Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






До свидания, мой любимый город 1 часть



Крыматорий

Follow me to a placeWhere we never been beforeSomewhere where we never been before…You have never ever had a time like this before…

Всё началось с приезда после двадцатидневного тура по Европе в родной Хмельницкий. Это был конец мая. Такой незабываемый Амстердам со своими наркотиками и улицей красных фонарей, Париж, известный бесконечным количеством узких улочек и вкусной выпечкой, Милан – столица мод, Цюрих и Берлин со своей развратностью и строгостью жизни. Но как много об этом не вспоминай, жестокие будни вернули меня домой. Я приехал весь живой и весёлый, полон сил, способен сделать ещё такой же марш-бросок, но мучило одно: надо было устраиваться на работу, так как денег откуда-то брать надо. Но мозг устроен очень интересным образом. Когда тебе что-то необходимо, ты мыслишь на другой частоте, и нужное приходит либо само собой, либо достаёшь это из-под земли. И – вуаля! Идея возникла сама по себе: я решил не искать работу в городе, а поехать в Крым на лето, где можно подзаработать официантом, аниматором или уборщиком пляжа. В общем, всё равно кем, лишь бы не в Хмельницком в это прекрасное время года, когда хочется пить пиво, отдыхать на пляже, знакомиться с новыми людьми, флиртовать с девчонками, попы которых шоколадного цвета и улыбки белые, как чеснок. Но только не сидеть в офисе за монитором, отвечать на звонки и смотреть в окно, где мимо тебя пролетает жизнь. Я решил сдать квартиру на лето, чтобы на эти деньги уехать, и их хватило на первое время. Через полчаса у меня в руках была газета, где объявлениями в рубрике «сдам/сниму» просто кишит. Квартирантов риелтор нашёл быстро, это были двое мужчин из Харькова, специалисты своего дела, которые что-то строили у нас в городе. Им фирма оплачивала жильё, и мы сошлись на полторы тысячи в месяц плюс коммунальные.

Моя сестра Лена считает, что моё путешествие началось ещё в Хмельницком, когда, перевозя личные вещи к ней, мы с корешами были уже пьяны за те деньги, которые я получил за месяц вперёд. Мы договорились, что квартиранты будут отдавать деньги раз в месяц, но уже не мне, а моей сестре, которая, в свою очередь, будет скидывать мне их на карточку, забирая себе колёсные, типа, своему сыну на шоколадки. Друзья меня отговаривали и давали бесконечные советы: мол, сейчас самое время найти классную работу, тебе одному будет скучно, тебе быстро надоест, и много другой бестолковой, унылой и ненужной информации. Я им предлагал там встретиться, но в глубине души знал, что они не способны бросить работу и уехать вслед за мечтой, даже пускай не на всё лето, а на пару дней. Но нет, уж слишком у них много дел на этой планете, в этом городе. Надо быть на крестинах, на дне рождения лучшего друга, старая подруга сводного двоюродного брата одноклассника пригласила на свадьбу, что-то кому-то надо пообещать, у кого-то что-то забрать, в общем, совершенно забыть про скромного себя и жить как надо начальству, родителям, обществу. Что ж, остаётся посочувствовать, но и даже на это уже стало мало времени, так как побежал покупать билеты на поезд в Крым. Я знал наверняка, что впереди меня ждёт отличное времяпровождение, бессонные ночи, новые знакомства и приключения. Итак, билет в один конец на тринадцатое июня в Симферополь, рюкзак, палатка, спальник, минимум вещей, шестиструнную леди на плечи и пару грамм марихуаны, чтобы было веселее. Ну что ж, господа, я собран и готов принимать от судьбы сюрпризы во всей её извращённой форме, со всеми вытекающими последствиями.



