Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Quot;Неуплаченный долг кровью"



Она не приснилась Солону, несмотря на то, что он этого сильно ждал. И как только Милене удалось упрятаться даже из снов Солона? Это был очень неприятный и нечестный исход, с которым принц не намерен был мириться.

Вместо прекрасной дочери герцога Солону снились глупые сны, в которых Хаффнер Ларгбур умирал тысячью различными смертями... Где-то даже появлялся и Хигель, а особенно упирались в голову слова "Я видел их вместе". Солон видел что-то наподобие этого, но разве же это было поводом для убийства? Разве было поводом для того, что так рьяно пытался рассказать Рейхелю Ларгбур? Навряд ли.

Итак, завтра начнется рыцарский турнир имени герцога Райва Рейхеля. Наверняка он будет мало чем отличаться от того, что проводился совсем недавно в Бурейдене, но всё же определенный интерес к нему был. Хаффнер Ларгбур вновь не сможет выиграть турнир, да и не потому, что какой-нибудь Лахеда или Тайвинг свалят его из седла, а потому, что участия принять не сможет. По очень грустному поводу.

Интересно, а Кэру Лахеде удастся ли снова выиграть турнир? Солон мало кого помнил из рыцарей-участников прошлого турнира, но его симпатии были на стороне Лоренца Тайвинга - уже немолодого бойца, сумевшего добраться до решающего поединка.

А ещё обещается турнир лучников и бой скопом, в котором будут участвовать до десяти рыцарей сразу. Интересно было бы на это посмотреть, хотя идея была не совсем выдающейся. Они бы ещё строили скачки на свиньях... Было бы хотя бы смешно.

В какое-то время в голову Солона приходила мысль, что неплохо было бы и самому поучаствовать в таком турнире. Он не рыцарь, но никто и не говорил, что в турнире могут принимать участие только рыцари. Турнир же ведь просто называется рыцарским, а название мало что значит.

Ну а что - Солон молод, полон сил, наверняка очень популярен в народе, ведь он принц. Только... Только он даже не знает, как правильно держать в руках копьё. И герр Сёгмунд в Солнечной Академии не учил быть бравым наездником.

Но дело за рыцарями, принцу остается только смотреть.



Где только не слонялся Солон до полудня, но Милены ему найти не удалось. И как у неё получается прятаться в незнакомом замке? Она поистине необычная девушка...

Как понял Солон, Эсгрибур с самого утра молился за душу Ларгбура в Храме Длани, оттого беспокоить его Солон и не смел.

От безделья его спасла какая-то служанка, которая сообщила Солону, использовав в своих словах неизмерно огромное количество обращений и титулов, что того ждёт Райв Рейхель для какого-то разговора.

Кажется, в высших кругах они называю это аудиенцией. Что ж - слишком солидно звучит: Солону Моррисону назначил аудиенцию герцог Акры Райв Рейхель.

- Он ждёт меня в тронном зале? - спросил у неё Солон.

Оливковая кожа девушки выдавала то, что наверняка она попала сюда с южных земель - каких нибудь Лунных или даже с Межземельных Островов.

- Нет, пресветлейший, - ответила она. - Лорд Рейхель ожидает вас в своих покоях, ваше Величество.

- Проводишь? - предложил ей Солон.

Та наверняка сильно испугалась, что сам принц сказал ей такое, но отказать она не могла:

- Конечно, ваше благородство. Последуйте за мной.

Солон и впрямь не знал, где находятся покои Рейхеля. Как-то до этого ещё не доходило, поэтому принц был готов принять любую помощь. Он не раз пытался заговорить со служанкой, но та была слишком застенчива и наверняка боялась Солона. Наверняка ожидала увидеть принца таким, каким закрепил стереотип этот титул: злым, беспрекословным и обещающим казнить по каждому поводу.



Возле покоев отиралась Хайгли, сжимающая свои кулаки в комочек и явно ожидающая чего то.

- Ваше величество, - прошептала она и чуть наклонила голову.

- Ваша светлость, - пробубнил в овет Солон. Наверняка слишком возвышенное обращение для племянница герцога, но Солону было не жалко.

Он вновь вспомнил вчерашнюю Хайгли на лестнице, но постарался сделать вид, что даже близко не знает об этом.

"Я видел их вместе".

Покои Рейхеля были чуть ли не втрое больше чем тех, что уделили Солону, и наверняка настоящего принца это оскорбило бы. Но Солон ещё не считал себя настоящим принцем, поэтому не обратил на это никакого внимания.

- Мой принц, - пробормотал из кровати хриплый сухой голос.

- Милорд, - сказал в ответ Солон.

Окна покоев были занавешены настолько, что если бы не лучик солнцечного света, протекающий через маленькую щель, могло бы показаться, что на дворе вечер, а то и ночь. Сам герцог лежал на кровати, не вставая, и обреченно смотрел в потолок.

