Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Трудности и парадоксы профессии 3 часть



Хорошо известно, что в дореволюционной России не былс учебных заведений, готовящих журналистов, и первые института в Москве и Петрограде появились в 1921 г. (см. раздел «Журналист! ское образование»). Поэтому научение ремеслу происходило в не-i посредственном опыте редакционной работы. Но, начиная с 20-Х годов, по данным социологических исследований, год от года pa-j стет процент людей, получивших профессиональное журналисте-! кое образование. В конце 20-х годов только 7% журналистов имел1 диплом об окончании профильного учебного заведения, в 60-е годы — около 35% (в районных газетах 20%), в 80-е — уже околс половины (в районных газетах — около 20%), в 90-е годы 56/ сотрудников редакций окончили факультеты или отделения жур-i налистики. В крупных городах, где есть свои базы учебной подго­товки, этот показатель доходит до 70-80%.

Точных данных о теперешней кадровой ситуации в облас профессионального образования нет, но есть основания предпо­лагать, что процент людей с базовым образованием несколькс понизился, особенно в местных СМИ, в связи с созданием новыэ изданий и каналов и нехваткой профессиональных кадров.

См.: Гус М. За газетные кадры. М.; Л., 1930.


Особенно много людей с профильным образованием занято на основных корреспондентских, репортерских должностях, меньше — Б специализированных отделах, требующих углубленной подготовки в экономике, финансовой сфере, юриспруденции, политологии, культуры, спорта, где работают сотрудники с соответствующими профилями образования. Больше сотрудников с журналистским дип­ломом в ежедневных газетах, меньше — в журналах и районной прессе. Остальные вакансии в редакциях обычно на '/3 заполняются фило­логами и историками (чаще всего окончившими педвузы).

Сейчас студенты журфаков начинают сотрудничать в редак­циях еще на университетской скамье. Хорошо, что в редакциях студенты проверяют и закрепляют теоретические знания на прак­тике. Ранняя профессионализация повышает шансы быть зачис­ленным в штат издания сразу после получения диплома. Но хоте­лось бы предостеречь студентов от пренебрежения фундаменталь­ной подготовкой в вузе и усвоения весьма сомнительных порой поведенческих и нравственных моделей, которые они могут по­черпнуть в теперешних редакциях (особенно в бульварных изда­ниях).

Итак, для репортеров (основной журналистской специализа­ции) предпочтительнее иметь журналистское образование. Репор­терство требует специального тренинга, хорошего знания методов добывания информации и способов ее подачи. Для аналитиков неплохо иметь два образования — базовое в той сфере, которую он освещает, и дополнительное журналистское. Для публициста — журналистское или литературное, хотя, естественно, может быть и другое. Здесь многое определяет публицистический талант, спо­собность к образному, метафорическому, заражающему аудито­рию типу мышления и выражения. Ведущим ток-шоу, модерато­рам телепередач очень помогает театральное образование, актер­ские и режиссерские способности и опыт работы.



Уместно еще раз напомнить, что журнализм по типу образова­ния — открытая профессия, т.е. в ней могут работать люди, не имеющие специального журналистского диплома, но проявившие способности к журналистике и желание заниматься ею. Среди звезд первой величины на отечественном массмедийном небосклоне, среди лауреатов профессиональных премий, в том числе ТЭФИ, немало тех, кто не учился на факультетах журналистики. Ярослав Голованов имел техническое образование, Василий Песков — пе­дагогическое, Владимир Познер окончил биофак МГУ, Светлана Сорокина — лесотехническую академию, Александр Минкин имеет театральное образование, как и Юлия Меньшова, Дмитрий Лы-сенков, Леонид Якубович и многие другие телеведущие.


Однако список выпускников факультетов журналистики гораздо длиннее: известные журналисты Отто Лацис, Владислав ЛистьевД Елена Масюк, Александр Любимов, Татьяна Миткова, Леош Парфенов, Жанна Агалакова, Инна Руденко, Ольга Кучкина,; Аркадий Мамонтов, Андрей Малахов, Татьяна Романенко (Тута! Ларсен), Яна Чурикова. Список можно продолжать до бесконеч-1 ности. В этом ряду почетное место занимают главные редакторы! (настоящие и бывшие) различных изданий: Виталий Третьяков, Михаил Бергер, Сергей Пархоменко, Владимир Гуревич, Дмит-| рий Муратов, Шод Муладжанов и многие другие.