День первый

С Симферополя я отправился в Коктебель, там есть цивилизация: бары, рестораны, кафе, в общем, там есть деньги. К тому же это недалеко от Лисьей бухты, куда мы приезжали отдыхать последние четыре года с друзьями, знакомыми и дамами сердца. На берегу коктебельского пляжа я оставил вещи и ринулся в воду, чтобы охладиться после поездки, которая длилась больше суток. О да, лето началось! Вода была тепла, как грудь девушки, с которой просыпаешься рядом в тёплой кровати, как глоток освежающего лимонада во время жажды. Выйдя на берег, я забил в пипетку марихуаны. Это старый способ, без лишних принадлежностей: фольги, бутылок и прочего барахла. Сделал я это, конечно же, незаметно для окружающих. Выкурил, забил ещё, и ещё выкурил. Блаженство. Я один на краюшке земли. Только я, тёплый ветер и прохладное море. Делай, что хочешь, иди, куда зовут, никаких преград, балласта типа друзей, которых надо нянчить, или недовольной, вечно ворчливой девушки, у которой облазит нос. Попросив присмотреть отдыхающих за вещами, я отправился в ближайшую кафешку узнать что-то о работе. Там нужен был повар, а я только чайник неплохо ставлю. В других – бармены с практикой, официанты с красивыми лицами. В общем, везде нужно было иметь какие-то сверхвозможности. Да и какой смысл работать, если надо будет платить за питание и жильё? Тогда просто лучше отдыхать дикарём на Лисьей бухте, где жильё − это твой спальник, а еду можно нахоботить либо обменять на дрова, которых можно наломать, если знать где... В общем, денег много не надо, не Ялта же. А если что, выкручусь.



«А гениальные идеи-то под кайфом приходят, − подумал я. − Поеду-ка я туда, где мне всегда рады, всё родное и спокойное для души место».

Немедля я оделся, собрался с мыслями и в путь.

Я быстро дошёл до автобусной остановки и начал ждать транспорт, чтобы добраться до села Курортное. На остановке стоял парень лет так сорока. У него была щетина, хвост до плеч, камуфляжные штаны. На «матрасника» он не был похож. И я безошибочно определил, что нам по пути. Он ловил попутки, но когда подъехал автобус, без колебаний пошёл прорываться внутрь. Я постарался сесть рядом с ним, дабы завязать разговор. Он сразу спросил:

− Ты на Лиску?

− Да! − ответил я.

И разговор начался. Я узнал, что его зовут Петя, он из Подмосковья и возвращается в Лиску второй раз, так как провожал друзей в город. Так же я узнал, что у него сейчас отпуск, а отпуск, конечно же, надо провести достойно. В ходе разговора он спросил, еду ли я до Курортного?

− А есть другая дорога, чтобы попасть в Лиску? − спросил я.

− Да, есть, нужно выйти на повороте, там, где в бухту едут машины, и идти по дороге, а там кто-то да и подбросит. Так ближе, − добавил он. – Ты со мной?

Я согласился. И спустя пару минут мы уже шли по горной дороге в надежде, что нас кто-то подбросит до моря. Пройдя около часа, мы вдалеке увидели, что на подъёме перевернулся прицеп, и из машин образовалась пробка.

− Давай переждём в теньке, пока они решат свои проблемы, а то придется помогать, − посоветовал Петя.

Мы зашли в недостроенное здание, где он спросил:

− А ты куришь?

− Нет, − ответил я, − бросил давным-давно.

− Ничего не куришь? − добавил он.

Я понял, на что он намекает:

− А вот травку покуриваю.

И увидев, что мой попутчик подбивает косячёк, я понял, что приключения начинаются. Это был самый плотно забитый косяк в моей жизни. Даже в Амстердаме они мне показались расхлябаннее и сделанными не на совесть. Рука гурмана-профессионала по скручиванию чувствовалась с первых затяжек этого прекрасного растения. Молча передавая папиросу, мы иногда покашливали, произнося едва слышные звуки, типа «ништяк». Петя забил настолько плотный косяк, что я не смог до конца проделать дегустацию этого чудо-зелья. Я почувствовал лёгкость, настроение поднялось до предела, радовался каждому дуновению ветра.

− Это не то говно, что щас гровят дети, под искусственным светом. Этим занимались седые мужчины в Чуйской долине знойным летом.

