Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






До свидания, мой любимый город 3 часть



Всё шло, как и должно было: купались, смеялись, громко пели, много пили и шутили. Вечер наступил незаметно. Да и следующий день был практически похож на предыдущий. Дни шли один за другим, мы хорошо между собой ладили, как будто были знакомы давно. Ходили в Капсель попить холодного крымского пива, заплывали на другой пляж, чтобы не ходить по берегу. В общем, классно проводили время.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается, и в первую очередь оно закончилось для Барона. Ему надо было возвращаться в Подмосковье, чтобы приступать к работе, так как отпуск подошёл к концу. Мы его уговаривали, чтобы он остался ещё на пару дней, но парень знал, что делает, и у него всё шло по плану.

Как-то мы решили приколоться, что находимся на проекте «Мегадом 2012», и один из участников покидает проект по собственному желанию.

Барон был очень добр к нам всем, так как воду покупал он и снабжал провизией практически все эти дни. Он не ждал благодарности и поклонов в ответ, он просто это делал, потому что хотел. На Маргарет он оставил палатку, а на Эпла тент. В эти жаркие дни тент нам был необходим, и отпираться никто не стал. Эпл убеждал, что пришлёт тент по почте или ещё как-нибудь, на что Барон просто улыбался, зная, что это просто слова. Барон по неосторожности сказал, что приедет в Мариуполь до Нового года, и тот сможет отдать тент. Во что Эпл не поверил, и поймал, так сказать, на слове, всячески пытаясь выудить какие-то подтверждения сказанному. Они невероятно сдружились за эти дни, и это было видно.

− А вы поспорьте на что-нибудь, – сказала Маргарет.

− Да, точно, давай поспорим, – дотошно продолжал Эпл.

− На что поспорим? – поддержал Барон.

− Если ты приезжаешь в этом году ко мне в Мариуполь, я тебе выставлю ящик дорогого шампанского, а если не приедешь до Нового года, тогда ты мне должен будешь стакан конопли.

После рукопожатия спор вступил в силу.

Оказывается, у конопли тоже есть свои мерки: стакан, пакет, пятка, папироса. Интересно, какими стаканами её измеряют. Неужели кухонными гранёными стаканами. Ведь если ты спрашиваешь, сколько ложечек сахара кидать в чай, и тебе говорят одну, ты задумываешься: одну с горочкой или ровную. А как тут? Думает ли об этом барыга, когда банчит травой?

Пожелав Барону удачно добраться домой, мы пошли купаться. А Эпл и Диего решили провести друга в цивилизацию. Вот так вот, одного человека не стало, и тут же мы начали за ним скучать. Как будто стало не хватать его красноречивого молчания, так как он был очень сдержан и по пустякам ничего не рассказывал, не задавая ненужных вопросов.



День продолжался самым обычным образом, искупавшись, девчонки загорали, а мы с Джеймсом говорили о чём-то по-английски. Разжигали огонь на еду, я что-то наигрывал на гитаре. Уже стемнело, а Эпла и Диего всё ещё не было. У меня не было беспокойства за них, так как я знал, что эти парни не пропадут. Я всё больше и больше находил с Валей общий язык. Я понимал, что если уж я чего-то хочу от этой страстной молодой девицы, то должен соблюдать некую дистанцию. Не давить и не намекать, в общем, не вилять, а говорить, как есть. Мы взрослые люди и, я думаю, она поймёт, что я имею в виду. В общем, быть самим собой, ведь как ни как, девушки это чувствуют.

Ночь наступила очень незаметно. И мы принялись моститься по местам. Но мест как таковых у нас не было, и мы просто выкладывались в ряд под открытым небом, чтобы перед сном перекинуться парочкой шуток или анекдотов. Джеймс постоянно ложился в палатке. В принципе, это логично, так как у него не было ни каремата, ни спальника. Училка волновалась по поводу того, что Эпл не вернулся, постоянно комментировала свои мысли вслух. Мы её конечно же успокаивали, мол, всё с ними хорошо, что парни с мозгами. Просто возвращались, когда стемнело, а без фонарика по горам идти опасно, вот и остались в каком-то лагере на ночлег. Ничего сверхъестественного не происходило и все как-то незаметно уснули.

