Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Quot;Прекрасный и смертельный". 3 часть



У Бэрза, как уже говорилось ранее, палочка была покороче и потолще. И там, где у Солона красовался жёлтый камень, была выгравирована змейка, несколько раз опутывающая рукоятка. Всё-таки она смотрелась не так грациозно, как палочка Солона.

- Ты в ответе за это, - предупредил Бэрз, отходя на необходимое расстояние.

Всё адепты, наполняющие это помещение, начали незамедлительно расступаться, когда поняли, в чём дело. Разумеется, никто из них не собирался уходить отсюда. Наоборот, всем было интересно, что произойдёт, и как будет протекать этот процесс.

- Это не обсуждается, - с диким азартом сказал Солон, скидывая с себя мантию и отдавая её подержать какому-то случайному зрителю.

Однако его немного разочаровало то, что девушки, стоящие у окна, на это не обращали никакого внимания. Что ж, до самого интересного ещё далеко. Будет время и им удивиться.

Солон принялся засучивать рукава белоснежной рубашки, на груди у которой гордо красовался значок Факультета Стихий – жёлтая молния на фоне звёздного неба.

Бэрз не так старательно готовился к «поединку», как его друг, но мантию тоже решил снять. Её тут же подхватили восторженные зрители и отдали её самому маленькому юноше – наверное, первокурснику.

Неожиданно появившийся секундант дал сигнал о начале боя, и Солон принял красивую стойку, будто в руке его действительно была шпага, а не палочка. Бэрз его энтузиазма не разделял, но по его лицу было понятно, что сдаваться он не собирается.

И едва только секундант успел махнуть рукой в знак начала боя, как Солон исполнил свою первую же атаку. Она была незамысловатой, и Бэрзу не составило труда отразить её и ответить своим контрвыпадом.

Заклинания летали, словно заведенные. Но они не особы выделялись разнообразностью. Ведь друзья не стали бы использовать более-менее мощные заклинания – это всё-таки шуточная дуэль, а никак не настоящая. Да к тому же, особо много заклинаний Солон и Бэрз не знали. Да даже теми, которые знали, толком пользоваться не могли.

- Браво! – завопила толпа, когда Солону удалось очередное заклинание.



После него Бэрз получил фиолетовый заряд в грудь. Но он был не смертельным – Бэрз начал отлетал с непривычно замедленной скоростью. Он даже сделал несколько пируэтов в воздухе, прежде чем по-искуственному упал.

Это выглядело забавно, но едва успев упасть, Бэрз безмолвно взмахнул палочкой. Было гораздо просто, но в то же время и весьма остро. Невидимая нить должна была откинуть Солона далеко назад, если бы он не успел отразить этот выпал контратакующим заклятьем.

Бэрзу досталось неплохо, гораздо сильнее, чем Солон ожидал. Паренька откинуло заметно назад и он спиной врезался в прямо стоящую за ним статую профессора Сёгмунда. Статуя, словно игрушечная сразу же раскололась на несколько частей…

Это было просто катастрофично – статуя с грациозным, ещё молодым профессором стояла тут все те сорок пять лет, что существовала Академия, и никому ещё до этого не удалось её сломать. Никому, пока не появился Солон.

Откуда ни возьмись прямо из зеркала, стоящего у правой стены коридора возник сам профессор Сёгмунд. Не каменный, а настоящий, и выглядело это ужасно.

Появление его было эффектно – неожиданно зрители в зеркале, помимо своего отражения, начали видеть надвигающегося ректора, который потом вышел. Это чем-то напоминало нырок из воды.

- Что тут, Мерлин подери, происходит? – вне себя от ярости прокричал Сёгмунд.

Все, кто присутствовал в радиусе слышимости этих слов, мгновенно замерли в ужасе. Что уж говорить, профессор выглядел очень бодро для своих преклонных лет. И голос его был отнюдь не старческий. К тому же он почти не полысел за свой срок – его седые и сухие, словно солома, волосы были неопрятно растрепаны в стороны. Ещё у него не было никакой необходимости носить очки. А зря – так он был бы больше похож на профессора.



