Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Quot;Коснись рукой солнца". 2 часть



- Вы бред несёте, - осмелился сказать Солон.

- Я знаю, что это слишком абстрактная вещь, чтобы понять её сразу. Я сам разбирался в этом всю свою жизнь. И до конца так и не разобрался. Хотя главное я понял – мы всего лишь актёры и наши роли уже прописаны в каком-то сценарии. Но нами не управляют. Искусно управляют лишь нашими ролями, но не нами.

- И кто же, по-вашему, управляет всеми нами?

- Навряд ли боги. Если они и управляли ролями когда-то, то давным-давно уже умерли. Умерли по-настоящему, а не лишились роли. Остались от силы один-два, но и тем уже давным-давно наплевать на нас.

- Меня всегда учили верить в богов, - проговорил Солон, - но никогда не уточняли, в каких именно.

- Поэтому и верить в них было бы напрасно. Ролями управляют не боги совсем, а какой-то бродячий шутник-бард. Бродячий не по нашей земле конечно, а где-то по тому пространству, где сияют мириады звёзд, появляющиеся по ночам. Не в наших силах поменять судьбу нашей роли, но мы всегда можем изменить свою, собственную судьбу.

- Как же? Если всё уже предначертано, и заранее ясен тот день, когда ты умрёшь, или когда случится что-то ещё.

- Ты опять меня не понял, Солон. Предписана судьба нашей РОЛИ, но не самих нас, то бишь актёров. Мы вправе сами снять ту маску, что находится на нас сейчас, и примерить вместо неё другую.

- Это невозможно. Бедняку никогда не стать королём, как и королю никогда не стать бедняком.

- Отчего же? – удивился странник. – Всякое бывает. Я могу тебе с лёгкостью доказать, как легко можно поменять маски, за которыми скрываются наши роли.

- Я согласен. Доказывайте.

На долю секунды странник застыл в ступоре, но затем на его губах показалась еле заметная узкая улыбка. Создавалось ощущение, что этого момента он ждал уже очень долго времени, либо же вообще это пресловутое доказательство было целью его жизни.

- Я предлагаю тебе обменяться нашими одеждами. И всем остальным, что у нас есть.

- Я не ослышался? – удивился Солон. – Обменяться одеждами? Но ведь моё оборванное тряпьё в сотни раз хуже вашего богатого наряда!



- Это уже неважно. Ты просил доказательств, и теперь получай их. Начнём именно с одежды. И ещё мне придётся отдать тебе своего коня. Выбора нет.

- Выбор есть.

- Поздно.

И уже через несколько минут Солон стоял, одетый в великолепный, пусть и много потрёпанный золотистый наряд. На левой руке у него красовались те же два огромных перстня, а на правой было толстое золотое кольцо. Солон только что понял, что и ростом, и телосложением он повторял незнакомца, так как наряд сидел на нём почти как влитый.

Странник же, одетый в изорванные тряпки, походил теперь больше на самого Солона. Так сказать, на Солона, годами десятью постарше. Или даже чуть больше.

- Пожалуй, только трубку и табак я заберу у тебя. Надеюсь, что бродячий бард на это не обидится. А теперь я хочу, чтобы ты сел на этого коня, и отправился туда, куда он понесёт тебя. Южный Ветер. Я назвал его Южным Ветром, и ты называй его так.

Солон кивнул. Он не мог представить, что то, что происходит с ним сейчас, происходит наяву. Слишком непонятно это было, вообще не поддавалось объяснению – зачем вообще. Но если так случилось, то так надо. Если это не шутка конечно. Всего лишь смена внешнего вида да прибавка ещё четырёх ног. Весомая ли польза? В таких условиях, в целом, да.

- И что же вы будете делать теперь? - поинтересовался Солон. – Без коня и хорошей одежды?

- Лишь двое властны мною, - гордо проговорил преобразившийся в худшую сторону незнакомец, - я и моя судьба! Ей я теперь и доверюсь!