Мне не спалось. Стало интересно, куда действительно пропали ребята. Они пошли провожать Барона ещё днём. Идти им недалеко. Может, остановились где-то? Но где, интересно? А интересных мест здесь много. Тем более Эпл парень болтливый, заболтает кого угодно. Ещё немного поразмыслив, я уснул.



День девятый

Проснулся я в отличном настроении. Было очень душно в спальнике и, раскрывшись, я продолжал лежать. Вставать мне не хотелось. По голосам слышал, что Маргарет и Валя уже встали, а Училка говорила о том, что ребята не вернулись ещё со вчерашнего дня. Не было слышно нашего англичанина.

«Наверно ещё спит», − подумал я.

Встав, мы спустились к морю. Отличный денёк, жара, солнышко пекло со всей силы. Здравствуй, утро, одним словом. Поплавав, мы поднялись в лагерь, чтобы подзарядиться питательным завтраком. Восстановив силы, мы просто сидели и болтали ни о чём. Я предложил Вале сделать массаж. Она согласилась.

− Сейчас я возьму масло, − сказал я и скрылся в палатке.

− У тебя даже масло есть? − удивилась Валя.

− Да, вроде бы брал, чтобы не сгореть, − соврал я.

А масло я на самом деле брал именно для массажа, так как это неплохой способ вырулить на конструктивные действия. Достав масло, я уселся на попу молодой киевляночки. Она была превосходна. Вылив масло на спину, я принялся её тереть. Конечно же, я не массажист, но кто знает, может у меня дальневосточная методика, которую я выклянчил у старого монаха. В общем, тёр я спину с разных сторон и боков и вдоль и поперёк, по позвоночнику и около таза. И мне в голову пришла идея, что сейчас подходящее время плавно перейти на попу. Я налил чуть масла на ноги и начал растирать. Слегка переводя акцент на эту спортивную, подтянутую пятую точку. Преобразовав обычны плавки в стринги, засунув ткань в экватор, я принялся массажировать попу. Сжимая упругую часть тела сверху, я захотел добавить интима. И я начал массажировать ножки с внутренней стороны бедра, слегка задевая ей интимное место. О господи, я возбудился, и Валя это почувствовала. Что-то невзначай дотронулось до её ног. Именно в этот момент я понял, что она не отпирается, а значит, не против продолжения.

− Ого, вы даёте, ребята, я тоже так хочу, − прокомментировала Маргарет. − Вы так смотритесь вместе.

На что мы, улыбнувшись, промолчали. Я продолжал массировать ей интимную зону, грубо говоря, на глазах у всех. Но со стороны было видно, что я ей просто массажирую ноги. Так что палева не было, кроме того, которое время от времени дотрагивалось до её ног.

− Сеанс окончен, уважаемая, – завершив массаж, сказал я.

А Валя продолжала недвижимо лежать на животе. Вернув плавки в исходное положение, я встал и потянулся за баклажкой воды. Маргарет с Училкой уже о чём-то любезно общались. У Вали был ароматизированный табак. Он очень здорово пах, и я решил кинуться во все тяжкие.

− Валя, а можно скрутить самокрутку?

− И мне скрути, – не поднимая головы, пробормотала она.

Самокрутки я научился крутить в Европе. Там их курит молодёжь. Это выходит и дешевле, и приятнее. Перекурив, перекусив, мы отправились опять в воду. И вдруг услышали:

− Мы вернулись, – сверху кричали пацаны.

Улыбка с лица Училки не сходила. Она заваливала вопросами Эпла и не отходила от него ни на метр. Она, видимо, любила его. Это всегда приятно, когда о тебе помнят и беспокоятся. Эпл был невозмутим и отвечал всё как на духу. Говорил, что когда они возвращались в лагерь, встретили двух девушек из Москвы, которые попросили их помочь донести рюкзаки. Парни согласились и вдобавок, даже расставили палатку, где было удобно девулькам. За что те их отблагодарили, накормив и напоив дорогим столичным алкоголем.