- Вы что, повылетать все захотели? – прокричал Сёгмунд, но голос его уже был скорее сиплым, чем грозным.

Толпа, словно пятно стала расползаться и постепенно уменьшалась. Все разбегались, так как очень боялись гнева своего ужасного ректора. И было чего бояться – о жестокости его наказаний ходили легенды. Хотя, к слову, из ныне обучающихся эти самые жестокие наказания никто на себе не испытывал.

- Моррисон, Баззари, проследуйте за мной, - промолвил профессор Сёгмунд, и его голос был уже абсолютно спокоен.

Похоже, и вправду Сёгмунд видел всё, что происходит в Академии, даже находясь в своём кабинете. Создавалось такое ощущение, что у него тысячи глаз, а не два. Может быть, так оно и было, но несколько в ином смысле.

- Но мы… - начал было оправдываться Бэрз.

- Молчать! – вновь повысил голос ректор. – И проследуйте за мной.

Солон и Бэрз поняли, что лучше промолчать, так как может быть хуже. Отчисление из Академии не смотрелось бы в этом случае самым худшим. Если конечно легенды об ужасном профессоре Сёгмунде не врут.

Как обычно бывает в подобных случаях, Солон пожалел, что не послушал осторожного Бэрза. За три года знакомства Солон уже успел понять – Бэрз не трус, но боится всего. Не в том смысле боится, когда по коже бегут мурашки и течёт холодный пот. А в том, что всегда видит в возможном будущем только негативные события. Если Солон задумывает какую-то шалость, Бэрз несомненно будет бояться ещё не состоявшегося наказания. Это произошло как раз сейчас, и этот раз не оказался для мыслей Бэрза исключением.

Профессор Сёгмунд беспрепятственно прошел сквозь зеркало, словно на том месте было не стекло, а воздух. Тот же самый трюк предстояло повторить Солону и Бэрзу, и они успешно с ним справились.

Дорога сквозь зеркало была чуть тяжелей, чем сквозь обычный воздух. Словно то пространство было в несколько раз тяжелее.

Эти зеркала как раз и являлись одним из видов телепортов, доступных преподавателям, но не студентам. Что ж, зато таким способом Солон и Бэрз поимели возможность воспользоваться им. Раньше перемещаться по телепортам не приходилось, и вряд ли в обозримом будущем придётся.

Совершенно недолгая дорога через отражение коридора – и троица выходит из другого зеркала – того, что располагается в кабинете у профессора Сёгмунда. В этом кабинете Солону приходилось бывать раньше. Но всего один раз и на далёком первом курсе обучения. Естественно, что Солон почти не запомнил это место, и сейчас видел его как будто впервые.

Ректор деловито сел за свой стол, заваленный всякими книгами и непонятными инструментами. Для чего они были предназначены – совершенно непонятно. Может быть для пыток, а может для науки. Лишь только наличие глобуса и вращающегося вокруг него спутника придавали оптимизма.

- Рассказывайте, что там произошло, - совершенно спокойно и адекватно сказал профессор Сёгмунд.

- Извините, пожалуйста, но это случилось совершенно случайно, - принялся оправдываться Бэрз.

- Баззари ни в чём не виноват, - выгородил друга Солон, - это я спровоцировал его на дуэль. И в конце концов я провёл ту атаку, после которой мы разбили статую.

- За неё можно не беспокоиться, - сказал профессор, - мы живём не в какой-то деревне, а в небольшом волшебном мире. Поэтому статую легко восстановить. Скорее всего с ней уже всё в порядке.

Это всё же немного успокоило Солона. Он не повредил академического имущество, а значит наказание должно быть не таким суровым, как он ожидал. По крайней мере ни его, ни Бэрза не должны отчислить из Академии. Ну и тем более не будет речи ни о каком телесном наказании.