И он решительно отвернулся от Солона, решив начать свой новый путь. Солон так и не мог поверить, что это не какая-то шутка бродячего барда, а реальность.

- Спасибо, - сказал всё же он.

- Спасибо неуместно тут. Я не дарю жизнь умирающему человеку, я не убиваю его, облегчая мучения. Тогда за что же можно меня благодарить?

- За то, что я теперь могу двигаться быстрее.

- Бред. Ты просто получил одну роль, отдав старую. Что ж, прощай, Солон из Акры! Я не назову тебе своего имени сейчас. Но теперь ты точно его узнаешь, если не лишишься Южного Ветра.

Солон лишь коротко кивнул ему, так как был в глубоких раздумьях. Незнакомец тогда отвернулся и пошёл дальше, удаляясь всё далее и далее. Солон больше никогда не видел его лица, никогда не слышал его голоса. А через минуту-другую он полностью исчез из вида, исчезнув из жизни Солона навсегда. Возможно, их ролям действительно более не суждено пересечься. Хотя и эта встреча была по большей части случайной. Хотя итог её вряд ли назовёшь случайностью.

Вся жизнь и есть череда случайностей, из которых она сама и строится. В чьей власти управлять этими случайностями? Это незнакомец не уточнил. Хотя знал ли он? Хоть что-нибудь знал? Никто теперь не скажет об этом, хотя навряд ли всё это вообще нужно.

Солон медленно залез на коня, потирая его огненную гриву. Что ж, благородный Южный ветер стал теперь его конём, и надо привыкать к этому. Это очень хороший и удобный подарок, если коня вообще можно назвать подарком.

Южный ветер медленно поплёл вверх по дороге, минуя горы, порой фыркая, а порой переходя на небыстрый галоп.

Так уже и стало смеркаться, а потом кончились и горы, уступив место обширной равнине. Именно через неё лежал путь теперь уже двух путников – Солона в непривычных для него одеждах и Южного Ветра с непривычным для него хозяином. Но конь знал дорогу. Он знал её дорогу и понимал, зачем идёт именно по ней. В отличие от Солона.



 

Мы не случайны».

Солнце уже давным-давно скрылось за горизонтом в этих краях и наступил тёмный вечер. Выглянула неполная уже луна, вдалеке завыли волки — совсем скоро наступит непроглядная ночь.

На пустынной равнине, возле небольшого костра, сидели Геррер и Гельфида и жарили на огне пару кроликов на вертеле. Геррер плавно двигал палочки, а Гельфида сидела на противоположной стороне костра, будто бы надеялась, что за ним не будет видно лица этого парня.

Геррер до сих пор не знал, что он до сих пор делает с ней. Он искал своего друга Ферцена, и совершенно не собирался сопровождать какую-то девчонку с какой-то штукой, которую она называла Путеводителем.

Вместе они провели весь прошлый день, и почти весь сегодняшний, но всё это время почти не общались друг с другом. Да и впрямь ли она считает Геррера неотёсанным варваром? Он её считал когда-то сопливой девчонкой, но после того, как увидел её в боях с ним самим и с углуками, его мнение о ней немного поменялось. Хотя только совсем немного. Ей всё равно мало лет, а Герреру через несколько месяцев уже тридцать.

- Где ты их откопал? - спросила у него Гельфида.

Надо же. Геррера очень удивило то, что именно она заговорила с ним. Он ожидал совсем другого.

- Ты про этих славных кроликов? В лесу. Когда ты спала.

- Но я думала, что я проснулась раньше тебя. Я же тебя разбудила! - возмущённо прогорила она.

- Тут ты тоже права, - проговорил Геррер, - я нашёл их и лёг спать обратно.

Гельфида закатила глаза, будто бы собираясь сказать ему «Ну ты и идиот! Зачем просыпаться для того, чтобы поймать кроликов, а потом лечь спать!». Но не сказала. Хотя всё за ней сказали её глаза. Её миленькие детские глаза.

Которыми она смотрела на углуков, когда резала их.

