Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






До свидания, мой любимый город 2 часть



Время текло, разговоры лились ручьём. Мы купались, дурачились, радовались простоте: морю и солнцу. В этот момент я очень заскучал за девушкой, с которой расстался в начале года. Когда наши отношения закончились, я не находил себе места, меня покинула муза, стало очень пресно жить. Поездка в Европу очень выручила в этом случае, развеяла, помогла забыть о проблемах. Спасибо маме, которая вошла в положение и безвозмездно мне помогла. После приезда понял, что надо в Крым, так как Хмельницкий напоминает о былом. От себя не убежишь, голова, с какими бы не была мыслями, всегда с тобой. Почему меня не оставит в покое чувство тревоги? Стоит только подумать о том, что она дарит улыбку другому, как я сатанею и не нахожу себе места. Мне захотелось уйти и побыть наедине. Все были чем-то заняты. Каждый нашёл занятие по вкусу и интересам. А я сидел с ними, но как будто меня и близко не было. Стало неинтересно поддерживать разговор, настроение упало, а тревога в душе не успокаивалась.

− Ребят, я пойду, поиграю на гитаре.

− Давай. Приходи только, – не задавая лишних вопросов, сказал Сергей.

Мне кажется, он всё понял, как будто читал мои мысли. Я пошёл в свою палатку, вынул гитару, настроил, сел на берегу и начал играть. Это был единственный метод отвлечься на данный момент.

Шукав тебе в білі ночі,

Нишпорив навіть під ліжком,

Я заглядав до татарів,

Робив все, що захочеш.

Ти маєш дещо вчинити,

Якусь божевільну подію,

Залишити маленьку підказку,

Або дати велику надію.

Я попытался подобрать мелодию к недавно придуманному стихотворению, мотив которой крутился в голове, но мысли путались, и как будто я не успевал поймать музу за хвост. Также я понял, что мне не нравится придумывать музыку, когда я под воздействием травки, так как не могу сосредоточиться. А вот импровизировать и джемить я очень люблю, это происходит на чувствах. Мне показалось, что я играл минут тридцать, но когда тень от гор начала ползти к берегу, слегка накрыв меня, я понял что выпал из мира на пару часов. И, как будто придя в себя, я почувствовал голод, с которым надо было что-то делать. Я направился закинуть гитару в палатку и покушать гречки, поставленной еще утром. Греча была невероятно вкусная даже без ничего. Не было ни майонеза, ни кетчупа.

Ещё немного я поскитался по пляжу, и когда уже стемнело окончательно, пошёл спать. Вечер был таким же тихим, как и все предыдущие. Не было слышно ни звона гитар, ни воплей пьяных неформалов, не собирались у костра большие компании. Меня это ни капли не огорчило, так как я знал, что всё только начинается.



День четвёртый

Проснулся я от сильного солнечного луча в глаза, было невероятно жарко в спальнике. Встав, я сразу направился к морю. Без особых усилий я преодолел самую большую дистанцию в жизни. Я заплыл от берега настолько далеко, что оглядевшись, увидел отличный пейзаж на гору Эчки-Даг, берег Лисьей бухты был виден во всей её красе. Случись со мной что-нибудь в воде, я даже не смог бы позвать на помощь, так как был слишком далеко и, тем более, заплыл один. А действительно, если бы я утонул, меня бы никто не искал в ближайшее время. И, следовательно, я не выходил бы на связь с родными, а когда они забили бы тревогу, то было бы уже поздно. Найдя утопленное тело, определили бы мою палатку и нашли бы паспорт с пропиской. Делом занялась бы милиция, с родными бы связались. Не представляю маму, узнавшую такую невесёлую новость. Не хотел бы её огорчать. От таких мыслей начал закрадываться страх. И как будто силы начали меня покидать. Чёрт, вот это я себя накрутил. Самонакрут – очень сильная вещь, с ней надо быть осторожней. Я взял себя в руки: мол, полон сил, плыть недалеко. Ровно дыша и думая о еде, я благополучно доплыл к берегу.