- Могу ли я верить вашим словам, Моррисон? – спросил ректор.

-Целиком и полностью, - непоколебимо ответил Солон.

- Тогда герр Баззари может быть свободен.

В эту фразу Сёгмунда верилось слабо. Но Бэрз, едва только услышав эти слова, мигом раскрыл дверь и тут же смылся из кабинета ректора, как будто его тут и не было. Солон ни в чём не обвинял сейчас друга – был уговор заранее, о том, кто примет вину на себя.

- Я не буду расспрашивать, зачем вы это сделали, Солон. – сказал профессор, едва только Бэрз скрылся из вида. – Я знаю, что ты не найдёшь на это причины. Даже я понять не могу, что творится в ваших молодых головах.

Наедине профессор Сёгмунд казался не таким монстром, как представал в глазах студентов. Наверное, та личина была лишь его образом, чтобы завоёвывать авторитет и страх. Может быть даже уважение. Но в этой обстановке показывать ничего Сёгмунд не должен был. Тут уравниваются шансы и права собеседников. На время.

- Всё произошло случайно, профессор.

- Ничто не происходит случайно, Солон. Но не в этом дело. Я не собираюсь зачитывать тебе лекцию по философии. И исправлять тоже, потому что это невозможно.

Солон слушал ректора и не рисковал перебивать. Потому что знал, что переменчивое настроение Сёгмундав миг может обратиться гневом.А испытывать его на себе не очень хотелось.

- Статуя стояла тут долгие годы, и ты оказался первым, у кого это получилось. Каждый год происходит что-то из ряда вон выходящее, и всегда это событие оказывается уникальным. Ты хочешь, чтобы об этом узнал твой отец?

- Мне всё равно, профессор. Я не видел своего отца почти четыре года. С тех пор, как он отдал меня сюда.

-А я видел, - полушёпотом сказал Сёгмунд, - и он всегда спрашивал у меня о тебе. Его интересует твоя судьба, он до сих пор тебя любит… И мечтает, что бы ты оказался лучше него. Чтобы ты чего-то добился.

- Но он не смог до конца воспитать меня сам. Отдал сюда и резко пропал.

- Ты многого не понимаешь, мой юный друг. Ты помнишь, в какой бедности вам приходилось пребывать в последнее время? Во всяком случае я слышал тут. Отец оказал тебе услугу, отдав сюда. Ты получаешь бесплатное образование и бесплатный приют…

- Но меня он не спросил, - неожиданно отрезал Солон.

- Я знаю, что ты хотел бы сейчас находиться в семье, в тепле и уюте… Здесь никто не может обеспечить семью, но на уют и дружную обстановку никто никогда не жаловался…

Сёгмунд привстал со своего кресла. Видимо, ему тоже не сиделось на месте, несмотря на старые кости.

- Когда я впервые увидел тебя, Солон, я сразу многое понял. В тебе было что-то такое, чего не было в ровесниках. Поэтому ты и оказался тут. Фактором твоего пребывания здесь было не только желание твоего отца, но и моё желание. Всех обучающихся здесь в какой-то мере нашёл я сам.

Это был довольно обыденный момент, когда Сёгмунд решил похвастаться своими успехами. Естественно, он не ездил по городам и не устраивал смотров юных (или не очень) волшебников. Практически всегда приходили к нему. И не с родителями, как Солон, а в одиночку.

- Меня часто посещало ощущение, что отец просто хотел избавиться от меня…

- В какой-то мере это так. Но он хотел избавить тебя от бедности. Которая окружала и его, и тебя.

Сёгмунд медленно пошёл в сторону своего балкона, и жестом попросил Солона проследовать за ним. Там, за дверью располагалась обширная площадка под открытым небом. Это был сад. Необыкновенной красоты. Посаженный на высоте шестнадцати этажей, будто бы волшебством. Сначала показалось, что это лишь иллюзия, которую вызвал своим колдовством профессор Сёгмунд, но потом оказалось, что это не так.