− «Кровосток»? − на полуслове перебил он.

− Да, − поддержал я, − «Кровосток».

Последующие полчаса мы то и делали, что общались на музыкальные темы, вспоминая всё, что могли вспомнить из того, что знаем. Нам ничего не надо было лишнего делать или уметь. И идти уже никуда не тянуло. Травка делала своё дело.

Спустя какое-то время мы вышли из тенька и направились дальше. Перевёрнутый прицеп всё также лежал на боку, а рядом валялись соки, водка, разные напитки. Подойдя ещё ближе, Петя увидел, что это его знакомые, татары. Они прояснили ситуацию. Оказалось, что прицеп перевернулся, и они ждут другую машину, чтобы перегрузить содержимое.

− Помощь нужна? − спросил Петя.

− Конечно, нужна, – ответил один из парней. И уже через пару минут мы принялись перегружать напитки в пикап. Нас было человек восемь, и справились мы очень быстро. Нас поблагодарили, дав по пакету сока, и подвезли до пункта назначения. Татары торговали продуктами на пляже, имели свои забегаловки на свежем воздухе с видом на море, где всегда играет хорошая музыка, есть свежее пиво, лимонад, разная еда, или просто тенёк, где можно поиграть в карты, шахматы или накуриться и вырубиться спать. То есть, приехав туда с хорошей суммой денег, тебе не придется варить еду или бегать за дровами. Выйдя из машины, мой попутчик начал разговаривать со знакомыми, принялся рассказывать какие-то истории, и я понял, что мне пора идти, чтобы найти клёвое место, где разложить палатку.

− Ладно, чувак, я пойду, спасибо за компанию, − надевая рюкзак, воскликнул я.

− Береги себя, увидимся.

Я не сомневался в том, что мы увидимся, ведь я сюда надолго.

Наконец-то я добрался до этого чудесного места. Лисья бухта расположена на берегу Черного моря, недалеко от Коктебеля, между поселками

Прибрежное и Курортное. Это край обнаженных тел, хиппи и йогов, известное место отдыха натуристов. Лисья бухта находится под горным массивом Эчки-Даг, недалеко от потухшего вулкана Кара-Даг. Нудистский пляж, палатки, люди с дрэдами, музыканты, художники, личности с любого уголка мира. У каждого своё интересное мнение, никаких предрассудков, понтов. Никакого интернета, макияжа и туфлей. Так же тут имеются свои «поселения»: Нюшка, Куба, Ямайка, Пикадили, Зелёнка.

Я пошёл по пляжу с рюкзаком и гитарой в руках. Людей было очень мало, и палатки стояли далеко друг от друга. Меня это насторожило, я никогда не приезжал сюда в июне. Оказывается, что все съезжаются с середины лета и тусят аж до середины осени. Ничего, думаю, я пока обживусь, стану аборигеном, зарасту, а когда будут приезжать новенькие, буду с ними знакомиться. Хотя пляж был практически пуст, и палатку можно было разложить где угодно, я шёл дальше. Как будто чувствовал, что надо идти. В этот момент творилась магия, и подобное притягивалось. Подобное не заставило долго ждать. Меня окликнули мужские голоса:

− Эй, парень! Ты идёшь, с дороги устал! Присоединяйся к нам.

Ребята сидели на берегу и просто пили. Их было человек пять. Четыре парня и одна девушка, которая просто что-то читала. Я безоговорочно изменил курс в их сторону. Подойдя, кинул свою ношу и сел рядом. Один из них протянул мне кружку с жидкостью на борту. Я знал, что это не вода, это была чача. Чача − грузинский крепкий спиртной напиток, относящийся к классу виноградных бренди. Аналогом чачи являются итальянская граппа и южнославянская ракия.

− Ребят, я не пью!

Парень молча поднёс ко рту кружку и, не сморщившись, выпил.

− Не то чтобы я не пью вообще, а, пребывая здесь, не хочу пить, хочу зарядки делать, заплывы утренние. Оздоровиться, короче, – продолжал я.

