Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






До свидания, мой любимый город 7 часть



– Мы едем, – сказал он.

Секундная пауза зависла в воздухе. Взвесив все «за» и «против», выдохнув, я сказал:

– Я с вами! Один раз молоды бываем! Подождите пару минут, – выбежав из машины, я окликнул Алексея, которому помог с палаткой.

– Ты ещё долго планируешь быть тут?

– Думаю, да. До первого точно буду.

– Слушай, Алексей, а если я тебе оставлю свой рюкзак, присмотришь за ним? А я вернусь через пару дней и заберу.

– Без проблем, конечно, оставляй, я напишу тебе свой номер, если что, позвонишь.

В течение минуты мой рюкзак был уже в его машине.

– Со мной был патлатый паренёк, помнишь?

– Да!

– Скажи ему, что я поехал в Ялту.

Мне не было страшно оставить вещи совершенно незнакомому человеку. По людям видно их намерения, глаза − это зеркало души, по взгляду и бровям, по манере общения, жестикуляции можно прочитать, добрый человек или не очень.

Мы начали движение с ветерком навстречу приключениям. Разговорились с нашей случайной попутчицей, которую звали Лена, она была из Харькова, а в Ялту едет на Yalta Summer Jam 2012, который длится несколько дней. Это соревнование по брейк-дансу, куда съезжаются со всей Украины, России, Молдавии и Белоруссии.

Вдруг я увидел, что на вещах сзади лежала моя гитара.

– Блин, я гитару забыл отдать. Придётся взять с собой. Хорошо, что увидел.

– Так бы приехал в Питер за ней. Или по почте бы выслали, – не отвлекаясь от дороги, произнёс Лёха.

Когда с питерцами нам стало уже не по пути, мы с Леной пошли пешком, пытаясь поймать попутку. Машины останавливались нечасто, но всё же мы понемногу продвигались вперёд. Обычно автостопом добираться удобно с утра и до часиков трёх, а дальше вообще нежелательно куда-то выбираться. На часах было шесть вечера, до девяти мы ещё как-то передвигались, пытались как можно больше проехать, но застряли в одном из посёлков. До Ялты оставалось около шестидесяти километров. А прямой машины или автобуса туда не было, да и вырываться в путь против ночи мы не рискнули. Лена очень нервничала и обвиняла меня, что она не попала на открытие этого фестиваля, что надо было садиться на рейсовый автобус, но я её успокаивал и утверждал, что ничего важного она не пропустила. Но реалии пугали и меня, мы оказались без жилья в незнакомом месте.

– Лена, нам надо искать место для ночлега. В такое время мы, увы, не доедем.

А она всё продолжала, как маленькая девчонка хныкать и приговаривать: «Почему всё это свалилось на мою голову?». Мотала сумкой, топала ножками, как будто привыкла, что в её жизни всё делается по щучьему велению. Сегодня, видимо, был не её день, она оказалась без щуки и лампы Алладина.



– Лена, пошли со мной к отдыхающим дикарями, попросимся на ночлег.

Лена беспрекословно последовала за мной. На берегу было много машин, домов на колёсах и множество палаток. Мы решили попросить хотя бы один каремат и чем-то укрыться. Когда мы подходили к отдыхающим, мужчины сначала пыжились, вставали на защиту семейства: мол, идите, бродяги, отсюда, но потом всё-таки проявили понимание и предоставили нам карематы, одеяло, накормили шашлыком и напоили кофе. Мы улеглись под открытым небом, был слышен прибой Чёрного моря, дул лёгкий ветерок, где-то играла музыка.

– А ты зачем едешь в Ялту? – спросила Лена.

– Надо найти одного человека.

– Позвони ему.

– Это не так просто, у меня нет номера.

– А где живёт, знаешь?

– Нет.

– Странный ты парень.

– Странная ты девчонка.

Я поцеловал её в щёчку, и мы улеглись спать.

Лена на глазах успокоилась, было видно довольствие и беззаботность. А я был рад, что день закончился хорошо.