Стаж и опыт работы

Чем больше в жизни повидал журналист и чем богаче его жиз-1 ненный опыт, тем лучше для профессии. Стаж, естественно, тес-| но связан с возрастом журналистов и с переломными моментами' в развитии журналистики: с обновлением и расширением круга] изданий, теле- и радиопрограмм.

В первое послереволюционное время 35% журналистов (кото-1 рых тогда хронически не хватало) совмещали работу в редакциях \ со службой в каком-либо учреждении. Только 15% редакторов имели] хоть какой-то газетный стаж. К 1923 г. доля руководителей со ста-! жем увеличилась до 30%, затем — до 60. Более опытными были| ответственные секретари и репортеры, хотя именно среда репор-j теров отличалась высокой текучестью: за четыре года их состав! сменился на 95%! Это было обусловлено главным образом их по-* литическими ориентациями, тем, что им недоставало, как тогда1 говорили, «активного политического чутья». К концу 20-х годов; профессиональный стаж редакторской и литературной групп прак­тически выровнялся.

«Вторая революция» в начале 90-х годов, когда резко увеличи­лось число изданий и электронных СМИ, не привела к резкой смене журналистского корпуса, как после Октябрьской револю­ции. Конечно, приток журналистов, никогда не работавших преж­де в редакциях, возрос, но все-таки новые издания формирова­лись в основном из профессионалов. Средний журналистский стаж работников российских СМИ в начале 90-х годов равнялся 17 го­дам. Однако стаж работы в данной редакции (нередко вновь обра­зованной) у 60% опрошенных социологами не превышал 4 лет.

Опыт дожурналистской работы,по исследованиям 60-80-х го­дов, был весьма многообразным: производственная, партийная, советская, педагогическая деятельность, сфера культуры. В послед­ние годы все чаще штаты пополняются «вновь испеченными» вы­пускниками журналистских и других вузов, не работавшими нигде, кроме редакций. Российско-американское исследование выявило 75%


таких сотрудников, причем почти 90% опрошенных не намерены изменять журналистике. И это тесно связано с отношением к про­фессии, с мотивацией ее выбора, с развитостью творческой доми­нанты, которая играет решающую роль в журналистской карьере.

Аналитику и журналисту с определенной тематической специ­ализацией предпочтительнее опыт работы в областях, по которым он специализируется. Для репортерской работы опыт жизни дол­жен быть как можно более разнообразным.

Психологическая структура личности

Данный блок модели журналиста очень многообразен: сюда входят характеристика типа личности, темперамента, характера, особенности внимания, памяти, мышления, воображения, твор­ческих способностей.

Тип личности

Публичная, постоянно связанная с коммуникацией, общени­ем с людьми, ситуативная и адаптивная журналистская профес­сия предполагает экстравертный, т.е. открытый, хорошо приспо­сабливающийся к обстоятельствам, тип личности. Но известно, что замкнутый, сосредоточенный интровертный тип личности ча­сто характеризует творческих людей, какими и являются журна­листы. Поэтому амбивертный (т.е. объединяющий экстравертные и интровертные черты) тип личности нередок в журналистике. По данным социопсихологических исследований, большая часть жур­налистов — экстраверты и амбиверты.

Очевидно, что репортерская профессия, профессия ведущего -модератора на ТВ требует экстравертной организации личности. А вот аналитик, публицист, работник отдела культуры может относить­ся к интровертному типу. Исследования показали, что экстравер­ты преимущественно занимаются репортерской и организацион­ной работой, интроверты — аналитикой*.

Важно при ориентации в профессии определить свой тип лично­сти и найти специализацию, в которой возможно продуктивнее ра­ботать. Но вообще журналистская профессия способствует тому, что интровертный человек может несколько экстравертироваться.

Темперамент

Существует четыре типа темперамента: уравновешенный экст­равертный {сангвиник), неуравновешенный экстравертный {холе-Рик) и два интровертных: уравновешенный {флегматик) и неурав-

См.: Маркелов К. Карьера журналиста. М., 1996.