Выйдя, я увидел, как Сергей с Алёной скручивали палатку.

− Вы уже уезжаете?

− Нет, мы переезжаем ближе к нашим, – ответил Серёга, – давай с нами.

Мне почему-то не захотелось сниматься и переставлять свой дом в другое место.

− Я не хочу переезжать, я буду с вами тусоваться, но палатку трогать не буду, – ответил я.

Сергей, так же ничего лишнего не спросив, выдал:

− Тогда приходи, мы будем готовить еду.

− Спасибо за приглашение, я приду. К тому же у меня ещё есть гречка.



− Бери гречку с собой, что-нибудь придумаем.

Я помог им собрать палатку и взяв казан, поплёлся за ними. Придя в их лагерь, мы сытно поели, и история опять начала повторяться. Эпл сказал, что хочет покурить, и начал обламывать Сергея, что бы тот дал денег. Серёга без упорства достал деньги из палатки и дал мне, сказав, чтобы я повторил вчерашний поступок. Я его повторил. Через полчаса мы проделали водные процедуры и залипли на солнышке.

Алёна подала идею пойти на Меганом, который находится в нескольких десятках километров от нас. Сказала, что в прошлом году туда ходила, но по неким причинам не дошла. Так же утверждала, что все, кто там были, оставались под впечатлением от природы, чистой воды, тишины и спокойствия. Алёну единогласно все поддержали и решили завтра же туда пойти. Мне эта идея показалась опрометчивой, и в душе я как будто начал упираться. Но, взвесив все за и против, согласился поддержать компанию, потому что терять нечего. На Лиське ещё никого не было, а целое лето тут сидеть надоест. В любое время можно будет вернуться. В общем, путешествия начинаются.

Этот день прошёл без особых приключений. Рано утром надо было прийти к ним в лагерь в полной готовности.

Увлечённые беседой, мы не заметили, как наступил вечер. У Эпла оказалось прекрасное чувство юмора, а Сергей, как старый знакомый, понимал его с полуслова. Женя был слишком молчалив, он то выкрикивал что-нибудь, разговаривая как первый раз в жизни, то опять долго молчал. Девчонки вели себя как девчонки, Инь и Янь соблюдался весь вечер. Свела же судьба нас, таких всех разных, из других городов и стран. У каждого свой характер, интересы и стиль. Но и общего у нас было хоть отбавляй. Чем-то же мы притянули друг друга.

День пятый

Утром мне почему-то не захотелось плыть далеко. Может, потому что впереди ждал длинный путь, и нужно было сэкономить силы, а может, было просто лень. Умывшись, я начал скручивать свою палатку обратно в чехол. Дом, который может согреть, спасти от ливня, ветра, пауков, сколопендр и разной нечисти, помещается в чехольчик весом в два килограмма. Отличный вариант для путешественников. Быстро собравшись, я пришёл к ребятам. Посидев, как говорится, на дорожку, мы двинулись в путь.

До первого перевалочного пункта мы дошли быстро. Это был посёлок Солнечная долина, находившийся в паре километров от нас. Место, куда приезжают товарищи, отдыхающие с детьми, жёнами, домашними животными, селятся в домики или живут в палатках. Переведя дух, узнали, что идти к Меганому составляло пару километров по горной местности. Их будет не очень просто преодолеть с незнанием точной дороги и с рюкзаками на плечах. Парень, который показал дорогу, был на машине. Он вызвался нам помочь, так как пешком с рюкзаками нам было бы тяжело добраться. Алёна и Женя сразу решили, что хотят пройтись. Мне тоже было интересно прогуляться пару километров по незнакомой горной местности. Мы договорились встретиться у маяка, который был связующим звеном. Мы загрузили Эпла, Сергея и Яну своими рюкзаками, и машина уехала. Оставшиеся чуть-чуть перекусили и тоже пошли.