Молодой человек, закусив лавашем, протянул руку и воскликнул:

− Женя, мариупольское быдло.

− Рома, из Хмельницкого, − пожал руку в ответ. − А почему быдло?

− Позже узнаешь. Можешь называть меня Эпл.

Я насторожился.

«Может, потому что, когда напьётся, начинает фестивалить? − предположил я. − Не хотел бы я, в таком случае, быть с ним в одном лагере». Хотя приключений очень хотелось.

Эпл был лет двадцати пяти, его голова была побрита на лысо и имела правильную форму. Видимо, поэтому у него такое прозвище. Также он носил стильные очки. Имелись усы, плавно переходящие в тёмную густую бороду, что предавало некий шарм, подчёркивало его стиль и очень выделяло его из толпы. Лицо было очень доброе и мысль, что он буйный, я откинул сразу. На груди была цветная татуировка в виде солнца, которое держит символ, похожий на человека. Партак, одним словом.

− А это Яна, моя девушка, − поглаживая лежащую рядом девчонку, произнёс Эпл.

− Рома.

− Я слышала, что Рома, я Яна.

Как я позже узнал, Яна была учительницей биологии в средней школе в Мариуполе. У нее были светлые волосы, красивое, спортивное телосложение, приятная внешность и очаровательный взгляд. Одним словом, парню повезло оказаться на нудистском пляже с такой красоткой. Но я не особо ему завидовал, так как уже знал, что значит проводить отдых подобного типа с девушкой. Не то, чтобы это плохо, трудно или навязчиво. Просто твое личное время зависит уже не только от тебя одного. В каком-то смысле ты становишься ограниченным. И в глубине души я немного ему посочувствовал.

− Сергей, из Подмосковья. Можно сказать, из Москвы! – слегка шепеляво произнёс другой парень, протягивая ладонь.

Сергей был светловолос, невысокого роста, сбитого телосложения, носил очки с большими линзами и очень часто курил. Его взгляд был чётким и проницательным, как будто он смотрел тебе в душу и читал насквозь.

− Рома! – пожав руку, повторил я.

– А ты что, сам? – продолжил Сергей.

– Да, никто не смог поддержать компанию, и я решил поехать один.

– А, ну тогда присоединяйся к нам, мы тоже все недавно познакомились.

Кивнув головой и разведя руками, мол, не против, я согласился.

– Вот это Женя, – показывая ещё на одного парня, произнёс Сергей.

Это был чуть замурзанный парень, щуплого телосложения, с длинными тёмными волосами и белыми-белыми зубами. Он сидел голый и пересыпал песок с ладони на ладонь. Я поднял руку поприветствовать его, так как дотягиваться было далеко. Да и вообще тут не принято здороваться за руки. Тут есть единое приветствие – это короткое слово «хоп», в ответ на которое принято говорить тоже «хоп» или «хоп-хоп», или «воистину хоп», или вообще как заблагорассудится извращённой словесной фантазии.

– О, нас становится всё больше и больше, давайте выпьем за это, – произнёс Эпл.