новешенный {меланхолик). Для стрессовой, напряженной открв той публичной профессии журналиста конечно предпочтителм сангвиник.

Однако для репортерства, для ведущего ТВ порой подойдет"! холерик (особенно для молодежных передач). А для аналитика н^ плох будет и флегматик, для критика — меланхолик, потому он лучше умеет замечать в нашей жизни негативные стороны, фу сировать проблемы. Определить тип своего темперамента моз используя тестовые методики.

Характер

Характер человека складывается из большого количества честв и черт, неподдающихся перечислению. Но о некоторых чествах следует сказать особо. Это работоспособность, желание ра ботать, настойчивость, умение доводить начатое дело до конг держать свое слово, т.е. волевые качества. По многолетним социс логическим опросам студентов-журналистов, которые мы проЕ дили, обнаруживается, что именно на недостаток силы воли, ра ботоспособности особенно сетуют будущие журналисты.

В типологиях характеров, наиболее адекватных журналистско| профессии, можно воспользоваться двенадцатью типами, coot ветствующими знакам зодиака (кстати, социологи на основе пере крестных сравнительных характеристик тоже выделяют двенадцат отличающихся друг от друга устойчивых моделей личности). Coi купность космических влияний, планет, под знаками которых роя даются люди, естественно сказывается на характере. Ученые, кс торые занимаются такими исследованиями (см., например, кто гу Д. Редьяра «Астрология личности»), считают, что журналистско! профессии больше соответствуют знаки огня (овен, лев, стрелец| и воздуха (близнецы, весы, водолей).

Среди аналитиков и руководителей СМИ, по наблюдения* часто встречаются знаки земли: тельцы, девы, козероги, а так водный скорпион. Прочие водные знаки — эмоциональные рак рыбы обычно продуктивно трудятся в сферах культуры, специали-j зируются на социальных темах. Короче, любой тип характера най* дет себя в журналистике.

Другой лаконичный способ хотя бы примерно определить ти! характера — знать этимологию имени. Философия имени, весьма! популярная в древности, развивалась такими известными филосо-| фами, как Алексей Лосев («Философия имени») и Павел Фло-Ц ренский («Имена»).

Среди лауреатов журналистских премий за 20 лет прошлого века! первые места с большим отрывом от других занимали имена Алек-| сандр и Владимир. Распространены также Юрий (Егор), Виктор, [


Василий, Анатолий, Борис, Алексей. Среди немногочисленных жен­ских имен встречались Людмила, Татьяна, Наталья, Анна, Елена.

Любимыми журналистами студентов факультета журналисти­ки МГУ в 80-е годы были Анатолий Аграновский, Василий Пес­ков, Александр Каверзнев, Владимир Познер, Александр Бовин, Владимир Цветов, Инна Руденко, Мэлор Стуруа, Юрий Рост, днатолий Рубинов, Генрих Боровик, Юрий Черниченко, Юрий Щекочихин.

В 1989—1990 гг. первое место с большим отрывом от коллег за­нимал в студенческих предпочтениях Александр Невзоров. Но после своего крутого политического поворота уступил место Владимиру Молчанову, перейдя вместе с Познером на второе-третье место. С 1992 г. Владислав Листьев до самой своей гибели не уступал нико­му первой строчки в рейтинге самых популярных журналистов. Часто называли студенты имена и других сотрудников «Взгляда» — Алек­сандра Любимова, Александра Политковского. Кроме них было еще несколько популярных Александров: Аронов, Тихомиров, Гурнов. В 1995 г. на первое место переместился Александр Минкин, но продержался там только год в связи с очень громкими тогда пуб­ликациями в «Московском комсомольце». Затем стали популярны­ми у студентов Леонид Парфенов, Евгений Киселев, Светлана Со­рокина, Татьяна Миткова, Николай Сванидзе, Андрей Караулов, Артем Боровик, Михаил Леонтьев, Елена Масюк. Постоянно одну из первых строчек этого хит-парада занимает неувядаемый Влади­мир Познер. В последние годы в этом списке появились имена по­пулярных у молодежи ведущих Андрея Малахова, Екатерины Ан­дреевой, Дмитрия Лысенкова, Антона Комолова и Ольги Шелест, Туты Ларсен, Елены Ханги. Симпатии будущих журналистов с го­дами менялись — от аналитиков и публицистов к репортерам и

шоуменам.

