Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Лесной тропой забредший вдаль»



Рой, Бэй и Трур оказались очень приятными по общению ребятами. Это был словно глоток чистого воздуха после тех дней, что Геррер провёл бок о бок с одной лишь Гельфидой. Теперь никто больше не выносил ему мозг и никто не обвинял его ни в чем. Она вообще шла водиночку вместе со своим конём и не говорила никому не слова, словно ощущала себя в этой компании лишней. Коня её удалось найти сразу же. Можно сказать, что он сам нашёл её.

Слепые Охотники так и не сказали толком, кем же они являются на самом деле, поэтому оставалось только догадываться. Они даже не сказали, почему называют себя слепыми – ведь Герреру отчетливо было понятно, что видят они не хуже его.

С Ферценом дела обходились намного сложнее, ведь никто не должен был знать, что он Ферцен. Геррера терзали по этому поводу очень смутные сомнения, но во главу угла он поставил то, что Ферцена он знает больше десяти лет, а Охотников он видит впервые – поэтому Ферцену можно было верить больше.

- Здесь углуков нет, - сказал как-то Рой.

Дело шло уже к рассвету, но на ночлег они не остановились, так как до Обсерватории, по словам Гельфиды и Охотников, было рукой подать.

- Повезло, что они не узнали, куда вы направляетесь.

- Они бы не узнали, - сказал Геррер.

- До тех пор, пока вы не увидели их Владыку.

- Кто их Владыка?

-Лучше об этом не знать. Если вы действительно отправляетесь к герру Анистону, то узнаете.

- Можешь не волноваться, - сказал Геррер.

Рой был не таким, как Клай и его компания. Несмотря на то, что и Клай выглядел молодо, Рой выглядел ещё моложе. Ему будто бы лет двадцать на вид – он совсем ещё юный. Он не носит капюшона – его вообще на его костюме нет. Так же, как и у Трура с Бэем. И вместо арбалетов они пользуются луками.

- Посмотрите вперёд! – радостно воскликнула Гельфида.

Геррер устремил свой взгляд вперёд и увидел высокую белую башню.

- Это и есть Обсерватория? – спросил он.

- Да. Мы наконец-то пришли.

Рой неожиданно остановился.

- Мы не можем идти дальше, - промолвил он. – Мы помогли вам и теперь уходим.



- В гости не зайдёте? – усмехнулся Геррер.

- Нет. У нас много дел. Нас ждут.

- Что ж – тогда пора прощаться.

- Один лишь Бог знает – вдруг встретимся, - проговорил Рой и вытащил откуда-то расписной кинжал. – Это тебе. Геррер, друг полуэльфов.

- Зачем? У меня есть оружие.

- Это особенное оружие. По нему тебя узнает любой Слепой Охотник.

- Тогда спасибо, Рой. Рой, враг углуков, - усмехнулся он. – Но я не рассчитываю больше встречаться с полуэльфами.

- А я с людьми, - проговорил Рой и напоследок улыбнулся.

Он гораздо приятнее и Клая Вурраэ, и тем более Ринка Милиэра.

Все трое исчезли мгновенно, будто бы их никогда тут и не было. Не было слышно ни их удаляющихся шагов, ни болтовни, которая присуща обычно путникам. Они были безмолвны и беззвучны. Словно тени, призраки. И только тогда Геррер понял, что слепыми были не они, а те, кого они окружали. Те, кто не мог их заметить.

Геррер покрутил в руках нож, подаренный ему Роем. Сталь хорошая, даже лучше, чем у гвардейского меча Геррера. И заточен он под стать качественной стали. На эфесе были выгравированы неизвестные Герреру ранее руны – наверное, на наречии полуэльфов.

- Пошли быстрее! – крикнула Гельфида, едва только Охотники исчезли.

- Спасибо, Геррер, что ты не выдал меня им, - сказал Ферцен.

- Лучше бы сказал им спасибо за то, что они не выдали тебя.

- Геррер, ты же знаешь, я никогда…



- Да я уверен в этом, друг, - и Геррер легонько похлопал ему по плечу.

Он всё равно был безумно рад встрече с Ферценом, пусть и в таких обстоятельствах. Он всё равно узнает, что же тогда произошло между ним и Ночными Охотниками, но точно не сегодня. Сегодня отдыхать – если дед Гельфиды, конечно, это позволит.

За Обсерваторией располагался небольшой город, и Обсерватория служила чем-то вроде въезда в него. Повезло, что они подъезжали к городу с этой стороны, а не с другой, и не приходилось двигаться по городу. Мало ли, сколько они соберут на себе нежелательных глаз.

Обсерватория была слишком высока для здания, которое могут соорудить обычные люди для какого-то там астронома. Если бы Геррер увидел её раньше, он точно не подумал бы, что это обсерватория. Он вообще не знал, что такое обсерватория.

А это гигантская башня, которая была большой не только в высоту, но и в ширину. Права была Гельфида – это не что-то среднее между замком и башней.

- Ты здесь живёшь? - спросил Геррер.

- Да. И я люблю это место.

После этого сзади стало тихо. Они наконец-то подошли к конюшням Обсерватории. Луна освещала всё не очень ярко, но достаточно для того, чтобы всё хорошо видеть. Стойла стояли почти пустые, и это было удивительно — ведь обычно здесь бывало гораздо больше народа.

- Неплохие места, - оглядываясь по сторонам, произнёс Геррер.

- Просто отличные. Я сейчас хочу обрадовать тебя тем, что нам придётся подниматься на самый верх. По ступеням.

- Как? - недоумевал Ферцен, поднимая глаза ввысь.- Мои же ноги не выдержат.

- Мои выдерживают. Проходите за мной и без лишних слёз.

- Я и не собирался плакать, - недоумевающе произнёс Геррер.

Однако у входа их ждали два стражника. Стража? Откуда она тут? У них даже знамя было похоже на эмблему Обсерватории — луну и звёзды. Что герр Анистон вообще наделал тут? Гельфида никогда не говорила о том, что тут ещё и стража есть.



- Имя. - грозно сказал один из них.

- Гельфида Анистон, я живу здесь, - недоумевая, ответила она. Её, верно, смущало то, что её не пускают в свой же родной дом.

Если бы не нашивка с луной и звёзами на её рукаве, её могли бы сюда и не пустить. Тогда бы она полезла по камням на самый верх. И чёрт на Геррера, если он не выдержит.

- Проходите, госпожа Анистон, - сказал стражник. - А что за люди с вами?

- Я не знаю, как их зовут, но они со мной, - проговорила она, проходя сквозь них.

Что ж, Геррер, наверное, должен был поблагодарить её за то великодушие, что она оказывает ему. Могла бы ведь на улице оставить или отправить на растерзание стражникам.

Они поднимались долго, очень долго. Бесконечная винтовая лестница упиралась всё выше и выше, и не было ей конца. Сложнее всего приходилось Ферцена – этот бедолага охал на каждом шагу.

Геррер не проронил ни слова, хотя было видно, как он устал. Гельфида и сама устала адски — эти чёртовы тяжёлые сапоги уже доконали её и она хотела прямо сейчас скинуть их и улечься спать прямо посреди лестницы. Но она ни за что не пожалуется вперед Геррера — не в её это правилах. Пусть даже будет она умирать.

- Надеюсь, твой дед расскажет, в чём дело и что же происходит, - сказал Геррер.

- Ты так сильно желаешь узнать это, что даже решился остаться со мной?

- Нет. Я просто боюсь, что наступит конец света.

Гельфида замолчала. Геррер умнее чем кажется и понятливей. Во всяком случае, намного умнее тех варваров, которых она представляла себе ранее.

Когда лестница наконец-то закончилась, Гельфида с радостью выдохнула. Геррер стоял сзади молча, будто бы совсем не устав.

Она постучалась в массивную дверь, за которой должен был находиться кабинет герра Анистона. Не дожидаясь ответа, она отворила дверь и увидела его там. Час был очень поздний, но он всё ещё работал.

Он неуверенно обернулся и опешил.

- О Гельфида, девочка моя! - радостно воскликнул он и встал со стула.

Бегать он быстро в силу возраста уже не мог, но достиг до Гельфиды максимально быстро и тут же обнял её. Он был только совсем чуть-чуть выше её, но казался неимоверно мощной опорой, которую никаким углукам не сокрушить.

- Я рад, что ты жива, - чуть ли не плача, говорил он. - Куда же я, старый дурак, отправил тебя.

- Всё в порядке, дедушка, - ответила Гельфида.

