Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Естествознание как особая форма знания



Концепции

Современного естествознания

Соответствует Государственному

образовательному стандарту по дисциплине

«Концепции современного естествознания»

2002

272 с. студентам вузов для подго­товки и сдачи экзамена и зачетов по базовому курсу «Концепции совре­менного естествознания» в соответствии с государственным образова­тельным стандартом по этой дисциплине.

 

 

1. Предмет учебной дисциплины

«Концепции современного

естествознания»

Будучи сложнейшей совокупностью наук о природе, ес­тествознание выработало в процессе своей длительной эволюции такие способы, методы и приемы познания, которые могут служить и служат эталонными нормами не только для всякой науки, но и приобретают общекультурное значение.

Понятие «концепция» (от латинского — conceptio) означает единый, определяющий замысел, ведущую мысль какого-либо произведения. Соответственно, под концепциями естество­знания следует понимать такие фундаментальные естествен­нонаучные идеи, модели и положения, которые проявляют себя во всех естественных науках. Потому курс «Концепции современного естествознания» представляет собой не просто совокупность избранных глав традиционных разделов физи­ки, химии, биологии, геологии, экологии, более того, не просто рассматривает междисциплинарные отношения — связи между разными естественнонаучными дисциплинами, а изу­чает трансдисциплинарные концепции в естествознании в целом.

Трансдисциплинарность (от латинского trans — сквозь, че­рез), по словам А.Д. Суханова и О.Н. Голубевой (авторов учеб­ника — лауреата Всероссийского конкурса учебников нового поколения в номинации «Современное естествознание для гу­манитарных направлений»), «означает более высокий уровень универсальности по сравнению с междисциплинарной коопе­рацией, о которой традиционно принято говорить как о при­знаке единства естественнонаучного знания. Особенностью трансдисциплинарных идей является то, что они как бы инва­риантны по отношению к стратегиям познавательной деятель­ности». Трансдисциплинарный характер достижений естествознания имеет важное методологическое значение, благодаря чему концепции, выработанные в лоне науки о природе, иг­рают роль регулятивов при исследовании сложных систем в раз­личных сферах — природных, экономических, геополитичес­ких, демографических, социальных и т.д. Имеет место социо­культурная детерминация содержания научного знания, которая оказывает существенное влияние на культурный потенциал эпохи, определяет стиль мышления не только ученых-естество­испытателей, но и политиков, государственных деятелей, твор­ческой и технической интеллигенции, оказывает ощутимое воз­действие на идеологию и психологию общественных индиви­дуумов. Однако новейшие достижения естествознания, концепции современного естествознания зачастую длительное время остаются вне их поля зрения, в связи, с чем мировоззре­ние индивидуумов оказывается замкнутым на тех методах и принципах, известных им со школьной скамьи из классической физики, которые могут уводить при решении сложных задач по заведомо ложному пути. Тем не менее классический тип научной рациональности был существенно расширен и обога­щен в начале XX в. появлением концепций неклассического естествознания, а на современном этапе речь идет о постнеклассическом периоде развития естествознания и формирова­нии постнеклассического типа научной рациональности. Со­временный постнеклассический этап с присущей ему целостно-синергетической парадигмой может стать надежной теоретической основой для адекватного изучения сложных не­линейных систем.



Тот факт, что и классический, и неклассический, и постнеклассический стили мышления берут свое начало и раз­виваются в лоне науки о природе, говорит о важности изу­чения концепций современного естествознания как условия для поэтапного восхождения мышления личности на более высокие ступени научной рациональности.



Раздел I

Естествознание как особая форма знания

2. Чем объясняется всеобщий характер законов природы?

Все, что окружает человека, есть материя в самых разных формах ее проявления. Вся совокупность проявлений мате­рии образует единую систему — Вселенную. Потребовались тысячелетия, чтобы человек смог научно осмыслить свое бы­тие в глобальном масштабе. Это привело на современном этапе развития научного знания к представлению о глобальном един­стве материального мира.