И снова Ялта

Рано утром мы уехали автобусом прямиком в Ялту. Идя по улицам, я искал вывески «Юрист» и всё, что с этим связано. По дороге заходил в каждую контору и спрашивал, не работает ли у них двадцатисемилетняя Ольга. Но мне никто ничем помочь не мог, мои шансы всё больше приравнивались к нулю. Найти Олю в Ялте было практически невозможно. Как назло, у меня ещё с самого утра не включался мобильный телефон. После посещения нескольких юридических фирм я окончательно потерял надежду.

Чуть позже мы встретили знакомых Лены, и все вместе решили посидеть в кафешке. Потом мы ещё куда-то шли, а потом ещё, и я Лену потерял из виду. Я искал её, но безрезультатно. Мне вспомнился момент, когда мы с бабушкой ходили по базару, и она говорила, чтобы я, если потеряюсь, оставался на месте, потому что так найти меня будет легче.



Ну вот, я опять один в Ялте с гитарой на плечах.

 

Тыняюсь по улицам богом забытого города,

В суете жарких дней ищу знакомые лица,

Среди бесполезной толпы и жуткого голода.

Скоро уже и дело к вечеру,

А делать как не надо было ничего,

так и до сих пор нечего...

Вдруг я услышал, как меня окликнул женский голос:

– Эй, парень! Парень с гитарой, иди к нам.

Девчонка, которая меня подозвала, держала на руке двух белых голубей. Её работа заключалась в том, что на набережной она цеплялась к людям с детьми и уговаривала посадить птичек им на руку, утверждала, что это бесплатно. Наивные дети хотели погладить птичек, а родители не могли противостоять своим слюнявым нескольким килограммам счастья и разрешали. Когда отдыхающие «наживку заглотнули», и дети не боялись птичку и чувствовали себя комфортно, поглаживая пернатое создание, птицеводы предлагали сделать пару фотографий на память, с понтом, вам же не жалко для детей ничего. Таким образом зарабатывались деньги.

– Сыграй нам что-нибудь, – начала заливать одна из них.

– Что-то не хочется, настроения нет, тем более, я не пою.

– Та давай, мы подпоём.

Делать всё равно нечего, а тут хоть какое-то знакомство. Я достал гитару, настроил и начал что-то наигрывать.

И тут началось: «А знаешь то?», «А можешь это?».

Я распелся, разыгрался, настроение поднялось, и я почувствовал себя лучше. Стало действительно весело и легко. Прошло много времени.

Потом я оставлял гитару у них, уходил, бродил по набережной. Опять приходил к моим новым друзьям и опять где-то скрывался.

В толпе я увидел Лену, и мигом подбежал к ней.

– Блин, хорошо, что ты нашлась, а то потерял тебя.

– Я и не терялась, – холодно ответила она.

– В смысле? Приехали вместе, я думал, затусить можем вместе.

– Я сама по себе всегда провожу время, и никто никого не терял, я сама ушла.

– Понятно! Слушай, вчера мы ехали, и ты говорила, что у тебя есть пятка, давай покурим.

– Её уже давно нет, но мне те две подружки дали чуть амфетамина.

– Ого! Я никогда до этого не пробовал.

Мы с Леной пошли в какую-то подворотню, где я стал на шухере. Она присела на корточки и начала на паспорте делить белый порошок на две дороги. Потом скрутила пятигривневую купюру в трубочку, сквозь которую дорожка из белого порошка исчезла из виду. Потом Лена опрокинула голову и начала теребить нос, как будто у неё насморк.

– Иди.

Я подошёл и осторожно, чтобы не рассыпать, взял её паспорт и свёрнутую в трубочку банкноту. Это напоминало мне какой-то гангстерский фильм, где я сейчас занюхаю кокс, накачу с горла вискаря, перезаряжу свой Кольт и пойду убивать неверных. Но всё было не так. Я на корточках, во дворике, как наркоман, занюхал горький порошок и охренел. В носу всё запекло, на глаза выступили слёзы. Чёрт побери, придумали же люди способы себя убивать. От водки щуришься, от конопли – кашляешь, от амфетамина – слёзы текут. Что будет от кокаина, срачка нападёт?