− Мы им предложили прийти сюда, так как они остановились у всех на виду. Там проходной двор, – добавил Эпл. – Мы попозже пойдём к ним и перетащим вещи сюда. Больше компания – веселее.

− А почему ещё вчера не пришли? − тревожно спрашивала Училка.

− А вчера не пришли, потому что выпили. А пьяными и по горам, сама знаешь. – Отрезал Эпл.

Я понимал, что зазор во времени, когда они ушли, и когда стемнело, колоссальный. Но Эпл так убедительно говорил, что ни я, ни кто-либо другой, кто это заметил, ничего не спросил.

Ребята чуток отдохнули и решили вернуться уговорить девчонок переехать к нам. Чтобы не сидеть без дела, я решил пройтись с ними. Англичанин остался в лагере.

Придя в лагерь приезжих, нам удалось поговорить только с одной из них, так как вторая всё ещё спала. Настя была девушка двадцати девяти лет. Уроженка Москвы, решившая провести уикенд подальше от задымленного города и столичной суеты, ближе к природе, наедине со своими мыслями. В общем, не так как проводит его постоянно, с крутыми типами на дорогущих дачах с бассейнами, джакузи и в прочей привычной для неё атмосфере. На Меганоме они впервые, решили полюбоваться местными красотами, пейзажами, пообщаться с украинским народом, увидеть море, в конце концов.

Подружка Насти начала по чуть-чуть вставать, а пока жара неумолимо пекла в плечи, руки, ноги, мы пошли в море. Настя захотела поплавать на матрасе, который они с собой взяли. Эпл не очень любил долго находиться в воде, а Диего просто решил остаться на берегу. И мне пришлось с Настей заплыть на глубину, так как она не хотела плавать близко у берега. Не знаю, каким образом, но у нас завязался лёгкий флирт. Я невзначай поправляя матрас, задел её в области эрогенной зоны или что-то в этом роде, после чего мы начали говорить про интим, как кому нравится заниматься сексом, в какой позе и так далее. И что не будь мы в воде, то можно было бы что-то устроить. Даже тёрлись друг о друга, имитируя секс. Настя знала, что отдых должен пройти «на ура», и что мы больше можем никогда не встретиться, так зачем себя в чём-то ограничивать. Но ничего желаемого в воде не произошло, так как мы были на виду у своих, и тем более надо было выходить. Мы оставили на потом нашу тайную эротическую договорённость, что когда будет удобный момент, обязательно воплотим всё в реальность.

На берегу Эпл принялся уговаривать девушек переехать к нам, приводя уйму неопровержимых фактов того, что у нас лучше. Этот человек обладал невероятно подвешенным языком и словарным запасом. Он говорил так, словно наша тень в лагере обладает лечебными силами, и полежав под ней какое-то время, ты приобретёшь покой. Но, не смотря на его дар общения с людьми, девчонки согласились просто пройтись к нам в лагерь как гости и ближе к вечеру вернуться назад.

Наконец-то все в сборе. Мы начали знакомиться за чашечкой московского алкоголя и местного вкуснейшего домашнего вина. Все оказались дружелюбные, весёлые, с интересными жизненными историями. Непонятно, действует ли так на всех алкоголь или сочетание Меганома и алкоголя, но настроение компании сохранялось на протяжении всего дня и вечера. Ближе к ночи мы пели под гитару любимые песни, травили бородатые анекдоты, рассказывали случаи из жизни. За вечер Настя мне пару раз предлагала поехать с ней в Москву, на что я отвечал, что делать мне там нечего. Надо будет искать работу, город большой, шумный, пыльный. Он убьёт во мне личность, стану очередным работником на низкооплачиваемой работе. На что она ухмылялась и говорила, чтобы я не переживал по поводу дохода.

