложили бы нам тогда рассматривать и предсознательное и бессознательное как два рода или две ступени психоидного, и единение было бы достигнуто. Однако результатом этого были бы бесконечные трудности для изложения, а единственно значительный факт, что психоиды эти почти во всем остальном совпадают с признанно психическим, был бы оттеснен на задний план из-за предубеждения, возникшего еще в то время, когда не знали этих психоидов или самого существенного в них.

В дальнейшем развитии психоаналитической работы выясняется, однако, что и эти различия оказываются неисчерпывающими, практически недостаточными. Из числа положений, служащих тому доказательством, приведем решающее. Мы создали себе представление о связной организации душевных процессов в одной личности и обозначаем его как Я этой личности. Это Я связано с сознанием, что оно господствует над побуждениями к движению, т. е. к вынесению возбуждений во внешний мир. Это та душевная инстанция, которая контролирует все частные процессы (Partial- vorgange), которая ночью отходит ко сну и все же руководит цензурой сновидений. Из этого Я исходит также вытеснение, благодаря которому известные душевные побуждения подлежат исключению не только из сознания, но также из других областей значимости и деятельности. Это устраненное путем вытеснения в анализе противопоставляет себя Я, и анализ стоит перед задачей устранить сопротивление, производимое Я по отношению к общению с вытесненным. Во время анализа мы наблюдаем, как больной, если ему ставятся известные задачи, попадает в затруднительное положение; его ассоциации прекращаются, как только они должны приблизиться к вытесненному. Тогда мы говорим ему, что он находится во власти сопротивления, но сам он ничего о нем не знает, и даже в том случае, когда, на основании чувства неудовольствия, он должен догадываться, что в нем действует какое-то сопротивление, он все же не умеет ни назвать, ни указать его. Но так как сопротивление, несомненно, исходит из его Я и принадлежит последнему, то мы оказываемся в неожиданном положении. Мы нашли в самом Я нечто такое, что тоже бессознательно и проявляется подобно вытесненному, т. е. оказывает сильное действие, не переходя в сознание и для осознания чего требуется особая работа. Следствием такого наблюдения для аналитической практики является то, что мы попадаем в бесконечное множество затруднений и неясностей, если только хотим придерживаться привычных способов выражения, например, если хотим свести явление невроза к конфликту между сознанием и бессознательным. Исходя из нашей теории структурных отношений душевной жизни, мы должны такое противопоставление заменить другим, а именно, цельному Я противопоставить отколовшееся от него вытесненное (Сравн.: Jenseits des Lustprincips).

Однако следствия из нашего понимания бессознательного еще более значительны. Знакомство с динамикой внесло первую поправку, структурная теория вносит вторую. Мы приходим к выводу, что ubw не совпадает с вытесненным; остается верным, что все вытесненное бессознательно, но не все бессознательное есть вытесненное. Даже часть Я (один бог ведает, насколько важная часть Я может быть бессознательной), без всякого сомнения, бессознательна. И это бессознательное в Я не есть скрытое в смысле предсознательного, иначе его нельзя было бы сделать активным без осознания и само осознание не представляло бы столько трудностей, Когда мы, таким образом, стоим перед необходимостью признания третьего, не вытесненного ubw, то нам приходится признать, что характер бессознательного теряет для нас свое значение. Он обращается в многосмысленное качество, не позволяющее широких и непререкаемых выводов, для которых нам хотелось бы его использовать. Тем не менее, нужно остерегаться пренебрегать им, так как, в конце концов, свойство бессознательности или сознательности является единственным светочем во тьме психологии глубин.

Бессознательное у Фрейда

Экспериментальная разработка понятия бессознательного была впервые проведена Фрейдом, показавшим, что многие действия, в реализации которых человек не отдает себе отчет, имеют осмысленный характер и не могут быть объяснены за счет действия влечений. Им было рассмотрено, как та или иная мотивация проявляется в сновидениях, невротических симптомах и творчестве. Известно, что главным регулятором человеческого поведения служат влечения и желания субъекта. Будучи лечащим врачом, он столкнулся с тем, что эти неосознаваемые переживания и мотивы могут серьезно отягощать жизнь и даже становиться причиной нервно-психических заболеваний. Это направило его на поиски средств избавления своих анализантов от конфликтов между тем, что говорит их сознание, и потаенными, слепыми, бессознательными побуждениями. Так родился фрейдовский метод исцеления души, названный психоанализом.

Структура культуры

Культура имеет сложную структуру. Рассмотрим ее основные компоненты.

1. Ценность - это результат оценивания агентом (субъектом) сравнительных качеств нескольких объектов с точки зрения своих или принимаемых как свои общественных интересов. Оценивание происходит по двум основным шкалам: потребительной стоимости (что полезнее?) и меновой стоимости (что дороже, на что можно выменять больше других вещей?).В самих вещах нет никакой ценности. Она возникает лишь как результат оценки, то есть соприкосновения действующего агента (индивида, группы, организации) с объектом. Так, нефть имеет ценность лишь для людей, научившихся делать из нее керосин или бензин. Ценность выступает всегда в контексте определенной человеческой практики. Так, рубль - это ценность лишь в России, в других странах его как платежное средство не примут, а во многих невозможно даже и обменять на местную валюту, следовательно, там его стоимость равна стоимости бумажки.

Потребительная и меновая стоимость тесно переплетаются. Ценно то, что полезно. Одни ценности способны удовлетворять потребности людей непосредственно, другие косвенно: бриллиант, который я никогда не буду использовать как украшение, полезен в качестве средства платежа.

Ценности располагаются на шкале, с помощью которой люди оценивают, сравнивают действия, вещи, других людей и себя. Как писал В.Маяковский, "Кроха-сын пришел к отцу и спросила кроха: "Что такое хорошо и что такое плохо?" Оценивая что-то как "плохое", мы автоматически противопоставляем это что-то чему-то "хорошему". Ценности всегда выступают как шкала, на которой есть противоположные полюса: очень ценно, ценно, в какой-то мере ценно, ничего не стоит (хлам), антиценность (вредно, опасно). Во многих случаях ценности могут иметь денежное выражение. Когда мы говорим, что вещь Х имеет ценность, мы ее располагаем в том или ином месте ценностной шкалы.