Из дворика мы вышли быстро.

– Ну, я пошла, − сказала Лена.

Мне было всё равно, что она уйдёт, настроение поднималось.

– Давай! Увидимся!

Лена помахала рукой и скрылась в толпе. Мы разошлись в разные стороны. Я пошёл к тем ребятам, у которых оставил гитару. Та девушка, которая меня подозвала, была склонна к полноте, но была довольно сексуальна. Она подходила к людям, общалась с детьми. Все это выглядело безобидно и мило. Я не знал, чего ожидать от принятого наркотика, но кроме хорошего настроения и прилива сил ничего не чувствовал. Я попросил у неё попробовать ремесло с голубями. Я ходил навеселе, говорил людям, что это необычные голуби, кто притронется к ним, будет счастлив. Детям говорил, что это попугаи из Африки, и они не говорят, так как ещё не выучили украинский язык. В общем, мне было так здорово, что я забыл про все проблемы. У меня получилось уговорить людей сфоткаться, но денежные вопросы решала она. В общем, мы сдружились.

– Ты тут с кем? – спросила она.

– Сам.

– Сам? А где остановился?

– Пока нигде.

– То есть, ты не знаешь, где будешь ночевать?

– Нет, негде. Буду тусить на фестивале, а завтра уеду туда, откуда приехал.

– А откуда приехал?

– Лиска, знаешь? Под Коктебелем.

– Нет. Можешь остаться у меня. Если хочешь.

– Здорово, спасибо, давай номер. Когда к тебе позвонить?

– Позвони в десять, я как раз освобожусь.

– Договорились.

Мне пришлось запомнить номер, так как телефон не работал ещё с утра. У меня мания стараться запоминать номера. Когда я был в Европе, на всякий случай запомнил мамин итальянский номер. Да и так, знаю практически все номера друзей в городе. И это меня не раз выручало при выключенном мобильном. Я закинул гитару на плечи и пошёл в толпу, где люди стояли в кругу, а в центре был батл по брейк-дансу.

Откуда не возьмись, на моих глазах появилась Маргарет. Та самая Маргарет, с которой мы виделись в последний раз в другой стороне Крыма. Которая улетела в Турцию.

– Маргарет! – крикнул я.

– А я думала, ты меня не заметишь, – повернувшись ко мне, произнесла она. – Я тебя уже минут пять выглядываю, думаю, увидишь, нет?

Маргарет была в коротких шортах, футболке и кепке. Выглядела свежо, но была чуток подшофе.

Я крепко обнял эту дружбанку, искренне рад был её видеть, и начал расспрашивать:

– В Турции была?

– Да, классно. На халяву отдохнула, как надо. Каждый день бухала вискарь, разные коктейли, такое, короче.

– Да уж, ты в своём репертуаре.

– Где все?

– Валя в Киев ещё первого поехала, Эпл тоже домой. Я с Диего был на Фиоленте, вот в Ялте сейчас.

– А Диего где?

– Он на Лиске остался. Я второй раз тут.

Маргарет не стала вдаваться в подробности про Диего и почему я в Ялте уже дважды, а просто попросила у меня двадцать гривен.

– Ты что, без денег? – спросил я.

– Да! Вообще без копейки.

– А где ты останешься, как будешь дальше?

– Я познакомилась с каким-то кренделем, у него скоро должны быть деньги, а пока так пивка хочется. Гарри, дай денег, не жлобся.

Я достал из кармана потрёпанный паспорт, из которого достал двадцатку.

– На!

– Спасибо, Гарри, ещё увидимся, – обняв меня, Маргарет скрылась в толпе.