− Я живу одна на своей квартире, доход стабильный есть. Поехали, – продолжала Настя, − работать тебе не придется.

Намёками я понял, что она имела в виду.

− Настя, да ты же пойми, что я только уехал от городской суеты. И вернуться обратно, только уже в Москву? Да никогда в жизни я больше по собственной воле не поеду в Москву. Я однажды там был, – продолжал я, – и мне не понравилось, возвращаться я не хочу. А вдруг вы такие добренькие, а потом окажется, что почки вырезаете на органы.

− Всё может быть, – хитро ответила Даша.

На этой ноте мы больше не вспоминали эту тему. Дело подошло к глубокой ночи и нашим гостям пришлось остаться в лагере, так как выпившими карабкаться по горам очень опасно.

− Мы спим на улице. Ложитесь с нами, мы дадим вам тёплую одежду, – предложила Валя.

− Вы спите на улице? – удивлённо спросили в один голос москвички.

− Да, а что тут такого, − продолжала Маргарет. – Бывает, спишь и чувствуешь, как по тебе ползёт сколопендра или паук. Вы привыкнете.

Удивлению гостей не было предела. Они скривились, будто их заставили съесть ещё тёплую гречку, только вынутую из покойника.

− Вы что, никогда не спали под открытым небом? – спросил Диего. – Я всегда так сплю, у меня с собой ни каремата, ни спальника нет.

Девчонки поняли, что в этой ситуации у них нет выбора. Они расстроились. Посматривая, как Эпл с Училкой уже умащиваются, их начала брать паника. Они никогда не спали под открытым небом на свежем воздухе на море. Москва убивает романтику в людях. В муравейниках ты забываешь о простоте и свободе, в навязанной спешке боишься не успеть куда-либо. В суете будней мы просто-напросто не смотрим на звёздное ночное небо, не радуемся дождю и не любуемся молниями. А самое главное, мы не мечтаем. В детстве мы много мечтали, и кто скажет, что у нас чего-то не было?

− А кто у вас в палатке спит? – спросила одна из гостей.

− А, точно, есть палатка, – сказала Валя. − Вы, если хотите, то можете спать в палатке с Джеймсом.

Гостьи несказанно обрадовались, на испуганных лицах появились улыбки. Им было всё равно, с кем спать в палатке, хоть с маньяком-насильником, но только бы в палатке.

− Может, всё же решитесь первый раз попробовать на свежем воздухе. Ляжете между нами посередине, чтоб не страшно было, – предложил я.

− Нет! − категорично отрезала одна из них.

− Hey, James, there are two girls who will sleep in the tent with you tonight. – Выдала Валя.

(Эй, Джеймс, есть две девушки, которые будут сегодня вечером спать в палатке с тобой.)

− Okay, no problem. Don't they want sleep outdoors?

(Хорошо, без проблем. А разве они не хотят спать на природе?)

− No, they don’t want, they are afraid of insects.

(Нет, не хотят, они боятся насекомых).

− And are they not afraid of me?

(А они не боятся меня?), – с улыбкой на лице спросил Джеймс.

− James, maybe you get lucky tonight and will have sex with two Russian girls.

(Джеймс, может, быть тебе сегодня повезёт, и у тебя будет секс с двумя русскими девчонками). – Смеясь, продолжала Валя. – О, слушайте, пока никто не лёг спать, настоящий английский юмор, который мне рассказал Джеймс. Знаете, что общего между Принцессой Дианой и конфетами, которые делались на импорт в Англию?

Были самые нелепые попытки угадать сходство, но все они не стояли и рядом с ответом, который выдала Валя:

− И то, и то завозилось в Англию в коробках.

Хохот, который издавался нами, был слышен в Капселе, а то и в самом Судаке. Весёлой оказалась шутка, надо бы её запомнить.

Мы посидели ещё немного и легли спать. Я умостился, конечно же, возле Вали. Мы о чём-то долго шептались, и не заметили, как в округе все засопели. Было понятно, что все спят, и можно начинать приводить в действие фантазии.