- Я сожалею о потере вашего рыцаря Ларгбура, - произнёс Рейхель, - тот, кто совершил такое преступление, будет наказан в соответствии с содеянным.

- Мои люди тоже ищут убийцу.

- Вам нравится мой дом, принц? - спросил Рейхель.

- Конечно, очень, - проговорил в ответ Солон, стараясь сделать это как можно правдоподобней.

Герог нашел в себе силы привстать. Он указал рукой на стоящий возле его кровати деревянный стул и сказал:

- Хигель всё норовит убрать его, а вот я не хочу. Где же тогда будет сидеть Хадвиг, если не будет стула?

Солон понимающе кивнул, хотя он так и не мог припомнить никого по имени Хадвиг. Наверняка какой-то друг Рейхеля, который живёт в другом замке.

- Завтра нас ожидает торжество, Энтоэн, - продолжил Рейхель. - Торжество в честь меня, но вы же ведь понимаете, насколько во мне мало сил, чтобы напоминать об этом своим присутствием.

- Вы не собираетесь посетить турнир? - спросил Солон.

- Право, нет конечно. Я не могу так поступить.

Он до сих пор был одет в ночной халат, несмотря на то, что уже перевалило за полдень.

- Но я же не могу присутствовать там все это время там. Три часа, четыре, для мня всё равно невообразимо много. И мне нужен отдых, само собой.

- Что вы предлагаете мне? - Солон старался быть как можно более кратким, чтобы поскорее отправиться восвояси по своим делам.

- Вы должны от моего имени руководить процессом. Наверняка гости будут недовольны тем, если я предложу им кандидатуру какого-нибудь своего придворного лорда. Они ведь даже не будут его знать. Против вас же не пойдёт никто и все будут в целом рады.

- Конечно, я согласен, - согласился Солон, который, однако, понятия не имел, что ему придётся там делать.

- Огромное вам спасибо, мой принц. Без вас я бы...

В дверь раздался тяжёлый стук, а через секунду, не ожидая подтверждения, она открылась На пороге стоял Хигель, который явно не ожидал увидеть здесь принца.

- Ваша светлость, - произнёс он, даже не кинув ни малейшего взгляда на Солона.

Солон не успел ответить ему, потому что Хигель тут же обратился к лорду Рейхелю.

- Дядюшка, вы ещё в постели? Лекарь давно ждёт вас!

- Ты всегда появляешься не вовремя, Хигель, - недовольно буркнул Рейхель, но Хигель, не обратив внимания на это, двинулся к окнам.

- О, Великая Длань, как же тут темно! - причитал он. - Дядюшка, вам полезен солнечный свет, зачем вы закрываете окна?

- Это Хадвиг, - протараторил ему Рейхель, но Хигель вряд ли его услышал.

Солон уже не заметил, что на пороге уже стоял лекарь. Принцу бросилась в глаза какая-то "скользкая" внешность лекаря, но он предпочел не акцентировать на этом внимания.

- Милорд, пора принимать лекарство, - вежливо и учтиво произнёс он.

Он был одет в стандартный чёрный костюм врачей, разве что лицо его не украшала маска в виде клюва. Неизвестно почему, но Солона пугали эти маски на врачах, что предлагали лекарства на городских улицах. Слишком уж жутко и устрашающе они выглядели.

- Хигель, зачем ты его привёл? - обреченным голосом спросил Рейхель.

- Я стараюсь ради вашего здоровья, - ответил племянник, раззанавесив последнее окно.

Помещение наполнило ярким светом и обстановка даже стала менее удручающей.

- Никакого беспокойства, милорд, - пролепетал лекарь и раскрыл свою черную сумку, наполненную разными ножиками, склянками, непонятными инструментами и ещё не пойми чем.

- Лекарства из мочи делаешь? - недовольно спросил лорд, на что лекарь неуверенно ответил:

- Моча от других болезней, милорд. Для вас же собирали травы даже на Севере, в эльфийских землях...

- Или отраву, - вновь перечил Рейхель.

- Дядюшка, вы не должны обижать лекаря, он хороший человек и мы заслуженно платим ему деньги, - приблизился к общему процессу Хигель.

- Шёл бы и ты, Хигель, - проворчал Рейхель, - почему ты не можешь дать мне умереть спокойно? Тебе не понять, какую боль я ощущаю неустанно, день изо дня, и разве великое удовольствие усугублять её этой отравой.

- Это не отрава, - ещё раз, уже более смело, возразил лекарь.

- Я чувствую, как горечь и яд растекается по моим жилам всякий раз, как ты даёшь мне выпить это целебной дряни, если верить вашим словам. Если бы не мой дражайший и любимый ублюдок племянник так тебя не любил, быть бы твоей голове на плахе.

