Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






До свидания, мой любимый город 8 часть



Как-то я весь день прожужжал Насте все уши, что завтра третье августа и день рождение вокалиста «Metallica». Рассказывал ей биографию этой группы, всякие интересные истории, которые когда-то где-то вычитал или услышал.

– Ромка, я знаю. Я когда была помладше, много слушала их. Даже хотела научиться играть на гите ради того, чтобы играть «Металлику».

– Ух ты! Я даже не знал. Давай завтра на вечер соберём толпу, я буду лобать, а ты станцуешь. Устроим маленький концерт в честь Бати.

– Да, буду танцевать с удавом на плечах, как в фильме «От заката до рассвета».

– Ага! А я борщ буду у тебя с ноги пить, вместо вискаря. И вообще давай завтра напьёмся, мы ни разу этого не делали, сколько знаем друг друга.

– Отлично! Мы завтра весь день будем бухать движло и курить ганжа, –рассмеявшись, воскликнула Настя.

Она обладала великолепным чувством юмора, стиля которого я раньше не слышал. В нём присутствовал и сарказм, и чёрный юмор, вперемешку с очаровательной мимикой и искренне громким смехом.

Мы решили как-то погнать следующим образом: прийти на цивильный пляж, мне одеть купальные плавки, которые я ненавижу с детства, натянуть их до пупа, сзади засунуть камень в виде геморроя и лечь на живот. А Настя, в свою очередь, засунула бы в плавки тоже продолговатый камень, но чтобы он напоминал мужской член, и легла бы на спину. Мы долго раскручивали эту идею до мелочей и представляли лица людей, которые бы нечаянно это увидели. Мы были готовы так сделать в любой день, но почему-то не было подходящего момента, всё откладывали на потом. Но смеяться с этого нам приносило немалое удовольствие.

Знакомство с москвичками

Одним разом прогуливаясь берегом, я разговорился с девчонками, которые несли от татар бутыли воды, и предложил им свою помощь. На следующий день я их встретил ещё раз, и ситуация повторилась, они меня накормили, предложили мне сотрудничать, мол, я им помогаю с костром, с дровами и водой, а они меня кормят. Ведь им бывает тяжело, когда нужна мужская помощь. Я обрадовался и с удовольствием согласился.

Четыре девчонки жили в двух палатках. Две приехали из Москвы, а ещё две – из Запорожья. Остановились они рядом и таким образом сдружились. Теперь к ним присоединился и я. Мы классно ладили, я им ломал ветки, разводил костры, носил воду от татар, после ветров ремонтировал тент. Я познакомил Настю с моими новыми знакомыми. Она быстро влилась в компанию, и мы тусовались вместе.



Девчонок из Москвы звали Даша и Мая, а Жанна и Аня были из Запорожья. Все молодые, озорные, весёлые и полны жизни. Дашка любила покурить травку, откинуться на песочке и поболтать на вечные темы бытия, например, есть ли жизнь на Марсе, попрактиковаться в английском, послушать игру на лобаке, она так называла мою гитару. Они познакомились с Майкой в Москве за пару дней до выезда в Крым. Дашин парень крутил шуры-муры с Майкой, и девчонки решили между собой встретиться и разобраться. Всё получилось куда лучше, чем предполагалось. Вместо длинных трёпок и драк за парня, они уехали на море. Какие молодые, а уже мудрые девочки? Может, уже не модно за парня драться и таскать друг друга за волосы?

Как-то я увидел, что девчонки собираются уходить.

– Рома, поможешь нам из машины взять дрова? – спросила Даша.

– Да, не вопрос, а в смысле, из машины? Кто-то подвезёт дрова?

– Нет, в моей машине дрова лежат, мы купили их ещё раньше.

– Вы приехали на машине? – не было предела моему удивлению. – А чего вы не говорили?

– Да как-то ты не спрашивал, и мы не говорили.

– Вы меня удивляете с каждым разом всё больше и больше.

На парковке стоял белый, красивый, американский «Chrysler».

– Мать вашу, девчонки, вы что, приехали вдвоём из Москвы на тачке?

– Да, а что тут такого?

– Ничего. Давайте просто покатаемся, – предложил я.

– Давай завтра съездим в Щебетовку, провизии купим.

– Окей, дашь порулить?

– Окей, дам, если права есть.

– Да, но не с собой.

– Ничего, главное, чтобы умел и правила знал.