В больших масштабах структуру Вселенной можно пред­ставить как некое собрание галактик, а ее микроструктуру — как совокупность атомов. В недрах строения вещества Все­ленная представляет собой набор квантовых полей. Звезды очень похожи на Солнце. «Земной» атом совершенно неотли­чим от атома вблизи пределов наблюдаемой части Вселенной. Физические процессы, происходящие в отдаленных друг от друга областях Космоса, идентичны. Взаимодействия и законы, их описывающие, оказываются универсальными. Ближний Космос, включающий нашу Галактику, является типичным образцом Вселенной в целом.Это утверждение называется космологи­ческим принципом. Различные элементы материального мира образуют единую систему, и процессы, протекающие в ней, опи­сываются едиными фундаментальными законами.

Если Вселенная — единое целое, то она и развивается, эволюционирует как целое. На определенном этапе в ней появляются структуры, способные познавать саму Вселенную. Таким инструментом самопознания (вполне вероятно, что не уникальным, а одним из возможных) является человек. И все, что доступно нашему наблюдению, в том числе и разви­тие общества, и мы сами — всего лишь составные части Все­ленной, этапы ее эволюции. На каждом этапе развития ос­новные закономерности поведения любых подсистем имеют связь со всей системой — Вселенной, с ее общей эволюцией.



Мир един, в нем «все связано со всем», нет каких-то изо­лированных подсистем, в которых течет своя, автономная «жизнь». Законы материального мира обладают единством на фундаментальном уровне. Поэтому, изучая какое-либо одно явление, получают, часто не подозревая об этом, косвенные знания о целом ряде других. В процессе развития науки по­стоянно обнаруживаются все новые взаимосвязи, казалось бы, независимых явлений. Всеохватность взаимосвязей в мире подмечали помимо ученых и люди искусства. Это прекрасно выражено, например, в строках поэта XIX в. Френсиса Том­псона:

Все сущее во все века Без счета верст Невидимый связует мост, И не сорвать тебе цветка, Не стронув звезд.

3. Проблема двух культур — естественнонаучной и гуманитарной

В последние десятилетия факт существенного различия двух основных типов современной культуры — культуры естествен­нонаучной и культуры гуманитарной, социогуманитарной — стал как бы самоочевидным, проявляясь в споре «физиков» и «лириков», сухих «технарей» и эмоциональных гуманитариев. Время показало, что за внешними вполне видимыми каждому размышляющему человеку различиями двух культур, различи­ями естественной и гуманитарной наук скрываются и суще­ственные отличия в методологии их подхода к изучаемым явле­ниям, в наборе типичных методов исследования. И это не слу­чайно, ибо естествознание исследует Вселенную, Космос, нашу Землю в единстве их разных подсистем с доминировани­ем в них неких объективных, независимых или относительно малозависимых от человека и общества связей, а гуманитарное знание прямо включает в себя человеческий фактор, различ­ные человеческие сообщества, в ситуации многообразия инте­ресов и стремлений субъектов. Поэтому механическое заим­ствование одним блоком наук методологии и системы методов другого блока наук оказывается просто ошибочным.

Исторически первые зачатки реалистического естественно­научного и социогуманитарного знания возникли в древности примерно в одно и то же время в недрах религиозных и мифоло­гических картин мира. Поиски реальной научной основы сна­чала выявились у знания естественнонаучного, что было связа­но с достаточно проявленным «социальным заказом» древних обществ, четкой социальной потребностью в развитии основ физики, механики, астрономии, математики, градостроитель­ства и некоторых других направлений естественной науки. Вме­сте с тем и здесь долгие столетия реалистическое, строго науч­ное знание было неразрывно сплетено со знанием нереалисти­ческим, произволом фантазии, что особенно четко проявилось в многообразных натурфилософских концепциях. В свою оче­редь в сфере социогуманитарного знания элементы научного под­хода в этот исторический период были, безусловно подавлены разнообразными утопическими проектами.

Именно естествознание постепенно стало первой формой строгого и развернутого научного знания. Произошло это в Западной Европе в XVII—XVIII вв., когда деятели науки стали выстраивать свой исследовательский материал на основе чет­ких правил, последовательно разграничивая научные и нена­учные методы подхода к реальности. С большим запаздывани­ем, лишь в первой половине XIX в., на научную почву начало становиться и социогуманитарное знание, во многом перени­мая первое время методологию и комплекс методов у более развитого естествознания. Позже всех (примерно в последней трети XIX в.) на строгие научные рельсы стали и технические науки, занимающие промежуточное место между естественно­научным и социогуманитарным знанием.