− Я так возбудилась, когда ты мне делал массаж, − прошептала она. – Ты специально именно так делал его?

− Я захотел так сделать, вот и сделал, не думая, правильно это или нет.

− А я возбудилась.

− Ты думаешь, я нет?

− Я чувствовала, – с легкой улыбкой прошептала Валя.

− Мы вот говорим об этом, и у меня кровь с головы перетекает в другое место.

Валя молча полезла трогать то место, куда перетекла вся кровь. Я не сопротивлялся.

− Может, дадим волю эмоциям? – предложил я.

− Что, сейчас и здесь?

− Можем перелечь подальше, − настойчиво предложил я.

− Хорошо, давай.

Мы встали, Валя взяла с собой один каремат и пошла в темноту.

− Я сейчас приду, − прошептал я.

Я быстро в темноте нащупал свой рюкзак, чтобы достать презерватив, но как назло, я, то перепутал карман, то не мог расстегнуть молнию. В конце концов, когда его нашёл, Валя уже возвращалась.

− Что случилось? – в недоумении спросил я.

− Я там стою, ветер дует, я перехотела, а что ты там делал?

− Я в туалет ходил, − выкрутился я.

− Всё как-то не так должно быть, мне действительно перехотелось, – как будто с досадой ответила она.

Увидев в тоне и выражении лица, что она не шутит, и это действительно не тот момент, чтобы уламывать, я согласился.

− Ладно, ничего страшного, я тебя понимаю, когда не хочется, это будет не интересно и удовольствия не принесёт. Идём спать?

Мы вернулись на прежние места и улеглись, закутавшись в спальники. Перекинувшись ещё парочкой фраз, мы заснули.

День следующий

Я проснулся самый первый оттого, что захотел в туалет. Было ещё очень рано, только светало.

Думал, приеду на море, буду делать зарядки, плавать часами, собираться с мыслями на правильную жизнь, играть на гитаре, а вместо этого я бухаю, курю траву.

Скрутив самокрутку, я принялся разжигать костёр, чтобы поставить воду и сделать чай. Уже все проснулись и вместе начали трапезничать. Чуть позже девчонки из Москвы всё же решили уйти к себе, так как им надо было возвращаться в столицу русскую, к привычным делам. Эпл, я и Диего решили провести гостей, помогли им собрать рюкзаки и донесли до остановки. У них были слишком тяжёлые рюкзаки для двух дней отдыха. Вряд ли они предусмотрели землетрясение, наводнение, приступы аппендицита, внутренние кровоизлияние и взяли с собой предметы для решения этих проблем. Скорее всего, как и любая неопытная в походах девочка, взяли кучу шмотья, которых даже не наденут. Попрощавшись с москвичками, мы вернулись в лагерь. У меня даже не было времени остаться наедине с Настей, чтобы воплотить желания в жизнь. Уверен, предложи ей прогуляться в горы, москвичка бы согласилась. Также уверен, она была бы опытной партнёршей в сексе, и мне бы понравилось с ней проводить время. Но как гласит истина «За двумя зайцами…». Поэтому я решил не суетиться и больше акцентировать внимание на Валентине.

Маргарет сказала, что какой-то хахаль её зовёт в Турцию, и что билет уже есть, и было бы глупо не поехать. Спустя ещё пару дней мы провели и Маргарет к остановке, которая, забрав палатку Барона, уехала автостопом в родную Новую Каховку, откуда на самолёт, а потом, может быть, вернётся сюда. Нас становилось всё меньше и меньше. В «Мегадоме 2012» остались самые стойкие: Эпл, Училка, Джеймс, я и Валя. Как оказалось, для Джеймса отдых тоже подошёл к концу. И он был отправлен и посажен на автобус, как положено.