Должно быть, она сильно соскучилась по нему. После той кровавой серии, что её приш-лось пережить, время не дома показалось бы и Герреру вечностью, не говоря уже о ней. А сейчас ей казалось, что здесь, дома, она наконец-то в безопасности. Если не считать Геррера и Ферцена, стоящих рядом, всё как раньше. И зачем только она привела левых незнакомцев в дом?

- Я ожидал гораздо худшего исхода.

Он наконец-то отпустил её и принялся разглядывать. Наверное, Гельфида сейчас не очень лицеприятно выглядела. Не так мило, как обычно.

- Этот Геррер и Ферцен, кстати, - сообщила Гельфида, махнув рукой в сторону Геррера. - Геррер очень помог мне, а Ферцена мы спасли сами.

- Рад знакомству, - приветливо проговорил дед, - я Норд Анистон, её дед. Уже наслышаны обо мне?

- Да не очень вроде, - неуверенно пробубнил Геррер.

Интересно, что дед подумал о Геррере? Уж не подумал ли он, что Гельфида привела в дом первого женишка? Герреру самому не по себе стало от того, что он подумал. Хотя какая беспечность? Никакой это не женишок, и вообще он сам увязался за ней.

- Я смутно наслышан о том, что случилось, - проговорил герр Анистон. - Присядем же, я должен всё узнать.

Геррер и Гельфида медленно присели за стол. Дед никак не мог успокоиться, его всё ещё что-то волновало, и это было заметно невооружённым вглядом.

- Сейчас принесу еды, - пробормотал он и исчез куда-то.

Геррер с интересом изучал все эти инструменты, карты и глобусы, что просто горой нагромождали эти помещанния. Он таких инструментов не видел в своей жизни никогда, а вот Гельфида среди них выросла и они были для неё вместо игрушек.

- Здесь очень интересно, - сказал Геррер, - чем твой дед занимается?

- Совсем скоро узнаешь.

Ферцен сидел и молчал.

Герр Анистон вернулся очень скоро с подносом, на котором находились краюха хлеба, котелок с какой-то похлебкой и немного мяса.

- Сегодня не могу преддложить ничего шикарного, - произнёс он. - Я попросту не мог успеть. Весь день много важных дел. К тому же я сильно волновался... Уже больше трёх часов ночи, я уже и не надеялся ждать вас сейчас.

И он указал рукой на висящие на стене механические часы — один из самых редких инструментов во всём Родевиле. К тому же герр Анистон мастерил их сам, так как был весьма сведущ в таких делах. И делать их могли лишь немногие мастера по всему миру. Геррер вообще видел их едва ли не в первый раз – ранее он лишь краем глаза замечал такой предмет в покоях короля.

- Так уж получилось, что нам повезло только ночью, - сказала Гельфида, - мы вернули Воронку и решили не ждать.

- Расскажи мне больше.

Когда Гельфида, Ферцен и Геррер приступили к еде, их голод был неумолим. Им не хотелось говорить во время еды, так что герру Анистону пришлось немного подождать. Зато чуть после он уже не удержался от интереса.

- Мне не удалось проникнуть туда незаметно, - сказала Гельфида. - И я попалась. Герр Сёгмунд поймал меня и не хотел отдавать мне Путеводитель. Но он у меня!

- Так покажи скорее! - пожилой дед сейчас было словно ребёнок.

Гельфида вытащила из сумки рубиновую шкатулку и аккуратно поставила на стол. Она до безумия боялась уронить её, буто бы боялась уронить свою жизнь, но всё прошло довольно хорошо. Она аккуратно открыла её и зарево едва не ослепило их всех троих.

А потом, когда оно уже закончилось, взору предстал истинный Путевоитель — солнце прямо посередине стола, и различные планеты, крутящиеся вокруг.

- Вот он, – произнёс герр Сёгмунд, подойдя поближе. Но он держал свои руки поодаль, словно боясь случайно коснуться, - как же жутко даже смотреть на это. Они словно жгут мой взгляд — каждая из них...

- В конечном итоге герр Сёгмунд мне сам отдал его, - сказала Гельфида.

- Я прошу тебя — расскажи мне свою историю полностью, - попросил дед.

Конечно же, пересказывать все события заново здесь просто нелогично, тем более что это отберёт много лишнего времени, поэтому стоит перелистнуть это место. За весь период рассказа герр Сёгмунд ни разу не перебил её, слушав её, словно младенец сказку. Правда, выражение лицо его немного изменилось, когда наступило время дуэли Гельфиды и Геррера, на какое-то непонятное, но потом снова улетучилось.

И когда она закончила, часы пробили уже четыре ночи. Но никто не спал.

- Итак — главное, что он у нас, - сказал герр Анистон, - я очень благодарен вам, герр Геррер... Язык можно сломать об вас... Я благодарен вам за вашу неоценимую помощь, и никогда не забуду этого. Своими стараниями ты заслужил права находиться здесь.

- Здесь? - удивился Геррер.

- Да, здесь, на главной базе Ордена Девятого Солнца. На данный момент вы являлись его членом. Вам, герр Ферцен, ятоже премного благодарен.

- Я? – удивился Ферцен. Он, казалось бы, только проснулся. – Я по большей части лишь мешался.

- Вздор! – компания не может быть лишней.

Геррера словно передёрнуло. Какие же ещё сюрпризы ждут его в ближайшее время?

- Я наслышан о бойне, которая случилась в тот день в Академии, - сказал дед. - Но от Сёгмунда я не получил ни весточки. Я опасался, что ты погибла в той битве, девочка, но и ни капли не сомневался тебе.

- Не без моей помощи она спаслась, - с улыбкой сказал Геррер, но никто на него даже не посмотрел.

- Судя по всему, углуки захватили Академию. И это очень печально, - сказал герр Анистон. - Но, к сожалению, мы не можем ничем им помочь. Своих сил мало.

- Но они хотя бы есть? - спросила Гельфида.

- Есть. Но не столько, сколько бы хотелось. Мы смогли найти с две сотни опытных бойцов, которые сейчас обороняют Обсерваторию. На первый случай сгодится, но Орден бует расширяться. Хотя для этого нужны умные люди.

- Мы всё найдём. Самое главное у нас, дедушка, и никуда уже не уйдёт.

- Я бы был так уверен. Но потом узнал, что в бой вступили углуки. И это хуже всего.

- Кто такие эти углуки? - спросил Геррер. – Мы уже убили кучу, но так и не поняли, кого убиваем!

- Это очень сложно, - ответил старик и привстал, подойдя к Путеводителю. - Правильно сделали, что убивали. Видите ли вы этот объект? - и он указал своим пальцем на небольшую планету, вращающуюся вокруг Земли.

Геррер и Гельфида синхронно кивнули, хотя Гельфида, скорее всего, поняла больше.

- Не только в Родевиле можно жить, но и там. И углуки там живут, - сказал дед.

- Они живут на луне? - воскликнула Гельфида.

- Именно. И чтобы перемещаться к нам, им не нужны хитроумные летающие машины. Есть целая система порталов между нашим миром и их, и только некоторые из них знают, где находятся эти точки.

- Так вот почему они не похожи на нас, - прогворила Гельфида.

- Раньше углуки тоже жили в Родевиле. Они пришли сюда раньше людей, примерно в одно время с Эльфами. Раньше их тут были только Перворождённые, но сейчас их почти и не осталось. Долгое время углуки мирно сосуществовали с людьми и эльфами. Но потом их стало становиться слишком много. Они стали задаватьсся, словно они — хозяева этой земли. Шли войны, но не всегда в них успех был на стороне людей или эльфов. Всё изменилось с приходом Лунного Владыки. Поначалу, когда он носил ещё людское имя, он боролся с ними. И однажды дошло до того, что он убил их так много, что они не могли сопротивляться. Углуки сбивались в специальные колонии, где их держали словно зверей. Никому не нравилось это. Их страна Ненгар была уничтожена. Да, Гельфида, это так. Король, которому Аббас подарил Путеводитель, был углуком. Но он не смог должным образом использовать то, что получил, а лишь потерял его.

- Что же сталось с углуками потом? - спросила Гельфида.

- После ухода Лунного Владыки они должныбыли либо погибнуть, либо покинуть Родевиль. И они смогли это сделать. Но они не уплыли за море в другие земли. Они смогли попасть туда. Наверх. И основать на Луне своё государство Ардррим. Но условия проживания там многим хуже, чем здесь. И поэтому углуки живут лишь тем, чтобы мстить нам — тем, кто лишил их зелёной травы и свежего воздуха. А главное — дома, который они считают своим. И пока они не истребят нас — тех, кто когда-то истребил их, они не успокоятся. Теперь вы понимаете, зачем им нужен Путеводитель?