Разумеется, при всем тяготении социогуманитарного зна­ния к стандартам и нормам знания естественнонаучного боль­шинство гуманитариев всегда прекрасно понимало, что про­стое механическое заимствование их науками достижений ес­тественной науки оказывается в принципе невозможным вследствие кардинальных отличий самих объектов и предметов этих наук. В то же время многообразное заимствование не­трудно было видеть и в массивной математизации социогума­нитарного знания; и в стремлении к фундаментализации тако­го знания (т.е. в поисках каких-то жестких единых основ пост­роения социогуманитарного знания); и в явных и скрытых попытках смягчить реальное влияние множества действующих субъектов с их особыми интересами на сам процесс социаль­ного развития. Еще в первой половине XIX в. в науке четко выявилось позитивистское направление, родоначальником раз­работки которого стал француз О. Конт (1798—1857), пытав­шееся нормы и стандарты естественнонаучного знания утвер­дить в качестве всеобщего основания любой науки, любого позитивного знания, в том числе и социогуманитарного.

Отголоски такого подхода нашли свое отражение и в марк­сизме. В советский период подобное тяготение социогума­нитарного знания к естественнонаучному ярко проявилось, в частности, в засилье экономматематических исследований, где скудость гуманитарных постановок задач старательно при­крывалась массивными и разнообразными математическими моделями. Думается, что малая реальная социальная резуль­тативность внедрения этих моделей в практику не случайна — ведь при таком подходе терялась сама специфика социогума­нитарного знания.

Характерно, что сегодня наблюдается достаточно прояв­ленное встречное движение, взаимное сближение естествен­нонаучного, технического и социогуманитарного знания. Основой этого принципиального сближения, интеграции ос­новных ветвей научного знания выступает процесс гуманиза­ции науки. Следует отметить, что именно социогуманитарные науки становятся лидерами такой интеграции, а соци­альные технологии — главными технологиями XXI в. Наука все более лишается налета абстрактности, удаленности от не­посредственных человеческих целей и ценностей, и все более непосредственно ставит социально ориентированные задачи, связанные с решением проблем роста уровня и качества жиз­ни населения, улучшением среды обитания человеческих со­обществ, выяснением физических и духовных возможностей человека, созданием человекоцентристских вместо машиноцентристских производственных комплексов.

Для продуктивного решения таких социально значимых задач уже сейчас в развитых странах мира создаются комплексные на­учные группы, объединяющие ученых самых разных специально­стей, где все большую роль играют экологи, социологи, психо­логи, культурологи, юристы и т.п. Влияние этих специалистов становится все более веским, а порой и определяющим, при срав­нении вариантов решения и выработке новых стратегий роста. Не технократические и узкоэкономические критерии социальной результативности являются в этих условиях доминирующими, а критерии человекоориентированные, реально гуманистические. Для продуктивной реализации такого подхода необходим не толь­ко определенный уровень общего богатства общества, но и опыт подобных решений, зрелость демократических механизмов кон­троля за деятельностью всех звеньев социальной системы, воз­можность внесения мобильных корректив в управленческие ре­шения. Как только теряется социальная бдительность в контро­ле за процессом решения подобного рода вопросов, так с неизбежностью акценты смещаются на более привычные тех­нократические и экономические параметры.

Поэтому синтез двух культур — естественнонаучной и гума­нитарной — требует постоянного и целенаправленного социаль­ного контроля, объединения усилий всех демократических сил.

4. Методология и методы естественнонаучного познания

Любое естественнонаучное исследование осуществляется с использованием определенной методологии и с помощью набо­ра конкретных методов. Под методологией обычно понимают систему принципов и способов организации и построения тео­ретической и практической деятельности, а также учение об этой системе. Методологию отличают повышенное внимание к конкретным методам достижения истинного и практически эф­фективного знания, а также направленность на внутренние ме­ханизмы, логику движения и организацию знания.

Методология как общая теория метода исторически фор­мировалась в связи с необходимостью обобщения и дальней­шей разработки всех методов и приемов познавательного про­цесса. Она тесно связана с самими опорными философскими принципами, прямо и косвенно положенными в основу ана­лиза. В связи с этим у разных групп деятелей науки в соот­ветствующие исторические периоды можно видеть особые методологические установки, принципы и нормы подхода к объектам науки.