Беседуя, мы преодолевали километр за километром. Настроение было отличное.

Берег не заканчивался, а простилался перед нами новым горизонтом, виляя то вправо, то влево. Вскоре мы вышли на какой-то пляж возле военной базы, где отдыхающие загорали и плавали, как, в принципе, и положено. А военная база то ли была нерабочая, то ли у караула был перекур, но по ней не ходил ни один человек, ни души не было видно. Напоминало компьютерную игру S.T.A.L.K.E.R., где стояла заброшенная лечебница для душевнобольных, или завод, который был в карантинной зоне. Муторно было смотреть на неё, будто там произошло что-то страшное, и людей изолировали от этого места навсегда. Стало ужасно любопытно туда пробраться. Но это были только мысли. И, не зацикливаясь на этом, мы решили передохнуть, искупавшись в прохладной воде.

− Блин, как-то непривычно купаться в шортах, – прокомментировал Женя.

− Да, для меня тоже дико купаться в майке, – поддержала Алёна.

Мне было всё равно, как купаться, хоть в шубе. Главное, что это можно периодически делать в течение всего пути. Искупавшись, мы продолжили свой путь, но уже в обход, так как по берегу базу пройти было невозможно. Периметр был ограждён колючей проволокой, и висела табличка «Проход воспрещён». Мне показалось, что табличку не меняли со времён Советского Союза. Проходя мимо базы, я не мог отвести взгляд, она чем-то завораживала и манила. Как будто бы имела какой-то секрет, который никто никогда не узнает.

Мы вышли на автомобильную дорогу. Она была не асфальтирована, а вытоптана колёсами машин, которые постоянно тут ездили. По правую сторону безжизненные поля и горы, по левую – частные дома, в которых не было ни одного живого человека, ни одной собаки или кота. Как будто все вымерли после биологической бомбы. Проезжала одна машина с иностранными номерами, в ней были парень и девушка за рулём. Мы попытались остановить их, чтобы проехать хоть пару километров, но попытка увенчалась неудачей. И вместо тёплого «Куда вас подвести?», мы наглотались пыли, которая поднялась за машиной. Позже эта же машина возвращалась назад.

− А прикиньте, ребята, что в этом посёлке свирепствовал какой-то вирус, поражающий мозг.

− Но у этой подруги, что в машине, он его не нашёл и самоликвидировался из-за неудачных попыток найти уязвимое место. И она просто ездит туда-сюда, как умалишённая, а рефлексы делают своё дело.

Чем только мы себя в пути не занимали: играли в города, в страны, травили анекдоты, шутки из жизни, рассказывали о первом сексуальном опыте. Даже раскрутили ситуацию, что мы, как из фильма про ковбоев, идём под палящим солнцем, без воды, где нет ни единого тенька, а вдалеке холм за холмом, и никто не знает, сколько ещё идти. Я начал входить в роль и дал Алёне кличку Маргарет, которая ей, на удивление, очень понравилась. Женю прозвал Диего, на что он никак не отреагировал, а молча согласился с происходящим. Видимо, ему понравилось прозвище. Наверно Диего из тех парней, кто радуется молча.

− А как ты себя назовёшь? – тешась от своего нового прозвища, спросила Маргарет.

− Гарри. Я буду Гарри Весельчак, – ответил я.

− Классно, мне нравится, давай ещё дадим прозвища тем ребятам, что нас ждут, − продолжила она.

Эпл останется Эплом, а вот Сергею точно надо что-то выдумать. Мне Серёга показался очень спокойным, молчаливым парнем, который не мельтешил и не суетился по пустякам. Для него хотелось придумать нечто особенное.

− А давайте Серега будет Барон, а Яна, та, что учительница, просто, Училка. Должен же быть кто-то эрудированней и умнее нас всех, кто будет ходить на переговоры нашего племени в трудные минуты.