- Знаешь, к чему я тебе всё это говорю сейчас? – спросил Сёгмунд.

- К чему же? – поинтересовался адепт.

- К тому, что мне нельзя тебя отчислять. Хотя следовало бы выгнать и тебя, и герраБаззари. Но твоя самоотверженность, когда ты принял вину на себя, всё поменяла. Позволила отпустить Бэрза.

- Он действительно не при чём…

- Да не в этом дело. Можешь пока не вспоминать о нём. Разговор идёт о тебе. Я потеряю многое, если напишу приказ о твоём отчислении. Ты перспективный маг и много стоишь. Конечно, не такой как я, но до моего уровня мало кому удаётся достать.

Солону очень не нравилась самоуверенность ректора, но он не мог сказать об этом вслух. Хотя соблазн был, но это скорее маленький бес играл в голове у Солона и провоцировал на глупые поступки.

- Все провинившиеся студенты оказываются в этом саду. И только тут понимают, что мы бережем и вообще ради чего мы есть.

- Ради чего мы есть? – спросил Солон, не понимая полузагадок-полунамёков Сёгмунда.

- Путеводитель здесь, - совсем тихо сказал ректор.

- Путеводитель?

- Я знаю, что ты слышал о нём… Но слышал мало. Ты, да и все твои знакомые воспринимаете это больше как легенду, или вообще сказку…

- А разве это не так? – спросил Солон, уверенный в своей правоте.

Сёгмунд слегка ухмельнулся и взглядом попросил Солона вновь следовать за ним. Теперь они пробирались сквозь благоухающие и цветущие деревья великолепного сада, куда-то в сторону середины.

Там Солон и увидел легендарный Путеводитель. Он не был впечатляющим – прямо в воздухе вращалось вокруг сверкающего и горячего маленького солнца шесть идеальных шаров. Первые четыре были маленькими, но последующие два были просто огромными, словно защищали своих младших собратьев от опасностей, подстерегающих снаружи.

- Теперь-то веришь? – спросил профессор. – Путеводитель создали около двух тысяч лет назад, поэтому двух планет тут не хватает. В то время о них ещё не было известно.

- А я не верил нам, - пробормотал Солон.

- Ты понимаешь, как мы должны его оберегать. Ведь малейшее повреждение, полученное вот этим вот шариком, может привести к концу света!

Солон всё это знал – был наслышан. Его взгляд приковала ещё одна планета. Это был самый маленький из всех шаров – красного цвета. И он медленно вращался вокруг третьей по счёты планеты, словно являясь её младшим братом.

- Ардррим тоже нельзя трогать, - сказал профессор, - наш спутник является частью нашей планеты. У других планет, как видишь, тут нет спутников, но это больше недочёт. Никто не посчитал нужных прикрепить их сюда… А ведь у этих двух гигантов спутников полно…

- Лучше бы вообще их тут не было. Это же такая опасность – даже смотреть на такое!

- Ради этого мы её и охраняем. Путеводитель ведь нельзя уничтожить… Сам знаешь, чем это сразу же обернётся… Так что придётся нам его оберегать, как зеницу ока. Даже надёжнее…

- Мало ли сумасшедших, которым может прийти в голову совершить такую глупость?

- Немало, но мы ограждены от них. У Академии практически идеальная защита… Сам ставил. Эти заклинания ни один Аламонт не снимет, что тут говорить о других, рядовых магах…

- Наш святой долг защитить это сокровище, - в несвойственной для себя манере ответил Солон.

- Вот именно. Чем нас больше, чем мы сплочённее, тем и безопаснее. А такие поступки, как сегодняшний твой, только рушат эту идиллию. Ты обязан понести наказание, но никак не идущее в сравнение с отчислением или чем-то подобным… Конечно, живи ты лет двадцать назад, я б наказал тебя поинтереснее, но телесные наказания у нас запрещены. Точнее, я сам же их и запретил…

- Что я должен сделать? – спросил Солон, теперь уже не ожидая самого худшего.