Почему же чаще всего встречаются имена Александров и Вла­димиров? Во-первых, они действительно относительно широко распространены среди других русских имен. Но дело не только в этом, но и в самом значении имени, в типе личности, который обычно характеризует человека, его носящего. Раскроем работу Павла Флоренского «Имена» и прочтем: «Александр. Это имя соот­ветствует в основе своей сангвиническому темпераменту с укло­ном к холерическому. Благородство, открытость настроения, лег­кость обращения с людьми характерны для этого имени. К призна­кам имени относятся также сердечность и доброта... Ум Александров четкий и трезвый, слегка ироничный, быстр и многосторонен. Но Это ум, самоудовлетворенный своей гармоничностью, и он боится Опросов, разрывающих недра и могущих нарушить устоявшееся


равновесие. Поэтому — это ум довольно широкий, но самообер гающийся от пафоса всеобъемлемости; крепкий и быстрый, без духовного натиска; справедливо взвешивающий многое, но i врывающийся в глубины...» Почти готовый портрет журналиста^

Владимир тоже характеризуется широтой ума, добротой, зывчивостью, обходительностью, эмоциональностью. «Владимв| обладает умом раскидистым и занятым обширными замысла* Узкие и специальные темы — не его удел. Его влечет все общее | притом не отвлеченно-теоретическое, а влекущее практически! последствия...»

Среди репортеров чаще встречаются Александры, среди ана литиков нередко Анатолии (вспомним Аграновского, Стрелян^ го, Иващенко, Салуцкого, Рубинова, Гудимова). Список росс* ских участников широкой международной конференции по рас следовательской журналистике (1992) включал 13 Владимиров 7 Александров, по 5 Юриев, Анатолиев, Сергеев и Олегов, 4 Михаила и Павла, по 3 Николая и Виктора.

Выпущенная в честь 300-летнего юбилея российской пресс! книга «Журналисты XX века: люди и судьбы», которую совет вам прочитать, рассказывает о нескольких десятках тех, кто вне весомый вклад в журналистику прошлого столетия. Это, пред всего, публицисты-классики Аркадий Аверченко, Иван Буга Владимир Гиляровский, Максим (Алексей Максимович) Горь* Влас Дорошевич, Владимир Короленко. В книге есть статьи о бле стящих публицистах 30-х годов Михаиле Кольцове и Ларисе Рейс нер. Широко известными в годы Отечественной войны и после! енное время были Борис Полевой, Константин Симонов, Иль Эренбург. Евгений Дорош, Валентин Овечкин, Георгий Радо? Татьяна Тэсс. Период от хрущевской «оттепели» до перестроечнь времен включил наибольшее количество известных уже и совр менному поколению имен: Анатолий Аграновский, Алесь Адаме вич, Алексей Аджубей, Александр Бовин, Ярослав Голованов, Игор Дедков, Владимир Дунаев, Анатолий Иващенко, Александр Кав знев, Виталий Коротич, Всеволод Овчинников, Василий Песков Анатолий Рубинов, Мэлор Стуруа, Владимир Цветов. Журналис которые ярко проявились в последнее десятилетие, как правиле представлены в книге собственными публикациями. Среди них Ар тем Боровик, Алексей Венедиктов, Отто Лацис, Владислав Лис ев, Елена Масюк, Александр Минкин, Ирина Петровская, Инн4 Руденко, Николай Сванидзе, Дмитрий Холодов, Юрий Черни-! ченко, Егор Яковлев и многие другие. В конце книги приведей длинный список современных журналистов, о которых предпола* гается написать в следующем аналогичном издании.


Если посчитать все имена журналистов и руководителей СМИ, которые перечислены в этой книге, то окажется, что Александров и Алексеев (они имеют общий корень, который означает «защит­ник») — 26, Владимиров — 17, Юриев — 16 (плюс 2 Георгия). Это самые распространенные среди известных журналистов имена.

Женщины-журналисты в этой книге упоминаются в десять раз реже, чем мужчины. О них всего 8 очерков и еще 17 раз они назы­ваются среди тех, о ком предполагается написать в будущем.