Метод — это совокупность способов, с помощью которых достигается цель. В истории естествознания проблема мето­дов научного познания возникает уже в древности, но особенно остро ставится в Новое время, в период поиска оптималь­ного метода научного познания. В современном естествозна­нии эти разнообразные методы разграничивают по особым основаниям. Прежде всего, выделяют те, которые используют­ся на разных уровнях научного исследования — эмпирическом и теоретическом. Так, на исходном эмпирическом уровне ис­следования обычно выделяют следующие методы:

• наблюдение — целенаправленное и организованное вос­приятие внешнего мира, доставляющее первичный материал для научного исследования;

• эксперимент — исследование каких-либо явлений путем активного воздействия на них при помощи создания новых условий, соответствующих целям исследования;

• описание — фиксирование данных наблюдения или экс­перимента с помощью определенных систем обозначений;

• измерение — определение основных характеристик объек­тов с помощью

соответствующих измерительных приборов.

Используя такие методы, ученые накапливают первичный эмпирический материал, который требует дальнейшей обра­ботки и обобщения, что осуществляется уже на теоретическом уровне анализа.

Теоретическими методами являются:

• формализация — отображение результатов мышления в точных понятиях или утверждениях;

• аксиоматизация — построение теорий на основе неких аксиом (утверждений, не требующих доказательства своей ис­тинности);

• гипотетико-дедуктивный метод — выдвижение некото­рых утверждений в качестве гипотез и проверка этих гипотез с помощью фактов.

Выделяют также всеобщие, общенаучные и конкретно-науч­ные методы. Среди них особый интерес представляют всеоб­щие методы. К ним обычно относят следующие:

• анализ и синтез — процессы мысленного или фактичес­кого разложения целого на составные части и воссоединения целого из частей;

• индукция и дедукция — движение от частного к общему, от единичных фактов к общим положениям, и, напротив, движение от общего к частному, от одних утверждений к дру­гим на основе законов логики;

• абстрагирование — отвлечение от неких несущественных в данном контексте свойств и отношений изучаемого явления;

• обобщение — логический процесс перехода от единич­ного к общему, от менее общего к более общему знанию;

• аналогия — прием познания, с помощью которого обна­руживают сходство нетождественных объектов в некоторых значимых сторонах и отношениях;

• моделирование — воспроизведение характеристик неко­торого объекта на другом объекте, специально созданном для их изучения;

• классификация — разделение всех изучаемых предметов на какие-то группы в соответствии со значимыми для данного исследования признаками.

Как видим, в современных естественнонаучных исследо­ваниях используются самые разные методы и методологичес­кие приемы. Важно подчеркнуть, что вопросы методологии естественнонаучного анализа и совокупности, используемых в естествознании методов не выступают застывшими, раз и на­всегда данными. Напротив, в разные исторические периоды и в разных научных контекстах на первый план выходят раз­личные методологические принципы и разные группы мето­дов. Отчасти это зависит от предпочтений конкретных исследователей, но в большей мере все-таки от существа стоящих перед исследователем задач, от специфики самих объектов

анализа.

Положение резко меняется в ходе научных революций, вре­мя от времени происходящих в естествознании. В ходе таких революций меняется сама «парадигма» науки по выражению американского историка науки Т. Куна (1922—1996), то есть совокупность убеждений, ценностей, норм и технических средств, принятых научным сообществом и обеспечивающих существование научной традиции. Например, к парадигмам, по мнению Т. Куна, можно отнести аристотелевскую динами­ку, птолемеевскую астрономию, ньютоновскую механику.

Периоды спокойного, нормального развития науки исто­рически сменяются особыми «скачками», приводящими к смене господствующих парадигм. В результате перед учены­ми встают сложные задачи верного выбора научной парадиг­мы, а в ряде случаев и умения использовать разные наборы методологических программ и методов. И это вовсе не проявление «методологического анархизма», беспринципности уче­ных, как считали ранее некоторые борцы за чистоту научной методологии, а скорее — стремление современных ученых использовать весь разнообразный арсенал действенных науч­ных методов. Разумеется, при этом всегда остается проблема корректности и обоснованности использования учеными кон­кретных групп методов в рамках данного исследования.


Просмотров 944

Эта страница нарушает авторские права





allrefrs.ru - 2022 год. Все права принадлежат их авторам!