- Почему ты не позвал меня? - спросила она.

- Боялся, что ты погибнешь в лесу. Там же опасно.

Теперь по взгляду её можно было определить, что она просто мечтает что-то запустить в этого вредного «варвара». Когда она накипала злостью, на неё просто мило было смотреть. Потому что так яростно не закипает даже кастрюля на костре.

- Ну и негодяй же ты, варвар!

- Если бы не я, ты не поела бы сейчас вкусного ужина.

- Сомневаюсь, что это будет вкусным ужином, - с отвращением посморела на уже начинающих румяниться кроликов она.

Хотя выглядело это всё очень даже аппетитно и отвращение Гельфиды по любому было наиграно. При чём не очень хорошо.

Геррер помнил, что во времена его службы в Гвардии он частенько в подобной обстановке жарил на костре мясо. Конечно, тогда возле огня сидела не малознакомая девушка, а пять-шесть боевых товарищей — знакомых, лучше чем кто-либо другой, и успевших уже стать братьями.

Тогда в ход летели различные байки, рассказы из жизни, и тому прочее, и тому прочее. Внезапно Геррера охватила тоска по тем временам. Будто бы вот — совсем недавно они были, а будто бы и столетия назад. На секунду в его голове даже промелькнула мысль — зачем же он ушёл оттуда. Но тут же она улетучилась невесть куда.

Гельфида не позволила ему погрузиться в мысли слишком далеко:

- И если бы из-за этого злосчастного герра Сёгмунда я не лишилась своей лошади, мне бы даже не пригодилось твоё общество!

- У тебя и лошадь была? Во всяком случае её ты лишилась не из-за этого старика, а из-за бойни, что устроили углуки около академии. Лошадь наверняка убежала тогда и ты не могла бы её найти. Признаться, лучше бы ты нашла лошадь, чем эту ужасную красноглазую тварь.

- Не называй его так!

И она кивнула в сторону той ужасной птицы, которую она называла Лютиком. Слишком уж нежное имя для этого существа, которое так же «нежно» клевало сейчас что-то на земле. Гельфида вроде бы рассказывала, почему он такой, но Герреру тогда не хотелось её слушать.

- Ладно, успокойся, я не хотел тебя обижать. Кстати, мне кажется, что это уже можно есть.

Он кивнул в сторону румяных кроликов, с которых сейчас нежно и плавно стекал жир, который потом шипел на огне. Гельфида недоверчиво посмотрела на них и недовольно пробормотала:

- Так снимай.

А корочка-то какая получится... Просто объедение. Хотя если бы у Гельфиды в сумке случайным образом не завалялось щепотки соли, было бы намного хуже. И, вполне возможно, эта утонченная особа не стала бы этого есть.

Хотя тем только лучше — съел бы всё один. Хотя есть всё без соли... Замкнутый круг какой-то...

Когда Гельфида откусила первый кусок, выражение её лица мгновенно поменялось. Ещё полсекунды назад оно с отвращением смотрело на полученную стряпню, а сейчас оно очень плохо скрывало свой восторг.

- Как ты научился это делать? - спросила она, обдував второй кусок.

- У нас, у варваров, это в крови.

И он протяжно засмеялся, хотя Гельфиде не хотелось разделять его энтузиазма. Ей хотелось есть мясо, а не смеятся над шуткой, которой не было.

- Почему тебе всегда так весело? - гневно спросила Гельфида.

- Весело? - удивился Геррер. - Такие как я никогда не бывают весёлыми.

- Такие как ты — это как?

Геррер на несколько мгновений впал в мысли, раздумывая, чтобы этой девченке сказать, после чего ответил:

- Серьёзные.

- Серьёзным ты был только в битве с углуками. Со мной нет.

- Кто такие углуки? - резко перебил её Геррер. - Как они оказались здесь? Они ведь даже не люди.

Гельфида с секунду промолчала, после чего тихо промолвила:

- Я не знаю, кто они и откуда пришли. Но я знаю — они не друзья нам и охотятся за тем, что сейчас находится в моей сумке.