Лекарь старался делать вид, что не слышит это, Хигель вроде бы тоже, но Солон уже начинал понимать, чем это всё попахивает.

- Может быть, мне стоит покинуть вас? - спросил Солон.

- Конечно, милорд, отличная идея, - язвительно произнёс Хигель.

Солон привстал, но что-то велело ему остановиться. Вероятно, грубость Хигеля заставила действовать его наперекор. Всё-таки принц здесь один, и он явно не носит фамилию Рейхеля.

Хигель, однако, проигнорировал то, что Солон остался.

- Ненавижу, - смиренно пробурчал Рейхель.

Ещё немного порывшись в своей врачебной сумке, лекарь вытащил оттуда прозрачный стеклянный бутылёк с находящейся в ней жидкостью, похожей на воду.

- Я не буду употреблять это! - грозно воскликнул Рейхель. - Богам видно, ничему уже меня не спасти! И болезни не лечат ядом!

- Полно, мой лорд, - проговорил лекарь, - говорят, что в малых дозах яд тоже лекарство. Но это не яд...

- Яд. Пшёл вон отсюда. Я не хочу, чтобы ты, Хигель, решалвсё за меня. Если я не хочу употреблять эту пакость, ничего меня не заставит!

Хигель по-змеиному сузил глаза.

Лекарь собрался взять колбочку со стола, чтобы налить их в стакан и развести герцогу настойку, но тот, с неожиданной резкосзтью для прокаженного перехватил стекляшку и силой кинул на каменный пол.

- Я же сказал, что не буду это пить! - в ярости прокричал Рейхель, да так, что и Солон напугался.

- Что ты, чёрт возьми делаешь? - с невероятной злостью накинулся на него Хигель.

- Не лезь в мою жизнь!

- А ты не делай из меня ребёнка! Я стараюсь ради тебя и пытаюсь помочь, а ты обмою доброту вытираешь ноги?

- Мои прокаженные ноги, ты хотел сказать? Не будь ты моим родственником, голова твоя красовалась бы на заборе!

У Рейхеля начался новый приступ. Напуганный лекарь ринулся из покоев звать кого-то на помощь, а замерший Солон стоял и смотрель.

Ссора между дядей и племянником перешла в истерику одного из них. А когда слова у него закончились, Рейхель начал биться в конвульсиях.

Солон не знал, что в этой непонятной ситуации должен был делать он. До тех пор, пока не заметил, что осколок дна колбочки, валяющийся где-то около дверей, ещё хранил в себе несколько капель целебной жидкости.

Пока Рейхель был в неадекватном состоянии, а Хигель был занят им и не обращал внимания на Солона, принц подобрал это самое донышко и направился к выходу.

- Я поищу, кого позвать на помощь, - проговорил он, и, не дожидаяь ответа, выскочил из покоев.

Он не знал, куда спрятать дно колбочки, ведь в карман его не запихаешь - разольется, да и бежать быстро нельзя - можно вёс расплескать и ничего до Арциуса не донесёшь. Арциус должен знать - он вообще всё знает.

Солон искренне верил, что не зря привёз сюда придворного архимага.

- Арциус! - прокричал Солон, громко торобанясь в мощную дверь "сарая" Арциуса.

- Открой дверь! - крик Солона стал еще громче, а звук и того больше.

Наконе раздались его легкие и быстрые шаги, после чего тяжелые ставни задвигались и дверь наконец-то открылась.

- Чего вам нужно? - спросил он.

Арциус явно был не в восторге от того, что в гости к нему наведался принц. Он вообще, похоже спал, и разбудили его стуки и крики Солона.

- Впусти меня, я здесь по очень важному делу, - сказал Солон.

Арциус недовольно посторонился и открыл перед принцем дорогу. Тот вошел и ощутил здесь запах, чем-то напоминающий серу. Этот запах вообще часто преследовал мага.

- Выкладывайте, у меня мало времени, - произнёс Арциус и указал рукой на какой-то чайник, дымящийся непонятным синим дымом.

- Вот это, - Солон как можно аккуратней поднёс к магу стеклышко. - Можешь сказать, что это такое?

- Это стекло, - недовольно пробормотал архимаг и направился к своему синему дыму.

- Ты понимаешь, о чём я, Арциус. Ты же понимаешь в жидкостях - я хочу узнать, что здесь.

- Дайте сюда, - Арциус протянул руку, чтобы взять жидкость. Солон охотно избавился от неё и был только рад. - Отчего субстанции так мало?

- Я не смог найти больше. Да и эта досталась мне случайно.

- Что ж, придётся работать с тем, что есть, - задумчиво произнёс Арциус и направился к какой-то полке, на которой, казалось бы, находилось с полтысячи всевозможных банок и склянок, жидкость в которых была всех вообразимых и невообразимых цветов.