Мои деньги заканчивались с молниеносной скоростью, а время арендаторов платить ещё не настало. До следующей получки ждать около двадцати дней. Вот это я транжира! Но я не отчаивался, меня тешил факт, что на моей карточке есть ещё восемьсот гривен. Перед отъездом в Европу я зарегистрировался в системе МММ и стал десятником. Эта система выплачивала двадцать долларов каждому, кто зарегистрируется. Я подключил около десяти людей и кому-то просто не успел отдать деньги. У меня появились мысли уже и не отдавать их, так как кто-то забыл про них, а кто-то попросту убеждён, что бесплатный сыр только в мышеловке. Я не считал это кражей денег у людей, которых подключил, так как они ни копейки не вложили. Скорее, это выручка денег за посредничество. Я привёл, подключил, комиссию получил. Все, как по мне, честно. В худшем случае, если кто вспомнит про них, то извинюсь за задержку и отдам, так как надо оставаться людьми в любой ситуации.

Батл по брейк-дансу проходил во всю силу, людей вплотную столпилось тьма тьмущая, и пройти сквозь них, чтобы посмотреть, было невозможно. Громко играла ритмичная электронная музыка, а люди то и делали, что время от времени аплодировали и свистели участникам. Были ребята, которые сидели невдалеке на газоне и просто наслаждались музыкой, покуривая коноплю. Мне не составило труда присоединиться к ним и покурить вместе. И таким образом, я только один день без Диего в Ялте, а уже употребил два вида наркотика и нашёл жильё на ночь. Время пролетело быстро, на улице стемнело, фестиваль закончился. Люди по чуть-чуть расходились, оставляя после себя мусор.

Мне надо было связаться с той девочкой, чтобы остаться у нее. Я попросил таксиста дать позвонить, после чего он завёз меня по сказанному адресу.

Пригласившая меня девушка жила с четырьмя подругами, которые также где-то работали. Но на данный момент в доме не было никого. В одной комнате было три кровати, в другую я не заходил. В квартире был ужасный беспорядок, царила грязь и антисанитария. Одежда была разбросана на полу возле кроватей. Эти кучи шмоток навеяли мысль, что девочки, живущие здесь, совершенно не чистоплотны. Я не видел остальных жителей этой квартиры, но попытался представить их. После душа мы с Леной, так её звали, разговорились. Она легла на кровать, а я сел рядом. Она жила в другом городе, а в Ялту приехала поработать и заодно отдохнуть. В родном городе деньги тоже будут тратиться на питание и жильё, только тут есть ещё море и много новых людей, как утверждала она. Позднее наше общение приняло слегка эротический характер, девушка переворачивалась с боку на бок, якобы невзначай, притрагивалась ко мне, пыталась всячески соблазнить меня. Я это понял и прямо ей сказал, что у меня презерватива нет, а без него я с незнакомками не сплю. Даже не знаю, как бы поступил, окажись он у меня, так как антисанитария в этом доме терпимости зашкаливала. После моих слов о неимении средства для совокупления, она сказала, что будет спать, и мне следовало бы тоже ложиться. Я лёг на соседней кровати и быстро заснул.

Проснулся от визжания, громких женских голосов. На часах было три часа ночи. Надо мной склонились три пьяных тела женского пола и дёргали меня за руки, шарпали одеяло.

– Кто это? – спросил я у смирно сидевшей на кровати Лены.

– Я с этими девчонками живу.

– Угомони их, – сквозь шум пытался сказать я.

Но она, как послушная девочка, сидела и ничего не могла сделать.

А девки продолжали петь во всё горло и насмехаться:

– А, Вася, нету презерватива, фу… – выдавала поочерёдно каждая из них.

Так вот, в чём дело. Лена рассказала им, что секса у нас не было, так как у меня не оказалось средства контрацепции, а они посчитали это плохим тоном, когда парень приходит к девушки без гондонов. Я пытался их переубедить, не кричать, не кидать тапки над головой, но это было бесполезно. Пьяные люди не контролируемы, в особенности женщины. Я понимал, что за окном ночь, я в чужом городе, и мне деваться некуда, но я захотел покинуть этот бордель. Я встал и начал собираться. Я не набивал цену, у меня возникло огромное желание уйти.