- Да, - сказала Гельфида уже совершенно серьёзным голосом. – Они уничтожат Родевиль на макете, и настоящий Родевиль умрёт вместе с ними. И месть их будет удовлетворена.

Геррер же подозрительно сузил глаза, ничего не произнеся. Для него сурового парня, прошедшего не одну невзгоду, это было сложно понять, как безобидная, хоть и красивая игрушка, может значить так много.

- Сами по себе углуки не особо серьёзны, – сказал герр Анистон. - Главную же опасность представляют их так называемые «выродки» - углуки, разительно отличающиея от других. Телепаты, голос которых заставляет повиноваться не только углуков. Они поразительно умны и на многое способны. Это именно они создали порталы между Ардрримом и Родевилем. Телепаты рождаются один на сто, а то и на тысячу, но равных им нет. Они не похожи на них ни внешне, ни душевно. Они прекрасны, как эльфы. Но могут управлять миллионами. Говорят, что людской разум сдается им. Эльфы же выдерживают его, хотя и не так легко. Лунный Владыка же хоть и был человеком, но имел волшебную корону, не позволяющую проникать кому-то в его разум. Только поэтому он и смог победить. Неизвестно, сделал ли он лучше, истребив их, или только хуже. Но ясно одно — мы никогда друзьями не будем.

- Я буду убивать их, пока не погибну, - сказал Геррер.

- Полно геройства, - пресёк его старик. - Не трать свою молодую кровь попусту. Жизнь твоя ещё пригодится и тебе, и нам.

Гельфида явно не подписывалась ни на каких углуков и телепатов. Почему когда ты просыпаешься утром и ни о чём не думаешь, сваливается тысяча проблем? Она проснулась тогда. Позанималась фехтованием. А ближе к вечеру дед послал её украсть Путеводитель из Академии герра Сёгмунда. И тут началась эта «сказка». Ну почему же именно она? Почему Геррер в одиночку не оказался там? Он же вон как ловко косил углуков!

- Меня интересует ещё кое-что, - проговорил Геррер. – За нами кроме углуков охотились ещё несколько ребят. Я так думаю, что они тоже из какого-то ордена, похожего на ваш.

- Я понял, про кого ты, - перебил его герр Аннистон и легонько зевнул, прикрыв свой рот ладошкой. - Они из Святого Ордена Слепых Охотников. Но они никогда не были врагами нам. Издавна мы оберегали Путеводитель, а они оберегали Родевиль от углуков. Они делали всё для того, чтобы обыватели никогда не узнали о том, что углуки выжили. И доселе у них отлично справлялись.

- Значит, углуки здесь не в первый раз? - спросил Геррер.

- Не в первый, конечно, - ответил ему старик. - И не во второй. Они частенько небольшими группами набегают сюда. Им нужны ресурсы, поэтому они грабят бедных и слабых. Охотники как могут спасают людей. Не только от углуков, конечно, но и от остальных. Но главные их враги — именно углуки.

- Они поначалу охотились за нами. И это смутило, - сказал Геррер.

- Я знаю. Может быть они не знают обо мне, может не знают о ваших благих целях, может сами изменили своё мировоззрение. В этом ещё предстоит разобраться. И я умоляю тебя, Геррер, отпусти меня поспать! Время пятый час ночи, слипаются мои глаза.

- Хорошо. Смотрите-ка, а ваша внучка уже спит!

И Геррер показал на Гельфиду, которая дремала, прямо сидя на стуле. Геррер вновь по привычке остановил на ней свой взгляд. И почему он постоянно смотрит на то, как она спит? Почему ему это нравится? Они же терпеть не могут друг друга... Или только она его...

- Гельфида, очнись, - толкнул её герр Анистон. – Ляг-ка ты лучше в кровать, тебе там лучше будет. Геррер, тебе тоже кровати хватит. Да и дял Ферцена найдёт.

- Право, я не заслужил, - залепетал Ферцен, хоят это по большей части было лишь слвоами приличия.

Конечно, подумала Гельфида, варвар сегодня в нормальной постели поспит. Наверное впервые в жизни. А то всегда, наверное, живёт на траве, в лесу, да в горах.

- Хорошо, пошли, - пробубнила она. - Только я прошу тебя, Геррер, ляг где-нибудь подальше от меня. Я тебя видеть уже не могу после того, что мы прошли вместе.

Геррер коротко кивнул, хотя это немного его задело.

Хотя взгляд её был как никогда проницательный.

Геррер остался в кабинете герра Анистона и присел на табурет, стоящий на краю. За последние дни он очень даже неплохо отдохнул, и поэтому ничто не обременяло его разума сейчас.

- А ведь трудно с ней? – спросил Геррер.

- Трудно? С кем? – замялся герр Анистон. Он действительно был сильно растерян из-за того, что так долго не спал.

- С Гельфидой, с кем же ещё…

Анистон вопросительно посмотрел на Геррера, но уже через секунду тихо произнёс:

- Каждую секунду. С самой той секунды, когда она родилась.

- А мне удалось понять это меньше, чем за неделю, - ответил Геррер.

- Ты ничего не понял ещё, мой друг Геррер. Мало недели, мало месяца и даже мало года, чтобы понять её. И навряд ли кому-то то, кроме меня удастся понять её. Ведь даже её отцу не удалось это…

- А можете ли и мне помочь понять её? – спросил Геррер.

Герр Анистон тоже решил присесть. Он сидел довольно далеко от Геррера и снова рылся в книгах, но это не помешало ему слушать и отвечать.

- Навряд ли, - сказал он. – Да и зачем тебе это? Она словно мимолетное видение – совсем скоро исчезнет из жизни твоей. А когда-то и из моей. Хотя я верю, что ваша встреча оказалась не случайной. Из тысяч допустимых событий случилось именно то, что случилось. Вы сошлись в бою в том месте, где не должны были оказаться. Вы завладели целым миром, хотя и не должны были им владеть. Так теперь скажи мне – разве нет ли Бога?

- Хм, - удивился Геррер. – Такой умный человек, как вы… И вы верите в богов?

- Для меня есть только один Бог. Единый. И он не на небе, не под землей. Он среди нас. Играет на лютне свои песни, а мы под них и живём.

- Я не люблю разговаривать на такие темы, - перебил старика Геррер. – Для меня все боги давно уже умерли. Года двадцать два назад.

- Твоё дело. Но если нет для тебя Бога, то нет для тебя и опоры. Нет никакой поддержки.

- Кстати о поддержке, - неожиданно вспомнил Геррер. – А нет ли у вас, герр Анистон, вина?

- Вина? – удивился он. – Насчёт вина не знаю, но завалялось у меня какое-то пойло. Многим крепче вина, но должно быть, такому как ты понравится.

Спустя минуту он принёс закупоренную стеклянную бутылку с какой-то неопределенной красноватой жидкостью внутри. Неожиданно нутро стало жадно просить Геррера попро-бовать это.

- Пожалуй, я разделю ваши ночные страдания, - сказал Геррер, отпив первый глоток.

Резкая и обжигающая жидкость тут же наполнила его горло.

- Налей-ка тогда и мне, - озадаченно произнёс герр Анистон, протянув стакан.

Геррер немного налил и начался вечер исследований.

 

2 часть. «Опальный принц».

Трудно быть принцем».

А жизнь в королевском замке между тем шла своим чередом. Солон уже потихоньку начинал привыкать к своей новой жизни и всё больше и больше становился настоящим Энтоэном. Хотя по-прежнему всё происходящее вокруг казалось ему сказкой.

О такой жизни он никогда не мог даже и мечтать. Он даже никогда не мог представить, что представляет из себя эта жизнь. Теперь же он ощущал это на своей шкуре. Он был волен просыпаться когда угодно — его одевали в самые роскошные наряды, будто сотканные из чистого золота. Солон мог есть всё что угодно — самую разную еду, в которой не было никаких ограничений. Словно все присутствующие вокруг были джиннами — стоило ему о чём-то заикнуться, как придворные исполняли его желания. Он перепробовал все возможные блюда, даже те, о которых он и догадываться не мог раньше. И вряд ли попробовал в другой жизни.