- В лес, который находится на границе с Латьеном, мало кто осмеливается заходить просто так. Боятся латьенских лучников-эльфов. И тем более боятся там дежурить ночью. Хотя, если честно, там не опаснее, чем в этом саду… Но сердцами наших адептов движет страх. Поэтому и дежурят в этом лесу только наказанные.

- Я согласен, - сказал Солон.

- Я не сомневался в тебе, Солон. Наказание может и понравиться тебе, если попадётся хорошая компания, и вы сможете должным образом провести время. Главное – не накручивай себе лишнего, и не навязывай свои страхи компании. И по возможности, сам не слушай их…

В душе Солон почувствовал облегчение… И не важно, что эти несколько ночей он планировал мирно поспать, а не шастать по лесам. Но эта воля ректора оказалась самой милосердной из всех. Солону даже пришла в голову мысль, что он является любимчиков Сёгмунда… Но… В этом человеке трудно быть уверенным, так же как быть уверенным и в его мотивах…

Но то, как страстно он изображал любящего учителя, просто поражала. Он не желает никому зла, он преподнёс наказание только от безысходности, и вообще он идеальный. И не только идеальный профессор, но и идеальный друг…

Что ж, поскорее бы минули эти несколько ночей дежурства, и жизнь вернулась бы в приличное русло. Солона, конечно, ничего не исправит, но хотя бы даст ему пищу для размышлений. А это уже многого стоит.

 

4.«Мой старый друг»

Он проснулся от шума, который наполнил эту таверну в ранний утренний час. Едва только ей стоило открыться, как её наполнили разные люди — вчерашние пьяницы, желающие опохмелиться, новые постояльцы этого города и сами её работники, которые уже шныряли туда-сюда, разнося людям пиво.

Геррер заночевал сегодня прямо здесь, сидя в углу за столом. Не самое плохое место, так как тут всю ночь было тепло и не одолевало беспокойство. Никто выгонять его отсюда не стал — подумали наверное, что это какой-то пьяница, который не в состоянии двигаться, уснул прямо здесь.

Назвать пьяницей Геррера конечно нельзя, но прошедшим вечером ему действительно пришлось немного подпить. Не только пива, но и браги, которая так славилась в этих краях. Компания попалась очень шумная, но добродушная, которая напоила его бесплатно.

Геррер искал Ферцена, пропавшего два дня назад. Тогда он никак не мог что-то сделать. Но если стараться аккуратно, то есть шансы найти Ферцена живым и невредимым. Всё-таки обидно терять друга, которого нашел спустя три года разлуки. И тут же заново его лишился. Какой-то элементарный долг перед Ферценом был, и он не мог его оставить на произвол.

Попытавшись что-то поискать в Герколе, Геррер понял, что это бесполезно, поэтому предпочел покинуть город. Очевидцы, которые видели этих троих и плененного Ферцена, указывали, что они покинули дорогу через Западный Тракт, а значит через него и надо выходить.

Так Геррер и оказался в Западном Загоре — небольшом городке, являющимся почти пригородом Геркола. Находился он совсем недалеко - Геррер проехал около десяти лиг. Ему любезно помог торговый караван, который двигался как раз по Западному тракту.

Но едва только Геррер оказался в таверне и принялся расспрашивать посетителей про троих незнакомцев, как ему предложили выпить. Геррер мог бы и отказаться, но не удалось... И поэтому так быстро наступило утро.

Голова побаливала, но не сказать, чтобы сильно. В окно пробивалось солнце, а это обещало новый день хорошим, таким же, как было и вчера.

Только вот теперь он мог и отстать в погоне за Ферценом на полсуток. Теперь надо как-то их наверстывать — только вот как?

- Я вижу ты так и не ушел отсюда, - послышался чей-то знакомый голос.