С помощью шкалы ценностей человек структурирует окружающий его мир, раскладывая предметы и явления по критерию их ценности, то есть полезности. В результате в сознании существует своего рода классификатор как ментальная структура. В своей практической деятельности человек, сталкиваясь с необходимостью оценивания, использует эту шкалу ценностей, характеризуя реальных конкретных людей, их действия, вещи как очень ценные или как совершенно бесполезные. В результате происходит конструирование социальной реальности с помощью этой ментальной структуры - шкалы ценностей. Конкретно это проявляется в том, что от некоторых объектов, людей (опасных, ненужных) стараются дистанцироваться. Так, происходит отселение из районов, перегруженных промышленностью или преступниками. Здесь падает цена на жилье, отсюда начинается миграция. Качества, которые высоко оцениваются (то есть являются полезными для оценщика), вознаграждаются относительно высоко, качества, которые оцениваются как опасные или бесполезные, наоборот, ведут к наказанию или в лучшем случае отсутствию вознаграждения. При этом любое качество оценивается только в контексте определенных социальных и культурных отношений, в другом контексте оно может иметь совершенно иную оценку. Так, водка - ценный напиток в среде пьющих, но совершенно бесполезный среди трезвенников, а у воинственных трезвенников она является антиценностью. Вещь, ценная в силу своей модности сегодня, через пять-семь лет может вызвать насмешки, став символом старомодности.

Ценности выступают важными регуляторами поведения людей во всех сферах, в том числе и в потреблении. Они выстраиваются в шкалу, на которой одни предметы притягивают, другие оставляют равнодушными, третьи отталкивают. Соответственно потребитель использует шкалу ценностей, как путешественник компас.

Изменение социальной практики ведет к изменению ценностей, поэтому они носят конкретно-исторический характер, обусловленный временем. Кроме того, в рамках одного общества одного и того же времени есть разные субкультуры, которые могут иметь различные, а то и противоположные ценности.

2. Нормы - это правила, образцы поведения, навязываемого культурой. Нормы многослойны. Идеалы - этонормы, которые восхищают, манят, но не достижимы. Идеалы задают направление действий, но не предполагают, что люди должны достигать целей. Схожую роль играют стороны света: идти на север - еще не значит добираться до Северного полюса. В христианстве таким идеалом выступает Христос. Образцы - это рекомендуемые модели поведения, которые труднодостижимы, но при должном старании, характере и способностях реальны. В качестве образцов выступают святые, герои, "звезды" и т.д. Если человек не достигнет уровня образца, его никто не осудит. Существуют минимально допустимые модели поведения, не вызывающие ни одобрения, ни осуждения, а также модели недопустимого поведения, описывающие такие действия, которые рассматриваются данной культурой как преступные, аморальные и т.д.

Нормы проявляются в разных формах:

(а) Право - это нормы поведения, закрепляемые законом. Обычно закон ограничивается описанием модели недопустимого поведения, которое в данном случае называется либо преступлением, либо правонарушением. Во многих странах действуют законы, определяющие права потребителей и описывающие нарушения торгующих и производящих организаций, за которые те подлежат наказанию. Нарушение закона предполагает наказание силой государства. Закон - это норма, гарантируемая государством и потому имеющая прямо принудительный характер: одни выполняют эти нормы добровольно, других принуждают с помощью физической силы.

Законы многих стран в той или иной мере регулируют потребление, формируя рамки дозволенного как для продавцов, так и для покупателей. В тех странах, где ведется активная борьба с курением, оно запрещено в общественных учреждениях (офисах, учебных заведениях и т.п.). Причем запрет курения в таких местах закреплен законом, нарушение наказывается. Часто жестко регулируются нормы продажи и потребления спиртных напитков. Так, суровое наказание во всех странах мира существует за вождение автомобиля в нетрезвом состоянии, за появление в таком виде в общественных местах.

(б) Мораль - это свод норм поведения, регулирующих наиболее важные принципы поведения людей. Нарушение моральных норм называют аморальным поведением, нарушителей - аморальными людьми. Главными санкциями против нарушителей являются общее осуждение, изоляция.

 

- писал классик либерализма А.Хайек, - имеет смысл только при противопоставлении ее импульсивному, нерефлексивному поведению, с одной стороны, и рациональному расчету, нацеленному на получение строго определенных результатов, - с другой" (Хайек 1992: 26). Например, вам ужасно жарко, но вы идете одетым, потому что усвоенные вами моральные нормы не позволяют сбросить всю одежду на улице. Эти нормы в данном случае подавляют как импульсивное желание освежить себя, так и рациональное предложение сбросить то, что создает перегрев организма. Моральные нормы заставляют нас не брать товар в магазине без оплаты, даже если мы находимся вне зоны видимости продавца. У человека, освоившего моральную норму "не укради", милиционер сидит не в будке, а под коркой головного мозга.

(в) Обычаи - это нормы повседневной жизни, передающиеся от поколения к поколению. Главным признаком обычая является его преемственность. Обычай основывается на аргументе: "Так делали всегда, так поступали наши предки". Ф.Хайек писал, что "обычай и традиции находятся между инстинктом и разумом - в логическом, хронологическом и временном смысле" (Хайек 1992: 44).

(г) Религия - это совокупность норм, якобы предписанных Богом или богами. Аргументом в пользу религиозных норм обычно являются ссылки на священные книги (Коран, Библию и т.д.). За нарушение религиозных норм предполагается два рода негативных санкций: наказание на том свете (например, попадание в ад) или отлучение от церкви, порицание со стороны священнослужителей или единоверцев. Религиозные нормы часто включают регулирование потребления пищи (перечень запретных продуктов, пост и т.п.), использование одежды.

(д) Мода - отличается своим непостоянством; источником ее является референтная (эталонная) группа.

3. Язык - это средство общения с помощью символов, понимаемых всеми принадлежащими к данной культуре людьми. Язык культуры не ограничивается обычным языком, опирающимся на звуки, он включает язык жестов, специальных сигналов, в качестве языка могут выступать и различные элементы потребления (например, стиль одежды). Элементами языка выступают знаки, символы, правила их соединения. Язык действует в пределах только данной культуры или субкультуры, вне ее он не поддается или плохо поддается пониманию.