– Ты куда? – спросила одна из дурилок.

– Я ухожу.

– Ты что, обиделся?

– Я не обиделся, просто вы невыносимы. Лена пригласила меня в гости, выручила, дала ночлег, а вы портите мнение об этом всём. Ей стыдно за вас.

Лена сидела на кровати и просто смотрела на происходящее.

– Да ладно тебе, не обижайся, ложись обратно, – икая, еле выговаривало тело.

– Мы больше не будем, – ехидно проговорило другое пьяное тело.

Идти мне не было куда, я молча сел на кровать.

– Все будет хорошо, оставайся, – сказала Лена. – Куда ты пойдёшь в ночь.

– А вы в покое оставите?

– Конечно, оставим, презервативов же у тебя нет! – громко хохоча, скрылась во второй комнате тело.

Ещё немного подискутировав, одна принялась моститься на кровать, другая пошла курить на кухню. В комнате стало опять темно и тихо. Я уснул.

Утренний страх

Когда я проснулся, в комнате уже было светло, но Лена и её подружка спали. Я очень хотел есть. На кухне я поставил чайник и принялся жарить яйца. Утро, как ни странно, было отличное, я выспался, и настроение было хорошее, тем более, в этот день предстояла поездка обратно на Лиску, что не могло не радовать.

Через некоторое время входная дверь открылась, и на пороге появился здоровый бритоголовый амбал в чёрной майке и с татуировкой на руке (наверно, сувениры с севера), а следом и одна из затейниц вчерашнего ночного шума.

– Это кто? – спросил он у девчонки, мотнув головой в мою сторону.

Мне стало не по себе, я растерялся и обдумывал пути для отступления.

– Это друг одной сожительницы, – ответила она.

– Друг, говоришь, – повернув харю в мою сторону, он произнёс:

– Ты что повар, что ли?

Я мысленно попрощался с близкими, друзьями, жизнь промелькнула перед глазами. Вспомнил, когда жил в России, у меня была овчарка Герда, и когда она сдохла, я её не похоронил, а просто кинул в овраг. Я был маленький и не понимал, что надо делать с умершими животными. Зато сейчас понял! Понял, что сию минуту мне вернутся мои пули за все совершённые и не совершённые косяки. Весьма пожалел о том, что мало прогуливал школу и университет и что не пришёл на выпуск в футболке «Metallica» и косухе, что очень хотел сделать.

– Нет, не повар, – робко произнёс я.

– А мне показалось, что повар, – нагло произнёс бугай. – Водку будешь?

У него в руках был пакет, из которого он выложил на стол бутылку водки, шоколадку и какую-то банку консервов.

– Нет, спасибо.

– Чего? Выпей.

– Нет, я сегодня уезжаю, надо быть трезвым.

– Ты что, за рулём?

– Нет, просто не хочу с утра пить.

Меня выручил неожиданный приход Лены на кухню. Она зашла сонная и попросила меня налить водички. Протянув кружку, я сказал:

– Лена, я скоро еду.

– Куда?

– Откуда приехал, мне надо возвращаться.

– Подожди меня, вместе выйдем, – заходя в ванную, сказала Лена.

Когда Лена вышла, я ей протянул кружку кофе, и она села на табуретку. Таким образом, на кухне нас оказалось четверо. У холодильника стояла корзина с двумя голубями. Амбал без спросу приоткрыл крышку и заглянул туда.

– Это что, голуби?

– Да, – безразлично ответила Лена.

– Может, они голодные? Дай им корма.

– Нет, они не голодные.

– Может, тебе денег дать, чтобы ты купила корм птицам? У тебя есть деньги? – не упустив возможности съязвить, произнёс бугай.

– У меня есть деньги и корм тоже есть, – слегка нервно отвечала Лена.

– Выпей водки, опохмелись, – не переставал ебать мозги тот.