Это был один из тех людей, кто вчера являлся его другом. Странно, что он вспомнил Геррера сейчас. Учитывая каким он был вчера. И как только ему хватило сил проснуться так рано и прийти сюда?

- Неплохое место для ночевки, - пробубнил Геррер.

- А зря. Я бы пустил себя и в свой дом, если б ты попросил. Моя жена если бы и была против, то только для виду.

- Ни к чему было обременять тебя лишними проблемами, - попытался показаться вежливым Геррер.

- Ну что ж, дело твоё, - ответил мужчина и подсел к Герреру, - выпить ещё не желаешь?

- Нет... Ни в коем случае. У меня важные дела.

- Ах да, - вспомнил мужчина, - ты же вчера друга искал. Под каким-то конвоем... Я прав?

- Да, ты прав, - сказал Геррер, - ничего не можешь сказать по этому поводу?

- Навряд ли. Я же вчера кажется говорил уже. Их видом не видывали ни я, ни мои друзья. Хотя ты бы мог поискать на рынке.

- На рынке? - переспросил Геррер.

- Да, на рынке. Туда много разных людей заходит. Известных или не очень. Но всяко их там больше, чем тут. Тут ты мог найти только таких, как мы. Да ты их и нашёл.

И пьяница весело рассмеялся чуть хриплым смехом, поглядывая на Геррера. Он наверное и от Геррера ожидал того же самого. Но тот не разделил его энтузиазма. Мимика на лице Геррера осталось неизменной.

- Значит туда я и пойду, - сказал он, - дорогу не подскажешь?

- Подскажу, отчего же нет-то? Хотя может быть выпьешь со мной на дорожку?

- Нет. Не сейчас.

- Ну нет так нет, - пробубнил мужчина. - До этого рынка ведут все дороги. Он находится в самом центре нашего небольшого городка. Я советую по главному тракту идти, как выйдешь из таверны. Не ошибешься.

- Ну что ж, спасибо, - поблагодарил Геррер и встал из-за стола.

- И с этой штукой поосторожней будь.

- С какой? - удивился Геррер.

- С этой, - и он указал на висящий за спиной Геррера стальной меч.

Тот только лишь кивнул ему и удалился из таверны. Знал бы он, что под плащом у Геррера спрятано ещё два небольших кинжала, а в сапогах пять метательных ножей. Но это так... На всякий случай.

Город возле входа в таверну уже вовсю шумел. Все шныряли туда-сюда, и что-то подсказывало Герреру, что время уже больше девяти. И утренняя прохлада давала о себе знать. К счастью, плащ Геррера хоть и был потерт в некоторых местах, защищал от холода не хуже нового. И утренняя прохлада была ему нипочем.

Некоторые жители города посматривали на незнакомца с небольшой опаской. Ещё бы — одет в черный плащ, за спиной двуручный блестящий меч, с неделю небритая щетина. Нерасчесанные длинные волосы... Как-то не очень он вписывался в общую картину происходящего в этом городе. Западном Загоре.

Но его это волновало меньше всего. Пусть в Герколе было больше людей, похожих на него, основная его масса была такой же, как и в этом городе. Вообще этот город был похож на мленький Геркол. И таверна дядюшки Кюрия почти один в один напоминала эту, названия которой Геррер не запомнил. То ли что-то вроде «Золотой Рыбки», то ли «Блестящего Оленя». Названия таверн сильно перепутались в голове у Геррера. Ведь он их перевидал небывалое множество за последние годы...

Рынок, который пришлось найти Герреру был необычайно оживлён для такого часа. Идеальное место для того, чтобы скрыться в толпе или от кого-то спрятаться. Конечно прятаться Геррер сейчас ни о кого не планировал, но мало ли чем обернется его пребывание в Западном Загоре. У Геррера были подобные случаи в жизни, поэтому заранее строить планы спасения быо разумным решением...