- Ты не поверишь, но я не знаю, что находится в твоей сумке.

Гельфида тут же полезла в сумку, чтобы показать, но Геррер одним движением руки остановил её:

- Не стоит, - сказал он, - не искушай судьбу.

Гельфида закрыла свою сумку обратно и пробормотала:

- Там черепаха с маленьким Родевилем на своей спине.

- Чего? - удивился Геррер.

- Неважно. Когда мы попадём к моему деду, ты всё поймёшь.

- Значит, нам всё-таки туда. Не ожидал, что судьба приведёт меня туда, - покачал Геррер головой.

- Если тебе не нравится что-то, то можешь идти куда угодно, - пробормотала Гельфида и отложила мясо.

- Я не оставлю это всё просто так. Пока не разберусь во всей этой чертовщине. К тому же ты погибнешь здесь одна.

- Не погибну, - ответила она.

И почему Геррер вообще сказал это ей? Он же не знает её — а потому её судьба не должна его особо волновать. Хотя по своей крови и по своему духу он всё ещё остается истинным Гвардейцем — защитником Короля, Королевства, странствующих и слабых. Хотя вряд ли эту девченку можно назвать слабым персонажем. Особенно учитывая то, что ему не удалось в бою даже обезоружить её. Ему — опытному бойцу с огромным стажем.

- Что будет, если углуки смогут завладеть твоей шкатулкой? - спросил Геррер.

- Не хотелось бы говорить об этом, - промямлила Гельфида, - но если верить моему деду, последствия будут очень плохими. Он даже не предупредил меня о том, что мы встретимся с этими людьмиподобными чудовищами. Я должна была просто украсть его и вернуться к деду.

- Не переживай. Мы вернём его и разойдёмся мирно.

- Хотелось бы.

Гельфида отложила ту половину мяса, что осталась у неё, в сторону. Было видно, что она досыта наелась и больше ей уже не лезло.

- Оставлю-ка на завтра, - проговорила она и запихала мясо в сумку, - чтобы варвары голодали, а я нет.

И она, расстелив свой спальный мешок, улеглась в него и отвернулась.

Геррер уже давно съел всего кролика, хотя ему всё равно было мало. Было вкусно и сытно, хотя полкраюхи хлеба всё равно не помешали. Тогда он может быть и наелся.

А самым печальным было то, что спального мешка у Геррера не было. И ему который день уже пришлось спать на голой траве. И почему эта девченка не захотела идти по людским дорогам, где всегда найдётся гостиница, пусть и не очень уютная, зато с нормальной постелью.

Утром Геррер первым разбудил Гельфиду:

- Просыпайся, - грубо толкнул он её в бок.

Та, будучи невероятно сонной, явно оказалась недовольна тем известием, что какой-то неотесанный варвар будит её ни свет ни заря.

- Что тебе нужно? - недовольно пробурчала она.

Солнце только-только вставало из-за горизонта, и ночной холод ещё не успел покинуть утренний воздух.

- Мы в опасности, - проговорил Геррер, - за нами погоня.

- Чего? - Гельфида в растерянности вскочила.

- Вставай. Мы должны скрыться.

Гельфида не знала, верить ли Герреру или нет, но дабы избежать случайных неприятностей, решила послушать его. Они наскоро потушили остатки огня, собрали все принадлежности, и скорым ходом стали двигаться.

- Мы должны свернуть с дороги, - проговорил Геррер, - но слеы вчерашнего костра смогут выдать нас.

- Холодно, - ответила ему Гельфида. Она всё ещё была растеряна после утреннего сна, и выглядело это немного весело. Хотя сейчас точно не для веселья.

- Не думай об этом, – голос Геррера был не таким, как обычно, а излишне серьёзным и даже немного хрипловатым, - недалеко есть роща. Скроемся там.