Солона всего аж коробило от напряжение и того, что же будет.

- Придётся потратить кое-что ценное ради вас, мой принц. Эссенции трудно найти, но та, что есть у меня, преподнесена мне вам.

Он снял с полки какую-то колбу и налил из неё абсолютно прозрачной жидкости в невесть откуда появившийся стакан.

- Что ты делаешь? - поинтересовался Солон.

- Всё узнаете, когда получим результат.

Он аккуратно взял остатки, принесенный Солоном и нацедил в стакан. Казалось бы, что может дать смесь прозрачного с таким же прозрачным?

А смогла дать. Словно какие-то пузырьки поднялись со дна общей смеси, и, поднимаясь вверх, они медленно превращались в красные шарики.

- Результат есть, - с небольшой долей гордости произнёс Арциус.

- Ну так что у тебя получилось? - с нетерпением спросил Солон.- Не томи в ожидании!

- Мой принц. Вы принесли мне яд.

Солон выпучил глаза.

- Яд? Значит, Рейхель был прав?

- Рейхель? О чём вы?

- Чуть позже расскажу. Объясните получше мне, что это за яд?

- Это даже и не совсем яд, мой принц. Этот раствор, а точнее говоря то, что находится в нём, именуется Ведьминым Плачем. Его получают из одного серого цветка из Хайклума, поэтому говорят, что достать его невозможно. Бред конечно. Это вещество ускоряет естественную смерть от какой бы то ни было болезни в разы. Возможно, в десятки раз.

- Картина складывается воедино, Арциус. Я кажется, всё понял!

- И самое интересное в том - что Ведьмин Плач невозможно обнаружить в организме. Какой бы знахарь не искал его там - не получится. Смерть всегода будет естественной. От болезни.

- Этим ядом Хигель лечил герцога Рейхеля. Всё очевидно - Хигель понимает, что его дядя скоро умрет, но это "скоро" может наступить не так быстро, как ему хотелось бы. Оттого он желает вступить в свои права наследника престола Акры как можно быстрее!

- Милорд Энтоэн, мне это совсем неинтересно...

- Но ты можешь мне помочь, Арциус. Как скоро яд убил бы Рейхеля.

- Я скажу так, что если употреблять Ведьмин Плач каждодневно, хватило бы и трех недель.

- Трёх недель? Поистине всё логично! Люди могут умирать от проказы несколько лет, а Хигель не хочет столько ждать. А знаешь, что самое интересное, Арциус?

- Ты же знаешь, что я равнодушен...

- Именно об этом узнал Ларгбур и именно это хотел сообщить Рейхелю! А наутро его нашли мертвым, потому что Хигель убил Ларгбура - единственного, кто догадался в его виновности...

- Не будь я равнодушен к этому, милорд Энтоэн, я бы посчитал то же самое. И теперь я настоятельно советую вам об этом забыть...

- Забыть? Как можо такое забыть? Он пытается убить своего дядю, он зарезал моего рыцаря, он и его сестра...

- Не кричите так громко, милорд. Я не уверен, что вы так сильно любили Ларгбура.

- Я и сейчас его не люблю. Но я принц Королевства - его защитник. И должен защищать его от произвола. Я не побоялся запихать в клетку Арриена, а ведь раньше я и предположить такого не мог!

Увлеченный Солон чуть было не произнёс "А ведь предыдущий принц боялся его", но смог остановиться за половину секунды до этого...

- И был мудрее, чем сейчас. Ларгбур был и умен и хитер, но Хигель опередил его. Как видите, в Хигеле мало чести. Хотите оказаться на месте Ларгбура?

- Я там не окажусь! - гордо возвестил Солон и направился к выходу. - До свидания, Арциус! Я ещё вернусь к тебе.

И Солон ушёл, переполненный различными мыслями о прошедшем и грядущем. Дело осталось за малым. Надо сделать всё сегодня, и уже завтра со спокойными мыслями, без тревоги, приступить к турниру, пиру - в общем торжеству. И по возможности, сделать это, став героем.

Арциус упустил кое-что, когда поставил тому крах и гибель Ларгбура. Ларгбур, возможно, действительно хитер, умен и силен, но у него нет волшебной палочки. И колдовских способностей. А если сделать палочку оружием - она пострашнее будет любого меча или глефы. Даже в руках недоучки Солона.

Он вообще отказался сегодня от вина - не тот день. Ночью совершится правосудие. Солон всё сделает один и докажет всем - и себе, и придворным, и народу, и даже покойному Ларгбуру, что он - истинный принц и может защитить королевство. Что он не нелепая подделка, а настоящий! Настоящий! Тот, кем будут гордиться! И кого барды воспоют в песнях!