– Я – одеваться, – игнорируя его слова и поднимаясь со стула, произнесла Лена и скрылась в комнате, не допив кофе.

Та девочка, которая пришла с бугаём, особо не отличалась красноречивостью. Она послушно сидела и сёрбала горячий кофе.

Когда Лена вышла, я незамедлительно надел гитару и начал выходить.

– Ты – гитарист?

– Нет, это друга гитара, – переступая порог, отрезал я.

Мне хотелось поскорее покинуть этот бордель.

– Ну и друзья у твоей подружки, – сразу начал я.

– Первый раз вижу этого дебила.

– Да? – удивился я. – Это многое объясняет. Видимо, этот отморозок купил водку, чтобы споить девчонку и… Никогда не понимал таких методов. Куда интереснее поговорить об этом, заинтересовать, соблазнить, возбудить и заняться охрененным сексом, наслаждаясь друг другом, но не споить же. Это как игра в одни ворота. Да, понимаю, немного алкоголя ещё больше раскрепощает партнёров, но уверен, это не тот случай. Да и она тоже какая-то безмозгленькая, что ей потрахаться не с кем? По набережной столько пацанов молодых ходит. – А Лена всё слушала и кивала в ответ. Добавить ей было нечего, потому что сама такая же. Приехала на курорт, тут её никто не знает, делай что хочешь, никто ничего не узнает.

На улице было тепло и светило солнышко. Какое прекрасно время года. Дойдя до остановки, мы сели в маршрутку. В машине ещё не так жарко, и людей практически не было. Лена меня уговорила попить с ней кофе. Я сначала отказывался, потому что хотел поскорей покинуть Ялту, но согласился, так как терять особо нечего. Мы мило побеседовали на разные темы. Она оказалась приятным собеседником, внимательно слушала, не перебивала, говорила не затянуто и по теме. Но моё время пришло. Я сел на маршрутку и доехал до уже знакомой троллейбусной остановки, вышел в Алуште и начал ловить попутки. Машины не хотели останавливаться ни в какую. Пешком я прошёл больше пяти километров, и ничего. И тут останавливается белый «Volkswagen», за рулём – молодой парень. Он открывает мне дверь и говорит:

– Ух, ты! Здорово, что ты тут стоишь, садись, а то уже засыпаю. Гитару ложи назад.

Я не понял, что творится. Меня ещё из водителей никто так не встречал.

– Я Яша, – протягивая руку, с улыбкой сказал он.

– Рома, – в ответ сделав тоже самое. – А ты куда едешь?

– В Феодосию.

«Обалдеть», – подумал я. Это же по дороге, прямо через Щебетовку, откуда недалеко до Курортного и уже Лиска.

– Отлично! До Щебетовки с тобой буду ехать.

– О, классно! Только я буду останавливаться по пути на пятнадцать-двадцать минут, ты не против?

– Конечно, не против.

– Я просто алкоголем торгую, на точки буду заезжать. Слушай, а ты куришь траву?

– Да, курю!

– То давай курнём, чего же ты молчишь! – и тут же съехали на обочину.

Яша забил в люльку крымских бошек, они тут другого не курят, и мы дунули. Меня расслабило не по-детски. Я откинулся на сидение, Яша прижал педаль акселератора в пол, в салоне громко зазвучала музыка.

Мы неслись по горному серпантину под ритмичные звуки, доносящиеся из колонок, в лицо дул ветер, я себя чувствовал прекрасно. Останавливались в нужных местах, Яша выходил, приходил, вынимал алкоголь, уносил алкоголь. Я, чтобы не скучать в машине, ходил на пляж купаться. Тысячу чертей, как же я люблю лето, каждое лето ездил бы по морям. Мы всю дорогу говорили, обменялись номерами. Яков сказал, чтобы я обязательно звонил, когда буду в Феодосии. На что я охотно согласился. Моё время пришло, я покинул его машину и направился по своей дороге дальше. Классно, что без пересадок я добрался практически куда надо. До Курортного оставалось два километра. Я тут же словил попутку, и уже через сорок минут оказался на Лиске. Значительно стемнело. Машина Алексея стояла на том же месте, а возле его палатки сидело трое мужчин.

