Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Quot;Начало старого пути"



Откуда появились Слепые Охотники? Не самый лёгкий вопрос. Но в то же время и не самый сложный.

Тогда бушевала Последняя Война Аламонта - пожалуй, шёл самый её разгар. Тёмный Лорд не гнушевался останавливаться ни перед чем - каким бы великим не было прегрешение. Он уничтожил последнюю неподчиненную обитель - Латьен, и теперьему требовалось установить лишь абсолютную власть.

В его планах было создание идеальной армии, в то же время состоящей из плоти и крови. Невесть каким было его колдовство, но ему удалось создать помесь людей и эльфов. Союзы людей и эльфов всегда считались чем-то презираемым, а детей от таких союзов и подавно не было. Но Аламонт смог, причем в полученного полуэльфа он вложил все преимущества эльфов, все преимущества людей и отбросил их недостатки.

Полученное существо было лучше развито физически, как человек, но в то же время было умнее и ловчее, как эльф. Аламонт исключил из полуэльфа жажду власти, алчность и гордость, присущую человеку, а так же исключил любимую эльфами грусть в душе, что порой лишала эльфов способности вступать в бой.

Это могла бы быть идеальная армия, ведь она была бы еще и долгосрочной - полуэльфы не обладали бессмертием эльфов, но при хороших обстоятельствах они могли бы дожить и до восьмиста.

Но планам Аламонта не суждено было сбыться. Более тысячи трехсот лет назад началось восстание Фаэдорна, Аддарха и Сиэнура, которое закончилось полным разгромом Дарк-Ирта и орочьей армии Аламонта. Все проклятые братья пали, а сам Аламонт был навсегда лишён силы и изгнан. Его империя была освобождена, а значит, были освобождены и несколько тысяч полуэльфах, которые, получив свободу, совершенно не знали, что делать. К великому счастью, Аламонт сохранил и жизнь женщин-полуэльфов. Может и не к такому уж счастью, но не об этом сейчас судить.

Полуэльфы были очень выносливы, потому после долгих скитаний наконец-то смогли найти себе пристанище. Остатки жителей разбитого Латьена отправились жить в принявшие их северные эльфийские королевства, а значит Латьен был свободен. На обломках некогда великого Латьена полуэльфы и остановились.



Их численность быстро возрастала - всё-таки их век был долгим, а способность рожать детей, когда угодно, не уступала способности людской.

Тогда легендарный Хайворк Первый и сплотил разрозненные племена полуэльфов под эгидой одного королевства - Нового Латьена, а себя провозгласил королем.

Но способности полуэльфов не давали им покоя, равно как и бесправия этого мира. Поначалу Святейшество Лорак основал орден, обучающий юных полуэьфов способности выживать, а после расширил его настолько, что орден по силе едва ли не превосходил добротную гвардескую армию.

Они словно оберегающие покой невидимые тени, словно боги, вершащие суд на земле. Невидимые днём, невидимые ночью. Они оставляют слепыми всех... Слепые охотники...

Геррер закрыл книгу. Он не знал, почему в библиотеках Семансора попадаются книги на ларманском языке, тем более на новом наречии, но это позволило скоротать ему немного времени.

Зачем вообще в Семансоре библиотеке? Рекруты все время тренируются, остальные выполняют какие-то задания - откуда у них находится время читать? Они совсем не занимаются самооборазованием, подумалось Герреру. Хотя тоже самое подумалось и Герреру. Просто чудо, что когда-то он научился читать. Ему тогда было, кажется, лет шестнадцать.

И всё-таки Геррер послушал Ферцена и решил действовать соглано его плану. Неважно, что там имел на этот счет Клай, он всегда чем-то недоволен, такова уж его натура... Геррер отправляется за Хранителем, а Гельфида согласна пойти с ним.



Хоть что-то хорошее. Геррер в последние часы понял, что на самомо деле скучал по девченке, пусть порой об этом и забывал. Его, конечно, смущало то, что теперь им предстоит провести пару дней в дороге вместе, но с ними есть Ферцен - а уж он то не позволит соскучиться слишком.

- Ты уверен? - спросил появившийся в библиотеке Клай.

И где они научились ходить столь бесшумно, словно привидения?

- Насчет чего? - попробовал выразить удивление Геррер.

- Ты знаешь, о чем я. О плане Ферцена.

- Я всё уже решил, Клай, - сухо произнёс Геррер. - Я знаю Ферцена гораздо дольше, чем тебя, а значит, что мне приходится ему и доверять.

- Дело твое, я знаю. Но что в это время придётся делать нам? Атаковать Арсикса? Отвлечь его внимание на себя? Это же самоубийство!

- Тогда не делай этого. Я достану Хранителя, и буду защищать его жизнь до тех пор, пока придется. А если его убьют, я убью того, кто убил его, и сам стану Хранителем... Всё в порядке, Клай.

- Не в таком, друг, - произнёс полуэльф. - Если Ферцен сказал про Акру, значит Акра. Я тоже отправлюсь туда, но другими дорогами.

- Да-да, не с нами. Большую компанию легче выследить.

Клай кивнул. Геррера немного смутило то, что полуэльф сказал ему слово "друг". Настоящих друзей у Геррера было мало, и Клай в эту когорту явно не входил. Даже в Ферцене он начал сомневаться.

- Постараюсь подстраховать вас, - сказал Клай, взяв книгу, которую только что закрыл Клай.

Она была необыкновенно огромной, толстой и пыльной.

- Значит, ты увлекся нашей историей? - удивился Клай.