С этими девчонками вечера выходили яркие, весёлые, не принуждённые, лёгкие и ненавязчивые. Мы покуривали ганжу, пили крымское вино, во избежание знойной жары ходили постоянно в воду.

Иногда на Ямайку надо было принести пятидесятилитровый бутыль воды, за это кормили и давали пятьдесят грамм чачи. Я и ещё один чувак были добровольцами и частенько промышляли таким. Я чувствовал себя на Лиске, как два пальца в вагине, влажно, тепло и уютно.



Рядом с нами жила еще одна девочка из Москвы, но которая долгое время жила в Одессе. Меня с ней позже познакомили. Её звали Ксюша, у неё была зависимость от кофеина. Бывало, я к ней приходил с самого утра, и мы пили заварной ароматный кофе, скуривали по папироске и общались на разнообразные темы. Позже я шёл гулять по берегу. Мне нравился её стиль жизни, отношение к происходящему зашкаливало максимальную отметку умиротворения, в ней царило спокойствие, и чувствовался неповторимый взгляд на вещи.

Однажды ночью, придя в лагерь, я не обнаружил девчонок и пошёл к ним навстречу. Они возвращались от татар все весёлые, выпившие, держали в руке ещё бутылку вина и были рады меня видеть.

– Ромка, мы такие пьяные, – сказала Дашка.

– Та я вижу, вы в лагерь?

– Не знаю, чего-то не хочется спать, ещё тут посидим, травку покурим.

– Ух ты! А есть?

– Да, есть, у Жанны. Жанна, подойди, пожалуйста. У тебя в сумке коробок с травкой.

Жанна начала искать. Но обрадовать нас ничем не смогла.

– Дашка, её нет, – сказала Жанна.

– Как нет?

– Как нет? – не менее удивлённо добавил я.

– Так вот нет. Мы когда проснулись, коробка уже на столе не было.

– Наверно, официантка выкинула? – продолжала логический ряд Даша. – Потрясла коробок, спичек не услышала, да и выкинула. Её надо вернуть, пошли.

Я незамедлительно встал. Жанна, Даша и я направились к заведению, где те отдыхали. Майка и Аня остались беседовать с какими-то парнями. Мы подошли к заведению и обратились к заведующей. Рассказали историю о пропаже, про подозрения, что спичечный коробок, но без спичек, в одном из мусорных пакетов.

– Нам нужен ваш мусорный пакет, – не сдерживая улыбку, со всей серьёзностью говорила Даша.

Когда вынесли восьмидесятилитровый чёрный пакет, до отвала набитый мусором, я засомневался, что ещё хочу курить. С горем пополам я донёс его до машины, у Даши были ключи, мы положили пакет на заднее сидение, доехали до мусорки, высыпали содержимое на землю и под яркими прожекторами принялись ковыряться в мусоре. Чего тут только не было?! Кукурузные кочаны, арбузные огрызки, салфетки, стаканчики…

– Его здесь нет, – констатировала Жанна.

– Что делать будем?

– Едем за следующим, – немедленно ответила Дашка.

Подъехав в притык к самому пляжу к забегаловке, мы сказали, что не нашли там ничего и нам нужен следующий пакет. Белый Крайслер очень хорошо смотрелся не берегу пляжа, особенно с очередным мусорным пакетом на заднем сидении. Дашка проехалась задним ходом по узкой улочке, к ближайшему месту для разворота, продемонстрировав отличное умение водить автомобиль в пьяном виде. Ковыряясь в мусоре, мы опять не нашли искомое. Были пару коробков со спичками и без, но не то, что нам надо.

Мы подъехали очередной раз к заведению.

– Следующий, – приспустив окно, пьяно выговорила Дашка.

Я уже без стыда положил на заднее сидение пакет. Отдыхающие смотрели на нас с большим интересом. Им и в голову не могло прийти, что мы потеряли всего лишь полкоробка конопли. Если бы знали, то угостили бы своей.

Когда я жил в Вяземском, мы с мамой каждое лето приезжали в Украину к бабушке в отпуск. Путь в один конец составлял восемь суток с пересадкой. До Харькова неделю и с Харькова до Хмельницкого ещё день уходил. Гостили две недели, и обратно в поезд. Так происходило каждое лето на протяжении нескольких лет. И как-то произошла аналогичная ситуация, мы не могли найти билет в Россию, подумали, что выкинули. Начали рыться в мусорке в белый день, проходящие люди смотрели и сочувствовали. Помню картину, как мой дядька, работник налоговой инспекции, возвращаясь с работы в брючках и кожанке, опускает мусорный бак и ищет содержимое. Билет просто-напросто оказался в другой куртке.