День сменялся днём, было не так уж и скучно отдыхать без уехавших. Мы находили много интересного между собой. Так же прикалывались, шутили, курили марихуану. Вскоре к работе приступать надо было и Училке. Отпуск её заканчивался, а девочка она ответственная, подвести строгого директора не хотела. И попрощавшись с Яной, Эпл и Диего решили провести её на вокзал. С Валей мы остались наедине. Спустя такое долгое время мы можем поговорить о незаконченных делах. Умостившись под тентом, где обычно и спим, мы скрутили себе по папироске, взяли по напасику травки и принялись о чём-то разговаривать. Разговор особо не клеился, так как оба понимали, что хотим друг от друга только одного.

− Что прям здесь? – спросил я.

− А ты что, стесняешься?

− Ну а вдруг кто-то будет проходить?

− И что? Позавидуют и пройдут.

− Хорошо, − не медля, я приступил целовать в губы киевляночку. О мой Бог, в предвкушении того, что сейчас будет, я делал всё старательно и нежно. Я целовал ей шею, плавно переходя на шикарную молодую грудь и плоский живот. Меня заводило то, что ей это нравится. Нет ничего приятнее, когда твои старания нравятся партнёру. Ничего иного и более грандиозного, как стянуть с неё трусики и соприкоснуться писями, я не придумал. И мы сошлись в понимании, нравах, вкусах, времени проведения переговоров, обсудили настойчивость сторон, и после завершения длительной беседы скрутили по самокрутке и завалились на спину.

− Давай оденемся, − подгоняя и переживая, что кто-то увидит нас, предложил я.

− Хочешь, дам совет на будущее? – отрезала Валя.

Я занервничал, что услышу в свою сторону некие упрёки по поводу секса или что-то, что унизит моё достоинство.

− Давай!

− Никогда после секса не говори, что делать девушке. Она сама знает, что и как ей надо. И вообще мне понравилось. Мы подходим друг другу в этом плане.

Моя спина в душе выровнялась, и гордость заполнила все незаполненные ячейки. Я заметил, что подхожу девушкам такой фигуры и телосложения. Всё дело в том, что мне нравится ощущать руками человека, и поэтому я как будто больше отдаюсь такому типажу девушек. Наслаждаюсь её изгибами, не упускаю любую возможность прикасаться к телу, люблю выгнуть спинку, чтобы было покрасивее. Стараюсь ей дать больше познать своё тело, периодически меняя положения. Секс − это невероятное взаимоотношение партнёров, где необходимо ловить настроение друг друга, где надо быстро, а где-то медленно. Даю ей возможность раскрепоститься и наслаждаться процессом. Потрясающе так же словить момент, находясь внутри, тереться телами, доводя её до экстаза. Надо не забывать, что пальцы не только для того, чтобы ставить аккорды и показывать «рожки» на фотографиях, а необходимо найти им нужное применение.

На следующий день мы решили проехаться автостопом в Судак, что находился в нескольких километрах от нас. Захотелось сменить обстановку, а то практически две недели то и делаем, что ходим в Капсель, таримся водой и пьём там пиво. К тому же Диего должен был получить перевод от мамы. Она у него старой закалки и доверяет только почтовым переводам, которые с Москвы до Крыма идут пару дней. Закрыв Валину палатку, в которую сгрузили все наши вещи, мы отправились в путь. Я взял с собой маленький рюкзачок, куда положил паспорт, деньги и кредитную карточку. Вещей с собой много никто не брал.

Пройдя горный массив, мы вышли на дорогу, где надо было разделяться по двое, чтобы легче было поймать машину. Я включил телефон. Пропущенных звонков было немного. Пройдя пару минут, у меня зазвонил телефон с незнакомым мне номером.

− Алло, здравствуйте. Роман? – Раздалось в трубке.

− Да, Роман.

− Это из Одессы звонят. У нас проходит летом трёхдневный фестиваль, вы подавали заявку от лица группы «Бензопилин». Вы можете подтвердить ваше участие в нём?

К горлу подкатил ком. Я ничего не мог сказать.

– Нет, к сожалению, у нас не получается выступить на этом фестивале. До свидания, – еле выдавил из себя я.