- Да сдалась она мне, - отмахнулся Геррер. - Я искал какую-ибудь информацию о Путеводителях, Хранителях, Зерцалах, Рогах...

- Всё, что нужно, ты уже знаешь. Где Гельфида?

- Я как раз жду её и коротаю время за книгой, - сказал Геррер. - Через час мы уходим.

- Ферцен тоже готов?

- Да.

- Будь осторожнее, Геррер. На тебя возлагаются большие надежды. В Гельфиде я тоже не сомневаюсь, она хорошая и правильная девушка. А вот с Ферценом будь поосторожнее. Такие втыкают ножи в спину.

- Он мой друг, - на миг сорвался Геррер. - И нож я у него отберу.

Клай ничего не ответил.

Гельфида вернулась чуть раньше, чем обещала, что Геррера чуть удивила. Откуда в её одежде так много зеленого? Откуда вообще у неё новая одежда.

Геррер, к примеру, остался в старой, разве что постирал её перед отбытием. Теперь рубашка была вновь белой, словно новой. Всё-таки надоело видеть то, с каким демонстративным отвращением Гельфида смотрит на пятна на одежде Геррера.

- В путь, - пролепетала она.

Это были её единственные слова в этой библиотеке.

Клай сдержал слово, которое не давал - Геррер получил новую лошадь. И, надо сказать, она была в разы лучше той клячи, на которой он добирался от Обсерватории до Семансора. Даже несмотря на то, что подарок полуэльфов оказался кобылой. Белой.

Гельфида вновь была на своей любимой Воронке и непременно гордилась этим, пусть и делал это молча. Ферцену тоже дали кого-то, но его лошадь больше напоминала старую погибшую клячу Геррера, но никак не его нового скакуна.

Клай до последнего не хотел отпускать их. Хотя, с другой стороны, кто его спрашивает-то? Неразумного полуэльфа.

Геррера порадовало то, что спускали с гор их с Гельфидой уже без мешков на голове. Но, к великой радости полуэльфа, дороги он ни черта не запомнил. Гельфида, скорее всего, тоже. Наверное, это признак великой чести - иметь возможность лицезреть тайные тропы Слепых Охотников.

Когда горы почти миновали, Гельфида наконец-то начала разговор.

- Мне всё не дает покоя казнь Ринка Милиэра, - произнесла она.

- Что именно? - спросил отрешенный Геррер.

- Я думаю о том, поступили ли они правильно этим? Ведь даже не было никакого суда- всё произошло настолько спонтанно... Я думаю, что правды не узнать так быстро.

- Согласен, резковато, - ответил ей Геррер. - Но таковы их правила - он предал Орден.

- Так ли уж предал?

- Предал. Когда я его встретил, я заключил с ним сделку. Он выдаст мне, где находится Ферцен. А я помогу ему украсть кое-что важное из Солнечной Академии. Тут уже пахнет двумя предательствами.

- Ринк хотел украсть Путеводитель для себя?

- Само собой. Клай стоит выше Ринка по рангу - но ведь не он отправился красть Путеводитель. Значит, Слепые Охотники о нём не знали.

- Это правда, - вклинился в разговор Ферцен, про которого здесь все уже забыли. Вероятно, такое было ему не слишком по душе. - Более того, он хотел продать Путеводитель углукам...

- Ты то откуда знаешь? - удивился Геррер.

- Я же говорил тебе, Геррер, что узнал гораздо больше, чем думает Арсикс. В этом и есть наше преимущество.

Он улыбнулся Герреру, словно старому другу, но сам Геррер всё ещё был очень зол на него. И будет зол ещё очень долго, даже тогда, когда вся эта чертовщина закончится.

Ближе к вечеру горы закончились окончательно - верно, это было хорошим знаком. В виду того, что Геррер всё ещё недолюбливал Ферцена и не хотел разговаривать с ним, общаться приходилось с Гельфидой. И, надо сказать, выдалось оно уже гораздо более приятным, чем раньше. Уже не действия ли полуэльфах сказались на неё характере? Или она наконец-то поняла, насколько хорош Геррер и что нужно его ценить? Всё возможно.

Он до ужаса обожал кормить Гельфиду жареной дичью, которую сам и добыл, которую сам и изжарил. Нравилось то, как она усиленно старалась делать вид, что равнодушна к этой еде, а на самом деле была в восторге. Этот восторг и выдавал в ней что-то ребяческое и простое, что слишком быстро вклинилось в скупую душу Геррера.

Кормить приходилось и Ферцена, причем водиночку - охотиться малой не умел совсем. Наверняка это делал ещё и хуже Гельфиды, только вот совесть не могла позволить Герреру взять её на охоту с собой.

Поэтому приходилось на время охоты оставлять её наедине с Ферценом, за что Геррер почему-то переживал. Он уже не мог полноправно доверять старому другу, но понимал, что вреда Гельфиде причинить он не сможет. Скорее уж наоборот - Гельфида грохнет его.

Она поведала Герреру многое из того, что навряд ли сказала бы совершенно чужому человеку. Описала свои врожденные страхи, нелепые привычки, отношения с другим полом... Геррер мало что запоминал из этого - но ему отчего-то порой нравилось слушать Гельфиду, даже несмотря на то, что не улавливал он почти ничего.

И варваром она его почти не называла.

До Акры ведь было рукой подать, но она почему-то всё никак не начиналась. Бросив надежды доехать за сегодня, Геррер предложил устроить небольшой перекур и ночлег. Все его с радостью поддержали, особенно Ферцен. Отчего-то он устал больше всех.