4. Санкции - это реакция носителей данной культуры на степень соблюдения культурных норм. Санкции бывают позитивными (орден, премия, звание, народное признание, популярность, восхищение, одобрение и т.д.) и негативными (смертная казнь, лишение свободы, штраф, изоляция от окружающих, насмешки и т.д.). Через санкции определенный вид потребления может или стимулироваться, или тормозиться. Например, курильщик в некурящей среде обычно встречает более или менее явные негативные санкции: его отсылают курить в туалет или на лестничную площадку, если он один, то курение означает прерывание общения и т.д.

В повседневном общении, в средствах массовой информации нередко употребляются выражения: "человек высокой культуры", или, напротив, "некультурный человек". Когда мы говорим о "культурности" или "некультурности" личности, мы подразумеваем обычно такие её качества, как образованность, воспитанность, нравственность, духовность и т.д. Люди действительно различаются степенью развития подобных качеств.

 

Тем не менее, научное значение термина "культура", как мы уже знаем, значительно шире. Если иметь в виду это значение, то говорить о культурных и некультурных людях не имеет смысла, так как "некультурных" людей, фактически, не существует. Любой человек, независимо от уровня образования и нравственных качеств, умеет говорить, обладает множеством сложных навыков, усвоил определенные поведенческие нормы, взаимодействует с другими людьми на основе усвоенного опыта – и является, поэтому культурным существом.

 

Полностью лишенный культуры человек не смог бы выжить ни в природе, ни в обществе. Полностью лишен культуры лишь новорожденный младенец, только что появившийся на свет. Но с первых часов существования он подвергается культурному влиянию, становясь под воздействием окружающих людей культурным существом, носителем определенной культурной традиции – русской, американской, китайской и т.д.

Культурное наследие, прививаемое ребенку социальным окружением, формирует его личность согласно "канонам" не "культуры вообще", а культуры определенного сообщества. Подчеркивая влияние культуры на черты личности, известный антрополог К. Клакхон пишет:

В различных обществах детей воспитывают по-разному. Иногда их отлучают от груди резко и рано. Иногда они остаются "грудными" столько времени, сколько им хочется, и постепенно, в три года или позже, сами теряют потребность в материнском молоке. В некоторых культурах ребенок с самого рождения находится под жестким контролем матери или отца, или обоих родителей. В других семейные отношения до такой степени проникнуты любовью и теплотой, что родители отказываются брать на себя ответственность дисциплинировать своих детей самостоятельно. В одних группах ребенок растет в пределах изолированной биологической семьи; до тех пор, пока он не пойдет в школу, он вынужден иметь дело только со своей матерью, отцом, братом и сестрою и т.д., а в некоторых случаях – с одним или двумя слугами. В других группах ребенка нянчат и даже кормят грудью несколько женщин, каждую из которых он вскоре привыкает называть "мама". Он растет в расширенной семье, где многие взрослые по отношению к нему выступают в приблизительно одинаковой роли, и где своих двоюродных братьев и сестер он едва ли отличает от родных.

Некоторые из потребностей ребенка являются общими потребностями животного вида Homo sapiens. Однако, в каждой культуре имеются собственные схемы наиболее желаемых и приемлемых способов удовлетворения этих потребностей. Каждое отдельное общество еще в раннем возрасте передает представителям нового поколения стандартную картину ценностей и санкционированных средств их обретения, модели поведения, предназначенные для мужчин и женщин, молодых и старых, для священнослужителей и фермеров.

… Если ребенок из России окажется в Соединенных Штатах, то, став, взрослым, он будет действовать и думать как американец, а не как русский – это факт, подтвержденный опытом. … Процесс становления личности в качестве характерного представителя какойлибо группы включает в себя оформление необработанной человеческой природы.(Клакхон К. Зеркало для человека. Введение в антропологию. СПб., 1998. С.229-230.)

Таким образом, личность человека формируется в процессе социализации, сущность которого сводится к усвоению культурного опыта общества. Результатом освоения культуры становится и формирование собственно человеческих качеств – мышления, способности к целенаправленной деятельности и взаимодействию с другими людьми. Культура каждого общества – уникальна, и содержит определенный "набор" представлений о том, какими качествами должен обладать человек. Эти качества и прививаются индивиду с самого раннего детства.

Как известно, культура общества во многом определяет, какой из потенциально возможных типов поведения «выберет» социализирующийся индивид. Культура в этом аспекте выступает как некий «фильтр», отбирающий формы поведения и мышления из бесчисленного множества возможных вариантов. Например, культура предписывает, что именно можно употреблять в пищу, а что – нельзя. При этом "запретное" в культурном смысле вовсе не всегда "вредно" в смысле физиологическом. Достаточно вспомнить запрет употреблять в пищу свинину, характерный для ислама и многочисленные пищевые запреты иудаизма. Религии дают богатейший материал, связанный с культурными запретами, и не только пищевыми. Так, ортодоксальный ислам запрещает делать изображения Бога и живых существ. Этот запрет весьма ограничивает развитие некоторых видов искусства. Нетрудно заметить, что подобные запреты связаны с определенным мировоззрением. Запрет создавать изображения живых существ связан, в частности, с убеждением, что только Бог может быть творцом живого. Человек же, претендуя на творческую деятельность (создавая изображения живых существ) как бы "соперничает" с Богом и тем самым совершает святотатство.

Но культурные ограничения не всегда связаны с осознанным стремлением ограничить и запретить. Любой культурный образец действия, сформировавшись и став привычным, как бы автоматически "блокирует" другие типы действия, связанные с удовлетворением той же потребности. Если человек привык (точнее, приучен) пользоваться при еде палочками, ему вряд ли придет в голову (без постороннего влияния) менять этот стереотип поведения. Хотя потенциально в данной ситуации можно пользоваться и другими орудиями. То же самое касается привычных, кажущихся "естественными" форм мышления, верований, повседневных ритуалов, видов трудовой деятельности и т.д.