Конечно, ни имя, ни знак зодиака при выборе профессии не имеют самодовлеющего значения, потому что характер человека определяется множеством факторов, как генетических, так и со­циальных. Важно самому проанализировать особенности своего ха­рактера и наложить их на сетку требований к различным журна­листским специализациям, чтобы наиболее адекватно вписаться в профессию (см. тестовые методики в Приложении 6).

Особенности умственных процессов

Психологические характеристики внимания, памяти, мышле­ния, воображения также очень важны для журналиста (см. раздел «Активизация умственных процессов»).

Особенно необходимо развивать произвольное, т.е. волевое, вни­мание. Объем, распределяемость, переключаемость внимания нуж­ны репортеру и ведущему-шоумену, модератору, организующему общение в студии. Без сосредоточенности внимания не обойтись аналитику и публицисту.

Хорошая память — крайне профессиональная необходимость для журналиста. Причем все характеристики памяти в совокупно­сти важны, но для разных специализаций модифицируются: зри­тельная, слуховая память — репортеру; аналитику — логическая; публицисту — образная.

Широта и быстрота мышления характеризуют репортерские, мо-дераторские специализации; глубина, критичность — аналитичес­кие; образность, эмоциональность — публицистические. Аналитика трудно представить без развитого логического (левостороннего) мышления. У публицистов часто превалирует образное (правосто­роннее), хотя в целом тип мышления журналиста — смешанный рационально-образный.

Талант, способности к журналистике — одно из главных психо­логических и профессиональных качеств. Аналитику важно иметь исследовательские способности, шоумену — актерские, режиссер­ские, коммуникативные, руководителям редакций — организатор­ские и коммерческие.


Но, говоря о способностях, следует назвать черты творческой личности. Есть достаточно много интересных исследований на : тему (см. работы Л. Выготского, М. Арнаудова, Н. Гончаренкс А. Маслоу, Ц. Ломброзо, П. Вайнцвайга, С. Цвейга, А. Моруа, А. Л> И. Силантьевой и др.).

По данным исследований американских психологов М. Парлс фа и Л. Датта, творческую личность отличает целый ряд характерна стик: развитое чувство индивидуальности, спонтанность реакции! эмоциональная подвижность, самостоятельность, уверенность себе, напористость, нешаблонность, нестандартность, развиты* самоконтроль, умение заставить себя работать, потребность в дос* тижении поставленной цели. Без этого даже при самых замечатель-j ных способностях мало чего можно добиться.

Валерий Аграновский в книге о журналистской профессии «Ра единого слова» пишет: «В основе любой творческой профессии, том числе и нашей, лежит природный дар, отсутствие которого вое-полнимо разве что самоотверженным трудом и безмерной любовьн к делу, но никак не только знанием технологии... Говоря о необхо-| димости природного дарования... подчеркиваю безусловный примап" таланта над технологией, определяя таким образом удельный секретов мастерства в профессии газетчика. Вместе с тем известно] что многие люди, проявившие способность к журналистике, попа^ дают в число "несостоявшихся". Почему? Потому, думается, что : талант не подкреплен техникой исполнения. Стало быть, верно и i что в журналистику надо идти по призванию, которое есть дитя ланта, но верно и то, что одних природных способностей мало, их нужн подкреплять знанием технологии» (курсив мой. — Л. С).

Гражданские и нравственные качества

К гражданским качествам относятся социальная ответствен? ность перед обществом и аудиторией, чувство социальной спра­ведливости, объективность. Эти качества общие для журналистов любых специализаций. Вместо риторических рассуждений о важ­ности их для журналиста приведу отрывок из книги «Артем», где генерал Ким Цаголов вспоминает об Артеме Боровике:

Я вспоминаю наши беседы, там, на древней афганской земле. Помнишь! наш спор о цели жизни? Он начался с моего возмущенного вопроса:

— Какого черта тебя в это пекло понесло? Что думал Генрих, отпуска»'!
тебя в этот никому не понятный кромешный ад?

Ты долго сидел, насупившись. А потом с какой-то несказанной болью! произнес:

— Вы знаете, мне надоело выглядывать из-за спины отца. Он все это|
сам прошел. А я хочу тоже сам все это пройти. Я хочу не его, а своими]
глазами увидеть все. Я хочу не его синяками видеть, а сам набить соб-|
ственные синяки жизни. Сам хочу понять, где правда, а где ложь.