Это был большой рынок — даже слишком большой для такого городка. Наверняка сюда заезжали и покупатели из близ лежащих поселений, иначе просто некому было продавать всё, что здесь находится. И действительно — выбор здесь был просто огромен. Лавки со всевозможной одеждой, посудой, коврами, предметами домашнего быта пестрили повсюду. И так, что не знал, на что обращать больше внимания.

Но не только полезные для повседневной жизни вещи были здесь. Рынок изобилировал и всякими сувенирами, игрушками, а так же иноземными диковинками. Шкатулки с сюрпризами, стеклянные шары, зеркала... Всё это очень заинтересовало бы Геррером, если бы он не был Геррером...

В крайнем ряду рынка продавалось оружие. Много-много лавок с различным оружием. Геррер поглядывал на них, и временами понимал, где оружие было действительно качественным, а где — ничего не стоящей подделкой. Хотелось подойти к каждому из торговцев и блестнуть своими знаниями перед ними, но нельзя было.

Возле одной из лавок Геррер и нашёл того, кто был ему нужен. Он был одет почти так же, как и те, кто захватил Ферцена. Вернее сказать, как двое из них. Потому что тот, кто «любезно» протянул Герреру руку, выглядел слегка по другому.

Этот тоже имел повязку на голове такого же красного цвета, но волосы были заметнее пышнее, чем у остальных. Они эффектно завивались, и этого парня вполне можно было назвать красавчиком.

За спиной у него висел тонкий полусогнутый меч с расписной рукояткой, укрытой красными переплетающимися ножнами. И что-то подсказывало Герреру, что помимо этого он тоже скрывал под одеждой немало ножей, кинжалов и прочих побрякушек.

- Какая сталь? - услышал Геррер обращение незнакомца к торговцу оружием.

Сам Геррер аккуратно прятался, делая вид, что стоит в очереди к другой палатке. В общем, тут и прятаться было необязательно, но Герреру хотелось именно так. Тот, кто всегда остается незамеченным, чаще побеждает.

- Сталь мы завозили из Акры, - ответил седобородый торговец, - новейшую сталь. Наш кузнец хвалил её, когда делал это оружие.

То, что сейчас держал в руке и осматривал незнакомец, нельзя было назвать ни мечом, ни кинжалом. Оно было средней длины, но очень полезной в бою. Ей можно было и отражать удары, и быстро переходить в контратаку.

- Я сомневаюсь, - сказал незнакомец, положив оружие обратно, - на кончике есть пара зазубрин. Сталь, вероятно, не такая прочная, как вы говорите.

- Акрская сталь не самая лучшая. Но зато она очень устойчива к ржавчине. И металл не теряет прочности с течением времени.

- Прочности, которой у него нет, - договорил незнакомец за торговца, чем ввёл его в неловкое положение.

- Если вам не нравится этот клинок, вы можете посмотреть другой...

- Ни к чему. Меня заинтересовало это оружие. Но я не уверен в том, что оно долго послужит мне. Его несложно сломать, а с таким оружием мне приходилось сталкиваться. Оно не для меня.

- В этом случае я могу сделать для вас скидку, - предложил торговец, - клинок стоит тринадцать флоринов, но вам я отдам всего за десять.

Геррера удивило такое великодушие торговца, хотя это было совсем не его дело. Наверное он понял, что плохое качество оружия не скрыть от знающего человека вроде Геррера или этого незнакомца, и понял, что по своей цене продать его всё равно не удастся. Впрочем, это совсем другая история.

- Нет, дело не в деньгах, - вежливо сказал незнакомец торговцу, - в них я дефицита не испытываю. А за хороший меч я готов даже переплатить.

Незнакомец весело улыбнулся троговцу, словно оскалился, и пошёл прочь. Он не стал заглядывать в другие лавки, вероятно он уже успел осмотреть их все. Если не каждую досконально, то просто смог окинуть каждую взглядом. Наверное, ему хватало одного взгляда, чтобы определить, что ему нужно, а что нет. По нему видно, что он очень хорошо в этом понимает. Может быть, почти как Геррер. А может и ещё лучше.