К. Клакхон пишет об этом:

Культура отчасти определяет, какой из множества типов поведения, доступных в пределах индивидуальных физических и умственных способностей, выбирает каждый человек. Человеческий материал имеет тенденцию оформляться самостоятельно, но он определяется культурной социализацией таким образом, что повседневное поведение индивида в конкретных ситуациях может быть предсказано. Индивид становится социализированным, когда он отказывается от своей физической автономии в пользу контроля со стороны культуры и большую част времени ведет себя так же, как ведут себя другие, следуя культурным образцам. Те же, кто сохраняет слишком большую степень независимости, в конце концов оказываются в сумасшедшем доем или в тюрьме.(Клакхон К. Указ. Соч. С.229.)

 

Таким образом, культура не только «даёт», но, в некотором смысле, и «отбирает». Однако это ограничение имеет, в целом, конструктивный характер, позволяя человеку «стабилизировать» собственное Я («Я» – это совокупность усвоенных привычек, грубо говоря). Ведь "человеческая природа" крайне пластична и открыта. Потенциально человек обладает огромным выбором вариантов поведения. Но богатство выбора – не всегда благо. Выбор сопряжен с трудностями и возможностью ошибиться.

Усвоение (и освоение) культуры, как известно, включает в себя не только накопление знаний и навыков. Этот процесс подразумевает и определенную «дрессировку» индивида, подавление части естественных, природных импульсов. Вероятно, именно этот аспект культуры и заставлял З.Фрейда видеть в культуре машину подавления желаний и влечений, особенно сексуальности и агрессивности. Без культурного ограничения влечений общество не могло бы существовать. Ограничение инстинктов имеет и другой смысл. Согласно фрейдовской теории, "энергия" подавленных влечений, прежде всего сексуального влечения, перенаправляется человеческим организмом на созидание культурных форм, например, произведений искусства. Но такое "творческое" переключение энергии подавленных инстинктов доступно не всем. А власть культурных запретов тяготеет над каждым.

Фрейд писал о "подавляющем" характере культуры, порождающем противодействие культуре:

… нельзя не заметить самого важного насколько культура строится на отказе от влечений, настолько предпосылкой ее является неудовлетворенность (подавление, вытеснение или что-нибудь еще?) могущественных влечений. Эти "культурные запреты" господствуют в огромной области социальных отношений между людьми. … они – причина враждебности, с которой вынуждены вести борьбу все культуры. (Фрейд З. Недовольство культурой // Фрейд З. Психоанализ. Религия. Культура. М,, 1992.С.95)

Однако следует отметить важный момент: культура не только подавляет, но и формирует желания, потребности и, что особенно важно, задает способы их удовлетворения. Выше уже говорилось, что, в силу особенностей своей природы, человек не обладает генетически заложенными программами поведения, а значит, даже простейшие потребности – в пище, безопасности, он может удовлетворить лишь с помощью культуры. Описывая соотношения биологического и социального (культурного) аспектов человеческого поведения, П. Бергер и Т. Лукман пишут:

Общество …прямо проникает в функционирование организма, в особенности в областях сексуальности и питания. Поскольку сексуальность и питание имеют основанием биологические влечения, эти последние обретают у человеческого животного крайнюю пластичность. Биологическая конституция влечет человека к сексуальной разрядке и к еде. Но биологическая конституция не говорит ему, где он должен искать сексуальную разрядку, что он должен есть. Предоставленный самому себе, человек может сексуально привязываться чуть ли не к любому объекту, и он вполне способен есть то, что его попросту убьет. Сексуальность и питание канализируются по особым направлениям скорее социально, чем биологически… Так, успешно социализированный индивид не способен к сексуальному функционированию с "ложным" сексуальным объектом, и его может стошнить при встрече с "ложной" пищей… Можно сказать поэтому, что социальная реальность детерминирует не только дея-

тельность и сознание, но в значительной степени и функционирование организма.(Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. С.292.)

 

Таким образом, противопоставление биологического и культурного аспектов человеческой природы некорректно. Человек культурен именно благодаря своим биологическим особенностям.

Потребности человека нельзя свести только к биологическому фундаменту личности. Чем разнообразнее и сложнее культура общества, тем многообразнее и потребности индивида, тем больше способов, которыми он может их удовлетворить. Культура "управляет" человеческими потребностями, но видеть в культуре только репрессивный механизм, выводить ее истоки из подавленных инстинктов, как это делал Фрейд, – неверно.

Однако некоторое противоречие между культурой и потребностями личности все же существует, хотя степень выраженности этого противоречия неодинакова в разных культурах. Факторы, которые порождают это противоречие, скорее социального, нежели собственно культурного характера. Например, социальное неравенство не дает возможности всем индивидам пользоваться ресурсами общества в равной степени, что приводит к вынужденному ограничению потребностей непривилегированных слоев и поискам "обходных", не санкционированных культурой, путей удовлетворения потребностей (определяемых принятой в данной культуре системой ценностей).

В изъянах общественной организации, несовершенстве социального устройства, которые не дают человеку полностью реализовать свои возможности, Эрих Фромм видел источник человеческой агрессии и деструктивности, "непродуктивных" – накопительских, эксплуататорских ориентаций характера личности.

Под воздействием культуры человек не просто усваивает некие образцы поведения, которым впоследствии следует. Культура оказывает определяющее воздействие на внутренний мир человека и его идентичность.

 