Солону не прихоилось ничего делать, однако иногда его забирали в какой-то кабинет и различные учителя учили его наукам. Не тем, которые ему преподавали в Солнечной Академии — тут о магии никто не заикался и словом. Тут были во главе другие науки — география, математика и история Королевства.

И частенько Солону приходилось вспоминать о том человеке, который ему всё это подарил. Где он сейчас и нравится ли ему его новая жизнь? Солон готов был осыпать его с ног до головы золотом за подобный подарок, да только нужно ли было оно ему, тогда как он сам от него отказался...

Слова о ролях, предначертанных странствующим бардом, в итоге имели долю правду. Ведь теперь он уже и не Солон нисколько, а наследный принц Королевства Энтоэн и все вокруг, словно в сказке, не могут распознать подмены.

Когда все вокруг решили, что Энтоэн уже достаточно окреп, его стали чаще водить на улицу и заниматься его физической поготовкой.

- И помни, - говорил ему тогда Эсгрибур. - Твой лучший друг в бою — это меч. Это не просто продолжение твоей руки — это и есть твоя единственная рука.

Он стоял тогда посреди тренировочного двора наедине с Солоном. Солон был одет не совсем по-королевски — коричневые замшевые штаны и белая тканная свободная рубаха. В руке они оба сжимали деревянные палки, напоминающие мечи.

- Меч — это моя рука, - повторил Солон.

- Молодец. Тебе осталось только вспомнить то, что ты умел.

Однако у Солона не получалось ничего. Вдруг предыдущий Энтоэн был знатным фехтовальщиком и всё умел? Не мог же он за такое время забыть абсолютно всё!

Эсгрибур показывал ему хитроумные приёмы и Солон, как мог, повторял их. В итоге по истечении трёх дней хоть что-то стало получаться. Но не так, как хотелось бы.

- Ты — будущий король, - сказал как-то раз Эсгрибур. - А король — это главный защитник страны. Поэтому ты должен твёрдо держать меч в руках.

И он провёл лёгкую атаку в сторону Солона, которую юноша парировать не смог.

- Это не меч, а деревянная палка, - произнёс он.

- Это не имеет значения, - проговорил Эсгрибур. - В умелых руках и палка смотрится куда опаснее меча!

Они занимались фехтованием около двух часов в день. А потом отправились на стрельбище — учить принца стрелять из лука. И там, надо сказать, у Солона получалось чуть лучше.

Ему не удавалось попадать в центр мишени, но он хотя бы попадал в саму мишень. Ему приходилось видеть лук у покойного Кенгорма, но это оружие было выполнено гораздо грамотнее того, поэтому стрелять было из него сплошным уовольствием.

- Молодец, Энтоэн, - произнёс подошедший Эсгрибур.

Помимо них, на стрельбище занималось и много других солдатов, но никого из них особо не волновало, что сам принц почтил их своим присутствием. Каждый из них занимался своим делом.

- Ты хорошо держишь лук, - продолжил лорд. - Но это до тех пор, пока тетива не сильно натянута.

После этих слов лорд Эсгрибур вытащил какой-то лук, и натянув на него стрелу, поразил мишень в самый центр.

- Можешь так? - спросил он у Солона.

- Я могу попытаться, - ответил юноша, принявшись натягивать стрелу.

- Не своим луком. А этим, - с лёгкой улыбкой произнёс Эсгрибур, протягивая свой лук Солону.

Но тому не удалось даже натянуть его.

- Вот видишь, - сказал он. - Одного мастерства мало. Нужна ещё и крепость рук. Чем туже натянута тетива, тем дальше и сильнее бьёт стрела. Поэтому — чем сильнее твои руки, тем больше перебьёшь ты врагов!

- Пожалуй, на сегодня хватит, милорд, - произнёс Солон. Он и вправду устал.

- Отчего же?

- Сил больше не осталось и я желаю отдохнуть, - протянул Солон, пытаясь говорить как можно грамотнее.

Однако в это время за спиной раздался чей-то нарочитый кашель, и Солон с Эсгрибуром мгновенно обернулись. Это был лорд Хаффнер — даже сейчас на нём были металличес-кие наплечники и меч на поясе.

- Милорды, - легонько поклонился он. - Не возражаете ли вы против того, что я почтил вас своим присутствием?

Никто ничего не ответил, но и так стало понятно, что никто не возражает лорду.

- Замечательно, - сказал он. - Я рад тому, что милорд Энтоэн вновь может занима-ться, как и прежде.

После этих слов он легонько улыбнулся, будто бы в своих словах сам же услышал сарказм.

- Не окажете ли вы мне чести провести со мной тренировочную дуэль? - неожиданно предложил Хаффнер. - А, милорд?

- Я не очень-то горю желанием, - замялся вдруг Солон.

- Не переживайте, - сказал Хаффнер. - Всё будет хорошо.

- Не бойся, - сказал стоящий сзади Эсгрибур, вручив молодому лорду деревянный меч.

И не успел Солон опомниться, как Хаффнер уже встал в изготовку, заняв нужную позицию. Меч он держал надо головой, словно уже собирался рубить сверху.

Солон так и не выучил толком правильную стойку, поэтому встал как мог. Он держал свою палку обеими рукми перед собой, в то время как Хаффнеру хватало и одной руки.

Ларгбур атаковал первым и Солон тут же получил несколько лёгких ударов по корпусу.

- Что же ты не защищаешься, принц? - вопрошал он. - Атакуй же первым!

Чуть рассерженный Солон принялся «рубить» лорда, но всё безуспешно — тот кое-что парировал, кое от чего уклонился, и в итоге его палка оказалась возле шеи Солона.

- Ты ещё раз убит, - произнёс Ларгбур, глядя на рассерженное лицо Солона.

Принц вновь пытался атаковать, но на этот раз меч Хаффнера оказался возле живота Солона.

- И ещё, - гордо произнёс лорд. - И ещё! - после очередной попытки Солона. - И ещё!

Солон уже накинулся всем телом на Хаффнера, но тот поставил ему подножку и юноша упал кубарем на землю.

- Теперь точно убит! - приставив палку к шее лежащего Солона, сказал лорд. - Вы и в лучшие годы не были в этом сильны, милорд. Сейчас же потеряли и остатки мастерства.

- Встал бы ты со мной! - неожиданно сказал Эсгрибур. Взгляд его тоже был наполнен отнюдь не радости.

- Не сегодня, – ответил Хаффнер и немного отошёл.

Обиженный Солон привстал с земли, не говоря ни слова. Теперь ему вообще ничего не хотелось делать, кроме того как увалиться в свою королевскую постель и не вылезать из неё больше.

Когда Хаффнер ушёл, Солон так и не перекинулся с Эсгрибуром ни словечком, будто бы это старый лорд был в чём-то повинен. Хотя почему Солон так расстроен? Он же три дня наза и меча в руке не держал! Чего ему стыдиться?

Вечером же, после сытного ужина и чашки вина, Солон вполне успокоился. Ничем теперь не досаждала его жизнь, потому что он — принц, и может приказать казнить Хаффнера Ларгбура, лишь только взмахнув рукой. Конечно, он не будет этого делать. Он же добрый принц.

Солона радовало то, что теперь ужины и обеды проходили не в компании знатных лор-дов, а чисто в узком кругу. За столом сидели королева, сам Солон, чаще всего Эсгрибур и иногда Ларгбур. Однако за столом Ларгбур воздерживался от резких замечаний, и чаще всего просто молчал.

В тот день Солон шёл в свои покои в одиночестве. Он уже хорошо запомнил дорогу туда, и ему не требоваласть чья-то посторонняя помощь. Даже если в этой роли выступил бы лорд Эсгрибур — человек, с которым наиболее плотно связаны первые дни пребывания Солона в замке.

Так случилось, что в этот раз он проходил мимо небольшой залы с генеалогическим дре-вом Королей династии Эо Карнар. Древо уходило намного ввысь, и не было видно даже изображения первого короля этой династии — Гарриадока Буревестника.

Раньше Солон всегда игнорировал это место, но сейчас, когда он впервые оказался здесь один, решил поинтересоваться. Он снял со стены первый попавшийся светильник и прис-тавил его к стене.

Очень повезло, что записи на фреске были выполнены на новом наречии, а не на старом, потому что в старом Солон разбирался более чем плохо.

Итак. Эйгердер III Высокий. 69 король династии Буррайден. Годы жизни — 1310-1358. Годы правления — 1347-1358. Погиб при обороне Аглун Хед от Гоблинар.

Так мало было написано про человека, который должен был приходиться отцом Энтоэну. И слишком он стар был, чтобы походить на его отца.