В Хмельницком я был гитаристом рок-группы «Бензопилин», которой уделял много своего времени. Я жил этой группой, я жил музыкой, которую мы играли. «Бензопилин» принимал участие в различных фестивалях, занимал первые места. Мы рубили качественную тяжёлую музыку. Мне повезло играть с классными музыкантами, но с человеческой стороны эти люди меня огорчили. Все как-то поменялось. Кому-то стало неинтересно, а кто-то просто перестал ходить на репетиции. А ещё в это время я расстался со своей музой, девчонкой, которая после знакомства с нами не пропускала ни одного нашего концерта. Вспомнился случай, как поехать с нами на концерт в Ровно у неё не получилось, и по неким обстоятельствам концерт не состоялся. Ох, как жить раньше-то было весело. И откуда-то деньги брались. Компания собиралась, как пыль на швабру. Сладкие летние дни поглощали нас как губка, мы растворялись в них целиком. Отрадные тёплые ночи выжимали из нас все соки, делая нас наркоманами, которым нужна была доза в виде присутствия каждого из нас. Вызванная соседями милиция из-за громкого прослушивания нами музыки, стала в порядке вещей. Огромное количество алкоголя, танцев и ночных домашних посиделок перевоплощались в чертовски привычное чувство голода и лёгкого утреннего похмелья. Умопомрачительные выступления, посещения рок-концертов, веселье и хохот были практически каждый день. В нас вселился рок-н-ролл. Но этот период резко закончился, оставив меня ни с чем. Это был сильный удар по моей психике. Я никогда не думал, что мой оптимизм может что-то пошатнуть. Я был угнетён. В привычные шесть вечера, когда мы собирались на репетицию, мне некуда было идти. Я больше не мог видеться с моей девушкой. Я лишился всего, что имел. Приятное чувство, когда в кругу друзей пиво крепче, свет ярче, а трава зеленее.

Поезжайте, − услышал я вдруг.

Я настолько поник в своих мыслях, что отсоединился от попутчиков. Эпл остановил машину и сказал, чтобы мы ехали с Валей до Судака, а там встретимся. Сев в машину, Валя начала что-то рассказывать, а я вспомнил, как добирался из Италии в Швейцарию автостопом. Через минут тридцать, доехав до места встречи, мы купили пива и стали дожидаться Диего и Эпла. Они приехали очень быстро. Мы пили пиво и обговаривали план действий. Внезапно увидели возле мусорки надколотый арбуз. Не раздумывая, мы его взяли и начали отламывать по кусочку. Арбуз был спелый и очень вкусный, его выбросили просто потому, что он был надколот. Любой бы мог подумать: «Я ни за что не подберу арбуз, потому что в него обязательно нассали». Стереотипное мышление людей зашкаливает. То есть, просто так никто ни за что ничего не оставит возле мусорки.

− Ну что, идёмте? – воскликнула Валя.

Все без разговоров встали из-за стола. Первым делом мы направились на почту, где Диего должен получить деньги. Отстояв в очереди, он получил долгожданных полторы тысячи гривен. Сразу случайно вдруг вспомнилось, что идя по дороге, он грозился угостить нас едой и алкоголем. Купив мясной самсы и вина, мы выбрали путь на набережную, где умостились возле бордюра таким образом, что никому не мешали и всех видели. Место мы выбрали замечательное.

− Вкусная самса, – выдал Диего.

− Угу, – с набитым ртом поддержал я.

− А вы знаете, что человек человеку волк, зомби зомби зомби, а чечевица чечевится? – выдала Валентина.