И прогуливаясь по замку в предвкушении, Солон заглянул в местную библиотек. Чтобы полистать неволшебные и бесполезные трактаты. Но читать и листать ничего там не пришлось, потому что там он встретил нечто другое. Получше.

Она сидела, вновь повернутая к нему спиной, за столом и листала какой-то непомерно огромной до ее хрупких габаритов том. Казалось бы, оан была увлечена чтением, как никогда, но Солону хотелось, чтобы она думала о нём.

Как же она красива сегодня. Одета в тонкое и очень короткое белое платье, к тому же с глубоким вырезом на груди, словно она специально надела его для Солона. Волосы были убраны назад красной полоской, и не было их привычной плошностью, но Солону она не казалась ничуть хуже.

От неё веяло чем-то необчно сладким, что сразу же заставляло биться сердце в разы быстрее. Казалось бы, этот самый нереально громкий стук и мог выдать ей Солона раньше времени.

"Это она принцесса, а не я" - подумал Солон. Он всего лишь холоп, адепт из Академии Сёгмунда, с фамилией Моррисон, выросший в трущобах этого самого затхлого города... А она не герцогиня вовсе, а сама принцесса, которо лишь одежда мешает стать королевой.

Она подняла свой легкий взгляд на Солона.

- Всё-таки ты нашел меня, - улыбнулась она.

- Я очень долго искал, - произнёс Солон но так и не рискнул к ней сесть.

- Если бы ты так сильно хотел найти меня, сделал бы это ещё вчера вечером.

Она с силой захлопнула книгу и бросила на стол. Книга абсолютно перестала интересоват её с приходом Солона. Солон искренне надеялся, что и её сердце в его присутствии бьется так же сильно, покидая грудь...

- Ты слишком быстро исчезла. Я и не мог ожидать такого от тебя. Зачем ты пряталась?

- Энтоэн, всё не может быть так просто. Ты всего должен сам заслужить. И сделать это как-то красиво. Ты разве никогда не читал о любви? О том, как её добиваются? На что идут ради неё?

- Я же ведь принц, я должен читать другие книги. Про войну, про историю, про тактику сражений!

- Только не говори мне, Энтоэн, что ты действительно их читал и всё знаешь.

- Я вообще ничего не знаю, - улыбнулся Солон и сел напротив неё.

- А я знаю. Я кое-что знаю. Как бы то ни было, ты должен знать хотя бы какие-нибудь известные истории о любви. Настоящие. Рыцари Хамест, Вард, Гильон? Разве ты не слышал о них?

- Хамест отсёк голову свирепому дракону.

- Да, - улыбнулась она, - я рада, что ты знаешь хотя бы это. Но для чего он это сделал? Ты не знаешь? Или забыл? Я расскажу тебе. Свирепому дракону каждый год приносили в жертву шестерых девушек, желательно девственниц, чтобы он не сжигал весь город. Все боялись его и никто не мог выйти против него. Казалось бы, что даже весь город, выйдя на схватку с драконом, пал бы. А в один год среди шестерых девушек оказалась возлюбленная Хаместа - та, которую он встретил в маске и поцеловал, но которую потом узнал из тысячи по очертаниям губ... Он отправился за ней и спас её, отрубив голову дракону. Во имя настоящей любви.

- Это красивая история, Милена. Очень красивая.

- Да. Я знаю. А ты бы смог сделать так же, как Хамест? Энтоэн, а смог бы выйти на неравную схватку со злом ради иллюзорного шанса спасти то, что ты любишь?

- Я не знаю, Милена. Мне ещё не приходилось выбирать. Я не узнаю об этом, пока такого не случится.

- Ты дурачек. А возлюбленная Гильона однажды заболела и жизнь покидала её. Тогда Гильон вызвал древнего демона и обменял свою душу на жизнь любимой. И когда он покинул этот мир, душа его отправилась в Тарту - на вечные мучения, в настоящий ад. Но силой любви он сокрушил свои оковы, вырвался из Тарты и убил этого демона. Он вернулся к любимой, но застал её с другим. Она не любила Гильона, она быстро забыла про него. Энтоэн, я так долго плакала, когда впервые читала это...

- Я боюсь, что ты сейчас меня заставишь плакать, Милена, - жалостливо произнёс Солон, проникнутый историей Гильона.

Милена утерла от случайной слезы свой левый глаз и посмотрела на Солона. Тот ценой невероятных усилий ещё держался, чтобы не накинуться на неё. Но держался.

- Нет, Энтоэн. Я не хочу, чтобы ты плакал. Я хочу, чтобы ты понимал. Что такое желание, преданность и любовь.

- Почему мы говорим на такую тему, Милена?

- Потому что ты дурачек, Энтоэн. И ничего не понимаешь.

- Не понимаю пока что...

- Ещё я забыла привести тебе в пример самую трогательную историю любви. Историю о Ульге Захеде, Норвели и Наги Утлоу...