Поужинав остатками того, что дали в дорогу полуэльфы, путники решили наконец-то лесь на покой. Ужин вообще словно прошел зря - как Слепые Охотники могут питаться только лишь овощами и хлебом? Они вообще не употребляют мяса. И даже рыбы. Невыносимое и жалкое существование ожидало бы Геррера, если бы и он решился когда-нибудь на такой шаг. Слава Длани, до этого ещё не решился.

Гельфида уже мило сопела лицом у костра, Геррер же был погружен в свои потусторонние мысли и уснуть не мог.

Неожиданно раздался голос Ферцена:

- Геррер, ты ещё не спишь?

- Чего тебе? - ему хотелось ответить как можно вежливей.

- Я ведь уже давно вернулся, - сказал Ферцен и привстал. Он словно ждал того момента, кода Гельфида уснет, чтобы поговорить наедине.

- И что? - сухо, не поворачиваясь к другу, оветил Геррер.

- А мы с тех пор с тобой толком даже и не пообщались.

- А надо ли было? После того, что случилось в Обсерватории?

- Но ведь я вернулся, Геррер! Вернулся сюда не только ради тебя, а ради своего долга! Который сидит у меня здесь!

Он ударил своим тонким кулаком в свою грудь.

- Когда ты украл у нас Сокровище, тобой тоже двигал долг?

- Не долг, - Ферцен сжал губы и отвернулся. - Нечто другое. Тебе не понять этого, покуда не ощутить самому. То, чем владеет Арсикс, неподвластно нашим желанием. Он окутал мой разум -заставил подчиняться.

- Подчиняться? Ты должен сопротивляться! Ты воспитывался в Гвардии, бок о бок со мной - неужто эти годы ничего не дали для тебя? Неужто пролетели, Ферцен?

- Не пролетели, Геррер. Я сопротивлялся. Сопротивлялся, как мог, но воля Арсикса очень сильна. А его ближайший соратник, называющий себя Гневом... Он даже не углук. Он словно призрак без души... Даже ты не смог справиться бы...

- Не говори за меня. Я боролся бы, а если бы не справился, то умер, но не стал бы служить врагу...

- А я не смог умереть, - Ферцен сказал это таким тоном, словно жалеет о том, что живёт. - Но я хочу всё исправить. Я знаю, что поддался воле Арсикса не по своему желанию, но тело и душа остается моими, и искуплять вину мне же...

- По моему этим занимаюсь я, Ферцен, - сказал Геррер. - А ты мне можешь помочь только в одном - не вмешиваться в мои дела и не мешать мне.

- Но я указываю дорогу, друг. Дорогу к победе.

- Я не знаю, назову ли я другом тебя когда-нибудь впредь. Очень этого хотелось бы Ферцен, но сердце не позволяет. Прежде мы должны защитить Путеводитель и Хранителя. А потом уже размышлять о дружбе.

- Но мы уже почти пришли.

- Разве не понимаешь, Ферцен? Как раньше, уже больше не будет. Как в таверне дядюшки тоже не будет.

- Прости, - Геррер ожидал, что Ферцен сейчас расплачется, но он, к счастью, держался.

- В следующий раз. Я надеюсь, что завтра мы прибудем туда, куда идём.

- Я не могу обещать, что завтра. Нам предстоит через болота и топи.

- Через болота? Почему? Неужто нет более спокойных дорог?

- Мы должны идти там, где безопаснее. Пусть по болотам труднее идти, но тогда нам не придётся ничего срезать и меньше шансов наткнуться на разбойников. Доверься мне...

- Если бы ты меня никогда не подводил, доверился бы. Сейчас просто слушаю, так как другого выбора у меня нет.

Ферцену хватило и такого доверия, и больше он сегодня уже не разговаривал. На душе Геррера скребло какое-то чудовище, но он был удовлетворен тем, что сказал Ферцену правду. Всю. В лицо, и именно так он думает. Ферцен итак должен благодарить Длань за то, что его шее не оказалась в виселице подле Ринка... И Клая пусть благодарит.

Надо сказать, Гельфида не была в огромном восторге от того, что придётся идти через болота. Она не была излюбленной неженкой, но мало кто по-настоящему любил болота. Гельфида даже жалела новые подковы Воронки - она придумала байку о том, что они могут якобы заржаветь там. Услышав это, Геррер решил проверить, подкована ли его кобыла.

Всё в порядке, подкованы. И почему подковы отдают таким серебристым цветом? Не могли же полуэльфы сделать для гостя подковы из серебра. Да и непрочный это материал для подков... Пусть даже для роскошных. Королевских.

Гельфида тоже знала эту местность, и признавала, что болотами путь короче, чем дорогой. Хотя её длина пути, похоже, не интересовала совсем - её бы лишь покомфортней. Теперь уже Геррер начал считать её слишком привередливой. И поделом ей.

Болотистая местность, казалось бы, была совершенно бесконечной. Геррер не знал герцогства Акра, оттого ему и казалось, что всё герцогство состоит сплошь из болота. И столица, одноимённая Акра тоже стоит на болоте.

Бред конечно, но не беспочвенный. Топи и впрямь надоели. Ещё лошади всегда видели в зеленых и мутных водоемах водопой для себя, и порой приходилось волноваться, не навредит ли она им и не сдохнут ли они раньше обещанной Акры.

А когда начало уже темнеть, началось всё самое интересное. Словно гром посреди ясного неба.

Гельфида и Геррер снова о чем-то переговаривались, а Ферцен был впереди - и шёл подле лошади. Они только что поживились овощами и хлебом, поэтоум вряд ли думали о следующей трапезе.