"Культура" (от лат. culture - возделывание, образование, развитие и т.д.) обозначает культивирование (развитие, насаждение) некоторых признаков объекта, которое сознательно осуществляется человеком. Это определение до сих пор сохраняет свое значение, когда речь идёт о выращиваемых культурах, или когда говорят о степени воспитания культуры индивида. Относительно общественного развития культура понимается более широко, как специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе. Такое понимание культуры позволяет указать на специфический характер деятельности человека, которая носит сознательный и активный характер, в отличие, например, от развития досоциальных форм жизни в биологии, где она подчиняется биологическим законам.
По своему первоначальному значению понятия "культура" является достаточно близким по содержанию понятию "цивилизация" и во многих случаях они употребляются как синонимы. "Цивилизация" (от лат. civilis - гражданский, государственный) хотя и может использоваться как синоним культуры, но этимологически представляет собой более узкое по содержанию понятие. Можно сказать, что это некоторая особая стадия развития человеческой культуры, которая необходимо связана с обществом и конституируется в форме государства. Цивилизация -это не любое общество, а лишь то, которое строится на разумных началах, т.е. некоторых принципах, сознательно привносимых в его управление.
Можно выделить две основные линии в трактовке развития культуры, так или иначе связанные с сопоставлением понятий культуры и цивилизации. В универсалистском подходе культура и цивилизация рассматриваются чаще всего как синонимы. Здесь становление человеческой культуры представляет собой единый направленный процесс, что позволяет говорить о ее прогрессе. При этом культура включает в себя результаты как материальной, так и духовной деятельности по созданию совокупности культурных ценностей. В ряде случаев эти два вида деятельности рассматриваются в отрыве друг от друга. В результате появляются концепции, базирующиеся на примате либо духовной, либо материальной деятельности.
Материалистический вариант трактовки развития культуры, напротив, связан с абсолютизацией роли материальной деятельности. В рамках этого подхода реализуется марксистская модель понимания культуры, которая базируется на принципе материалистического понимания истории и объясняет культурные феномены и развитие культуры, исходя из определяющей роли производительных сил и производственных отношений. Соответственно исследования духовной сферы предлагается изучать как определенное отражение тех процессов, которые происходят в самом обществе. Культура здесь выступает как одна из характеристик общества и выражает достигнутый человечеством уровень исторического развития, определяемый отношением человека к природе и обществу. В культуре выделяются два пласта - духовная сфера и сфера материального производства, которые находятся в отношении указанной выше субординации и отражают соответствующие виды деятельности (производства). К материальной культуре относятся все виды и результаты материальной деятельности. Духовная культура - это сфера сознания.
Цивилизационный подход осмысливает исторический процесс как становление и смену цивилизаций. Так, например, у НЛ. Данилевского цивилизации, встречающиеся во всемирной истории, представляют собой различные культурно-исторические типы, которые внутри себя объединяются единым языком, представляя собой отдельную самобытность. Условием зарождения и развития цивилизации выступает политическая независимость данного народа. Таким образом, не каждый народ способен на данной стадии своего развития выступить в качестве цивилизации. Цивилизации являются замкнутыми, локальными образованиями. Начала цивилизации одного культурно-исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций.
Немецкий философ Шпенглер заложил традицию рассмотрения цивилизации как завершающей стадии развития данной культуры, на которой наряду с равитием науки и техники происходит разрушение духовной культуры (литературы, искусства). "Закат Европы", по Шпенглеру, означает закат классической культуры, основанной на античных традициях, и возникновение цивилизации. Цивилизация - это стадия затухания творчества, когда деятельность людей все в большей степени носит прагматистский характер, что неизбежно ведет к репродуктивным формам производства, значение приобретает не целостная органичная жизнь, а формализованное, строго упорядоченное и принудительно регулируемое бытие.
Человек как элемент общественной системы реализует себя в самых различных отношениях. Культура в этом плане представляет собой особую форму существования человека, которая возникает как некая "вторая природа", создаваемая самим человеком наряду с природой как таковой. Но создавать нечто (в виде продуктов) человек может только используя природу, преобразуя ее. В результате особой культурной деятельности человек преобразует природу согласно своим духовным потребностям, тем самым реализуя свою внутреннюю сущность. Человечество все время расширяет собственный культурный мир, реализуя возрастающие духовные потребности человека.
Поскольку культура есть явление общественное, будет логичным рассматривать ее также как особого рода систему. На основе системного подхода возможна не только фиксация того действительно специфичного, что в качестве элементов входит в характеристику культуры, но и понимание ее сущности как особой сферы бытия. В этом аспекте культура представляет собой особого рода сложную систему, которая обладает не только достаточно строгой внутренней структурой, но одновременно несет на себе черты индивидуальной целенаправленной творческой деятельности людей.
Культура - это одновременно самоорганизующаяся система, что определяет такую ее особенность, как активное порождение новых подсистем, объектов, которых не было в природе, на основе переработки уже имеющейся информации. Однако это свойство многих сложных систем. Специфика культуры заключается в этом плане в том, что ее основным структурным компонентом выступает человеческая деятельность, понимаемая как единство биологических (природных) и внебиологических (социальных) компонентов. Исходя из этого, объясняя те или иные культурные феномены как результаты этой деятельности, мы должны учитывать указанную двоякую специфику последней, не сводя все только к биологической природе или, напротив, к социальной сущности человека. Культура как система имеет собственные свойства, отличающие ее от других самоорганизующихся систем. Это позволяет указать на социальную специфику человеческой деятельности, которая, имея изначальным истоком в том числе и биологические потребности жизнедеятельности индивида, выходит из "мира природы", становясь социальной деятельностью.
Важнейшей особенностью культуры как системы выступает способ организации связи между ее элементами (людьми), который обеспечивает коммуникацию между ее относительно локальными подсистемами (отдельные культуры), индивидами внутри одной культуры или на уровне межкультурного общения и даже между разновременными культурами.
Поскольку культура есть в широком смысле общение, то она всегда реализуется как диалог между культурами и индивидами, выступающими ее носителями. Отдельный человек как существо социальное, вступая в коммуникацию с представителем другой культуры, всегда "диалогизирует" от имени своей культурной общности, социального "мы", в рамках которого произошло его становление как личности.

КУЛЬТУРНЫЕ ФОРМЫ

это те оболочки, в которых представлен тот или иной культурный объект (артефакт). Их нельзя отождествлять с самим объектом. В мире вообще нет явлений, лишенных формы. В культуре формы выступают как упорядоченный способ организации того или иного культурного явления, события. Если содержание культуры характеризует все то, что содержится в ее системе, то К. ф. обнаруживают себя с одной стороны как внешнее выражение содержания, с другой — как ее тип и структура. Это определенная характеристика выявления дискретности и градуированности содержания. Черты культурного объекта, выражающие его праксиологические и символические функции, суть его форма. Понятие К. ф. по-разному применимо в его ипостасях: материальная, духовная, художественная культура, технология деятельности и ее результаты и т. д. К. ф. динамичны, конкретно историчны, в них всегда обнаруживается связь традиций и новаций, родового и локального.