От линии Эйгедера отходило множество братьев, многие из которых и по сей день были живы, но Солон решил не акцентировать на этом внимания.

Его жена. Элизабет I. 70 королева династии Буррайден. Годы жизни — начиная с 1317. годы правления — с 1358, сразу после гибели мужа.

Далее шли их дети. Сразу трое. Первый и самый старший, должен бы был быть старшим братом Энтоэна. «Артур, наследный принц Буррайден. Годы жизни — 1339-1372. Погиб в результате пожара в тронном зале.»

Следующий «Эйгердер IV, второй принц королевства. Годы жизни — 1346-1372.Погиб от рук изменника».

Вот как. Они оба погибли пять лет назад. Солон дал себе слово узнать, как же это случи-лось, но не сейчас. Наверняка, Эсгрибур знает всё о судьбе тех, кого теперь Солон должен именовать старшими братьями.

И третья картинка. «Энтоэн IX Умалишённый, наследный принц королевства начиная с 1372 года. Родился в 1354 году.»

И всё, что он узнал о себе. «Умалишённый» - да что это за издевательская кличка! Не могли приумать ничего получше, вроде Буревестника или Высокого? Зато хоть возраст указали. Только вот какие 23 года, если Солону всего 18? Неужто не видно никакой разницы?

Хотя на картинке, где Энтоэну было как раз где-то около восемнадцати, он очень походил на Солона.

Солон поскорее убрался от этого места. Оно ему не очень понравилось. Когда-то он сотрет это прозвище и впишет какое-то более звучно, но жаль, что не сегодня. Надо чем-то это заслужить.

А в субботний день вдруг неожиданно пошёл дождь, которого никто не ожидал. Он спу-тал все планы лорда Эсгрибура, и охоту пришлось отменить. Если честно, Солон был да-же немного рад этому известию. Если его старшие браться погибли во время пожара, то почему бы самому младшему не погибнуть на охоте?

Глупость конечно же несусветная, но Солону всё равно очень не хотелось на охоту. Будет друго е время, будет другой момент — тогда пожалуйста.

Дождь закончился часам к пяти, но уже достаточно намочил землю, и все планы на охоту точно сорвались.

Во время собрания в общем зале Эсгрибур был не так весел, как обычно.

- Как жаль, что сегодня не самая лучшая погода, - произнёс он.

- Не сказал бы, - ответил ему какой-то старый лорд. - Природе очень нужен дождь, чтобы потом мы получили хороший урожай. Иначе в городе будет голод и обвинят нас же.

- Дождь мог бы и подождать на один денёк, - спорил Эсгрибур. - Я и так уже в гостях здесь более двух недель и меня заждались в Стархосте.

- Как? - удивился Солон. - Вы скоро покинете нас?

- Не так скоро, как ты думаешь, - с улыбкой ответил тому Эсгрибур. - Но рано или поздно придётся это сделать.

- Я никуда не прогоняю тебя, Корден, - сказала Королева, сидя на троне.

Она, если честно, даже сидя на троне не очень-то напоминала королеву. Максимум, какую-то там графиню.

Двери в зал снова отворились и вошёл Хаффгер Ларгбур со своей небольшой свитой. Он любил появляться так неожиданно и эффектно посреди ужина или собрания, будто бы это было его коньком. Он вновь был облачен в доспех, а на поясе висел меч, словно он только что вернулся из боя.

- Милорды, - поклонился Хаффнер, чуть преклоня голову. - Ваше Величество, - обратился с приветствием он к королеве.

Солон больше не держал на него зла за то недоразумение на стрельбище. Тем более что в последнее время он не позволял себе подобной наглости.

- Как обстоят дела с подготовкой к турниру, лорд Ларгбур? - спросил у него Эсгрибур.

- Своим чередом, - ответил тому молодой лорд. – Вовсю расчищаются площадки, съезжаются самые знатные лорды.

- Лорды? - удивился Солон. - Не только рыцари?

- Не только, - ответил ему Эсгрибур. - Рыцарский турнир — это праздник для всего королевства, который организуется, чтобы многие лорды собрались вместе и отдохнули. Рыцарская составляющая же здесь лишь второстепенна.

- Более половины лордов мы разместили в самых дорогих гостиницах города, - сказал Хаффнер. - Остальных же придётся разместить в королевском дворце.

Королева вообще никак не реагировала на эти слова — похоже, что ей было просто всё равно. С важным же видом кивал Ларгбуру только Эсгрибур.

- Это не проблема, - сказал он. - Я думаю, что завтра к полудню мы сможем начать. Только бы не было дождя.

Последнюю фразу Эсгрибур произнёс очень сурово и вознёс взгляд к потолку. Неизвестно, что он там увидел, но, быть может, она молился некоему богу дождя за то, что бы завтра он отдохнул.

- В мои времена турниры проводились и по дождём, – сказал старый лорд, который всегда «разбирался» в погоде. - Помниться, когда-то и я участвовал там. Эх, тогда моя кобыла подскользнулась и я знатно разбил колено о щебень!

И лорд весело засмеялся. У него не было почти половины зубов — это было заметно даже издалека.

- Я уважаю вашу молодость, милорд Эверетт, - произнёс Ларгбур. - Но сейчас не время вспоминать её. Я был бы рад узнать, как обстоят дела с затратами.

- Как королевский казначей, - сказал Эверетт. - Я утверждаю, что всё в порядке. Закуплено аж сорок бочек вина, а так же утверждена награда победителю!

Так он ещё и казначей. Солон об этом ведь даже не знал. Видимо, придётся изучать долж-ности своих приближённых на ходу. И главное - не спутаться.

Следующее утро, к счастью, удалось солнечным. От вчерашней слякоти не осталось и следа, однако свежесть ещё не покинула воздух. Это, должно быть, идеальная погода для подобного турнира. Хотя Солон не рыцарь — он не знал точно. Вдруг рыцари предпочи-тают другую погоду?

Между тем арена наполнялась всё более и более. Герцоги, графы, мелкие землевладельцы, рыцари, а так же всевозможные их родственники облепили все свободные места. В самом центре арены был проведён длинный невысокий барьер, который и будет играть самую большую роль сегодня.

Рыцари будут разъезжаться на конях по разные стороны от барьера, после чего съезжаться вместе и пытаться длинными деревянными копьями скинуть друг друга из седла. По крайней мере именно так себе Солон преставлял этот турнир. Что-то подобное ему приходилось в детстве наблюдать в Акре, но то событие было несоизмеримо с этим по масштабу.

Тут около тысячи только лишь приглашенных гостей, не считая всяких оруженосцев и слуг. И количество их не уменьшалоссь, а только прибавлялось с течением времени.

Солон и вся «правящая элита» сидели в самых центральных местах, откуда было видно лучше всего. Во главе всего сидела королева, но она явно просто отбывала номер здесь. Солон сидел чуть поодаль, а возле него лорд Эсгрибур. Так же здесь сидели главный казначей, главные советники, командир стражи и многие другие, чьи должности Солон запомнить не мог.

Возле Солона опять стояла чаша вина, и его потихоньку уже начинало интересовать — все знатные лорды постоянно пьют? Хотя, к примеру, лорд Эсгрибур пил мало. Но всё же тоже выпивал.

Хаффнер Ларгбур почему-то не почтил сегодня честью воссесть в эту ложу. И это было интереснее всего. Куда же он подевался? Не то чтобы Солон был расстроен, скорее наобо-рот, но всё это было неожиданно.

- Довольно непривычно присутствовать на турнире имени себя, - услышал Солон голос сзади себя. - Не так ли, милорд?

Это был голос начальника королевской охраны, чьего имени Солон, к сожалению не помнил. Но, наверняка к нему стоило обращаться тоже на «милорд». И почему это все пытаются с ним заговорить?

- А в вашу честь, как я понимаю, турниров никто не устраивал, милорд? - решил съехидничать Солон.

- Сир. Я требую к себе обращения «сир». Я ведь тоже рыцарь.

- Прошу прощения, - сказал Солон.

- Ничего страшного. Хотя в мою честь всё же устраивали турнир. В год моего тридцатилетия — именно в тот день, когда меня и назначили начальником охраны. Разве не помните, милорд?

- Я тогда ещё не родился, - решил сыграть в удачу Солон.

- А вы ведь правы. Ха-ха. Сегодня ваш день, Энтоэн. Все эти богатые лорды собрались здесь ради вас. Пятеро из шести величайших герцогов здесь.