- Ненавижу болота, - сказала Гельфида.

За весь день она это сказала в сотый или тысячный раз.

- Они подходят к концу. Когда окончится, выйдем на тракт, а там пару часов верховой езды.

- Обрадовал, - ухмыльнулась Гельфида.

- Что это закончится? - раздался неожиданный голос в темноте.

Путники негодующе переглянулись между собой, но никого не увидели. И оставались в сумбуре до тех пор, пока возле ног Гельфиды не упала стрела.

Она мгновенно отскочила.

- Засада! - прокричала Гельфида, и Геррера мгновенно спохватился:

- Ферцен! Ты привел нас сюда!

- Это не моих рук дело! - в ярости закричал тот, и по настоящему испугу стало понятно, что он не лжёт.

На его поясе болтался совсем небольшой клиночек - для чего вообще Клай дал ему его в дорогу? Помогать Герреру освежевывать кроликов?

В землю воткнулись ещё две стрелы. К счастью, враги были очень плохими стрелками и мазали издалека, как только могли.

Герреру хватило секунды размышлений, после чего он выхватил со своей лошади лук и колчан стрел, и выстрелив по два раза направо и налево, застыл.

Раздались два удара об воду.

- Ты попал? - удивилась Гельфида.

- Да, - тихо ответил Геррер. - Я же видел, откуда летят стрелы... Тише...

Он на секунду застыл, после чего обнажил меч.

Из темноты вылезли ещё пять сущностей, похоже, враждебно настроенных. Получается, что лучников у них больше не было, значит тактика пострелять всех, пока не опомнились, прошла даром.

Гельфида вытащила из-за спины свой полукривой клинок, и уже тогда враги напали. Судя по всему это были гоблины, но что завело их в болото?

Гоблины были вооружены самодельными топорами, гарпунами и копьями, оттого вряд ли сильно испугали Геррера. А вот насчет Гельфиды он не был уверен.

Завязался бой. Геррер ловко парировал бешеный порыв одного из гоблинов, после чего ударил его ногой и почти заколол потерянного соперника, но неожиданно появился другой и помешал это сделать. Из-за того, что сразу два гоблина загородили ему путь, он не мог видеть, что же там происходит с Гельфидой и Ферценом.

И, надо сказать, волновался он за обоих. Даже волнение насчет Ферцена было обусловлено не только лишь тем, что он ещё не закончил дорогу, а чем-то ещё...

Топор прошёл над головой Геррера, но тот сумел уклониться от него. Конечно, никакого мастерства быть у гоблинов не может, но их манера нападать стаями и бешеным напором порой давала результаты.

А Геррер не любил углуков, поэтому, уклонившись от топора, он без малейшего колебания воткнул меч в побородок одного из гоблинов. Первый готов...

Хотя нет... Гельфида уже успела кому-то проткнуть живот и выпустить кишки наружу... Опередила, получается...

Ферцен тоже бился с кем-то, но убить никого не успел... Герреру слегка удивился тому, что всё же мастерство у Ферцена есть и он, хоть с трудом, но справляется. Но всё же надо прийти ему на подмогу как можно быстрее, иначе...

Гоблин не давала Герреру спуска, не прекращая атакуя.

Гельфида уклонилась от какого-то удара и резанула гоблину по ногам. Тот был не защищен доспехами, потому оттуда сразу засочилась темно-бурая кровь. Но гоблин не закричал и даже попытался встать. Но его смерть была лишь вопросом времени.

Соперник Ферцена немного отличался от остальных... На нем были хоть какие-то доспехи, он владел настоящим, не самодельным оружием, его мастерство было более-менее стоящим...

А самое главное, что это был не гоблин, а углук. Углук атакуют Ферцена? Что-то неожиданное.

- Умри! - закричал он Ферцену, но тот чудом успел увернуться от удара.

Это был уже пятый или шестой удар, который Ферцен успел чудом избежать... Везение или нет, но углук атаковал. Он бил своим мечом сверху вниз, а Ферцен лишь выставил свой...

Силы оставил его и он рухнул на одно колено. Углук рубанул потерявшего концетрацию Ферцена, но тот сумел перекувыркнуться и снова избежать смерти. И когда он попытался подняться, углук с силой ударил тому коленом по лицу... Может быть сломал нос, но кровь пошла рекой.

Углук уже занес меч для смертельного удара, но... Потерял свою голову. Геррер успел вовремя убить негодяя и исправить положение.

- Ты не ранен? - спросил Геррер и подал Ферцену руку.

Ферцен поднялся:

- Всё в порядке, - проговорил он.

- Откуда в засаде углук? - спросила Гельфида. - Почему он среди гоблинов?

- Ферцен должен знать! - гаркнул Геррер. - Это он повел нас по болотам вопреки нашему мнению. Я думаю, что это не просто так.

- Если ты не заметил, углук хотел убить меня! - сказал в ответ Ферцен. - И я никогда не был в сговоре с гоблинами! Они вообще здесь не при чем.

- Я спас тебе жизнь, - медленно проговорил Геррер. - Докажи мне, что не зря.

- Постараюсь...

- Наверняка они хотели поживиться на нас, - сказала Гельфида.

- Нет времени рассуждать, - сказал Геррер. - Пора уходить отсюда.

- Нет. Надо сжечь тела, - сказала Гельфида.

- Зачем? - удивился Геррер.

- Гоблины земные создания, не как углуки. Мы должны упокоить их души, предав огню...