ФИЛОСОФИЯ КУЛЬТУРЫ

культурфилософия (нем. Kulturphilosophie), раздел философии, исследующий сущность и значение культуры. Термин введён в нач. 19 в. нем. романтиком А. Мюллером. Ф. к. следует отличать как от философии истории, ибо процесс культурного творчества человечества в своих ритмах не совпадает с фазами историч. эволюции, так и от социологии культуры, которая рассматривает культуру с т. зр. её функционирования в данной системе обществ. отношений.

Проблематика Ф. к. впервые осознаётся софистами, сформулировавшими антиномию природного и нравственного (отождествляемого с культурой): так, согласно Гиппию, человеч. установления (обычаи, законы) «...насилуют нас часто вопреки природе» (цит. по кн.: Гомперц Т., Греч. мыслители, т. 1, СПБ, 1913, с. 346). Киники (Антисфен, Диоген Синоп-ский) развили это противопоставление до вывода о необходимости возврата к природе, к простоте первобыт-ночеловеч. существования, выступив, т. о., одними из первых критиков культуры. Кинич. критика искусственности и испорченности обществ. состояния, воспринятая в ослабленном виде стоицизмом, составила неотъемлемый элемент той духовной атмосферы, в которой развивалась обществ. мысль раннего христианства и его «теология культуры». В новое время проблематика философии и критика культуры получает особое развитие у Вико, Руссо, Шиллера (учение о «наивной» и «сентиментальной» поэзии как двух фазах в развитии культуры), Гердера и йенских романтиков (идея индивидуального своеобразия нац. культур и отд. историч. ступеней культурного развития). От Ницше и отчасти от рус. славянофилов можно датировать существование Ф. к. в узком смысле — как филос. осмысления разных стадий эволюции человеч. культуры. Центр тяжести сосредоточивается теперь на противопоставлении культуры как органич. целостности — цивилизации как проявлению механич.и утилитарного отношения к жизни (Зиммель, Шпенглер, Клагес, Г. Кайзерлинг, Ортега-иГасет и др. представители философии жизни, в России — Леонтьев, Данилевский, Бердяев и др.). У Данилевского и Шпенглера эта идея сочетается с постулатом об абс. замкнутости и взаимной непроницаемости различных (нац. или историч.) культур, что сопровождалось отрицанием общечеловеч. значения культуры. Стремление избавиться от релятивизма и скептицизма в осмыслении культуры привело Тойнби к возрождению религ.-филос. идей Августина. С. Л. Франк попытался представить культуру и цивилизацию в качестве различных, одновременно присутствующих необходимых уровней в развитии культуры.

Марксизм рассматривает все проблемы, связанные с осмыслением культуры (взаимоотношение общества и природы, преемственность в развитии форм обществ. сознания, соотношение между развитием духовного и материального производства и др.), в составе историч. материализма, понимая культуру как исторически опре-дел. уровень развития общества и человека, как явление общечеловеческое и классовое, обусловленное обществ.-экономич. формациями, со сменой которых происходит изменение типов культуры; при этом новая культура усваивает и перерабатывает достижения предшествующей.

Фундаментальные характеристики культурного бытия

Человек и природный мир связаны непосредственно. Эту связь не только признает всякий сторонник научного объяснения мира, но и современная теология не отрицает этого факта. Правда, признанной всеми, достаточно исчерпывающей и окончательной теории антропо- и социогенеза современная наука не знает, и нет точного представления о самом механизме эволюции и становления человека. Но каков бы ни был этот механизм, ясно, что возникновение человека в природе сравнимо по значимости с зарождением материи - становлением неорганического мира (Великий взрыв) и с возникновением жизни (мира живой природы, способного к самоорганизации и самовоспроизводству), т.е. с моментами кардинальных сдвигов в объективном мире. Мир неорганической природы - исходный физико-химический мир нашей Вселенной, он возникает и существует как исходная материя, без которой не может существовать никакой мир вообще. Мир органической природы возникает на базе физико-химических процессов, но привносит в действительность новый существенный момент - организмичность, основанную на целостности и реактивности. Мир человеческий возникает на базе физико-химического и биологического миров и приносит с собой новую действительность - действительность смысла и значения.

Эрих Фромм, известный австрийский философ и психоаналитик, рассматривая сущность того качественного скачка в развитии природного мира, который приводит к появлению человека, выделяет некоторые характерные черты универсальной ситуации человека [16], т.е. ситуации, в которой неизбежно рождается человек. Человек имеет много общего с животными и много отличного от них. Но самое фундаментальное или, как говорят философы, экзистенциальное отличие (отличие по самому способу существования) состоит в следующем. Жизнь животных определяется инстинктами, то есть определенными моделями поведения, которые заданы наследственными структурами. Конечно, у разных видов животных соотношение врожденных инстинктов и поведения, основанного на условных рефлексах, различно, но животное никогда не способно выйти за пределы своих инстинктов. Животное - часть природы. Оно не противопоставляет ее себе, оно не обособляется от нее, оно никогда не трансцендирует ее (от лат. transcendens - перешагивающий, выходящий за пределы), поэтому животные всегда живут в гармонии со средой, даже если природные стихии и катакликлизмы угрожают их жизни. Сама природа наделяет животных способностями и органами, необходимыми для выживания в данных условиях.

Человек, конечно, также наделен инстинктами, но не они определяют его поведение. Человек может отделять себя от своих инстинктов: голодный человек может не прикоснуться к пище и даже умереть с голоду ради сохранения своего достоинства, ради какой-то идеи, может броситься в огонь, на амбразуру пулемета, т.е. преодолеть самый главный инстинкт - инстинкт сохранения жизни. Это отделение своего поведения от инстинктов стало возможно потому, что человек в принципе отделил себя от природы, обособил себя, трансцендировал природу. Именно тогда, когда родилось трансцендирование природы, родился человек. Сама ситуация трансцендирования - как она появилась, это другой вопрос - является ситуацией, в которой необходимо возникает осмысление противостоящего человеку мира, т.е. необходимо возникает человек и его сознание. Сознание человека проявляет себя в том, что оно проводит грань между собой и миром, разрывает причинно-следственные связи между миром и человеком, или, как выразился французский философ Жан-Поль Сартр, нейтрализует небытием влияние бытия на сознание. Благодаря этому сознание (сознающий человек) становится неподвластным воздействию природной (и даже психической) причинности, оно (сознание), а вместе с ним и человек становятся свободными [17]. Сознание живет в мире смыслов. Смысл - вот новая действительность, выделяющая и отличающая мир человека среди других миров.