- Кто же из них отсутствует? - неожиданно вклинился в разговор Эсгрибур.

- Герцог Акрский Рейхель. Состояние здоровья не позволило ему этого сделать, - безмятежно ответил ему начальник охраны.

- И немногое мы потеряли, - сказал Эсгрибур. - Я никогда не любил его. Сегоня твой день, Энтоэн. Собрались почти все твои вассалы — твои будущие защитники и знаменосцы!

Солон молчал. Он всё равно ничего не понимал. Юноша с нетерпением ждал начала турнира, и это не заставило долго ждать. Под громкие овации на площадку выехали два первых рыцаря — с ног до головы в доспехах, со знаменами своих герцогств и графств, а так же с нереально длинными деревянными копьями.

- Сначала пойдут неизвестные ребята, – сказал начальник охраны. Солона начинал уже раздражать его голос. - Потом более знатные. Всего их набралось шестьдесят четыре человека — как раз для ровного счёта.

- Они будут биться, пока не останется один, - продолжил Эсгрибур. - Он-то и станет-ся победителем, и получит две тысячи флоринов.

- Две тысячи? - удивился Солон. - Это же очень много!

- А турнир очень престижный.

В то время же рыцари же неслись друг на встречу другу, словно два ветра. И столкнувшись копьями, они вроде б как оба остались в сёдлах, но... Рыцарь с зёлёным знаменем не смог удержаться и рухнул на землю.

И так прошло ещё несколько поединков, пока зрители наконец-то не увидели... Хаффнера Ларгбура — на котором было накидано на этот раз ещё больше брони! На его коне блис-тало белое знамя королевского двора с голубым крестом. Публика апплодировала ему, а он в ответ тоже махал им овациями. Похоже, Хаффнер пользовался здесь неплохой популярностью.

Его же соперника публика встетила не так тепло, что чуть-чуть огрочило того рыцаря.

- Значит, он всё-таки решился, - пробормотал Эсгрибур. - А мне-то и не слова не сказал.

- Я бы назвал лорда Ларгбура одним из фаворитов, - проговорил сзади начальник ох-раны.

Когда соперники сошлись в первый раз, копьё Хаффнера вроде бы смогло достать груди его оппонента. Но тот умело выдержал, и оба соперника остались в седле. Второй заезд оказался не более успешным.

Зато в третий заезд Хаффнеру наконец-то удалось добиться того, чего он хотел. Копьё, которым он попал прямо в шлем соперника, разлетелось на мелкое части, а сам он рухнул на землю. Конь продолжал скакать и ржать, а Хаффнер радостно махал в стороны руками и все ему апплодировали.

Солон не апплодировал никому, но всё же уважал старание тех, кто побеждал. На сосед-ней ложе он заметил скучающую красивую девушку лет двадцати – ей явно доставляло больший интерес смотреть на личики рыцарей, нежели на их мастерство. Увидев, как Солон смотрит на неё, она мигом обернулось, и Солону от неловкости пришлось спрятать свой взгляд. Её длинные тёмно-русые волосы облепили половину её лица, но и так видне-лись её большие и яркие голубые глаза.

Среди рыцарей, участвующих в турнире, публика апплодировала ищё одному — светло-кудрому красавцу лет двадцати пяти — сиру Кэру Лахеде, который уже успел с одного же заезда увалить своего оппонента на песок.

- Вот и окончился первый круг, - сказал Эсгрибур. - Половина рыцарей уже стали зрителями. Нравится ли тебе турнир, Энтоэн?

- Неплохо, - ответил Солон, вновь смотря на девушку, которая отвлеклась.

- Эх, сейчас бы и мне в седло, - проговорил Эсгрибур. - Только уж слишком стар.

В следующем круге и Хаффнеру, и Лахеде удалось скинуть своих противников из седел — и всякий раз трибуны им апплодировали. Никто, похоже не переживал за остальных — молодые красавцы были превыше всего.

Следующим соперников Ларгбура оказался уже взрослый, начинающий седеть мужчина сорока с небольшим лет. У него были не такие прочные доспехи, как у Ларгбура, но более красочное знамя – огонь на жёлтом фоне.

- Доселе Хаффнеру попадались не очень сильные соперники, - проговорил Эсгрибур. - Но этот не из таких. Сир Лоренц Тайвинг — один из самых уважаемых рыцарей королевства.

- Но ведь он же стар, - проговорил Солон.

- Ненастолько, чтобы падать из седла.

Но Хаффнер Ларгбур, похоже, нисколько не боялся своего противника. Он первым же ударом пытался нанести тому молниеносный удар в грудь, однако сам чуть не вывалился из седла. Это смутило его, но он не опустил руки и снова атаковал первым.

Всё же решилось лишь в четвёртом заезде — Лоренц промахнулся, а Хаффнер так неаккуратно задел своим же копьём коня, что с грохотом бухнулся с него.

- Сир Лоренц Тайвинг! - закричали где-то там, возвещая победителя.

Разозленный Хаффнер со злостью кинул горсть песка в своего коня, будто бы это он был виноват в этом поражении. А Лоренц Тайвинг всё ещё гордо разъезжал по полю, прини-мая лавры победителя. Словно он уже выиграл весь турнир.

Ларгбур, не обращая внимания ни на что, скинул свой шлем и беспрепятственно ушёл куда-то.

- Он очень самолюбив, - проговорил Эсгрибур.

И в итоге бои шли ещё долго, пока не осталось только два рыцаря — опытный Лоренц Тайвинг и бравый Кэр Лахеда. Один из них – с ярким знаменем, всегда был серьёзен и угрюм. Другой же — с сероватым знаменем, всегда улыбался и апплодировал окружаю-щим.

И когда они наконец-то встали по разные стороны барьера, вся арена замерла в ожидании. Признаться, это место зааинтриговвало даже беспристрастного Солона, у которого засоса-ло под ложечкой, будто бы он и сам был в седле.

Время словно было заамедленным — но они сошлись вместе. Холодный булат и улыбка. Лоренц пропустил мощный удар прямо в грудь — и копьё Кэра разлетелось. Но падал Лоренц очень академически — будто бы уже рассчитывал на это.

Никому не справиться с бравым Кэром Лахедой — сегодняшний турнир это доказал.

Трибуны просто визжали — жёны лордов, их дочери, да и сами лорды тоже апплоди-ровали. Солон и сам привстал, похлопав в ладоши. Сегодняшний турнир удался — и Солону он понравился. Разве что предпочтение он отдавал чуточку Лоренцу Тайвингу — но это было не особо важно.

- Теперь мы можем перейти к основной части нашего торжества, - сказал Эсгрибур. – К пиру!

К такому судьба Солона не готовила — но будь что будет.

Впервые за два часа наконец-то можно было встать. Он всё ещё смотрел на ту девушку, что очаровала его, и не знал, как поступить... Хотя... Он же ведь принц! Ему всё можно! А она не может быть выше чином какой-то там герцогини.

Он медленно подошёл к ней, и, поклонившись, произнёс:

- Миледи...

- Ваше Величество, - в ответ произнесла она.

- Могу ли я узнать, кем вы являетесь?

- Я дочь герцога Радерхоста, Милена, - она медленно привстала со своего сиденья. Вокруг тут и там сновали люди, и никто не слышал их. - Я слышала, что второй сын королевской четы покойный Эйгердер был самым красивым из них. Признать-ся, слухи были ложью.

Солон немножко ошалел, в то время как девушка улыбалась. Такого никогда ещё не говорил ему. Значит, в высших чинах так принято?

- Я пленен вашей красотой, - произнёс Солон, стараясь вести себя так, как вёл бы себя настоящий принц.

- Не очень получается, - сказала вдруг Милена и резко встала места.

А ведь она была красоткой. Но Солон и думать об этом забыл, когда услышал сзади голос Эсгрибура:

- Энтоэн! Нам пора на пир!

По дороге в замок Солону так и не удалось пересечься взглядом с Миленой. Куда же она могла пропасть?

Восемь огромных дубовых столов украшали главную залу Аглун Хед. Она была настолько огромной, что прямо в ней можно было соорудить ещё один небольшой дворец.

Сколько же разных яств и напитков украшали эти столы! Чудовищно много, и Солону показалось вдруг, что тут хватило бы всего, чтобы накормить всю его родную Акру!

Множество уличных менестрелей, бардов и карликов шутов уже показывали своё мастер-ство, отрабатывая свой номер. Раздавались громогласные весёлые песни — шум был горой!