Геррер оказался не слишком воодушевлен, но всё же согласился. Не мог он ей отказать даже сейчас.

Зарево поднялось, казалось бы, выше самого неба. Путникам удалось найти и тела двух остальных гоблинов-лучников и скинуть их в общую кучу. Они больше никому не причинят вреда - душегубам не место в этом мире.

Они горели долго, но другие не приходили. Наверное, эти ребята были совершенно обычными разбойниками, а углук мог сбежать от своей старой жизни в эту, которую считал более привлекательной.

В любом случае, глупо было нападать на вооруженных людей. Тем более обладая такими скромными ресурсами. Пусть теперь горят в смертном огне, брошенные туда своей же глупостью и расточительством...

 

25. "В объятьях поцелуя."

Смятение поразило Солона до самого мозга костей. Всё получилось так нелогично и спонтанно, что хуже просто и быть не могло. Хаффнер был мерзким своим харктером, никогда особо не нравился Солону, но.... Прежде всего он был человеком, пусть и не таким, как хотелось бы в мечтах.

Убийство любого человека является страшнейшей катастрофой и большой бедой - так считал Солон и был уверен, что он абсолютно прав. Может быть, даже Солону было жаль Ларгбура, но он отчаянно старался не думать об этом.

А ещё не давал покоя тот факт, что скончался Хаффнер Ларгбур в самый подходящий момент. Именно тогда, когда он рассказал обо всём Солону, именно тогда, когда он обещал превратить жизнь принца в сущий ад... Это смущало как никогда - ведь в этом случае, как бы не печально и бесчеловечно было это признавать - смерть Ларгбура оказалась Солону на руку.

Он мог вновь вздохнуть полной грустью, тревога должна была покинуть нутро Солона, но... Не покидала. Или Солону самому не хотелось, чтобы она его покидала. Он ещё не привык к ужасам жизни. Не привык к тому, что люди слишком часто умирают. Не привык к тому, что они вообще умирают.

Хотя в детстве он потерял мать, пусть почти её не помнил. А ещё своими глазами видел, как разорвали на часть Кенгорма, и, скорее всего, тоже самое сделали с Райлегом и Эриком. Конечно, слёз по ним Солон не лил - он едва их знал, но сам факт наличия их смерти невероятно печалил...

И думать об этом не хотелось. Оставалось только прятаться в обществе лорда Эсгрибура.

- Мы не должны вызывать беспокойства в Королевстве по поводу трагической смерти лорда Ларгбура, - сказал Эсгрибур, когда они вместе с Солонам оглядывали город с балкона.

- Разве никто не должен знать?

- Должны. Все узнают об этой трагедии, но не сейчас. Это известие спровоцирует волнение и беспорядки, а на носу рыцарский турнир у герцога Рейхеля. Не хотелось бы отменять это событие, даже в связи с гибелью такого достойного человека...

- Вы считали его достойным? - спросил Солон.

- Да, сынок. И сейчас считаю. А ты разве нет? Он стоял на должности командующего рыцарским орденом в королевском замке очень долго, служил ему верой и правдой. Его не зря почитали.

- Надеюсь, что ему воздадут должные почести.

- И я. Тело было инкогнито отправлено на родину Хаффнера - в Стархост, в графство Лоувиль. Там с ним должным образом попрощается его народ, а мы навестим его могилу после того, как покинем Акру.

- Непременно, - сказал Солон, но не мог обещать, что говорит правду. - Скажиет честно, лорд Эсгрибур, вы знаете, кто убил Ларгбура?

- Нет, сынок, я не знаю, - и Эсгрибур отвернулся, словно не желал договаривать.

- Может быть, вы что-нибудь скрываете?

- И не скрываю.

- Такого не может быть, чтобы вы ничего не скрывали. Просто это невозможно. Лорд, Эсгрибур, вы же ведь что-то должны знать. Что Ларгбур пытался сообщить Рейхелю? Что-то важное...

- Даже если важное. Даже если я что-то знаю. Должен ли и ты об этом знать. Чем меньше ты знаешь, тем легче тебе дышится.

- Но ведь я имею право знать...

- Имеешь. Но твои желания не первостепенны. Не приказывай казнить меня, но я ничего не скажу. Не твоё это дело. Не впутывайся в это и наслаждайся тем, что ты сам в безопасности. И тебе не грозит оказаться на месте Хаффнера.

- Я и не позволю, - слишком самоуверенно произнёс Солон.

Эсгрибур не стал с ним спорить.

Во время ужина царила гробовая тишина. Словно справляли по кому-то тризну, а не утоляли всего-навсего свой голод.

Признаться, это удручала. Эсгрибур был непривычно обременен чем-то, Хайгли молчала, с трудом сдерживая слёзы. А ведь Хаффнер какое-то время пытался вступить с ней в контакт. Интересно, что он ей сказал, когда провожал до покоев Рейхеля? Может быть это как-то касалось его смерти?

Райв Рейхель был в тумане и не разговаривал вообще ни с кем. Но это не было непривычной картиной, а наоборот - словно чем-то обыденным.

- Поднимем наши кубки в честь достойнешего лорда Хаффнера Ларгбура, - произнёс удрученный Эсгрибур.

- Да подарит Великая Длань пух ему вместо земли и примет в свою колыбель, - дополнила Хайгли и отпила из кубка.

Она вообще почти не пила, но в этот раз не смогла отказать себе.

- Пусть лучше они покарают убийцу, - произнёс Хигель, пожевывая виноградину и поглядывая на сестру.

Солону на миг показалось, что Хигель даже улыбнулся ей, но чуть позже он понял, что всего лишь показалось.