Трансцендирование природы разрушило гармонию человека и природы. Человек остается частью природы, ибо он подчинен ее физическим и биологическим законам, но он стоит и вне природы, уже не является ее частью. Он природа и не природа одновременно. У него нет инстинктивной приспособленности к природе, поэтому он должен приспособиться к ней, обустраивая свою среду, придавая ей свой смысл. У него нет большой физической силы, поэтому он должен восполнить ее недостаток силой оружия и орудия. Орудия и оружие приобретают для него смысл. Он слаб в момент рождения, поэтому ему нужна забота окружающих и сила солидарности. Социальное окружение приобретает для него смысл. Его разум не знает природу так, как инстинкт знает свою среду, поэтому он должен познавать природу, а не узнавать ее. Познание и истина приобретают для него смысл. Короче, человек обустраивает свой мир как мир значимых вещей и смыслов.

Смысл - главный элемент мира человеческого бытия. Сущее культурного мира всегда осмыслено. Это проявляется в том, что любой материал в мире культуры представляет не свое сущее, а отсылает к иному. Эта постоянная трансценденция и порождает смысл. Обычная ткань становится необычным знам e нием - знаменем. Обычный мрамор - необычной статуей. Это знает наука, но это и становится для нее камнем преткновения. Ибо в культурном мире сущее перестает быть этим сущим, постоянно отсылая к другому сущему, которое также есть только постольку, поскольку отсылает от себя. Этот человек за столом - не просто человек "имя рек", а государство, ибо через него говорит закон, но государство совсем не этот человек, а что-то иное, и т.д. Иное , не это - вот способ бытия сущего в культурном мире. Сущее в культуре разделяет свое существование и бытие, причем, если сущее всегда есть , наличествует, то его бытие постоянно возникает из небытия, постоянно относит себя к небытию. Бытие культурного мира основывается на нетствовании, на небытии, оно "подвешено" на небытии. Поэтому такой мир, который не может быть отделен от небытия приобретает характеристики совершенно отличные от характеристик мира природы.

Посмотрим на эти различия.

Во-первых, несмотря на то, что размер, или, если так можно выразиться, "объем" этих миров уменьшается, начиная от неорганического мира, но зато возрастает разнообразие этих миров, если рассматривать их в той же последовательности. Разнообразие неорганической природы принципиально ограничено. Не может до бесконечности быть продолжена "Периодическая система химических элементов" ("Таблица Менделеева") - граница увеличения химических элементов поставлена законом распада: достигнув определенного предела химические элементы становятся неустойчивыми. Разнообразие элементов живой природы неизмеримо больше, чем в неживой, но и здесь есть граница разнообразия, поставленная законом борьбы за существование. Разнообразие же социокультурных феноменов безгранично, трудно себе представить, во всяком случае, современная наука не знает такого закона или принципа внутри исторической действительности, который ставил бы предел развития мысли. Мысль не знает предела внутри себя.

Во-вторых, каждый из трех миров особым образом относится к пространству. Явления неорганического мира "привязаны" к пространству (его точке или траектории), не случайно Рене Декарт считал главной чертой телесной субстанции протяженность, называя ее res extens a . Организмы живой природа свободны по отношению к определенной точке пространства и траектории, они могут их достаточно произвольно менять, но они связаны со средой, с ареалом обитания, определенной экологической нишей. Для социальных явлений физическое пространство факультативно, оно не конституирует существование и жизнь общества. Хотя, конечно, оно не безразлично для общества, прежде всего, на уровне тех социальных отношений, которые для своей реализации требуют материально-вещных элементов, и тогда пространство становится значимым и желанным (шахты по добыче угля или нефтяные скважины могут быть расположены только в определенных местах, а не по произволу). Жизнь социальных групп или общественных институтов уже не привязана к определенному месту, организуя свое социальное пространство, которое, как правило, иерархически организовано (высшие и низшие классы, левые и правые политические течения, центры политические, культурные, духовные и т.п.). Пространство смыслов и ценностей культуры вообще не привязано к какому-либо месту.

В-третьих, у каждого мира действительности существуют свои отношения и со временем. Для неживой природы время незначимо. Конечно, каждое явление неорганического мира существует во времени, но обнаруживается сущностная связь явлений со временем только в особых ситуациях, например, при движении со скоростями сравнимыми со скоростью света, но и то эта связь становится актуализирована только по отношению к другой инерционной системе. Для органического мира время приобретает значение: жизнь включает в свое определение время, и всякий организм несет в себе инстинкт самосохранение. Для социокультурного мира время становится не только значимым, но и желанным, ценным. Сам смысл ценностности возникает как постижение внутренней связи человеческого существования со временем: в простейшем случае это выражается в том, что стоимость (цена) товара определяется количеством времени, затраченным на его производство, а в более сложном проявлении - в мечте о бессмертии, которая в каждой культуре возникает и которая сопровождает каждую культуру.

В-четвертых, основные области действительности отличаются друг от друга ролью активного начала в их бытии. Явления неорганического мира пассивны, организмы живой природы проявляют активность в стремлении как можно более адекватно приспособиться к среде существования, социокультурный мир существует только благодаря активности человека. Без деятельной активности субъекта нет истории, как нет и культуры, ибо только благодаря творчеству человека события истории и произведения культуры получают свое бытие. Более того, даже воспроизводство уже существующих феноменов культуры и социальной жизни также требует актуальной деятельности живого конкретного сознания.