Все сорок бочек вин были уже здесь, и Солон просто поражался — на кой же так много нужно!

А на конце одного из столов уже сидел Хаффнер Ларгбур, прямо в доспехах, и в одиночку пил вино. Солон решил не приближаться сейчас к нему ближе, чтобы не услышать от него долю неприятных изречений.

Солона, как полагается, усадили прямо во главу одного из двух центральных столов. Подле него, как и полагалось, сидел лорд Эсгрибур, сама королева же на пиршество не пришла. Но и полно. Тут и без того полно знатных лордов.

Но едва все начало приходить в порядок и Солон собирался отпить вина, как вокруг все закричали:

- Речь принцу! Речь принцу!

Больше всего Солон не желал именно этого. Он искренне сжимал кулаки за то, чтобы этого не случилось, но получил он то, что получил.

Словно кукла он встал, и, чувствуя себя деревянным солдатиком, осмотрел всех окружа-ющих. Каждый с улыбкой смотрел на него. А Солон искал среди них знакомые лица, будто бы стараясь увидеть в них поддержку.

Но никого, кроме Эсгрибура он не увидел, поэтому пришлось полагаться на свои силы. Тишина, конечно, была недеальной, но её хватило, чтобы начать:

- Я рад приветствовать вас, господа! Лорды и леди, сиры и герцоги! За то время, что меня не было в Бурейдене, мне вас всех очень не хватало... Я... Я... Я очень рад снова встретиться с вами здесь... Чтобы впредь собирались почаще... Поздравляю сира Кэра... ммм... Лахеду с блестящей победой на турнире. Всё... У меня всё...

Волнение взяло верх и Солону не удалось сказать ничего вразумительного, но гости всё равно громко апплодировали. А ещё бы они оказались недовольны, находясь в гостях у самого принца буррайденского!

После этого началось основное веселье — все пили, обжирались вдоволь, постоянно шу-тили друг с другом, и обсуждали всевозможные вещи. Тут, за столом, они казались обычными людьми, а не теми суровыми призраками, которыми Солон преставлял их раньше.

- И лошадь меня несла во всю прыть, пока мы не врезались в какой-то забор и я не упал прямо в свиней! - заканчивал свою историю один из лордов, после чего почти половина центрального стола дико засмеялась

Солону не доставляло большого удовольствия разговоривать с лордами, что вдвое-втрое старше его. По крайней мере, пока он слишком трезв.

Где-то по прошествии часа места стали потихоньку овобождаться. Кто-то просто пошёл прогуляться, кто-то не выдержал темпа и уснул. Эсгрибур тоже куда-то испарился, в то время как Солон в одиночку сидел на краю стала. Именно тогда он и подошёл к Солону — высокий, в богатом голубом одеянии и с абсолютно аристократичной внешностью. Он был молод — наверное примерно такого же возраста, что и Энтоэн.

- Рад приветствовать тебя, - произнёс он.

- И я, - коротко ответтил Солон, не понимая, в чём дело.

Этот незнакомец был абсолютно трезв. Похоже, единственный из всей толпы гостей.

- А ты изменился, Энтоэн. Помолодел лет на пять и скинул то, чем наградил тебя я. Я уже сомневаюсь, ты это или нет.

Всё понятно. Настоящий Энтоэн был знаком с этим человеком.

- Чем это вы меня наградили? - спросил Солон.

- Поговаривают, ты потерял память. Надёжное прикрытие, признаю. Только вот скажи мне честно — так ли это?

- Конечно, так, - сказал Солон.

- Так или не так... Да мне плевать! Понимаешь, Энтоэн, плевать! Я-то уже на какое-то время подумал, что ты сдох. А тут вдруг судьба преподнесла мне подарок...

- Да какой ещё подарок? - недоумевал Солон. Он действительно ничего не понимал, хотя незнакомец был уверен в обратном.

- Не стоит со мной играть в такие игры. Даже если ты и забыл что-то, то придётся вспомнить. Я не дам забыть.

Незнакомец планомерно встал со стола, попутно закинув себе в рот сливу.

- А ведь мы ещё встретимся с тобой, - сказал он, выплёвывая косточку. - И не на твоей территории.

И он ушёл веселиться в другое место, оставив недоумевающего Солона одного. Кто это вообще был? Неужто так уж трудно было представиться? Вино заметно ударило в голову Солона и он готов был зверем накинуться на этого смазливого молодого лорда. Да только вот это точно не закончится хорошо.

Как бы то ни было, Солон ни на секунду не забыл, что принц в этом зале только один и главнее его только королева. Так что он может лишить головы кого угодно, кто только скажет плохое слово в его адрес!

И тут он заметил Милену, сидящую за соседнем столом в таком же одиночестве. Вино — его верный помощник, и под его покровительством не стоит никого стесняться.

- Миледи, у вас не занято? - решившись, спросил он.

- Я жду тебя уже второй час, - закатив глаза, сказала она.

У неё тоже был налит кубок вина, но выпила она из него только половину.

- Я был занят государственными делами, - решил пошутить Солон, но это ни капли не рассмешило Милену.

- Знаю я твои государственные дела — пить вино... Веселиться.

- Нет. У меня есть более важные пристрастия. Вы, например.

- Не стоит так шутить. Поможешь выпить мне вино?

Солон коротко кивнул, после чего Милена наполнила два стакана светло-багровой жидкостью. А ведь она очень красива. Неужто девушки высших чинов действительно красивее простолюдинок? До этого Солон считал это за стереотип.

- Я специально приехала сюда, чтобы посмотреть на принца, - произнесла она. - Никогда в своей жизни не видела принца.

Как же прекрасно быть приннцем!

- Теперь в твоей жизни что-то изменилось? - спросил Солон.

- Пока не знаю, - ответила она, допивая первый стакан. - Ещё нужно, не так ли?

Солон снова кивнул, потому что готов был пить вино с этой красавицей сколько угодно. Даже если он будет валиться с ног, всё равно не свалится и останется здесь.

- А папа не будет ругаться, когда узнает, сколько ты пьёшь? - спросил Солон.

Его просто поражало то, как он меняется и смелеет под действием вина.

- Мне двадцать лет, Энтоэн, о чём ты говоришь? Я вольна пить столько, сколько угодно. И не только пить... А тебе сколько лет?

Это могло бы плохо закончится, но Солон вовремя опомнился и вспомнил:

- Мне двадцать три.

- А я бы сказала, что выглядишь помоложе.

- Так ведь во мне королевская кровь, - нагло улыбнулся Солон. - Я и должен выглядеть где-то на двадцать. Или даже прямо чуть-чуть меньше.

И он на пальцах показал, насколько же меньше двадцати лет должен выглядеть принц.

- А я впервые вижу принца, - повторила Милена. - А ведь я бы могла увидеть сегодня сразу трёх принцев

- Не напоминай, - произнёс Солон.

- Ну Энтоэн! - вдруг воскликнула она. - Тебе же ведь тоже жарко уже! Пойдём выйдем на свежий воздух!

- Ну вообще-то... В целом да.

Это нравилось Солону всё больше и больше. И почему только он сам не мог ей предложить туда выйти? Вино мешало думать.

Им повезло, что никто не заметил, как они покидают залу пира. Они успешно миновали десятки пьяных лордов и оказались в массивных коридорах, где кроме них и стражников не было никого.

Но их путь лежал на большой балкон где-то на шестом этаже, на котором никогда не было людей. Это даже и не балкон был, а целая палата. Только лишь с выходом на чистый воздух.

Их взору открылся ночной Бурейден с большой высоты — лучшее, что видел Солон после ночного вида с вершины Академии.

- Волшебная ночь, не правда ли? - спросил Солон. Свежий воздух немного выбил хмель из его головы.

- Красиво, - ответила Милена, прижавшись к нему. - Ты знаешь, куда нужно водить девушек.

- Конечно. Я же прожил здесь всю жизнь.

Словно в волшебной сказке, по всему городу горели фонари, мешая его и без того прек-расный волшебный цвет с лёгким оттенком золота. Именно тогда Солон пожалел, что не стал принцем пораньше. Лёгкий ветерок блаженно одувал их щёки, и ни что никогда не было прекраснее этого вечера в жизни Солона.

Они мирно ворковали, так и стоя на краю балкона и вглядываясь вдаль ещё несколько десятков минут. Солон сам просто поражался, как легко разговор льётся из его уст — словно этот вечер и эта девушка созданы для него. Словно по заказу, тут уже стоял кув-шин со сладким вином, которое эти двое сейчас сладко и мирно попивали.