Третий мусорный пакет оказался удачным. В нём оказалось всего три коробка и один наш. Мне ещё больше захотелось покурить, так как я с такими усилиями ни разу не добывал наркотик. Поставив машину обратно, мы с трофеем пошли в лагерь. Времени прошло много, а Майка с Аней так и продолжали болтать с парнями.

– Нашли, – радостно сказала Дашка.

– Здорово, что нашли, а мы проголодались. Идёмте в лагерь покушаем и там покурим, – сказала одна из них.

Я тоже проголодался и поддержал голодных. Мы направились в лагерь готовить макароны по-флотски. Всё время, пока мы шли и готовилась еда, я с горла пил вино и изрядно охмелел. Ужин был очень вкусный. Мне нравилось, как Майка готовит, она была шеф-поваром нашего лагеря.

Проснулся я на песке, накрытый спальником. Солнце игнорировало мой сон и безжалостно будило. С лица посыпался песочек вперемешку с макаронами.

– Что вчера было? – спросил я у лежащей под солнцем в темных очках и читающую книгу Дашку.

– Ты вчера заснул в тарелке с макаронами, – приподнявшись, приспустив очки, обратилась ко мне Даша. – Как у тебя так получается? Засыпаешь в любом месте.

– Не знаю, может, по наследству. А есть травка?

– Нет, мы её вчера выкурили.

– Не ври, есть. Вы не могли её вчера всю выкурить.

– Честно, вчера все как с цепи сорвались, и Жанна, и Ксюша, Аня, Майка. Все под вином были, дунули, начали хороводы водить. Тебя будили.

– Меня будили? Я бы встал, если бы будили.

– Ты был труп, тебя не добудиться. Мы говорили: «Рома, вставай курить», а ты спросонья: «Забивай, я взорву». Ты в тарелке заснул, мы её убрали из-под тебя и укрыли.

Херня какая-то непонятная. Я встал и направился на ароматный кофе к Ксюхе. Она сидела и ждала, пока закипит турка.

– Доброе утро, проснулся уже?

– Доброе.

– Тебе уже рассказали, как ты вчера заснул?

– Да, макароны с утра со лба стряхивал. Я что, не вставал вчера?

– Ты был неподъёмный. Тебя будили, а потом оставили в покое.

– У тебя есть что-то дунуть?

– Нет, у меня даже табачок закончился. Мне на днях должны передать рюкзак с кофе, сгущёнкой, и даже гашиш. Так что, приходи завтра с утра, покурим, угощу московским ядом.

И путь в никуда начался. На Ямайке я познакомился с ребятами с Феодосии, партий двадцать мы сыграли в шахматы, они меня пивом угостили. Распрощавшись с ними, познакомился с россиянами, заснул на пляжу, проснулся, пришёл в лагерь, поел, снова ушёл. На улице начало смеркаться. День прошёл без особых происшествий. Настя третий день не появлялась. Жаль, что она не доложила, куда пошла. А может, и не пошла никуда, а просто мы с ней не пересекаемся. Но палатка стояла, значит, не уехала.

Утром я пришёл к Ксюше. Красотка ждала дорогих гостей, кофе в турке уже закипал, а она мигом из палатки вынула коробочку и пластиковую бутылочку.

– Курил когда-нибудь гашиш? Знаешь, как это делается?

– Нет, – честно ответил я.

– Смотри, технология очень простая, берём пластиковую бутылку и проделываем сбоку дырку так, чтобы проходила сигарета. Потом отламываем кусочек гашиша, кладём на тлеющую сигарету и её засовываем внутрь.

Первый раз видел, что что-то надо отламывать, сдавливать, делать маленький блинчик и класть на сигарету. Но это работало, сигарета внутри бутылки тлела, и бутылка набиралась чудо-дымом. После сигарету вынимаешь, откручиваешь крышку и махом вдыхаешь. Приход чувствуешь моментально, не успев выдохнуть.

– Ничего себе, это не как травка, – расслабленно сказал я.

– Ну да. Это как гашиш.

– Московский?

– Да.

– То есть как, с Москвы привезли?