В связи с этим изменяется роль отдельного элемента в каждом "мировом сообществе". В неорганическом природном мире роль отдельного элемента незначительна. Материальное тело (вещь в широком смысле) как содержательный элемент этого мира абсолютно заменимо другим таким же телом. Для неорганического мира важны не различия тел, а их сходство, классы явлений, а не индивиды. Законосообразность, устанавливающая порядок неживой природы, зиждется на общности, а не на различии. В мире живой природы появляется индивид не только как представитель рода, но и как его "производитель", ибо существование рода зависит от существования индивида, который рождает себе подобных, который складывается из его потомков. В социокультурном мире индивид превращается в индивидуальность - в индивидуальность личности, индивидуальность исторического события или индивидуальность произведения культуры. С появлением индивидуальности в социокультурном мире рождаются особые отношения. Так как индивидуальности в силу своей уникальности самодостаточны и не могут быть отождествлены между собою, то их сравнение друг с другом требует особой "шкалы" сравнения - "шкалы" идеала, Абсолюта. Индивидуальности соотносятся через идеал и долженствование, поэтому значимый мир социальной и культурной жизни выстраивает иерархический порядок.

Наконец, в-пятых, следует отметить еще одно важное отличие трех миров объективной действительности - отношение между условиями существования и сущим. Материальное тело (вещь) полностью подчинена условиям своего существования, оно есть эти условия, которые и определяют его необходимость, что выражается самой формулой закона: "Если А, то В". Индивид рода порождается определенными условиями и ищет их, отношение условий существования и сущего превращается во взаимосвязь организма и среды. Индивидуальность в социокультурном мире, и, прежде всего, индивидуальность личности безусловна, свободна. Конечно, свобода индивидуальности не отрывается абсолютно от условий, но ее сущность, о чем у нас еще будет идти речь дальше, заключается в этой интенции.

Таким образом, выйдя из природного мира (трансцендируя природу), человек попадает в иной мир, мир с другими характеристиками, в мир культуры. Что такое культура и как устроен этот мир?

ФИЛОСОФИЯ ЛЮБВИ

Практически ежедневно мы встречаемся со словами “высшие человеческие чувства”, “любовь”, как правило употребляя их в достаточно узком смысле, не подозревая о всем богатом разнообразии эмоций, которые скрываются за этим словом. Необычайно по своему количеству многообразие вариаций проявления любви, однако наиболее часто мы говорим об эротической любви, под которой обычно понимаются любые (как духовные, так и физические) отношения между мужчиной и женщиной, как наиболее характерном проявлении этого чувства. Суть и значимость этих отношений пытались раскрыть многие философы на протяжении всей истории существования человеческой мысли: начиная с античности и по сей день. Однако ни одна эпоха не смогла дать полного определения понятия любви, приоткрывая лишь отдельные грани этого феномена человеческой души. Духовный мир человека, его эстетическая сущность - это, пожалуй, одна из наименее познанных наукой сфер жизни на Земле. И именно поэтому практически невозможно дать четкого определения высшим человеческим чувствам, одним из которых является любовь. Сложность и важность любви обусловлены тем, что в ней сливаются в одно целое и физическое и духовное, индивидуальное и социальное , личное и общечеловеческое, понятное и необъяснимое. Нет такого развитого общества, и нет такого человека, который был бы не знаком с любовью. Более того, без любви не может формироваться моральный облик человека, не происходит нормального развития. Она может быть в разной степени развита, но ее не может не быть. ТерминСписокопределенийАдресаЦитатыГотовый“Любовь - единственный удовлетворительный ответ на вопрос о проблеме существования человека,”- говорит Э.Фромм. Однако, что же такое любовь? Достаточно четкого определения еще не удалось дать никому. И эта трудность появляется прежде всего из-за многообразия видов и форм любви, ибо любовью отмечена вся человеческая деятельность во всех ее проявлениях. Можно говорить об эротической любви и любви к самому себе, любви к человеку и богу, любви к жизни и к родине, любви к истине и к добру, любви к свободе и власти...Выделяются также любовь романтическая, рыцарская, платоническая, братская, родительская...Существуют любовь-страсть и любовь-жалость, любовь-нужда и любовь-дар, любовь к ближнему и любовь к дальнему, любовь мужчины и любовь женщины. При перечислении разновидностей любви создается впечатление, что между ними нет ничего общего и нет той общей точки, в которой все эти чувства пересеклись бы.
Что соединяет до крайностей разнообразные страсти, влечения, привязанности под общим названием “любовь”? Как они соотносятся? На все эти вопросы о сущности и видах любви пытались ответить многие философы, начиная с античности. Однако никаких общепринятых ответов не найдено и по сей день.
Для того, чтобы попытаться объяснить феномен любви, в разное время были предприняты попытки создания классификации различных видов проявлений этого чувства, однако все они оказались неполными и не охватывали всех ее разновидностей.
Вот некоторые примеры, дающие представление о сложности деления любви на виды. Древние греки выделяли две основные категории:
любовь-страсть (эрос), граничащую с безумием, и более спокойную любовь (филиа).
Любовь-страсть, как и всякая страсть, редка, порывиста и непродолжительна. Обычно сюда относится половая любовь. Филиа же более устойчива и разнообразна: сюда относится любовь к родителям, к детям, родственникам, любовь к человеку, родному городу или стране. Это также любовь к власти, славе, свободе, богатству, добру. Предметами данной любви могут быть даже порок, ложь и корыстолюбие.
Широкое истолкование древними философами понятия любви в средние века во многом утрачивается. Область ее проявления суживается только до человека и бога, а иногда и вообще только до представителя противоположного пола.
В связи с этим классификации видов любви, предлагаемые средневековыми философами, основываются прежде всего не на различных формах ее проявления, а на “ранговых” отношениях между людьми. ТерминСписокопределенийАдресаЦитатыГотовыйКемпер, например, в основу своей теории о возможных видах любви кладет два независимых фактора: власть (способность силой заставить партнера сделать то, что ты хочешь) и статус (способность вызвать желание другого человека пойти навстречу вашим требованиям). И в связи с уровнем проявления того или иного качества философ выделяет семь видов любви:
романтическая любовь, в которой оба партнера обладают высокой властью и статусом;
родительская любовь к маленькому ребенку, в которой родитель обладает высокой властью и низким статусом, а ребенок наоборот;
братская любовь, при которой оба члена пары имеют малую власть дуг над другом, но идут навстречу один другому;
харизматическая любовь, например, в паре учитель-ученик, когда учитель обладает и высоким уровнем власти и статуса, ученик же, н


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!