Смеясь над этим всем, мы спешили порадовать наших друзей новыми прозвищами. Вот бы на этом этапе прийти к маяку и встретить их. Но не тут-то было.

Выйдя опять к морю, мы уже шли по берегу. Теперь вместо маленьких камушков лежали огромные глыбы камней, на удивление ровно выточенных. Как будто на горе был каменный храм, который по неизвестным причинам был разрушен и все камни попадали вниз к берегу. Охладившись в воде, на этих камнях невозможно было стоять, так как они, нагретые от солнца, моментально опекали ноги, а одежда, в которой ты купался, тут же на тебе высыхала. Босым тут ни за что не пройти. Не задерживаясь долго на месте, мы продолжили путь.

Впереди мы увидели, как три девушки под зонтом пили пиво с креветками. Мы решили подойти к ним и попросить водички. Рассказали историю, что идём второй день в поисках Меганома и что второй день не ели. Не понятно, поверили они в это или нет, но с улыбкой угостили нас водой и креветками. Я напал на еду, как сбежавший с зоопарка голодный зверь. Я время от времени переспрашивал, ничего, если я нечаянно доем все креветки?

На что они с улыбкой отвечали:

− Ешь, ешь! Ихтиандр наловит ещё.

И действительно, всё это время, пока мы с ними были, в воде плавал муж одной из этих трёх девиц. Он оказался постарше нас, любящий свою жену, в прошлом кандидат в мастера спорта по шахматам. Такую роскошь, как остаться надолго, мы не могли себе позволить. Поэтому съев и выпив всё предложенное, мы пошли дальше в поисках признаков жизни.

Берег не заканчивался, снова горы и море, начинало уже подташнивать от постоянного вида на этот пейзаж. Вдали виднелась гора, которая уходила в воду, и пройти по берегу уже было нельзя.

Мы начали подниматься вверх, и наткнулись на строившийся комплекс для отдыхающих. Трактора, КАМАЗы с камнями, лопаты, молотки, грузовые машины, бетономешалки, достроенные и недостроенные домики. На всё это была отведена настолько огромная территория, что забор, ограждавший это всё, вёл просто в бесконечность. И что самое странное, не было ни души. Не было ни одной собаки или охранника. Представляю этого дурака, идущего часами по знойной жаре, без воды, и умудрившегося украсть молоток.

Мы отошли далеко от моря и продолжали идти холмами без единого тенька. Мне начинало обжигать ноги, солнце не жалело меня ни грамма. Я старался идти за кем-то так, чтобы его тень падала мне на ноги, чтобы хоть как-то спасаться.

− Маргарет, а далеко ещё идти? − спросил Диего.

Маргарет показала вдалеке на холмах ветряки:

− Туда поднимемся, там будет этот маяк, я вспоминаю дорогу. Тем летом я психанула и с Лиски пьяная пошла сюда. У ветряков заснула, а как проснулась, пошла обратно.

Ветряки виднелись вдали на самой вершине. Чёрт нам столько ещё идти, а жажда и знойная жара не давали покоя. Тропинки начинали расходиться, и мы затруднялись выбрать правильный путь, чтобы быстрее дойти до этих проклятых ветряков. Оценив дистанцию на глаз, мы выбрали, как нам показалось, кратчайший путь. На пути не было ни души, что бы спросить дорогу.

− То есть ты до Меганома не дошла? − спросил я.

− Нет.

− Как это нет? Ты ведёшь нас, не зная куда?!

− Ну, тут в принципе только одна дорога, не заблудимся, думаю.

− Как видишь, уже две, – нервно продолжал я.

Я понимал, что обвинять её и кричать было бессмысленно. Это только накалит ситуацию и испортит отношения. Нужно оставаться человеком в любой ситуации. Диего молча шёл и ничего не комментировал. Откуда у него столько терпения, или ему просто нечего сказать?