Незнакомец тем временем двигался к противоположному выходу с рынка. Делал он это не торопясь, поглядывая на некоторые товары, и иногда даже останавливаясь около них. Герреру всё это время приходилось скрываться в толпе. Не из-за того, что он боялся попасться на глаза незнакомцу. Герреру вообще было безразлично кому противостоять в случае ненападения. Просто он хотел поговорить наедине, а в толпе может случиться всякое.

Более-менее безлюдное место нашлось, когда незнакомец повернул направо, для того, чтобы пройдя между двумя зданиями, выбраться в город. Слегка рискованное место, но Геррер не драться же с ним собрался. По крайней мере надеялся, что не придётся.

- Стой! - крикнул он незнакомцу, после чего он остановился, но ответил, даже не обернувшись:

- Ты собираешься меня атаковать?

- Нет. Если только не придётся, - сказал Геррер.

- Но обычно делают такой долгий путь и такую долгую слежку, чтобы убить. Я сам так делаю.

После этих слов Геррер ещё больше убедился в непростоте незнакомца. Или просто усомнился в своих навыках конспирации. Хотя раньше он считал, что у бывшего служащего Королевской Гвардии она должна быть отменной. Но на всякого умельца всегда находятся более умелые. Хотя Геррер был уверен, что в бою он всё же победит.

- И я так делаю, - решил съязвить Геррер, - но в моих планах этого не было. Я следовал за тобой, чтобы поговорить.

- Поговорить со мной, - удивился незнакомец и наконец обернулся, - о чём ты можешь говорить со мной, если мы даже не знакомы?

И он снова язвительно улыбнулся, снова с проблеском оскала. Для полного эффекта там должен был сверкнуть ещё золотой зуб, но он там не требовался. Зубы незнакомца были неестественно ровные и белые.

- Наше знакомство и не требуется. Скажем так, я знаком с твоими друзьями, - сказал Геррер, в надежде, что это выражение подойдёт.

- У меня не должно быть друзей. Во всяком случае я их не могу припомнить.

- Ладно, я может быть и ошибся, назвав их твоими друзьями. Но они были очень похожи на тебя. Одеты как ты.

Незнакомец снова оскалился и приблизился к Герреру поближе. Не нравился он Герреру, поэтому тот уже начал подумывать о том, как отражать грядущую атаку. Наверняка скрытый под плащом кинжал поможет. Очень поможет.

Хотя незнакомец оказался не настолько враждебно настроен:

- И ты решил, что все похоже одетые встречные являются друзьями? Ты ошибался. Хотя кажешься взрослым.

Это задело Геррера, но он решил не реагировать на это грубо. Во всяком случае это может многому помешать.

- Я вообще прежде е видел таких одежд.

- Тебе не нравится моё одеяние? - спросил незнакомец. - А как тебе мой меч?

- Мой не хуже, - решил ответить Геррер, - что если я скажу тебе, что одного из них звали Клай Вурраэ?

Оскал незнакомца сполз с лица. Не из-за того, что он чего-то испугался, а из-за того, что возможно понял, о чём говорит Геррер. Во всяком случае примерно понял.

- Ты знаком с Клаем? - спросил он. - Так может быть это ты его друг, а не я?

- Нет, не друг, а один неприятный знакомый. Я ищу своего друга, - решил сказать Геррер, - Ферцена Рейгера, несправедливо взятым ими под арест.

- Несправедливо? - удивился незнакомец, но на этот раз уже без сарказма, - кто тебе сказал о несправедливости?

- Я знал этого человека долгое время, и могу поклясться, что он и мухи не обидит...

- А он никого и не обидел. - перебил Геррера незнакомец. - преступления не всегда обозначаются какой-то обидой.


Просмотров 231

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!