С полным ртом мы не могли сдерживать смех. Вот так вот празднование хорошего дня началось. Мы шутили, подкалывали друг друга, в общем, наслаждались этим прекрасным солнечным днём. Не упустили возможности постебаться с матрасников, которые приехали потратить кучу денег в этом Вавилоне. Поняв отдых дикарем, я больше никогда не променяю его на эти тараканники. Это как понять рок-музыку − однажды и навсегда. Мы не замечали времени, и Диего приносил вино, бутылочку за бутылочкой, позже появилось пиво. Диего, когда выпьет, не ведёт счёт деньгам, ему становится море по колено. Он покупал ещё и ещё. Неожиданно для всех я напился, и меня стошнило прямо на клумбу, что была за нами. Чёрт, как мне стало отвратительно плохо от передозировки выпитым. У меня перед глазами поплыли люди, они двоились, троились. Позже я наблюдал, как Эпл разговаривает с патрулём, который подошёл к нам из-за того, что я вызвал подозрения. Эпл рассказал, что я отравился самсой и слегка перебрал, а также в городе меня бросила девушка, мне не очень хорошо, и что мне нужна поддержка близких друзей. Короче, навешал разной чепухи и пообещал милиции, что всё будет без приключений. Патруль пожелал хорошего дня и растворился в жаре, среди полуобнажённых тёмно-светлых отдыхающих. Я ещё раз убедился в коммуникабельности этого бородатого лысого добряка, но поблагодарить или что-то сказать не смог.

Мой сон потревожила боль в подмышечной зоне. С полугоризонтального положения моё тело преобразовалось в вертикальную стойку. Меня подняли Диего и Эпл.

− Рома, давай мы будем идти, а то засиделись мы тут, – убедительно рекомендовала наша киевлянка.

Я не мог сопротивляться этому сексуальному голосу. Я постарался прийти в сознание и идти как человек. Хотя очень хотелось плюнуть на всё и спать дальше.

− Вы можете меня отпустить, мне стало легче, – выдавил из себя я.

Пройдя пару метров, я действительно почувствовал себя лучше. Мы направились вдоль набережной. Обычная набережная, ничем не отличалась от других. Всё те же киоски с очками, сувенирами, магнитиками. Автоматы с грушей, которую надо бить за деньги, продавались шлёпки, шляпы, панамки, надувные матрасы и куча разной вавилонской всячины.

− Я придумал, что мне поможет больше всего.

И направился в воду. Набрав воздух в лёгкие, я лёг на воду лицом вниз. Люблю так делать. Лежишь полностью расслабленный и не о чём не думаешь. Мозги полностью отключаются. После такой терапии я окончательно отрезвел и пришёл в себя.

Мы пошли гулять дальше. За тёплой беседой проходил час за часом. И всё же возвращаться надо было в лагерь, чтобы не блудить по горам ночью. Мы вышли на дорогу, которая вела в нашу сторону. Машины не останавливались, так как автостоп работает лучше всего утром и днём. С горем пополам удалось поймать машину, в которую сели Эпл и Валя. Мы с Диего остались идти по дороге пешком. На улице темнело, мы отдалялись от цивилизации, за нами оставались ночные огни, которые покрывали равнину. На бескрайнее море, высокие и холодные горы смотреть можно бесконечно, зрелище было обалденное. Виктор Цой пел: «Город стреляет в ночь дробью огней». Как возможно шестью словами описать весь смысл увиденного? Мы шли по дороге и понимали, что уже очень темно и вряд ли на трассе кто-то остановится и подберёт двух парней. В киоске у трассы Диего купил бутылку водки, сыр косичкой и бутылку воды. Всё это я положил себе в сумку. Выпив пару бутылочек пивка и ещё взяв с собой, мы отправились дальше. По дороге я почувствовал, что становлюсь пьяным, и идти всё тяжелее и тяжелее. Неподалёку мы услышали музыку и решили подойти к людям, дабы уточнить наш маршрут. Подойдя к источнику музыки, выяснили, что ребята выпивают прямо на капоте машины, и музыка лобает прямо из салона. Нам предложили выпить пару стопочек водочки под вкусный шашлычок. Мы с Диего, конечно же, не отказались. Парни были весёлые и вежливые, приехали, так же, как и мы, культурно отдохнуть. Опрокинув пару стопочек, я окончательно напился. Вежливо поблагодарив за приглашение, мы покинули их скромную компанию, исчезая в кромешной темноте.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!