Мы молча поднимались по дороге, которая виляла высоко на холм. Ветряки были уже ближе. Издалека они казались не такими большими, но когда мы подходили ближе, эти огромные сооружения предстали во всей своей красе. Они напоминали вентилятор, только высотой с пятиэтажный дом, с тремя лопастями, которые приводились в движение с помощью ветра. Сильные ветра на Меганоме − обычное явление. И люди научились использовать их для получения электроэнергии. В 2002 году на мысе Меганом была открыта ветряная электростанция. Но через семь лет электростанция перестала функционировать, поскольку большинство агрегатов было повреждено ураганными ветрами и вандалами.

Наконец-то мы добрались до ветряков. А маяк стоял слегка вдалеке, и возле него никого не было. Там же стоял один на всю округу магазин. Мы спросили у продавца, не проезжала ли машина с ребятами. Нам ответили, что за последние двое суток тут никто не проезжал. И вряд ли проедет, так как обратно не поднимется. И действительно, была очень плохая дорога, с камнями и неровностями, где обычная легковая машина не проедет. Мы решили пройтись по местности, чтобы либо найти наших, либо убедиться, что их тут не было, так как одного слова продавца нам было мало. Спустившись чуть ниже, мы наткнулись на лагерь отдыхающих голых людей. Они были добры к нам, угостили едой и дали попить. Девушки были наголо выбриты в интимной зоне, что выглядело очень сексуально, а у одной из них между ног вот так просто висела белая ниточка. Чёрт побери, белая нитка просто между ног. У неё месячные, и она этого не скрывает. Мой взгляд постоянно падал именно на нитку, ну просто не заметить этого было невозможно. Не на грудь, не на спортивное тело, а на эту проклятую, бросающуюся в глаза нить. Эти ребята приехали на джипе, который стоял неподалёку. Мы рассказали им нашу ситуацию, и узнали, что сюда машины не заезжают, а объезжают с другой стороны, со стороны Капселя. То есть, нам надо подняться обратно к маяку и идти дальше, именно за этой горой начинается мыс Меганом.

Диего начал высказывать своё мнение по поводу происходящего. Он пытался убедить нас, что смысла идти дальше нет. Говорил, что мы потерялись, и лучше будет начать сначала, вдруг они вернулись.

− Чувак, они точно не вернулись, так как мы договорились встретиться на Меганоме, они нас будут ждать, – настаивал я.

Его как подменили, он начал много говорить, и совершенно неразумные вещи.

− Смотри, чувак. Им нужно было добраться до Меганома. Этим путём никак этого не сделать, и водитель их повёз в объезд. Мы должны идти дальше, во что бы то ни стало, иначе стемнеет и тогда мы и до Лиски не дойдём, и тут наших не найдём, – пытался убедить его я. − А ещё мы должны подумать, как они могли поступить. Если Меганом начинается по ту сторону горы, то нам точно ещё надо идти.

Но парень упёрто стоял на своём, не аргументируя свои слова никакими весомыми фактами, а просто говорил, что мы потерялись и надо вернуться.

− Ладно, ребята, раз так, я сделаю по-своему, я считаю так правильно. Маргарет, что ты выбираешь? – спросил я.

Маргарет была в замешательстве, после такого долгого похода по жаре она не могла принять правильное решение. Она, как и мы, не подозревала, что может наступить такая развязка.

− Ребята, я не хочу ссориться и тем более разделяться. Но если Меганом только начинается, то разумно будет пойти дальше. Я пойду в любом случае, – я был непоколебим.

Мне было всё равно, пойдут они или нет, но я точно знал, что мне в любом случае надо найти мой рюкзак, в котором документы и деньги. Поэтому я твёрдо был настроен идти.

− Не ссорьтесь, − вступила в разговор женщина из лагеря голых отдыхающих. − Мы сейчас на машине хотим заехать на ту высокую гору к маяку, можем и вас подкинуть. А вы настройтесь на позитив и с хорошим настроением пойдёте дальше, иначе будет только хуже.