Роща находилась не так уж и близко, но и не очень далеко. Это можно было назвать даже небольшим лесом. Теперь понятно, откуда вчера был слышен волчий вой. Главное сейчас — это не наткнуться на этих самых волков. Иначе получится очень нелепо.

- Что это? - спросила Гельфида, когда они пересекли границу леса.

- Я видел их вдалеке. И что-то подсказывает мне, что погоня за нами.

- Это были углуки? - испуганно спросила Гельфида.

- Хуже, - ответил ей Геррер.

Он совершенно неожиданно схватил её за руку и повёл куда-то. Гельфида сейчас даже не решила противиться этому, так как вообще ничего не понимала.

- Что может быть хуже углуков.

- Я не знаю, как назвать их... Но они точно не люди. Я встречался с ними недавно и больше не хочу. Один из них предал меня... Не время!

Он затащил её в какую-то канаву под деревом, которое посчитал укрытием. По крайней мере с трёх сторон их не было заметно. Гельфиду, верно, смущало то, как близко Геррер к ней прижался. Но другого выбора у неё не было — места тут было очень мало и хватило бы разве что на двоих, да и то с трудом.

- Я не хочу тебя печалить, - сказал ей Геррер, - но они ищут то, что сейчас в твоей сумке. И если ты не хочешь им отдать это, лучше сиди, молчи и даже не дыши!

Как же сейчас Гельфида хотела взбунтоваться за подобное отношение к ней! Но не могла — потому что Геррер говорил правду, и она уже сама хорошо понимала это. Что-то сказать — значит выдать себя.

Геррер немного приподнял свой взгляд. Они здесь. Они слишком быстро пересекли то расстояние, с которого Герреру удалось заметить их. Но самым худшим было то, что не только Герреру удалось заметить их. Но и они заметили Геррера, и теперь устремляются за ним.

Сидящая рядом Гельфида немного подрагивала, но по ней было заметно, что нй дико хочется вытащить свой клинок и напасть на кого-то. Особенно на тех, кто помешал её сладкому сну.

Видели ли они то, что Геррер и Гельфида убежали в рощу? Если видели, то это очень плохо. А они видели...

Три всадника, напоминающие Ринка Милиэра и тех, кто арестовал Ферцена в таверне, двигались сюда. Сюда, в рощу, на трёх белых лошадях. Но это был не Клай Вурраэ, хотя одежда одного из них была абсолютно такой же. Герреру не хотелось снова попадать под влияние их неведомого притяжение, поэтому он мигом отвернул свой взгляд.

- Прислушайтесь, - проговорил один из них своим друзьям, - не слышите ли вы шороха.

Но Геррер и Гельфида сидели как нельзя тихо и неподвижно.

- Они исчезли. Скорее всего, они уже далеко, - ответил один из них.

Человек стоял совсем недалеко от той канавы, в которой лежали Геррер и Гельфида. Малейший шорох — и он заметит их. А что если у кого-то забурчит живот? У этих парней наверняка отличный слух — их не провести.

- Продолжим погоню. У нас кони, а они пешие, - сказал неизвестный, - и почему же так трудно найти двоих путников на равнине?

- Гораздо проще найти углуков. Где-то здесь их отряд, - ответил ему товарищ.

- Бэй, я знаю одного из них. Вы все знаете.

- С чего ты взял, что оно у них?

- Только им удалось покинуть Академию во время бойни. Жаль, что мы не знаем, куда они направляются. В этом их преимущество. Но рано или поздно узнаем. Нападём на след.

Он развернулся.

- Возвращаемся обратно! - скомандовал он. - Нам требуется подкрепление. Можем попасть в засаду углуков. Их здесь кишмя кишит.

Все трое покинули этот лес, оставив Геррера и Гельфиду. Каким же счастьем было вновь вдохнуть полной грудью! После того, как они несколько минут практически не дышали!

- Кто это был? - сурово спросила Гельфида.