Вид ночного города, а с ним и его окрестностей, и гор вдали, и небольших озёр, изгонял из сердца грусть, и даже не приносил туда ностальгию, потому что ностальгировать мож-но было разве что по сегодняшнему дню.

- Я люблю это время года, - произнёс Солон, глядя на ещё больше убывающую луну. - Больше всего люблю.

- Прямо больше всего? - удивилась Милена.

- Я не знаю, - ответил он, глядя прямо на её губы.

- Не спохватится ли никто нас там, на пиру? - спросила девушка.

- Неважно, - ответил Солон, - тут я принц, а не они. Они мои знаменосцы и вечер принадлежит нам.

- Кому нам? - наивно спросила Милена.

- Мне и тебе, - улыбнулся Солон.

- Мне кажется, что тебе уже пора обнять меня, вдруг тихо сказала она.

- Не только...

И после этих слов Солон впился в её губы и начал целовать Милену. Она ответила ему тем же — схватив того за плечи и не отпуская их. Солон обнимал её одновременно и крепко и необычайно нежно. Но он не мог нарадоваться своему вечеру — он впервые целовал настолько красивую девушку, которая была к тому же ещё и знатной леди. И происходило это не где-то там, а в его личном дворце — королевском.

Спустя несколько минут, когда они наконец отпустили друг друга, хмель почти пол-ностью покинул бренную голову Солона. Осталось лишь тонкое покалывание на кончиках волос, и всё ещё дрожало тело от мурашек.

- Я не только увидела сегодня принца, - произнесла Милена. - Но и поцеловала его.

Голос её заметно охрип после всего этого. Солону хотелось поцеловать её ещё раз, но всё же ему пришлось воздержаться до лучших времен.

- Я хочу спать, - вдруг сказала она.

- Спать? - удивился Солон. - В такую рань?

- Пора, Энтоэн, - сказала Милена, будто бы скрывая что-то.

- Хотя я могу предложить тебе вариант. Я думаю, что он устроет тебя.

Однако Милена всё поняла без слов.

До покоев Энтоэна они дошли как нельзя быстро. Одной рукой он вёл туда Милену, дру-гой же сжимал кувшин с вином. Их видели почти все стражники — интересно, а что они подумали об этом?

Солон медленно отворил верь в свои покои и зажёг там светильник. Лёгкий свет озарил комнату и Солон что есть мочи плюхнулся на кровать. Милена лежала рядом и странным взглядом смотрела на него, прикусывая уголок нижней губы.

Солон, отпив большой глоток вина из кувшина, поставил его на стол и снова поцеловал Милену. Этот поцелуй не был таким сладким, как первый, зато был более эмоциональным.

Милена лежала на нём и была лёгкой, словно пушинка, хотя это Солону, скорее всего, только казалось. Он неожиданно понял, насколько ему жарко, и скинул с себя свой баг-ровый камзол, оставшись в белой рубахе. Милена повторила это действие, и под её платьем скрывалась лишь тонкая сорочка, позволяя видеть оттуда её прелести, которые просвечивали сквозь неё.

Солон не мог поверить, что это происходит с ним. Что же будет сейчас?

Милена тяжело дышала, а Солон не мог предпринять никаких действий. И лишь когда Милена скинула с себя ещё и сорочку, его терпению пришёл конец.

- У меня свербит внизу, - шёпотом произнёс он.

- Я ещё долго буду тебя ждать? - вдруг спросила она.

Только сейчас к Солону наконец-то вернулось самообладание, и он понял, что надо делать. В доли секунду уже и его рубаха, и его штаны валялись на полу.

- Мы должны это сделать, - проговорила Милена.

- Да, - ответил Солон.

- Ты знаешь, что надо делать?

Солон посмотрел на Милену загадочным взглядом и перевернул её, оказавшись снизу. Он, определенно, разберется в том, что надо делать.

Солон всунул туда пале и подвигал. Просторно. Теперь очередь для члена

И когда Солон начал, она резко вздрогнула и раздался её громкий стон.

А между тем ему всё больше и больше начинала нравиться королевская жизнь.

 

 

Легенда и желанье».

Лёгкий ветер снова подул с востока, немного обдувая плечи Гельфиды. На Обсерваторию медленно наступала ночь, и именно этого Гельфиде сейчас хотелось больше всего. Как же всё это время она скучала по этим вечерам, когда она одна могла уединяться на вершине здания Обсерватории! Ради этих моментов она отыскала бы тысячу Путеводителей, лишь бы эти вечера не отнимали у неё.

Лютик снова летал где-то неподалёку от неё – птица никогда не покидала девушку.

Однако сзади неожиданно подкрался Геррер, о котором Гельфида за время пребывания не воздухе совсем забыла.

- Я не помешаю тебе? – спросил он.

Странное ощущение, но Гельфиде сейчас совсем не хотелось прогонять его. Даже учиты-вая то, как много времени им приходилось видеться до этого. Хотя на самом деле послед-ние дни, которые Геррер и Гельфиде провели в Обсерватории, им мало приходилось видеться. Гельфида с наслаждением всё это время отдыхала и предавалась еде, в то время как Геррер всегда был занят какими-то посторонними делами, не связанными с ней. К тому же здесь обитал и его лучший друг Ферцен, общество которого было Герреру гораздо интереснее, чем её.

Геррер частенько выходил в город, общался с солдатами и стражниками, а так же иногда тренировался во дворе, оттачивая своё владение мечом или упрочняя мышцы. Ферцен пытался ему подражать, но получалось у него гораздо хуже. А в тренировочных боях Ферцен всегда с треском проигрывал Герреру. Когда Гельфида смотрела на них, она всегда болела за Ферцена. Но это была по большей части всего лишь жалось – на самом деле она не отрывала глаз от рук Геррера, восхищаясь его мастерством.

- Не помешаешь, - ответила Гельфида, даже не оборачиваясь. Чернеющий горизонт нравился ей больше.

Хотя сейчас Геррер уже не был похож на того варвара, которого Гельфида привыкла видеть во время приключений с Путеводителем. Он был более-менее расчесан, гладко выбрит, и одет в другую одежду, которой в этой Обсерватории было в избытке. Похоже, что он любил белые рубашки. А вот жилет сверху надевать он не любил – это придавало ему академический вид.

Он присел около неё и тоже устремился в горизонт. На самом деле, в таком вот виде Геррер был более чем приятным глазу мужчиной. Гельфиде же не очень хотелось думать об этом, так как в её глазах он всегда оставался неотесанным варваром. Или же ей просто хотелось так думать.

- Что ты находишь в этом месте? – спросил Геррер у неё.

- Тебе никогда не понять, - ответила Гельфида. – К этому можно только привыкнуть.

- В моей жизни другая красота, - сказал ей Геррер. – И она связана с тем, чтобы выжить в неравной битве с судьбою, а не насладиться красивым пейзажем.

Гельфида так ни разу и не повернулась в сторону Геррера.

- Давай не будем об этом сейчас, - сказала Гельфида. – Я хочу сказать тебе спасибо, Геррер.

- За что же? – удивился он.

- За то, что позволил жить мне дальше. Спас меня от углуков, от Слепых Охотников. Помог сохранить систему…

- Лучше молчи, - перебил её Геррер. – Сейчас не время для благодарностей. Для меня пара пустяков спасти чью-то жизнь. Кому-то помочь. Разве что обычно я зарабатываю на этом деньги.

- Тебе заплатить? – спросила Гельфиде.

- Не неси ерунды, подобной этой, - остановил Геррер. – Я и так обязан тебе и твоему деду за приют, еду, одежду… Скажи мне – то, то мы сделали, оправданно? Где сейчас нахо-дится Путеводитель и что с ним делают?

- Солдаты разгребли старую залу. Она вся в пыли и разрухе, потому что что её не открывали более ста лет. Путеводитель теперь покоится там, где ему и истинное место. И ещ долгое время он будет находиться там.

- Если углуки смогли напасть на эту школу, разве им не составит труда атаковать это место?

- Я не знаю, - ответила Гельфида. – Так сказал мой дед. Он всё знает, а я не знаю ничего. И буду делать так, как он говорит. Другого выбора у меня нет.

- Это похвально, - покачачал головой Геррер. – Другое дело – я. Это место – не моё. Я знаю, что здесь всё очень хорошо, мне нравится, но…

- Что но? – неожиданно повернула голову Гельфида.


Просмотров 335

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!