Мы сели в багажное отделение пикапа, и машина начала подниматься вверх по холму, наклон которого был около сорока пяти градусов. Это чувствовалось тем, что на нас начали котиться разные баклаги с водой и падать всякие вещи. В машине нас было семеро, а джип продолжал движение, как по ровной дороге. Сверху нам открылся прекрасный пейзаж на море и горы, которые нас окружали. Воздух был чист, в принципе, как и парой метров ниже, но оценил это я только здесь.

− Ну что, ребята, теперь у вас два пути: или со мной, или оставайтесь тут, – равнодушно сказал я.

Маргарет до сих пор не могла определиться, какой вариант выбрать.

− Да, вам действительно лучше пойти, так как темнеет, – поддержала меня одна из женщин. – Лучше настройтесь на позитивный лад, а то тут горы и надо быть аккуратным и внимательным, чтобы ничто не отвлекало.

− Идёмте, − махнув рукой, я позвал их с собой. − Всё будет хорошо, я в этом уверен, это правильный путь.

Не отпираясь, Диего и Маргарет последовали за мной. Поблагодарив за всё людей, которые нам помогли, мы начали спускаться по крутому обрыву, держась руками за всё, что лежало или росло. Спуститься надо было метров триста по практически вертикальному спуску. Молча и крайне внимательно преодолев эту дистанцию, мы вышли на ровную тропинку, которая виляла то вверх, то вниз. Пройдя ещё пару метров, я не выдержал и выдал:

− Вы видели нитку от тампона у подруги между ног?

Разразился невероятно позитивный смех, и как ни в чём не бывало, мы начали обсуждать увиденное.

− Так и хотелось потянуть за неё, – смеясь, произнёс Диего.

− Я не могла отвести взгляд от этой нитки.

− Я тоже, я тоже, – перебивая, дополнил я, – мне кажется, она увидела, что я пялюсь ей между ног.

− И я пялилась, что мне аж захотелось потянуть за неё, и кажется, в моих глазах она увидела это желание.

− Было бы, как в мультике про ослика Иа, который потерял хвост, – не мог сдержаться в смехе я.

В общем, атмосфера опять приняла нормальное положение вещей. Как и прежде, мы говорили о всякой ерунде. Продолжая идти, мы всматривались в лица отдыхающих, чтобы найти тех, кого так долго ищем. Людей было не очень много, но всё же мы боялись не заметить своих.

Мы пытались найти хоть какие-то вещи, принадлежащие нам. Я взглядом искал свой рюкзак серого цвета с розово-синими вставками. Видно было, что тревога по поводу того, что мы можем и не найти свои вещи или самих друзей, пропала. Чувствовалась лёгкость и непринуждённость в общении.

Тема нашего разговора плавно перешла в тему о природе. Было заметно, что за много лет у берега образовались многочисленные каменные осыпи и крупноглыбовые навалы. Преобладала сухостепная растительность, встречались редкие древесно-кустарниковые заросли. Полуостров Меганом − одно из самых засушливых мест в Крыму. Климат полупустынный и осадки очень редкие. А море оставалось неизменным, таким же манящим и безграничным. В один день оно могло быть спокойным и тихим, где видно прозрачность воды аж до самого дна, а плавая под водой, можно разглядеть маленьких ловких рыбок. На следующий день всё изменяется, сильнейший холодный ветер гонит волны к берегу. Вода становится мутно-зелёной, огромные волны ударяются о скалы, сметая всё на своём пути. Сильнейшая стихия, которую никто не в силах остановить. Таинственное и необъятное море, на дне которого сотни кораблей, потонувших по самым разным причинам, хранящее безмерное количество тайн − завораживало.

Вдруг откуда ни возьмись, мы услышали женский голос:

− Алёна!

Мы все обратили внимание на девочку, сидевшую в тени возле огромного камня, вокруг которой были несколько рюкзаков.