- Они тоже ищут твоё сокровище. Уже давно. И не остановятся ни перед чем. Они называют себя законом, но я же вижу в них лишь разбойников. Это они забрали Ферцена. Точнее говоря, не совсем они, но точно их собраться. Я найду Ферцена, стоит мне только помочь тебе.

- Я надеюсь, что они потеряли наш след, - сказала Гельфида.

- На время да. Но не навсегда. Мы должны двигаться быстрее, чтобы попасть в безопасное место. Сколько нам ещё осталось?

- Не более троих суток, - ответила Гельфида, - если бы были лошади, управились бы вдвое быстрее.

- Но у нас нет лошадей. И не будет, - сурово сказал Геррер, - поэтому мы должны довольствоваться тем, что есть. А есть лишь ноги и оружие.

Гельфида наконец-то покинула злосчастную яму, а следом за ней её покинул и Геррер. Гельфида была очень тёплой, и Герреру почему-то очень понравилось греться об неё. Поэтому он и не хотел вылезать оттуда сразу. Гельфиду же это немного смутило, хотя виду она никакого не подала.

- Что за привычка вставать раньше времени? - спросила она.

- Это полезная привычка.

Гельфида промолчала. Чуть позже они покинули рощу и выбрались обратно на равнину. Теперь ходить тут было более чем боязно, но зато они действовали более осторожно.

Когда Гельфида села завтракать, она по какой-то причине решила поделиться мясом с Геррером. Он оценил её великодушие, но ничего не сказал. Холодное мясо уже не было таким вкусным как вчера, но во всяком слычае намного лучше, чем вообще ничего.

День снова начался с неловкого молчания, и лишь протянутый Гельфидой Герреру кусок мяса хоть немного что-то изменил. Они поговорили, но в этот раз решили не затрагивать тему углуков и невесть откуда появившегося Клая.

Они действительно начали двигаться быстрее, не тратя времени зря на не очень необходимые привалы. Действительно, сейчас было не так комфортно, как до этого, но зато воспоминание о преследовании немного подгоняло.

Да, им удалось сбить врага с нужного следа. Но это не значило ничего. Наверняка, эти ребята и есть следопыты, отлично знающие своё дело.

Однако наступившие сумерки преподнесли ещё один сюрприз. Гораздо «понасыщенее» первого.

Вечерело. По словам Гельфиды, им уже удалось миновать половину того пути, что им оставался после приключений в роще. Это являлось очень хорошей новостью, особенно сейчас, когда немного хотелось есть. Не Гельфиде конечно, а Герреру. Тог, что они ели сегодня, девушке вполне хватило, но никак не ему.

- Свернём в рощу, - сказал Геррер как-то, когда уже от солнца оставались лишь последние багровые лучики.

Роща была темна, словно солнца здесь не было никогда. Пробираясь мимо дебрей, было страшно за свои глаза, которые было немудрено и потерять здесь.

- Поскорее бы миновать это место, - проговорила Гельфида, - мне оно не нравится.

- Как и мне.

И предчувствие не подвело их — совсем недалеко раздался какой-то подозрительный шорох. Да, в таких местах шорох не являлся удивительным явлением, но в данном положении он настораживает всегда.

- Стоять! - случилось то, чего они меньше всего хотели ожидать.

Вокруг них уже стояли пятеро вооруженных мужчин, окруживших их. Шлемы, топоры и доспехи — они были ни кем иным, как углуками. Гельфида и Геррер подозрительно вертелись по сторонам — но углуки были везде.

- Надо же! - проговорил один из них. - Мы охотились на них, а они сами явились сюда!

И раздался весёлый углучий смех. Определённо, они точно не люди. Так могут смеяться только смеяться варвары да пьяные лорды, но никак не обычные воины.

Хотя если найти сейчас способ мгновенно убить двоих, в завязавшейся бойне вполне реально справиться с тремя остальными. Толко вот как предупредить об этом Гельфиду? Или она думает о том же самом? Нет, скорее всего.

- Ну-ка поднимите свои руки, - скомандовал один из углуков и решил подойти к пленным.