Я тебе тогда резко ответил:

— Юноша! Война — это не спектакль! На войне еще почему-то и
погибают. Ты это понимаешь?

На другой день ты сам пришел и начал в лоб:

— Всю ночь думал над вашими предупреждениями, но поймите: я
ищу самого себя, смысл своей жизни.

— Но не здесь же искать самого себя, — зло отрезал я.

— Именно здесь,— напирал ты. — Там, — и ты махнул рукой на север,
— можно казаться кем хочешь. Здесь каждый тот, кто он есть в реальнос­
ти. Поэтому именно здесь я должен найти ответ на вопрос о цели своей

жизни.

Вместо ответа я тебе на листке бумаги написал несколько строчек,

передал в свернутом виде и сказал:

— Дурень, прочитаешь, когда ляжешь спать. Не раньше. Помнишь!
Там были слова: «Молодец! Я горжусь тобой. Обнимаю за то, что ты, как
горский ишак, уперся, решив испытать себя и определить цель своей жиз­
ни не в обломовской постели перинной, а в крови и во лжи афганской

войны. Береги себя!»

Ты мне позвонил в три часа ночи и радостно кричал: «Старик, я был уверен. Спасибо вам за все!» Спасибо и тебе! Наш разговор и мне был еще одним уроком в жизни.

Потом, когда мы встретились в Джелалабаде перед выходом на пере­хват каравана, я ехидно спросил:

— Ну как с целью жизни?

Ты мне очень серьезно ответил:

— Я определился однозначно и навсегда. Я буду писать всегда правду
и только правду. Только увидев бездну лжи, я понял цену правды.

Таким тебя, Артем, и запомнили мужественные и честные солдаты бесчестной войны. Ты делил с ними и радость побед, и горечь утрат. Ты был Солдатом среди солдат... На войне люди быстро зреют. Ты ушел с этой войны возмужалым, настоящим, зрелым журналистом. Ты унес в себе мужество Рыцаря и убежденность Гражданина. И в новых условиях, в теперешний период, ты уже не смог молчать, трусливо выжидать, обхо­дить стороной боль и страдание людей, ложь, в которой погрязло наше общество. Ты бросился в самое пекло, совершенно не думая об опасно­сти. Жизненное кредо: «Говорить только правду» — оказалось выше ин­стинкта самосохранения. Ты боролся за правду с верой в торжество доб­ра и справедливости. Ты мог каждому, спокойно и прямо глядя в глаза, сказать: «ЧЕСТЬ ИМЕЮ!»

Эти поразительные строки говорят не только о гражданском мужестве, но и о высоких моральных, нравственных качествах Артема. А нравственные качества оказываются сейчас очень важ­ными для журналиста, потому что заметно упал общий уровень нравственности в обществе и в журналистской среде. Между тем именно журналисты призваны содействовать нормальному мораль­ному климату общества, потому что в их руках самое оперативное и всеохватное средство информации. Высокие нравственные каче-

7-927


ства — это общечеловеческие качества: гуманизм, человеколюбие доброта, стремление помочь людям, человеческая отзывчивс порядочность и неподкупность. Эти качества необходимы все» журналистам, однако особенно актуальны для тех категорий, кс торые подвержены соблазну подкупа, кто занимается расследова! ниями или связан с политикой, пропагандой, рекламой и ком| мерческой деятельностью.

Очень остра для журналистов проблема сохранения нравствен-] ных и ценностных критериев. Сохранить совесть и душу в на* время трудно не только потому, что велик соблазн «продаться деньги», но и потому, что высока реальность шантажа и угроз адрес честных журналистов со стороны криминальных, мафиози структур. Опять процитирую слова генерала Цаголова: «Кто они, ис-| пытавшие боль за тебя, за твою так беспощадно оборванную жизнь? Это те, для которых ты был искрой надежды на то, что ростки Пра и Чести нельзя запахать никакими богатствами, наворованными несчастных и простодушных россиян, попавших во вселенскую ка<* тастрофу, никакими циничными ссылками на СВОБОДУ СЛОВ/ доведенного в наше время до вседозволеннности слова... Они до j вчитывались и вслушивались в твое немолчание, разрывавшее не«| проницаемую пелену мрачных тайн и зловещих махинаций нашег времени. Они восхищались тем, как ты мужественно бичевал могу-| щественных и влиятельных оборотней, растаскавших российскс народное добро. Ты и созданное твоими усилиями дело выхватывав ли из темени их аферы и показывали миллионам людей, кто ее кто. Тебя любили и любят не столько за то, что был великолепны» журналистом, тружеником в жизни, а за то, что в тебе в едины* болевой комок срослись святые понятия "СОВЕСТЬ" и "ДОЛГ"»|