− Это же Яна, − обрадовалась Маргарет. – Наконец-то! Мы вас так долго искали, думали уже возвращаться.

− Яна, а где ребята? – спросил я.

− Они пошли обратно в Капсель, забрать оставшиеся вещи. Что могли, принесли, а за остальным вернулись. Их давно уже нету, скоро должны быть.

Я осмотрелся. Действительно, мой рюкзак ещё не прибыл на новое место дислокации.

− Диего, пошли встречать их, а то они уже вторую ходку делают.

Я снял гитару, и мы направились навстречу Сергею и Эплу. Поднимаясь по скалистым камням, цепляясь за хоть какую-то растительность, мы выбрались на самый верх. Дальше тропинка пролегала по холмам, очень высоко над уровнем моря. Капсель был виден, но до него ещё пару километров надо было пройти. Подходя ближе к цивильному пляжу, мы наконец-то встретили Эпла и Сергея. Они были слегка выпившие, и, пошатываясь, несли остатки вещей. Я перегрузил свой рюкзак на себя, и мы пошли. Когда мы пришли, уже стемнело окончательно, а девчонки успели что-то приготовить. Эпл сказал, что скоро подойдёт парочка из Киева, с которой они познакомились по пути сюда.

И действительно, ребята из Киева не заставили долго ждать. Это были парень с девушкой. Она была лет двадцати пяти, звали Валентина. Симпатичная, коротко подстрижена с тёмными волосами. Отличное спортивное телосложение и чертовски сексуальная хрипотца в голосе. Парня звали Джеймс, он был родом из Лондона и в украинской столице преподавал английский язык в школе. Чертами своего лица он не был похож на украинца. Ему также было лет двадцать пять, он был светловолос, крупного телосложения. Не то чтобы толстый, а просто крупный по габаритам. Джеймс практически не понимал русский язык. Наверно, живя в Украине, он что-то и понимал, но надо было очень медленно и просто излагать мысль. Чуть раскрепостившись алкоголем, мы начали знакомиться поближе, рассказывать о приключениях, которые произошли с нами в пути. Я рассказал, как мы заблудились, и чуть было не поссорились, но всё сложилось чудным образом. Валя говорила, как и им было тяжело сюда добраться, что Джеймс совершенно не приспособлен к такому отдыху. Он взял маленький рюкзачок с вещами, в то время как она взяла палатку, спальники и карематы на двоих. Ну, не удивительно, человек первый раз на отдыхе подобного типа. Я тоже, когда ехал первый раз на Днестр, взял вместо рюкзака сумку, а в неё положил два пледа, что заняло практически всё место. Видимо, замёрзнуть боялся летом.

Кто знал хоть чуть-чуть английский, начали практиковаться с Джеймсом. Он быстро говорил, и я практически ничего не понимал. Валя говорила по-английски лучше нас всех или, может, просто привыкла к его манере разговора. Если проводить долгое время с носителем иностранного языка, лучше начинаешь понимать и практиковать в разговоре новые слова. Все хотели как будто проверить свой уровень английского, обсуждали самые банальные вопросы про погоду, спрашивали, нравится ли Джеймсу Украина, видел ли он раньше Чёрное море, был ли он когда-либо в Крыму. Обстановка стала компанейской, и мы все быстро привыкли друг к другу. Начали шутить, рассказывать анекдоты, интересные истории. Валя рассказала, что её работа имеет отношение к кино, что не раз была на съёмочных площадках и знает, как что снимается, дублируется и выходит на экраны.

Мы рассказали, что в дороге выдумали себе, и не только себе, крымские псевдонимы. Что я − Гарри, Женя – Диего, а Алёна − Маргарет. Также сказали Сергею, что он отныне будет Бароном, на что он пожал плечами, мол, не против. Мы продолжали дружно кушать и выпивать настоящее крымское вино. Горел костёр и мелькали тени на наших лицах. Было тепло и безветренно. День проходил отлично. Тут мне пришла идея по приезду домой написать книгу.