Очень нехотя Геррер и Гельфидда приподняли свои руки. Клинки оставались висеть у обоих за спиной, но мгновенно достать их из кобуры и атаковать не получится. Это привлечёт внимание, а бой воих против пяти, особенно когда партнером является девушка, весьма опасен.

- У вас завалялась одна вещица. И мы хотим забрать её.

Гельфида и Геррер молчали, лишь тяжело дышав. Вот бы обменяться сейчас как-то информацией или сигналом, но возможности такой не представлялось. Хотя бравому гвардйцу приходилось выбираться и не из таких передряг.

- Дай сюда свою сумку! - скомандовал один из углуков и подошёл к Гельфиде.

Та смотрела на него в упор и молчала. А Герреру не давал покоя небольшой кинжал, что незаметно висел на его поясе. Висел, висел, и в такой темноте его ни один углук не замечал.

- А вот у тебя я заберу твой меч, - с безумным оскалом произнёс Гереру один углук, - и не вздумай тут шутить со мной.

Что ж. Это шанс. И Гельфида всё хорошо понимает.

Геррер вытаскивает меч в ножнах и протягивает его углуку. Но не успел этот углук взять его в руки, как ловкой движение руки с кинжалом перерезает его горло, отккуда струится волной тёмно-бурая кровь. В этот же миг Гельфида кидает сумку в сторону, другой углук нагибается за ней, но прямо в спину ему втыкается меч Гельфида.

Она ловка. Она молодец. Она просто чудо.

План выполнил. Двое против трёх — это вполне неплохая тренировка перед грядущими приключениями. Геррер уже держал в руках свой тяжёлый двуручный меч, Гельфида изящно стояла за его спиной с тонким, легким и чуть изогнутым клинком.

Первый углук был неплох – он не хуже Геррера орудовал холодным оружием. Но он нне ожидал удара ногой по животу, который заставил углука на мгновение потеряться. А потерялся он навсегда, так как меч Геррера тут же впился в его жёсткую плоть.

Гельфида уже побеждала кого-то, но убив его, вдруг схватилась за свою руку и перестала биться дальше. Геррер, увидев это, тут же ринулся к ней, закрыв своей спиной и оставшись на рандеву с последним противником.

А тот уже и сам понимал, что обречён. И это сложнее всего — биться с тем, в чьих глазах уже нет никакой надежды, никакого задора. Поскорее бы проиграть и умереть...

Геррер это видел и не смог добить его. Жалость ли помешало или благородство, но он лишь выбил ногой меч из руки углука и свалил на землю, занеся над ним меч.

- Протыкай, - произнёс углук.

У него изо рта показалась кровь, но не от смертельной раны. Скорее всего, это Гельфида заехала ему чем-то по зубам, попутно выбив парочку.

Геррер опустил меч, и приподнявшись, поставил ногу на грудь побежденному сопернику.

- Двое против одного — нечестно как-то, - произнёс Геррер, - мы и так победили.

- А лучше бы убил, - сказал ему углук.

- Для начала скажи мне, кто ты, и зачем вы вообще все здесь?

- Мы пришли из тех мест, о которых ты и не слыхивал. Мы даже не из Родевиля. И сколько бы наших ты не перебил, мы всё равно победим и отвоюеем наше сокровище!

- Оно ничьё, - грозно ответил Геррер, - можешь отправиться к своим и передать им это. Я Геррер Аугуст и вам не удастся сломать мой дух.

Углук молчал, и сквозь зубы хрипло посмеивался. Геррер от злости прижал ногу ещё сильнее и приподнял, её к горлу углука, попутно спросив:

- Есть ли у вас какая-нибудь провизия с собой? Вам она всё равно уже не понадобится.

- Провизия? Ха... Мы здесь не для того, чтобы потреблять провизию. А для того, чтобы забрать его.

- Печально, но вы не заберете.

- Там мы привязали лошадь, - сказал углук, - всё, что у нас было.