– Алексей, я вернулся, – подойдя сзади, воскликнул я.

– О! А ты как раз вовремя, у нас уха. Знакомься, Лёша и Ваня, они с Белоруссии. Мы только недавно познакомились.

– Рома, – пожал руки в ответ. – А где Диего?

– Он побыл денёк и уехал, сказал, что в Коктебеле легче выжить.

Как-то слегка тоскливо стало, что не попрощался с ним, всё-таки месяц с одной баклаги пили, дольше всех мы протусили вместе. Но ничего, зато расставание прошло безболезненно.

Я быстро влился в компанию. Алексей рассказал, как мы познакомились, и что через пять минут я уже оставил у него все вещи. На столе появилась вкусная еда, коньяк, шестиструнная леди разбавила нашу мужскую компанию. Вечер удался.

Да здравствует Лиска!

Время текло, как сучка. Два белоруса были химики, весьма эрудированы, знали английский язык, много интересных фактов и могли поведать многочисленное количество занятных историй. Они утверждали, что ели чистить в морской воде зубы, а можно даже не чистить, а просто полоскать, то вскоре они приобретут белоснежный цвет. Лёша любил выпить и пофилософствовать, понимал, что отдых – это отдых, и ни о чём не беспокоился, а с Ваней мы часто играли в шахматы. Алексей, который из России, хотел познакомиться с одной девчонкой. Он её часто видел, но подойти не решался. Так же узнал, что её друзья разъехались, и это отличный момент, чтобы подкатить. Мы пошли к ней сватать Алексея. Полуобнажённая девушка стояла и смотрела в море. У неё на голове были заплетены дреды, тело вот-вот начало покрываться загаром.

– Настя, – воскликнул Алексей.

Девчонка мило улыбнулась и подошла.

– Привет, ребята! – ответила она.

– Мы за тобой пришли, – продолжил жених.

– В смысле?

– Ну, твои друзья же уехали, ты осталась одна, переезжай к нам, мы поможем тебе с палаткой.

– Ой, я даже не знаю, как-то все спонтанно. Не обдуманно даже.

– Давай к нам, – не выдержав тактичной паузы, начал вынимать первый колышек Алексей.

Я понял, что всё испорчено. Если бы можно было сделать зарисовку моих мыслей, это выглядело бы так. Прожектор слепит в лицо, повсюду мигалки красного цвета, холодный лай собак, раздаётся характерный звук немецкой сирены. И голос приказывает «быстро покинуть территорию, иначе расстреляют».

– Эй, что ты делаешь? – как я и ожидал, произнесла Настя.

Алексей покраснел, он, как маленький мальчик, выпрямился и не мог пошевелиться.

– Давай пока не будем трогать палатку, типа, можно тусоваться вместе, а дом мой будет здесь, – нашла альтернативу Настя.

– А, ну пускай так будет, – робко ответил тот. Этот день мы все провели вместе.

На следующий день мы с ребятами кушали в забегаловке под названием «Ямайка». Это двухэтажное заведение на берегу пляжа. Тут можно посидеть с компанией, поиграть в карты, шахматы, о чём-то пообщаться, в общем, переждать знойную жару. И увидали, как по пляжу гуляет Настя.

– Настя, иди к нам! – крикнул Алексей.

Настя подошла, подсела, ребята её угостили едой. Лёша белорус заказал коньяк, потом пошло пиво. Мы с Настей нашли общий язык, она оказалась большим ценителем музыки, обожала петь и мечтала научиться играть на гитаре. С этих пор она начала тусоваться с нами. Итак, новая компания в сборе. Два Лёши, Ваня, Настя и я.

С Настей мы начали много общаться на совместные темы, наши музыкальные вкусы сошлись, мы много пели и говорили о творчестве. Нам впятером было довольно весело, не считая тот факт, что то Алексей, то Ваня к ней подкатывали.