– Да, чувак один ездил в Москву, я попросила друзей передать через него мне рюкзачок, в нём был гашик, а тот даже не знал, что наркотики перевозит через границу.

– Ксюха, собаки могли унюхать, ты чувака подставить могла.

– Но всё же нормально получилось, только не говори никому.

Тут меня осенило, почему люди говорят: «Никому не говори». Им стыдно, когда о содеянном узнают. Иначе смысл этой фразы теряется. Человеку не стыдно за сказанное или сделанное, ели он честен сам с собой. Выплывает, что люди, которые говорят «никому не говори», сами выдают чьи-то секреты, подвергая себя разоблачению. Секрет – это твой заложник, пока ты его не рассказал. Рассказав его, заложником становишься ты.

И этот день уже особенно ничем не выделялся. Складывается впечатление, что живя на Багамах и трахая мулаток, я бы тоже утомился от такай жизни. Я бы хотел просто посидеть на дымной кухоньке с друзьями за бутылочкой пива и поиграть в дурака.

Настало время девочкам завтра возвращаться в Запорожье.

– Приезжайте к нам, – сказала одна из них.

– А что, здорово! – воскликнула Дашка. Мы будем ехать в Москву и заедим к вам.

– Отлично, а когда вы хотите ехать?

– Ну не завтра, это точно. Может, через пару дней.

 

На следующий день мы проехались в Коктебельский автовокзал, чтобы провести Аню и Жанну, откуда они отправились до Джанкоя, а там домой. Эти девчонки были весёлые, много шутили, умели от души наслаждаться жизнью. Пили на равных, и курили они также не мало. На Лиске нас осталось на два человека меньше, для меня это уже привычная ситуация – прощаться с теми, к кому так привык. Приехал практически два месяца назад совсем один и нашёл столько родных людей.

– Дашка, а давай, когда вы поедите в Москву, я поеду с вами, мы заедим в Запорожье, потусим там, а потом я поеду обратно.

– Классная идея, – поддержала Дашка.

Приехав с Коктебеля, я сообщил Насте, что на днях уеду и вещи оставлю у неё в палатке.

– Чтобы не переживала мне тут.

– Я бы не переживала, – рассмеялась Настя.

– Настя, а чего я тебя так долго не видел, ты куда-то уезжала?

– Я себе отвисала, ты с девчонками отдыхаешь, а я себе нашла тоже одного наркоманчика. Но скоро думаю пройтись на Меганом. Не знаешь, как там?

– Конечно, знаю, Там здорово! Меганом имеет какую-то магическую формулу. Побывав там, влюбишься в это место. Там гораздо меньше людей, чем здесь, и тише. Там можно услышать собственные мысли.

– Мне как раз этого не хватает, немного надоело тут уже, пошли со мной туда.

– Нет, я не хочу, Настя. Я там уже был две недели, а скоро тем более в Запорожье с москвичками еду. Бери наркоманчика с собой, – рассмеялся я.

– Да он с каким-то другом тут, вряд ли я его оторву от него. Тем более у него наркоты много, возле него девки крутятся стаями, – со смехом продолжала Настя.

– Не скучай без меня. Я уверен, ты найдёшь, чем тут заняться, ты самостоятельная девчонка.

– Ромка, я уже скучаю, – обняв меня, сказала Настя.

– Я вернусь, и мы ещё больше будем гнать, дождись меня, – и ещё крепче в ответ обнял эту очаровательную дружбанку.

В путь!

Приятное чувство – предвкушать поездку. В ночь перед отъездом на море, когда я был маленький, всегда не мог заснуть и просыпался ни свет, ни заря. Приятное чувство где-то внутри поселилось и в этот раз. Мы дошли до машины и сложили в багажник все вещи. С нами поехал один парень, Митя. Он сам с Одессы, но нам по пути было только до Феодосии.

Накрасив ногти, Дашка завела машину. Опустив все стёкла и включив «AC\DC» погромче, мы тронулись. С ветерком, как говорится, мы быстро добрались до Феодосии, там перекусили и прогулялись по городу. У Дашки не было на одежде карманов, и она мне всегда оставляла свой телефон, ключи от машины, кошелёк и её любимую красную зажигалку. И в один момент, когда девчонки где-то нас ждали или куда-то пошли, мы с Митей остались одни, с ключами и документами на машину. Плюс кредитная карточка, от которой за всё время я уже запомнил пин-код. Идеальное ограбление.