Ребята продолжали пить и разговаривать о чём-то своём, а я пошёл в воду. Выйдя, я расставил палатку недалеко от своих новоиспечённых друзей и закинул в нее все вещи. Всё, укоренился. Подойдя опять к компании, я увидел, что к ним присоединились ещё две персоны. Это была пара из Киева, они приехали ненадолго, так как в городе ждёт работа. Мы недолго посидели, поговорили, и я решил пройтись к татарам, чтобы купить что-то покушать. К татарам мы пошли вместе с этой парой. По дороге они рассказали, что работали в штатах. Слушать их было весьма интересно, они оказались интеллектуальными людьми. Парень поведал, что на Лиске приторговывал миксом. Микс – сбор семян феминизированной конопли, который содержит смесь разных сортов: имеет гены швейцарской сативы и индики. Этот сорт даёт невероятно сильный наркотический эффект просветленного сознания. А данный экземпляр обладает уникальным сладким вкусом и запахом. Конечно же, я не смог устоять, чтобы не продегустировать. И после питательного обеда он меня угостил этим невероятным снадобьем. Это было нечто. Во рту поселился приятный вкус мяты, который не хотелось прогонять. В голове царствовала благодать, к престолу пришла безмятежность. Прозрачность и свежесть мыслей меня удивляла. Ответы на все вопросы были найдены, пропали неясности и терзания, копаться в голове стало куда комфортнее. Именно этого мне не хватало. Мы затрагивали самые разные темы: они рассказывали про Америку, про ее плюсы и минусы, поведали жизнь изнутри. Мы пришли к выводу, что бомж – это состояние души, так как они есть везде, даже в стране с хорошо развитой экономикой и большим количеством рабочих мест. Учитывая, что они получают хорошее пособие по безработице, всё равно умудряются тусоваться на мусорниках. Это их стиль жизни, так сказать. Выходит, что люди создают мир сами вокруг себя таким, в каком им будет уютно. То есть, какого качества мысли, такого качества будет жизнь. Поднимали ещё множество насущных вопросов, к ответам на которые приходили без особых трудностей. Мы настолько увлеклись разговором, что не заметили, как потемнело. Ребята рассказали, где их можно найти, если вдруг понадобятся. Мы попрощались и пошли, каждый в своём направлении. Я шёл пустынным пляжем в поисках своей палатки. Не было слышно звона гитар, веселья, душевных песен. Пляж был пуст. Очень непривычно его таким видеть. Таким спокойным и, как мне показалось, грустным. Был слышен шум прибоя, и в спину дул едва ощутимый ветерок.

«Наверное, затишье перед бурей», − подумал я.

День прошёл на славу. Интересно, что будет дальше? Такого длинного отдыха у меня ещё не было. Даже если что-то не понравится или пойдёт не так, возвращаться нельзя.

День второй

Проснулся я с отличным настроением, в отличной форме. Сразу пошёл в воду. Небольшой заплыв пойдёт мне на пользу. Решил каждое утро плавать и с каждым разом увеличивать дистанцию.

Кушать. С утра у меня мысли только об одном − надо покушать. Так, значит, я столкнулся с проблемой поиска пищи. Наверное, надо сходить по дрова. Потом сделать из камней что-то типа камина, чтобы на это можно было ставить казан. А до этого в него нужно что-то насыпать, а может порезать, но сперва это надо купить. Нет, это слишком сложная операция для меня. Не то, чтобы я ленив, просто этого мне делать не хотелось. За компанию я мог бы и по дрова сходить, и костёр развести, но точно не проявлять организаторские способности. И я направился к татарам, чтобы купить какой-то еды. Кафешки выглядели уныло, так как в них практически не было людей. Зачем я приехал сюда так рано? Здесь же ещё никого нет. Даже познакомиться не с кем. Я поел. В лагерь купил что-то на салат и гречку, которую можно готовить без огня, оставив в котелке под палящим солнцем. Кроме того, приготовленная таким путём, она сохраняет полезные компоненты и остаётся питательна. Так что на крайняк можно перебиваться и так, но это быстро надоест. Ну, ничего, когда надоест, буду что-то думать.

Я уже собрался уходить, но за соседним столиком заметил ребят, которые завтракали и играли в карты. Их было человек пять, и говор у них был русский. Я без колебаний решил с ними познакомиться и подошёл.

− Хоп, − в ответ на что услышал то же самое. − Можно к вам присоединиться, поиграть в карты?

Парень, сидящий с краю, молчаливо подвинулся, предоставив мне место.

Действительно, это были россияне родом из Тюмени. Путешествуя по Крыму на своей машине, впервые приехали на Лиску, её посоветовал им друг, который неоднократно здесь был. Друг, видимо, не поведал главного, что это нудистский пляж. Потому как все были цивильно одеты, а на девушках был слегка виден утренний макияж. Конечно, в машину можно нагрузить много барахла, типа шмоток, косметики и разных женских атрибутов. Это не то, как собираешься ехать компанией и договариваешься, кто что возьмёт: карты, сахар, соль, чтобы предметы не повторялись, дабы не тащить лишнего.