- За Хаффнера, - последним сказал Солон и сделал солидный глоток.

И гробовая тишина продолжилась. Она настолько удручала, что хотелось как можно быстрее покинуть это место и уйти восвояси. Но правила приличия не позволяли. Негоже принцу, что в отсутствие короля здесь всё равно что король, оставлять своих подданных одних.

Хигель спас положение.

- Кстати, завтра в Акре будет много гостей, - сообшил он.

- Уже? - неожиданно подал голос сам герцог Рейхель.

- Прошла уже неделя, дядюшка, - ответил Хигель.

- Я не с тобой, племянник, - грубо отмахнулся Рейхель, и Хигель сузил глаза, словно его это оскорбило.

С кем же на самом деле говорил Рейхель, никто так и не осмелился спросить.

- Практически все прибудут завтра, - продолжил Хигель. - Жаль, что Хаффнера нет с нами, у него большой талант размещать людей, где нет места.

- Это далеко не единственный его талант, - сказал Эсгрибур.

Конечно, не единственный, подумалось Солону. Ещё у него отлично получалось вычислять бродяг, которые переоделись в принцев.

- Несомненно, - произнёс Хигель, после чего отпил вина и облизал свои губы. - Герцог Радерхоста лорд Селав может прибыть даже сегодня.

Солон мгновенно спохватился:

- Лорд Юханссон вместе со своей семьей? - спросил он.

- У него из семьи только его дражайшая дочь, - сказал Хигель. - Как вы могли не знать об этом, принц?

- Я знал, - попытался оправдаться Солон, - дочь - это тоже семья.

- Для него она гораздо ценнее остальных, потому что единственная, - сделал логичный вывод Эсгрибур и Солон мысленно с ним согласился.

Милена. Принц ещё отлично помнил её имя, голос, внешность, и... И всё остальное. Невыносимо сильно хотелось увидеть её ещё раз... Только вот смогут ли они снова пересечься в такой большой толпе людей, что будет здесь послезавтра? И смогут ли повторить то, что сделали в прошлый раз? Ууух...

Солон почтил память Ларгбура аж двумя кубками вина. В голове помутнело, но тело Солона уже постепенно начало привыкать к таким нагрузкам. О том, что будет дальше такими темпами, пока не хотелось думать.

Все разбрелись по своим делам. Эсгрибур отправился в Храм Великой Длани положить божеству венок в память о погибшем Ларгбуре. Солон бы тоже пошел с ним, но он до кона так и не был уверен, что Длань - это то, во что надо верить и чему поклоняться... Особенно вера подкосилась после первого и последнего разговора с настоящим принцем Энтоэном.

На сегодня, как ни странно, никаких королевских дел запланировано не было. Ни прогулок со знатными лордами, ни охоты, ни стрельбы из лука...

Оставалось только идти в свои покои и ждать вечера, когда может быть пожалуют новые гости. И тем более вспомнилось, что выспаться толком сегодня не удалось, потому что пришлось снова встать раньше времени. Не помешало бы совсем чуть-чуть поспать.

Когда Солон спускался, чуть пошатываясь по винтовой лестнице, он услышал впереди чьи-то шаги. Стук сапог с металлической подошвой был ему чем-то знаком, и голос его обладателя тоже.

Неизвестно почему Хигель двигался ему навстречу, ведь они вышли из обеденного стола вместе, но... Солон решил отойти назад.

- Дядя всё ещё зол на тебя, - послышался приближающийся голос Хайгли.

- Зол? - удивился в ответ Хигель. - Зол за всё то, что я для него сделал?

Стук металлических каблуков прекратился, и Солон понял, что Хигель и Хайгли остановились. И почему в его пьяную голову взбрело постоять здесь и послушать, что они говорят? Так хотелось узнать, что они думают о нём... Не схожи ли их мнения с мнением покойного Ларгбура... Очень не хотелось бы...

- То, что ты порой делаешь, Хигель, - тихо произнесла Хайгли, - я этого не понимаю...

- Что?

- Не всегда понимаю, Хигель...

- Я стараюсь только ради нас... Я заплатил этому лекарю больше чем любому другому ради нас с тобой...

- Ради нас с тобой? Хигель, я понимаю, что высшая цель благородна, но...

- Я бы предпочел пообщаться с тобой о чём-нибудь, Хайгли... Разве не надоели ещё эти неспокойные времена?

- Надоели, - голос Хайгли становился всё более и более грустным. - Но они не прекращаются. Вчера загадочным образом погиб королевский рыцарь, разве это к добру?

- Не к добру, - медленно проговорил Хигель. - Но я не верю в судьбу... Не верю в ту судьбу, которая против нас...

- Ты уверен, что всё будет хорошо?

- Разве всё не прекрасно, сестра?

- А с нашим дядей? С ним тоже всё будет хорошо? - спросила Хайгли.

- Ты думаешь о том же, о чём и я? И я думал когда-то, что всё будет так, как мы хотим... Но этот лекарь... Он слишком долго делает свою работу... Слишком медленно, мне невыносимо смотреть на мучения дяди Райва...

- Но ты всё так же много уделяешь ему внимания...

- Я должен, Хайгли.

- Больше, чем мне, - произнесла девушка, и Солон по голосу понял, что она скоро заплачет.

- Не вздумай делать этого, - остановил её Хигель. - Ты никогда не должна сомневаться ов мне... Когда то, я надеюсь, что очень скоро, я смогу уделять тебе столько времени, сколько ты пожелаешь... И это не преувеличение, это чистая правда, Хайгли...