– Митя, прикинь, сейчас взять и уехать на машине. Ключи у меня, документы тоже. Правда, прав с собой нет.

– А когда они бы обнаружили пропажу и позвонили в милицию, мы были бы уже далеко в пути.

– А где далеко, куда бы поехали?

– Обычно, когда что-то крадут, не задаются таким вопросом, а просто делают и всё. Но мы не такие, нам нужна цель кражи.

– А вот представляешь, нам по пути попадается беременная женщина, у которой отошли воды, и она умоляет ей помочь. Что делать?

– Сообщить Дашке не можем, так как телефона нет. Она обнаружит кражу, подумает, что машину угнали, карточку украли. Нас находят, либо сами возвращаемся, а нас уже ждут с железными браслетами…

– Ага, а пока мы объясним, что к чему, то пройдёт ещё куча времени, учитывая, как у нас оперативно работает милиция.

– Ещё хуже, если возвращаясь в больницу, чтобы доказать нашу невиновность, обнаружим, что пациентка скончалась от неудачных родов. И ничего уже не скажет.

– Но всё равно, откуда тогда мы знаем эту женщину? Мы бы доказали, думаю.

– Или ещё один из вариантов: положить в багажник жмурика, а потом, когда их останавливают, осматривают машину, находят жмура и шьют дело, – продолжил он.

– Багажник забит до предела, не получится. А в салоне вряд ли они не заметят жмура. Или такие, знаешь: «Майка, всё хотела тебя спросить, что это за парень сзади нас», а Майка: «Ой, ты знаешь, я думала, это твой друг».

Короче, сошлись мы на том, что свои личные вещи ты не должен оставлять на друзей или знакомых. Чтобы не происходило, документы или ключи от машины надо носить при себе. Это хорошо, что мы такие добрые и воспитанные, а попадись тебе обделённый в детстве умом человек, и машины не найдёшь, и винить некого будет.

Феодосия была очень жарким и тесным городом, много отдыхающих вперемешку с местными. Маршрутки, жара и духота почему-то давили на нас. Хотелось поскорей покинуть город, не в обиду коренным жителям, а просто из личных побуждений.

Митя не стал выходить в Феодосии, он вышел в Мелитополе и сел на автобус. А мы с ветерком поехали дальше. Жанна по телефону объяснила, куда ехать, сказала адрес и как добраться. Но это было слишком сложно: в темноте искать какой-то супермаркет «Амстор», а потом ещё поворачивать куда-то во дворы. Видно было, что Дашка серьёзно устала весь день вести машину и чуть ли не засыпала за рулём. Она нервничала от того, что не могла найти дорогу. Майка уже давно спала на заднем сидении.

– Дашка, давай я сяду за руль, а то ты устала, я, конечно, без прав, но будем надеяться, что в проулках нет ГАИ.

Дашка остановилась, я пересел за руль. Эта машина была мне чуток знакома, так как в Феодосии она мне давала кататься на небольшие расстояния. Мы поехали, нашли дом, вышла Жанна.

– Ну что, поехали на квартиру, – сразу сказала она.

– А мы ещё не приехали? – спросила Дашка.

– Нет, здесь живу я, а квартиру на пару дней я сняла недалеко.

За руль сел я. Дашка сидела рядом.

– Даш, ты мне подсказывай, если что!

– Зачем? Ты же умеешь. Я, к примеру, не люблю, когда еду, а мне под руку говорят, как ехать. Убить готова.

Ситуация слишком знакомая, так как у моего шурина есть машина, и он когда выпьет, может попросить завезти домой. И в течении езды я услышу миллион замечаний, что и как я не так делаю. То в зеркала не глянул, то на перекрёсток выехал… Я, конечно, ценю заботу, но такую информацию лучше говорить после того, как приедешь, а не под руку. Так что в этом плане Дашка вела себя комфортно для меня, и мне было ехать легко.

Добрались мы без проблем на новую квартиру, по дороге купили выпивки, разбудили Майку и начали праздновать наш приезд на казацкие земли. К нам на квартиру приехали ещё Аня и её парень. Странно конечно, Аня долгое время отдыхала на нудистском пляже без него, а тут как ни в чём не бывало. Но это хорошо, когда такое доверие есть у людей. Главное, его не потерять, потому что это навсегда. Спать улеглись где-то под утро, так как беседы не знали границ. Я лёг с Дашкой в отдельной комнате. Ночь была страстной.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!