− Я когда приеду в Хмельницкий, я постараюсь написать книгу про мои путешествия в этом году в Крыму.

− Как назовёшь? – спросила Маргарет.

− Не знаю пока.

− Чтобы писать, нужно много читать, ты любишь читать? – спросила Валя.

− Нет, не люблю, я считаю это скучным занятием.

− Ну, так как же тогда ты будешь развивать мысли, если читать не любишь? – ставила меня в тупик Валя.

− Я что-то придумаю, тебе книга понравится, − убедительно выкручивался я.

И зачем я только рассказал эту идею, молчал бы, а потом как снег на голову книгу с автографом подарил каждому сидящему здесь.

− Валя! А Джеймс – твой парень? – вдруг ни с того, ни с сего спросил я.

− Не-е-ет! – убедительно ответила она.

− То есть, твоя грудь ему не принадлежит?

Все начали громко смеяться. Жаль, что Джеймс сидел без улыбки. Но объяснять ему эту ситуацию никто не стал. Сказали, что юмор чисто славянский, и он может не понять. Валя поняла шутку и ничего не ответила, а просто посмеялась вместе за компанию.

Вечер подошёл к концу, и надо было ложиться спать. Палатку я расставлять не стал, а просто закутался в спальник и лёг возле углей, которые остались после костра. Когда окончание дня тебя радует, то забываются все не очень радужные моменты.

День шестой

Сразу после сна возможности пойти в воду у меня не было, так как к ней надо ещё спуститься по камням. Один идти я не хотел и решил дождаться хоть кого-то, кто решит составить мне компанию.

У нас возникла проблема с пресной водой. Было два пути: либо идти к маяку на родник, либо идти в Капсель и покупать. Со вчерашней дороги я не захотел возвращаться к маяку по воду, так как случившиеся с нами приключения оставили пятно в моей жизни. Барон сказал, что до конца отпуска ему еще хватит денег, и он сможет купить воды. Всё решилось само собой. Эпл и Барон пошли в Капсель по воду, утверждая, что они справятся сами.

К морю надо было спуститься вниз по камням, осторожно и внимательно, так как падать было бы очень высоко и больно. Но ничего, у всех есть голова на плечах, и мы спустились, не нанеся организму ни малейшего урона. Мне понравилось, что в воду можно было сигануть с камней. Всегда любил это делать. Помню, в детстве мы с мамой ходили на речку. Я очень любил дурачиться, прыгая в воду, откуда за уши не вытащить любого ребёнка.

Вода была чиста и прозрачна, не было волн, купайся, прыгай хоть целый день. Я разговорился с Валентиной, она была очень интересным собеседником, любила слушать разную музыку, читала книги, ходила в походы, любила тусоваться и всячески отдыхать. Я обращал внимание на её жесты, тащился от её хрипотцы в голосе. Но ещё больше я тащился от её обнаженной груди. Грудь её была великолепна − ни маленькая, ни большая. Идеальная грудь для моей ладони, как говорится. Это молодое тело так и шептало: «Возьми меня…». Чёрт побери, я не мог смотреть в другую сторону. И тут я понял, что необходимо завести курортный роман с этой киевлянкой. Видимо я тоже ей понравился, так как она уделяла мне больше внимания, чем к другим.

Искупавшись, мы дождались Эпла и Барона с водой, дровами и алкоголем. Дружно начали варить еду. Я по чуть-чуть практиковал английский язык с нашим новым иностранным другом. У Барона был тент, который мы натянули, чтобы не скончаться от солнечного удара. Было бы очень смешно прочитать в некрологе, что ушёл из жизни молодой человек от многочисленных солнечных ударов. Типа, одного было мало, и боженька бил и бил дурака, чтобы тот спрятал свою безмозглую голову в тень.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!