Ребята вели здоровый образ жизни. Никакого алкоголя. Я их в этом поддержал, купив себе лимонад. Играли мы долго. Спешить было некуда, детей кормить не надо, на работу идти тоже, никому ничего не обещал, кроме как звонить домой два-три раза в неделю, чтобы родные не кипишевали.

Непринуждённая обстановка царила на протяжении всего времени. У каждого было свое занятие: кто-то плёл из бисера, кто-то рисовал кисточками на бумаге, а парни играли в карты. Так было, пока за соседний столик не подсели пьяные неформалы с гитарой. Их было человек восемь. Ненастроенная гитара и вокалист, не совсем владевший вокальными данными, давали о себе знать. Я понимаю, что не каждому дано петь или играть. И даже понимаю, что и у говна есть своя грация, но терпеть это было невозможно. Боги не жалели нас ни минуты. Наши любимые хиты в его исполнении сыпались на нас один за другим. То есть, музыкальные вкусы у нас совпали, а вот харизмы исполнителю явно не хватало. Да какой там харизмы, ему не хватало искренних друзей, которые скажут, чтобы он учился петь, ходил к репетитору, взял частные уроки по сольфеджио. В общем, единогласно мы с россиянами решили, что оставаться здесь невыносимо, так как наш мозг был под угрозой. Мы направились на пляж. На пляже кто-то упомянул про гитару, и я признался, что чуть-чуть играю, но знаю не очень много песен, так как играю исключительно для себя. Их это не остановило, и я направился к палатке взять инструмент.

По дороге назад я встретил Сергея, с которым познакомился вчера. Он шёл в сопровождении какой-то леди, у которой в руке была бутылка вина, и она попивала просто из горла. Это была девочка со слегка заплывшим лицом, топлес, в коротких джинсовых шортах, вся в каких-то ссадинах и порезах. Её грудь была большой и чуть обвисшей. Девочка сразу обратила на меня внимание, вернее не на меня, а на то, что я с гитарой, подбежала и попросила что-то сыграть, утверждая, что обожает гитару. Следом за ней медленным шагом подошёл Сергей. Я сказал, что направляюсь к компании, и они тоже могут присоединиться. Алёна, так звали эту девочку, согласилась, и мы направились дальше. Алёна начала тянуть за руку Сергея. Голая девка в одних шортах, с бутылкой в одной руке, другой рукой тянет мужика. Не каждый день увидишь такое. Хард-Кор, одним словом. Подойдя к толпе, я начал что-то наигрывать и слегка петь. Песня оказалась всем известная и непринуждённо толпа начала подпевать. Наша скромная компания становилась всё больше, так как подходили разные люди и просто присаживались насладиться музыкой. Кто-то из толпы попросил гитару, и я с удовольствием отдал её, так как мой запас песен подходил к концу. Это как анекдоты, вроде бы не помнишь, а как начинаешь рассказывать, слушать, то вспоминаешь даже самые забытые. Так получалось и с песнями, все играли что умели, передавая шестиструнку из рук в руки. Алкоголя было очень много, и я не сдержался. Начал попивать вино, позже была чача без закуски, и пошло-поехало. Алёна, по-видимому, пила за счёт Сергея и постоянно упрашивала его купить ещё и ещё. Но когда Сергей сказал, что ей надо прекратить пить, она будто бы обиделась, и как мне показалось, даже, разозлилась, что её ограничили в дозе алкоголя. Но её это не останавливало, вокруг бухла было много.

Я умудрился напиться. Время текло быстро, незаметно стемнело. Толпа по чуть-чуть начала рассасываться, и я решил тоже идти. Забрав гитару (а это было наше связующее), я пошёл спать. До палатки дошёл быстро и без лишних мыслей заснул.