– Прикинь, мы купались в море, и тут волна меня накрывает, я выныриваю, а возле меня оказывается Ваня и уже держит меня. Говорит: «Идём, в горы пройдёмся». Я офигела и давай выбираться из воды.

Она со мной делилась этим и говорила, что фигня какая-то происходит, что её не интересуют лысые дядьки. Конечно, девочка она красивая, сексуальная, на море без парня, любой захотел бы подкатить. Но Настя не велась на материальные ценности, она проводила время, как требовала душа.

– Честно признаться, когда мы допоздна остались на берегу и заснули на улице, на следующий день Алексей меня спросил, или я с тобой спал, – начал признаваться я.

– А ты что?

– А что я? Правду сказал.

– Какую?

– Спал, конечно.

– Гонишь, сучка, – и замахиваясь чем-то в руке, Настя, смеясь и угрожая, догоняла меня по пляжу.

Мы классно сошлись в интересах, мне она, конечно, понравилась, но в сексуальном плане мало интересовала. Мне жутко понравились её приколы и шутки. У Насти был своеобразный юмор, свой взгляд на мир. Она без затруднений понимала мой юмор и тут же поддерживала тему, дополняя своим.

Спустя около двух недель, первый нашу пятёрку покинул Алексей россиянин, ему надо было возвращаться к работе. Он говорил, что, возможно, ещё приедет, но пообещать не мог. Вчетвером проводить время стало уже не так. Нас связывал этот весёлый парень. Он был искренний и добрый. Я с самого начала знал, что ему можно доверить свои вещи, и чуйка меня не подвела. Общий язык хорошо находил с Лёшей белорусом. Он мне нравился своей непосредственностью, наличием личного мнения и желанием пить с утра. Практически каждое утро мы допивали недопитую бутылку с вечера. С Ваней мы всё азартнее продолжали соперничать в шахматы. А с Настей у нас получалось особое общение, наши интересы зашкаливали и поэтому мы с ней контактировали очень хорошо.

Ещё позже нас покинул Лёша, и когда нас осталось трое, связь с Ваней по чуть-чуть терялась. Он был закрыт для нас. Мы практически перестали играть в шахматы. Он нам сообщил, что хочет уезжать на Айя. Я ему предложил поехать втроём, он отвечал, что мы – не шведская семья, и он поедет один. А Насте, в свою очередь, он предлагал, и она отказалась. С Ваней мы тоже распрощались. Мы остались одни. Я закинул свои вещи в Настину палатку, а свою так и не расставлял.

Мы могли проводить целые дни вместе, философствуя на разные темы, а могли не видеться сутками. Никто никому ничего не должен, это был наш девиз, который мы чинно соблюдали. Как-то валяясь на песочке, мы заговорили про сексуальный опыт, отношение к нему, гомосексуализм, секс втроём, вчетвером и даже инцест. Рассказали про самый экстремальный, неудачный и безупречный секс. В течении беседы между нами распалилась искра страсти. Я уже не так смотрел на Настю, как смотрел час назад. Нами завладел животный инстинкт. Мы, как сорвавшиеся с цепи, побежали в палатку, вынули из неё мой рюкзак и гитару, чтобы было больше места. Без разговоров оголились и принялись целоваться. Трахаться в одноместной палатке немного неудобно, нет полного раскрепощения, очень мало места и ограниченность в позах, но было чертовски приятно соприкасаться липкими от пота телами, и в процессе даже смеяться с этого. У нас даже секс с юмором выходил. Пребывание в палатке долгое время мне напоминало детство на даче. Когда мы с сестрой и друзьями играл в прятки, то прячась в теплице, я мог просидеть там, пока дурно не станет. Так и здесь, с нас текло, как при установлении рекорда по спринту. Ужасное желание вдохнуть свежий воздух во время антракта перевалило максимальную отметку. Блаженство, классный секс и прохладное море. Я себя чувствовал великолепно.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!