- Ульга Захеде? Отец Аламонта?

- Да, но это неважно... Когда-то ты прочитаешь это сам, но узнаешь об этом не от меня.

Она покрутила в руках книгу и снова с силой кинула её об стол.

- Ты не туда сел, Энтоэн, - улыбнулась она.

Солон сначала мало что уловил, но потом понял, что это был недвусмысленный намек. Он мигом вскочил с соседней лавки, что казалась ему совсем неудобной по причине того, что на ней не было Милены и кинулся туда, где сидела девушка.

- Я же говорила, что ты дурачек, - вновь улыбнулась Милена. - Ты нашел меня, Энтоэн. Нашёл, как и обещал... Ты новый рыцарь,у тебя должна быть своя история... Ты должен быть в этой книге.

- Я бы нашёл тебя где угодно, Милена.

- Но ты не искал меня после рыцарского турнира твоего имени.

- Ты сама просила этого не делать.

Однако Солон начинал замечать, каким учащенным и взволнованным становится дыхание Милены.

- Я не просила тебя этого не делать. Я просила, чтобы это осталось нашей маленькой тайной, но не говорила, что ты не должен меня искать. Ты же знаешь, где я была, я была в Радерхосте.

- Я не мог покинуть столицу...

- Ты всё мог. Энтоэн, ты всё мог, если захотел бы.

На этом силы и Милены, и Солона закончились и они жадно впились друг другу в губы. На этот раз поцелуй не был столь волнующим и чарующим, как вчера в саду, он был просто рьяным и бешеным - это был настоящий порыв страсти.

Но это бибилиотека.

- Ты придёшь сегодня? - спросила Милена, когда на секунду её губы смогли освободиться.

- Для тебя - куда угодно, - пробурчал Солон и принялся её целовать дальше.

Что творилось у него внутри - он не мог описать.

- Ты же понимаешь, что это библиотека... Это не место... Энтоэн....

Однако вряд ли она слушала саму себя.

- Я знаю... Я хочу тебя целовать...

- А я тебя...

Прошло несколько минут перед тем, как Солон смог у неё спросить:

- Где тебя найти сегодня?

- Может быть сделать для тебя этой новой загадкой...

- Милена...

- Я не смогу... Я хочу тебя. Дико хочу. Невообразимо. Прямо сейчас, но надо дождаться вечера. Я сплю недалеко от тебя - тебе стоит миновать два коридора и спуститься

- Я приду после полуночи.

- Полуночи? Почему так поздно?

- У меня есть неотложные дела.

- Неотложнее, чем я?

- Милена, я постараюсь как можно быстрее... Я сделаю всё...

Выражение её лица изменилось с радостного на резко грустное, но в её глазках всё ещё теплился огонек надежды.

- Я буду тебя ждать, - пробормотала она. - Я не усну без тебя, Энтоэн.

И она снова прильнула к его губам. И на этот раз не отпустила. Солон и сам не хотел отпускать её.

Ему даже начинало нравиться имя "Энтоэн", ведь Милена называла его так. Он будет зваться так, как она назвала его, пусть даже это имя ем уподарили не родители с рождения, а один опальный принц.

А потом он ушёл. Как полагается, вполне серьёзно. Потому что у него было очень важное дело, которое мог решить только он.

Солон пробрался в свои покои, которые пустовали, словно о них забыли все на свете. Там, под обеими перинами и находилось то, тчо он так рьяно прятал от всех и не решался показать. То, за что в некоторых случаях могла покарать Святая Инквизиция.

Она словно бы мерцала во тьме, эта волшебная палочка. Она и в самом деле была волшебной, в этом нет сомнений. Но не такой волшебной, как губы Милены и её...

Тогда, с бароном Арриеном, он смог соорудить более-менее пригодный щит. Значит сможет и в этот раз. И не подведет.

Солон вышел из своих покоев. Он направился вниз, туда, где Хигель, Хайгли и Эсгрибур наслаждались компанией друг друга. Под кубки вина. С ними был ещё Селав Юханссон, но с ним Солону познакомиться не довелось. Да и не время ещё - мало ли что он думает о своеё дочке.

Солон не стал пить вина, чем очень поразил Эсгрибура. Старый лорд вновь отстоял в Церкви Великой Длани три часа за упокой Хаффнера Ларгбура, и рана на его сердце еще не прошла. А вино его разве что только немного размягчило.

Сегодня Солон покажет Эсгрибуру настоящего убийцу. Если, конечно же, Эсгрибур ещё сам не догадался. А он ведь мог... Хаффнер ему явно что-то рассказывал.

Решающий момент наступил, когда Хигель наконец-то встал и решил, что ему пора на покой. Интересно, а Хайгли пойдёт за ним? Было бы очень некстати, если пошла бы... Ведь даже если Хайгли в курсе планов брата, вряд ли она хоть что-то решала в плане дяди, наследства, отравы и Ларгбура. Да пусть будет так.