- Я хочу, чтобы всё это закончилось, - теперь уже голос Хайгли смешался со слезами...

- Я же обещал тебе, что скоро всё закончится и мы будем счастливы... Счастливы как никогда...

- Ты так говорил мне последние двадцать лет. Каждый день...

- Я не хочу, чтобы ты сомневалась в моих словах... Я не обману тебя. Я буду называть тебя королевой...

Нет уж, подумал Солон... Королевой будете называть мою жену, а королем меня. Но не суть.

- Ты знаешь, как сильно я...

Хайгли словно застыла на чём-то важном, но кто-то её оборвал. Или она сама оборвала себя, но в итоге последнюю фразу дослушать не удалось.

От Хигеля тоже не было слышно ни слова, словно они оба - брат и сестра, на месте умерли там.

Солон осторожно, чтобы не оставить звука после шага, спустился на ступеньку ниже, а потом ещё на одну. Не хотелось пересекаться с Хигелем, но увидеть, что там происходит, хотелось до безумия. Приходилось действовать настолько бесшумно, насколько это возможно, но страх мог подвести его... Нелегко быть мышью с хмелем в голове...

И когда Солон наконец-то смог увидеть то, что хотел, зрелище его не слишком обрадовало... Но удивило изрядно...

 

"Я видел их вместе". Одна из последних фраз, что Солон слышал от Ларгбура, прочно засела в его голове и мыслях.

До вечера Солон успел ещё наведаться к Арциусу, которого, похоже, это поездка радовала меньше всех. Он и не горел желанием сюда ехать, но отказать своему принцу не мог. Теперь Солон и сам уже думал, правильно ли он сделал, когда привез его сюда. Всё-таки старик здесь словно не в своей тарелке - а смотреть на такое не слишком приятно.

Жил Арциус в каком-то помещении, напоминающем сарай. И поговаривают, что выбрал он его сам, предпочтя более лучшим вариантам.

Казалось бы, он привёз сюда всю свою лабораторию - так много здесь было его банок, склянок и аппаратов. Разве что той самой замоченной головы не было, но это только радовало.

Ни дружелюбным, ни разговорчивым Арциус сегодня не показался. Поэтоум Солон надолго у него не задержался, и совсем скоро покинул его.

"Я видел их вместе". Эти слова Ларгбура снова не давали ему покоя.

Дорога обратно шла через сады, откуда был открыт вид на город.

Снизу, по главному тракту Солон заметил странную процессию, включающую в себя множество людей в доспехах, а так же желто-голубые знамена.

- Радерхост, - пробурчал Солон самому себе и мигом подскочил к краю сада, чтобы получше увидеть это.

Множество всадников и пять или шесть карет - всё, что удалось разглядеть при таком тусклом свете. Наверняка в одной из этих карет сидит и сам герцог Селав, возможно, рядом с ним его дочь... От грядущей встречи с ней Солона пробил мандраж. В прошлый раз всё было проще - в нем был едва ли не кувшин вина.

Раздался звук рога и Солон ринулся вниз. Что-то сейчас будет.

Прошло около двадцати минут, когда Солон отирался возле ворот и ждал того, когда гости будут готовы к приему. Когда наконец-то стало понятно, что всё начинается, Солон ринулся в главную залу.

- Мира и покоя, лорд Рейхель, - вежливо произнёс лорд Юханссон и чуть наклонился.

- Он скоро меня ожидает, - в своем стиле сказал Рейхель и наклонил голову.

Такие "слова приветствия" вряд ли сильно порадовали гостя, но он решил не спорить в лишний раз.

Подле герцога были еще несколько лордов, а так же несколько гвардейцев-охранников, что должны следовать за ним по пятам и охранять его жизнь. Наверное, такие парни помешали Хаффнеру Ларгбуру, но... Думать надо о живых, а не о мёртвых.

Милены не было в этой толпе. Солон ещё раз тщательно оглядел присутствующих, но не увидел здесь вообще ни одной девушки. Получается, что либо Милена прячется под мужскими доспехами, либо же осталась в Радерхосте... И более вероятен второй исход...

- Я вынужден покинуть вас, - прервал приём Солон.

- Но как же ужин? - спросил кто-то из людей Рейхеля.

- Извините, я не голоден.

Может быть, Солон был не настолько сыт, чтобы избегать ужина, но проводить время за столом со всеми этими людьми ему очень не хотелось. В конце концов он принц, а не они, и не им решать, кому с ними оставаться, а кому нет.

Он двинулся в сады, где в такое вечернее время был очень свежий и приятный воздух, чтобы провести время одному, в раздумиях над чем угодно.

"Я видел их вместе" - эхом в голове раздались слова Ларгбура. Пытаясь сопоставить все факты вместе, он наткнулся на неё...

Надо же - она сидела как раз на его любимой лавочке и нюхала какой-то красный свежесорванный цветок.

Она была здесь совершенно одна, и, похоже, не заметила приближения Солона.

- Милена, - тихо, почти шёпотом произнёс он.

- Здравствуй, Энтоэн, - знакомым голосом произнесла она.

Солон хорошо помнил эти отголоски её голоса и очень скучал по ним.

- Что ты делаешь здесь? - спросил он.

- Я уже заждалась тебя, Энтоэн. Ты очень долго...

- Откуда ты знала, что я тоже буду здесь?

Она наконец-то обернулась:

- Разве ты не рад тому, что я здесь?

Она стала ещё красивей, чем прежде, показалась Солону. Неужто она всегда будет такой прекрасной и всего будет помутнять сознание Солона? Он даже потерял голос от того, что она была рядом...