День третий

Проснулся я с ужасным бодуном, но выход нашёл сразу. Я направился к морю сделать заплыв. Прохладная вода сразу вывела шлаки из организма, и я почувствовал себя куда лучше.

Когда мое тело погружается в морскую воду, меня посещают интересные мысли. Я пришёл к выводу, что чувствую себя наедине только в двух местах: когда еду один в лифте, и в воде, очень далеко от берега. Неловкие попытки научиться плавать баттерфляем выбили из меня все силы. Этот заплыв показался мне убогим, силы покидали меня с каждым преодолённым метром. Выйдя на берег, я залил в казане гречку водой и поставил её на солнце, чтобы через часик приступить к трапезе.

Не понимаю людей, которые могут не есть с утра. Завтрак − это же самое питательное, что может быть. Наверное, тут нужно поблагодарить мою бабушку, которая имела железную выдержку. Она могла часами стоять надо мной и не отпускать гулять, пока в тарелке не быдет пусто. Она учитывала нашу плохую экологию и знала, что это пойдёт мне на пользу, и я скажу ей спасибо. Она была права.

Неподалёку стояла палатка Сергея, откуда выползала «вчерашняя» Алёна.

«О нет, она просто переспала с ним за алкоголь», – подумал я.

Сергей уныло сидел и что-то рисовал на песке. По нему не было видно, что у него была бурная ночь. Да и вообще, что я такое думаю, тем более, это вообще не моё дело.

− Доброе утро! − воскликнул я, подходя к ним.

− Что-то не совсем оно и доброе. Во вчерашней пьянке я телефон потерял, − ответил он.

− Сочувствую, чувак, давай попробуем найти, может, ты его потерял там, где мы вчера сидели?

− Я искал и тут, и там, нигде его нет, даже к татарам ходил. Вот пива купил, угощайся.

Пиво с утра – дерзко. Но, раз уж вчера развязался, то надо накатить. Пару глотков пива окончательно привели меня в чувство.

− Что думаешь делать?

− Ничего, позвоню от кого-то домой и скажу, что потерял телефон.

Не знаю почему, но мне стало очень жаль. Хотелось отдать ему свой телефон, чтобы просто увидеть улыбку на лице совершенно незнакомого мне человека. Алёна тем временем попивала пивко и ковырялась в своём порванном шлёпанце.

− А где Эпл, его девочка и Женя волосатый? – спросил я.

− Они дальше стоят! – ответил, показывая рукой вдаль.

− Идём к ним, тот Женя из Москвы, может он тебе даст позвонить.

Некая пауза в разговоре меня насторожила. Молчание было настолько красноречивым, что без слов стало всё ясно. Было очень комфортно находиться рядом с этим человеком. Он смотрел вдаль, слегка прищурив глаза, как будто бы меня не слышал, а потом, переведя взгляд на меня, сказал:

− Сейчас, давай только пиво допьём, – и тут же передал мне бутылку.

Ещё немного посидев, мы собрались. Сергей взял из палатки ещё бутылочку пива, и мы направились к нашим общим знакомым.

Ребята только встали. Кто чистил зубы, умывался, кто был уже в воде. Сергей что-то решал с Женей по поводу телефона. Я разговорился с Алёной. Она рассказала, что сама из Новой Каховки, которая недалеко от Херсона. В данный момент не работает, а любит природу и ценит друзей. Есть заветная мечта и любимая собака. Знает, что жизнь одна, и надо прожить достойно, даже слегка перегнув палку. Как она утверждала: «Жизнь твоя − делай что хочешь!»

Наш разговор перебила Яна, которая училка, она предложила Алёне помочь приготовить какой-нибудь еды. Та охотно согласилась и все как будто занялись своими делами. Мы с парнями начали о чём-то беседовать, я предложил сходить за дровами. Мою идею проигнорировали, мол, дрова какие-то есть, а когда они закончатся, будем думать, что делать дальше. Супчик девочки приготовили быстро. Он оказался божественно вкусным, после чего был салатик и вкусный кофе. Одним словом, благодать. После сытного завтрака мы распластались на солнышке, как ленивые черепахи. Эпл вслух выдал свои самые сокровенные мысли:

− Вот бы сейчас покурить марихуаны.