- Лошадь? Хм, - произнёс Геррер, - неплохо. Где ваш лагерь?

- Лагерь? Откуда в этой роще лагерь? Тут никого не было, кроме нас пятерых. Вы и сами, где сейчас наше главное сборище.

- Академия, - сплюнул Геррер, подняв ногу, - а теперь беги отсюда.

Углук поспешно встал и уже полминуты спустя его не было заметно сквозь дебри. Что ж – даровать врагу жизнь... Вееликодушней этого нет ничего. Но главное в последствии об этом не пожалеть... Не окажется ли он тем, кто в итоге воткнёт в спину нож?

Геррер обернулся на стоящую сзади Гельфиду, которая всё ещё держалась за руку, из-под которой сочилась кровь.

- Что с тобой? - спросил он у неё.

- Ничего, - грубо ответила она, - и без тебя справлюсь.

- Как бы не груба ты была ко мне, но без меня бы ты не справилась.

- Справилась, дда и ещё лучше. И не оставила бы никого.

- Учитывая, что после первого ты поранила руку, - усмехнулся Геррер.

Гельфида недовольно фыркнула и отвернулась. Она ничего не сказала Герреру, хотя тот и не ожидал, что чего-то скажет.

- Подожди секунду здесь, - сказал ей Геррер.

Он прошёл несколько шагов в сторону, где и нашёл скучающего белого коня. О, как они был красив и идеален! Будто бы единорог из старых сказок, разве что рога на лбу не хватало. Даже не верилось, что уродливые углуки могли обладать подобной красотой.

- Это же моя Воронка! - прокричала Гельфида, увидев лошадь, когда её привёл Геррер.

- Так вы знакомы? - удвивлся он. - Хотя какой он Воронка, он же белый!

- Ты ничего не понимаешь, варвар, - ответила Гельфида и ринулась к коню.

Но едва прижавшись к Воронке, у неё вновь пошла кровь.

- Тише! - кинулся к ней Геррер. – Подожди немного.

Герреру пришлось наспех разводить костер посреди леса, чтобы согреться и хоть немного осветить то тёмное место, где они находились. А то бы точно кто-нибудь выколол себе глаз. Благо, вхворост был сухой и получалось всё довольно быстро.

Треклятых углуков Геррер стащил в кучу и оставил прямо там, где они погибли. Не время было для того, чтобы должно с ними прощаться. Да и чести при жизни они немного имели. Был вариант их сжечь, но полученное зарево спалил бы всю рощу.

Геррер приложил к ране Гельфиды подорожник, чтобы он забрал в себя всю углучью заразу и медленно обвязывал её тряпицей, сидя у костра.

- И как ты, варвар, можешь ещё и врачевать?

- У нас, у варваров, это тоже в крови.

- Ты вправду варвар? - вдруг неожиданно спросила Гельфида. И интерес её был неподдельный.

Геррер на секунду замялся, после чего ответил:

- Вообще-то да... Но не совсем в прямом смысле этого слова. Я родился в стране варваров — на островах Алмакидах. Да-да, в стране тех варваров, что больше тысячи лет были на стороне Аламонта. Но на Алмакидах есть несколько городов, жители которых не хуже ваших. И сами города тоже. В одном из таких и родился я.

- Не знала, что ты и впрямь оттуда, - сказала Гельфида, после того, как Геррер довязал повязку до конца.

- Но там я жил недолго, - плавно продолжил он, - когда мне было семь, наша страна воевала с гоблинами, что жили через море. И в качестве дани они забирали маленьких мальчиков, чтобы впоследствии выращивать из них своих воинов. Эта война была чуть более двадцати лет назад, хотя закончилась вполне недавно.

- Так ты ещё и гоблин, - пробурчала Гельфида.

- У них я был не более недели. Тогда около десяти мальчиков смогли сбежать. Среди них был и я. Мы миновали сквозь границы Гоблинара, и почти все мальчики погибли. Я же выжил. Но более никогда не бывал среди варваров.


Просмотров 322

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!