- Я очень рад, Милена... Но твой отец сейчас в тронном зале со всеми остальными лордами. Он наверняка обыскался тебя...

- Не обыскался, - улыбнулась Милена. -Я не люблю общества знатных лордов и леди... Знаешь ли, это не моё...

Она встала с лавочки, и, не опуская руку с цветком, поднялась. Теперь она смотрела прямо в глаза Солона и у него возникло безумное желание отвернуться, но отчего-то он не смог...

- Как и не моё, - дополнил её Солон.

- Я вижу по тебе, Энтоэн.

- То есть ты сбежала от своего отца?

- Что-то вроде этого. Но он привык, - Милена улыбнулась так мило, как не получалось у неё раньше никогда, - ведь я опальная, но любимая дочь...

- Милена, я... я... Хочу сказать тебе кое... Вобщем... Я... Я сильно скучал по тебе...

- Да замолчи ты уже!

И с этими словами Милена силой притянула Солона к себе и поцеловала так, как никогда никто не целовал Солона раньше.

Солон просто упивался этим - словно бы упивался настоящей любовью, но он так и не мог понять, любовь ли это.

Казалось бы, прошёл целый час, но ни Милена, ни сам Солон не собирались отпускать друг друга. Принц вечность не ощущал этих губ, и это было именно тем, чего ему не хватало всё это время в Аглун Хед. Единственное, чего была лишена идеальная жизнь принца.

И когда наконец-то, спустя час или сутки Милена отпустила его, Солон вконец лишился голоса.

- Милена, - издал подобие звука он.

- Ты дурачек, - лишь в ответ пробрмотала Милена и вылезла из объятий Солона.

- Чего? - негодующе спросил Солон.

- Держи, - она положила в руки Солона тот самый цветочек ив есело засмеялась, - найди меня.

И она поспешно убежала от Солона в сторону деревьев.

- Куда ты? - прокричал Солон.

Восторг начал сменяться легким смущением. Он побежал за ней, но она уже скрылась из виду.

- Найди меня! - снова воскликнула Милена и весело засмеялась.

Солон кинуля на звук, но у него ничего не случилось.

- Ау! - закричал знакомый голос. На этот раз он уже раздавался откуда-то со стороны входа в замок.

Солон мгновенно кинулся туда, казалось бы, опережая сам ветер. Куда же могла подеваться и зачем она прячется? Солон не представлял, что скажет ей, когда её наконец-то поймает.

Но легче оказалось поймать ветер, чем Милену. Солон понял, что она ускользнула в дворец, а уж там раздолья для пряток достаточно.

- Милена, - сказал он ещё раз и эхо от его слов раздалось по безлюдному коридору.

- Не нашёл ещё? - услышал Солон голос, но на этот раз не мог понять, откуда он.

- Это правда уже не смешно, - начал ругаться принц.

- А мне смешно!

- Ну покажись. Я столько времени ждал, когда смогу снова увидеть тебя, а ты прячешься!

- А я жду, когда ты меня найдёшь...

- Я найду тебя, Милена, но прежде... Наша последняя встреча. ты исчезла утром, не сказав ни слова. Разве так можно?

- Нет. Но ты ведь не стал искать меня.

- Это значит, что можно?

- Примерно, - Милена снова засмеялась и Солона это уже начало раздражать.

- То, что между нами было тогда, Милена. Я хочу тебе сказать, что это было... Просто незабываемо.

- О чём ты? - раздался её весёлый голос.

- О чём я? Ну тогда, когда мы легли спать... Ты же всё помнишь, Милена! Но я хочу спросить тебя - зачем ты это сделала? Почему именно со мной?

- Энтоэн, о чём ты? Я не знаю, что ты имеешь в виду...

Солон понимал, что таким образом она испытвает его терпение... Да ничего она не понимает! Не хотелось Солону искать её по всему дворцу Рейхеля! Тем более в столь поздний час!

- Всё время, пока тебя не было... Я всё думал - а не могли бы мы когда нибудь всё это повторить... Мне ведь тогда очень...

- Всё зависит от тебя, Энтоэн. Тебя достаточно всего лишь найти меня! Я же говорила.

Солон с сожалением окинул взглядом все четыре стороны, но там было слишком темно, чтобы что-то разглядеть.

- Но я не могу этого сделать, Милена! - чуть ли не в истерике закричал Солон.

- Не можешь сделать вообще или не можешь сейчас? Если не можешь сейчас, то найди как-нибудь в следующий раз... Я буду ждать тебя.

И зачем только так усложнять себе жизнь?

- Хорошо, - Солон смирился с тем, что ничего не получилось, - но тогда покажись хотя бы сейчас! Я проиграл!

Но Милена не ответила... Солон даже не слышал того, как она убегала. Наверняка в такой кромешной тишине очень трудно не нашуметь... Может быть она ещё здесь, но затаилась... Ну и пусть остается здесь - терпение Солона на пределе.

На его губах ещё осталась сласть губ Милены. Это радовало Солона гораздо больше огорчения по поводу того, что она пропала. Он непременно найдёт её. Сделает для этого всё, но найдёт. По крайней мере в какой-то сумке он хранит волшебную палочку и даже умеет немного с ней обращаться!

Он понюхал цветок, всё ещё торчащий в его руке. Запах напомнил ему Милену, которая испарилась в воздухе.

"Я видел их вместе" - снова раздался голос в голове Солона и ему вспомнилось о печальном.

 


Просмотров 271

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!