Он даже не подозревал, что мысли у нас сошлись. А когда два человека хотят одного, значит быть этому. Я сказал, что знаю одного парня, с которым познакомился в первый же день, он приторговывает тем, что нам необходимо. Но это стоит денег, а тратить на это деньги я не буду. А у Эпла не было денег, он все потратил в первые три дня. И Эпл каким-то образом то ли уговорил покурить некурящего травы Сергея, то ли что, но Сергей дал денег, чтобы купить микс. Я, конечно же, согласился пройтись по берегу и купить то, что я вчера пробовал. Брать с собой я никого не хотел, чтобы не выдать барыгу. Всё произошло очень быстро. Я пришёл в лагерь к киевлянину, который только что покушал и загорал на солнышке. Он понял всё без лишних слов и сделал в палатке нехитрую манипуляцию. Исполнив схему «товар−деньги−товар», я с чувством выполненного долга пошёл радовать своих друзей. Я так был рад им угодить. Может, хотел быть нужным, или ещё что-то в этом роде. Довольствовался выполненной работой так, как будто удобрял травку и сам её выращивал. Появившись на горизонте, я увидел, как меня уже встречают взгляды с надеждой о хороших вестях. Придя, я почувствовал, что меня ждали, как второго пришествия. Эпл спросил:

− Есть?

− А то! – незамедлительно ответил я.

Он растёкся в улыбке и впопыхах начал сооружать аппарат для внутренней утилизации наркотика. Эпл сделал аппарат, в простонародье называемый «мокрый». Для этого используется две бутылки, одна чуть больше другой. В большей отрезается верхняя часть, а в меньшей – нижняя. В большую бутылку наливается вода, и в неё вставляется маленькая. На горлышко надевается фольга с пробитыми дырочками, и в неё сыпется зелье. Вместо фольги Эпл использовал колпак, который сделал заранее. Это была пробка из-под вина, в которую был вставлен напёрсток с пробитыми отверстиями. И когда зелье поджигается, верхнюю часть конструкции надо плавно поднимать, вследствие чего внутри бутылки образовывается вакуум, и туда набирается дым. Когда бутылка поднимается до упора, колпак снимается и перед тобой густой святой дух бога Джа. Чего только не придумают люди! Мне кажется, наркоманы – это лучшие физики и химики всех времён. Голь на выдумки хитра, так сказать. В общем, мы приступили к знакомству с новыми богами, которому были рады все, кроме девчонок, − они неохотно общались с незнакомцами. Ну ничего, мы не из тех, кто заставляет или упрашивает.

Короткое знакомство прошло быстро.

− Стимуляторы, галлюциногены и эйфоретики доказывают, что рай умещается в пакетике.

− «Кровосток»? − спросил Эпл.

Чёрт побери! «Кровосток» популярная группа, её знают все!

− Да, он самый.

И тут началась обсуждение гениальности текстов московской рэп-группы. Никто и подумать не мог, что травка настолько объединяет людей. Под ней не хочется буянить, как от алкоголя, тебя не тянет на глупые поступки. Может, ты и можешь сделать глупости, но эти глупости ограничиваются ленью их сделать. Безобидная трава, которую куришь, подталкивает на вдохновение: кого-то на приключения, кого-то просто залипнуть и послушать музыку. Лично мне нравится погулять по незнакомым местам, посмотреть на обычные вещи с другой стороны. Нравится наблюдать за людьми, за их реакцией, жестами в самых разных ситуациях. Иногда из этих невербальных знаков можно извлечь больше информации, чем из слов. Но зато никогда не нравилось знакомиться с людьми, особенно женского пола. Я не знаю, что им сказать, думаю над простейшими вещами, слежу за каждым сказанным словом, думаю, а не глупость ли я сказал. В общем, если обычно я могу быть интересным собеседником, то накуренный я таким не являюсь. А может, я слишком много думаю?..


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!