- Хайгли, можешь не провожать меня, - сказал Хигель, чем очень обрадовал Солона.

- Тогда доброй ночи, брат, - тихо и грустно произнесла она.

- И я люблю тебя, сестрица. Как сестрицу.

Он ухмыльнулься при словах "как сестрицу", но этого явно никто не заметил. Кроме Солона, конечно. Хигель, конечно, достаточно выпил, и явно был чутка навеселе... Но чтобы действовать так открыто...

Однако медлить нельзя.

Солон ушел буквально через минуту после выхода Хигеля. Быть может, это и вызвало чьё-то подозрение, но принцу было плевать. У него свое дело.

Там, куда направлялся Хигель было очень темно. А это сыграло Солону на руку. Создать полноценную невидимость он не мог по причине своих низких способностей,а вот невидимость в темноте гораздо проще. В темноте же и так почти никого не видно.

Хигель что-то напевал себе под нос, и явно не замечал, что за ним движется конвой. Да ему было и всё равно - наверняка отмечает смерть Ларгбура и радуется её.

Скорее всего, уже можно. безлюдное место, сюда наверное и не ходит никто. И что, интересно, Хигель забыл здесь? Перепутал пороги, будучи пьяным? Интересный вариант

Быстро что-то прошептав себе под нос, Солон создал Щит. Он умел хорошо создавать Щит - Арриен убедился в этом, пусть и не до конца. Одна проблема - Щит закрывал его только с передней стороны, а вот задняя сторона была абсолютно открыта.

Солон нарочно сткнул каблуком по полу, и Хигель, как полагается, остановился.

- Принц? - удивился он.

- Сегодня я не принц для тебя, - серьёзно, как никогда произнёс Солон.

Однако у него всё равно дрожали коленки. И даже Щит не помогал прогнать страх.

- Признаться, я не слишком рад видеть тебя, Энтоэн, - язвительно проговорил Хигель, - ведь мы только что разошлись.

Голос его уже не казался настолько пьяным, как прежде.

Солон нашел свою волшебную палочку, вытащил её и направил на Хигеля:

- Я знаю, что ты сделал, Хигель, - проговорил он, - пришла пора признаться в этом.

- Признаться в чём? - одновременно и с иронией, одновременно и с удивлением спросил Хигель.

- Я знаю, что это ты убил Хаффнера Ларгбура.

- Я? Пфф, - Хигель изобразил подобие улыки на лице, - иди-ка спать мальчик, ты меня совсем утомил.

- Не уходи от разговора, изменник! Я твой принц и ты не имеешь права обшаться со мной таким тоном!

- Не имею права? Не о праве тебе должно со мной говорить. Кому угодно, но только не тебе, Энтоэн. Я будущий герцог этого места...

- Будущий? Да, я знаю! Сколько осталось? Неделя? Две?

- До чего?

- До смерти! До смерти Райва Рейхеля!

- Я бы посоветовал тебе заткнуться на этом месте. Мой дядя не планирует пока покидать эту землю.

- Зато ты планируешь! Да-да, и я это знаю. Что было в той колбе с лекарством? Не напомнишь мне? Тебе же гораздо лучше знать!

Солон не видел выражения лица Хигеля из-за темноты, но ему было очень интересно. Кончик волшебной палочки принца светился белым светом, и, словно в ответ на мысли Солона, Хигель приблизился к нему поближе. Да, он безоружен - это было важным преимуществом Солона.

- Ты хотя бы умеешь обращаться с этой штукой? - с сарказмом поинтересовался Хигель.

- А ты хочешь проверить это? А? Да, я чернокнижник. Я знаю кое-что, и пары слво мне вполне хватит, чтобы убить тебя...

- Громкие слова для дерзкого юнца. Будь у тебя побольше чести, ты бы пришел ко мне с железом, а не с колдовством.

- А где же тогда твоя честь, Хигель? Ускорить смерть дяди, чтобы стать герцогом побыстрее? Или пока он не передумал завещать это место кому-нибудь другому? Ты же ведь не прямой наследник Акры, а всего лишь...

- А тебя это сильно должно волновать?

- Ты именуешь себя будущим герцогом, я же в этмо случае будущий король. Только вот уже по праву, по прямой линии...

- Ты наследуешь корону только потому, что тебе повезло, и твои братья расчистили дорогу для тебя своими смертями. Весьма благородные поступки, но вряд ли умные. Эйгердер, к примеру, не кинулся бы на меня.

- А ты родственником не обсуждай. Ни твоих, ни моих. И то, что я могу сказать о тебе и о моей сестре.

- Не смей ничего дурного говорить о Хайгли, - резко накинулся Хигель на него. Похоже, его задевало всё, что связано с Хайгли.