Гражданские и нравственные качества в значительной мере яв­ляются для журналиста профессиональными. Ибо ложь, продажность,! нарушение естественных запретов и норм общественной жизни имя сенсационных публикаций, пропаганда, «раскрутка» (как говоч рят теперь) сомнительных политических идей и фигур за деньг могут принести непоправимый вред обществу, отравить сознание и| душу людей. Но и сама личность такого журналиста претерпевает! необратимые изменения. Кроме того, человек, нарушающий эти-! ческие нормы человечности и кодекс чести профессии, рискует] потерять уважение и доверие не только аудитории, но и коллег.

Профессиональная структура личности

Одним их первых сформулировал основные требования к жур-rj налисту М. В. Ломоносов, который написал в ответ на несправед- j ливую критику научных работ «Рассуждение об обязанностях жур-1


налистов при изложении или сочинений, предназначенное для поддержания свободы философии», опубликованное в 1755 г.

Положительно оценивая достигнутую к тому времени свободу философии, Ломоносов отмечал, что «злоупотребление этой сво­бодой причинило очень неприятные беды, количество которых было бы далеко не так велико, если бы большинство пишущих не превра­щали писание своих сочинений в ремесло и орудие для заработка средств к жизни, вместо того, чтобы поставить себе целью строгое и пра­вильное разыскание истины» (курсив мой. — Л. С).

Между тем, по словам Ломоносова, «литературный поток не­сет в своих водах одинаково и истину и ложь, и бесспорное и небесспорное». Поэтому журналистам требуются силы и добрая воля. «Силы — чтобы основательно и со знанием дела обсуждать те мно­гочисленные и разнообразные вопросы, которые входят в их план; воля — для того, чтобы иметь в виду только истину, не делать никаких уступок ни предубеждению, ни страсти...»

В результате Ломоносов формулирует семь правил, которыми должен руководствоваться журналист, имея в виду того, кто пи­шет о научных исследованиях и открытиях. Но эти правила прак­тически универсальны для любой журналистской специализации.

1. «Всякий, кто берет на себя труд осведомлять публику о том, что
содержится в новых сочинениях, должен, прежде всего, взвесить свои силы.
Ведь он затевает трудную и очень сложную работу, при которой приходит­
ся докладывать не об обыкновенных вещах и не просто об общих местах, но
схватывать то новое и существенное, что заключается в произведениях, со­
здаваемых часто величайшими людьми. Высказывать при этом неточные и
безвкусные суждения — значит сделать себя предметом презрения и на­
смешки; это значит уподобиться карлику, который хотел бы поднять горы».

2. «Чтобы быть в состоянии произносить искренние и справедливые
суждения, нужно изгнать из своего ума всякие предубеждения, всякую

предвзятость...»

3. «Прежде чем бранить и осуждать, следует не один раз взвесить, что
скажешь, для того, чтобы быть в состоянии, если потребуется, защитить и
оправдать свои слова. Так как сочинения этого рода обычно обрабатывают­
ся с тщательностью и предмет разбирается в них в систематическом поряд­
ке, то малейшие упущения и невнимательность могут привести к опромет­
чивым суждениям, которые уже сами по себе постыдны, но становятся еще
гораздо более постыдными, если в них скрывается небрежность, невеже­
ство, поспешность, дух пристрастия и недобросовестность».

4. «Журналист не должен спешить с осуждением гипотез. Они дозво­лены в философских предметах и даже представляют собой единственный путь, которым величайшие люди дошли до открытия самых важных истин. Это нечто вроде прорыва, который делает их способными достигнуть зна­ний, до которых никогда не доходят умы низменных и пресмыкающихся во прахе».


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!