- А я говорю о тебе, а не о ней. Ты убил Хаффнера Ларгбура за то, что он начал подозревать тебя в отравлении лорда Рейхеля.

- Энтоэн, а знаешь ли ты, что за такие вот ложные обвинения у меня есть все права вызвать тебя на дуэль. У тебя не будет права отказать в сатисфакции, потому как мне плевать - принц ты, бродяга ли или вшивый бог. За оскорбление каждый платит по своему.

- Обвинения не ложны. И ты сам это знаешь. Но лучше будет признать их прямо сейчас и я пощажу тебе жизнь. В случае же обратного смертная казнь...

- Ты принц. Ты не король. И пока жива твоя мать, я служу ей, а не тебе. Признай, что ты ещё никто в этом государстве, но мнишь из себя чертового героя - защитника королевства, заступника слабых, мстителя за Ларгбура... Поверит ли твоя мать в твои бредни? Если даже я в них не верю!

- Ты хитер, Хигель. Тебя это не спасёт. ты желаешь смертной казни? Акра никогда не будет твоей, а вот жизнь свою ты ещё сможешь спасти...

- Как я вижу, я всё ещё жив.

Для достоверности он проверил, двигаются ли его руки. Всё было в порядке.

- Потому что я жду от тебя признаний.

- Жди чего угодно, милосердный принц, но ты глупец. И это сыграет с тобой плохую роль. Возможно, что уже сыграло. Трон Бурейдена такими темпами тебе не удержать. Не удержать и своего члена тебе, принц.

Он с отвращением плюнул вниз, от чего Солона передернуло.

Скоро полночь, скоро Милена. Поскорей бы закончить с этим бедолагой.

- А тебе не удержать меня, - сказал Солон.

- Ты уже проиграл, Энтоэн.

- Нет, и не подумаю. Тебе не стоит доказывать свою невиновность, потому что я провел анализ и смог найти в лекарствам твоего лекаря яд!

- В малых дозах яд - лекарство. Кажется, ты был с нами, когда мой лекарь выпалил эту эпическую фразу.

- Об этом ты разговаривал с Хайгли? Тогда, когда я вас застал? Ты говорил, что лекарь слишком долго делает своё дело! Какое же дело он делает долго? Убивает твоего дядюшку? Сколько ты заплатил ему за убийство герцога? Разве стоило это смерти Ларгбура?

- Он мой брат по оружию. Но стоило, - Хигель немного улыбнулся.

Похоже, этой фразой он сознался во всём.

- От тебч ничего не утаишь, принц. Ты похорошел и поумнел после своей пропажи несколько месяцев назад. Да, это я убил Хаффнера Ларгбура. Своими руками. Этот нож у меня с собой. Показать?

- Не стоит. Я не хочу видеть оружие изменного убийства.

- А ещё я хочу отправить на тот свет своего дядю. Как можно скорее. Да, мне не помешал бы титул герцога... Но ты не думал, что милосердней было бы избавить от мучений моего дядю? Думаешь - это жизнь? Непрекращающаяся боль, помутненный рассудок. Он уже не человек, понимаешь, Энтоэн?

- Он человек. В любом случае.

- Может быть. Но мне стоило сделать это маленькое зло... Во имя его же блага. Я не хочу лежать и гнить, неспособным ни двинуться, ни насладиться моментами жизни. Лучше умереть сразу. И не важно - кануть ли в Небытие, отправиться ли на муки в Тарту, или вознестись в Длань Небесную? Лишь бы не страдать на земле...

- Даже если так! Язык твой лжив, и я понимаю, что делал ты это для себя, а не от люблю к лорду Рейхелю. Но даже если я ошибаюсь - стоило ли это смерти Ларгбура? Он тоже мучился при жизни? Он тоже лежал и гнил?

- А вот тут ты меня поймал. Он мне просто мешал. Мой брат по оружию.

Хигель улыбнулся.

- У тебя нет чести, - сквозь зубы произнёс Солон и уже принялся выбирать заклинание для разоружения...

- А у тебя нет свободы.

Он почти засмеялся, потому что на Солона тут же напали сзади и мгновенно заломали руки. Сказался главный минус Щита... Неприкрытая задняя часть... То, чего Солон боялся больше всего...

Это были стражники, облаченные в зеленое. Личная охрана Рейхеля. Они слышали признание Хигеля, но им все равно. Хигель им платит, и они ему служат.

У Хигеля нет чести - Солон в этом убедился, но слишком поздно.

Милена заснет одна... Солон готов был заплакать от того, что не сможет сегодня обнять её и войти в неё.

Палочка была сломана на две части, откуда струился волшебный белый свет. А потом его чем-то ударили по голове и наступила темнота. А за ней Небытие.

 


Просмотров 246

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!