Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






К проблеме материнского рода



 

В последние годы специалисты по истории первобытного общества все чаще высказывают мнение, что проблема первичности материнского рода может иметь альтернативное толкование110. В среде зарубежных и отечественных исследователей сейчас почти не осталось таких, кто бы безоговорочно считал, что материнский род является универсальной исторической стадией, пройденной всеми народами и приуроченной к началу родового строя. С. А. Маретина, анализируя нынешнее состояние наших знаний о матрилинейном обществе, указывает, что «матрилинейность не вытекает непосредственно из уровня развития : ее можно встретить как у народов, находящихся на раннеродовом уровне, так и у достаточно высокоразвитых (южноиндийские наяры) . Правда, есть определенный предел, когда с увеличением производительности хозяйства и политической централизации матрилинейные коллективы уступают место патрилинейным (но уже не на родовом уровне) или билатеральным» 111. Касаясь вопроса о мнимой архаичности материнского рода, С. А. Маретина обращает внимание на то, что «матрилинейная структура отличается большей сложностью, чем патрилинейная на соответствующем уровне, и дает значительно большее разнообразие форм (например, матрилокальность при патрилинейности; матрилинейность при аванкулолокальности и патрилинейном наследовании должностей и т. д.)»112. Сибирские археологи отмечают, что для таежной и тундровой зон Западной Сибири мы пока не располагаем данными для заключения о существовании здесь когда-либо материнского рода. Л. П. Хлобыстин в одной из своих работ привел примеры, свидетельствующие о том, что у неолитических охотников север­ной Евразии нередки насильственные захоронения женщины в одной могиле с мужчиной 113. По его наблюдениям, неолитические антропоморф­ные скульптуры севера Евразии изображают почти исключительно мужчин 114. Заметим в этой связи, что за редким исключением (см., например, рис. 23,11) по существу все определимые человеческие фигурки на древних наскальных изображениях Урала и подавляющее большинство известных бронзовых антропоморфных идолов Восточного Зауралья и Западной Сибири также изображают мужчин. То же самое отмечается для древней деревянной и каменной скульптуры. Так, верхняя часть каменных пестов и рукоятей терочников из памятников самусьско-сеймин-ской эпохи оформлялись обычно в виде фаллоса или головы мужчины115. В. И. Матющенко, касаясь общественного строя западносибирского населения эпохи бронзы в таежном Приобье, в частности социальной организации носителей самусьской культуры, высказался в пользу существования у них «устойчивых патриархальных норм» 116 .



Ко времени прихода в Сибирь русских у всех сибирских народов несмотря на то, что многие их них оставались на уровне первобытности, род был патрилинейным, брак натрилокальным, а основной хозяйственной единицей была патриархальная семья, хотя у некоторых этнических групп в семейно-родовых обычаях встречались отдельные проявления, которые при желании можно было принять за реликты материнского рода. Так, например, у нганасан, энцев, селькупов, кетов прослеживаются пережитки матрилокалыюго брака и матрилинейппго счета родства117. Кроме того, этнографы зафиксировали у ряда аборигенных групп Сибири достаточно хорошо выраженный культ матери-родоначальницы. У селькупов почитаете я Небесная Мать, Жизнедательница-Старуха 118, у ваховских остяков — Пугос-лунг (Мать-дух) или Торум-анка (Мать бога) 119, у северных угров - Великая Проматерь фратрии Мощ (Калтащ-эква) 120, у нганасан хорошо изучен этнографически культ Матерей Природы 121.

Этнографы считают, что почитание матери-родоначальницы, элементы матрилокального брака и матрилинейного счета родства являются свиде­тельством существования у этих народов в прошлом материнского рода. Авторы коллективной монографии «Общественный строй народов Сибири» выскачали мысль, что для значительной части народов Крайнего Севера возникновение и развитие оленеводства «является тем рубежом, после которого начинает возрастать правовое преимущество мужчин» 122. Одна­ко при этом авторы упомянутой монографии ничего не говорят о том, в чем, собственно, может выражаться отличие правового статуса пешего охот­ника от охотника, использующего оленя в транспортных целях.



Другие этнографы, например Е. Д. Прокофьева, считают, что разложение материнского рода у западносибирских аборигенов, в частности у селькупов, произошло всего лишь 300- 350 лет начал, и XVII в., и было связано с «переселением с древних территории родов, с возрастающей ролью мужчин-воинов, защитников рода» 123. Мам представляется, что ставить процесс смены материнского рода отцовским в прямую связь с миграциями, отвлекаясь от производственного и экологического факто­ров, нет оснований. История Западной Сибири в течение всего археоло­гически обозримого периода была богата миграциями, и совершенно непонятно, почему лишь одна из недавних миграций, случившаяся у сель­купов три века назад, привела к разложению материнского рода и станов­лению отцовского.

Легко заметить, сколь несходны точки зрения западносибирских архео­логов и этнографов: если первые склонны считать, что патрилинейные традиции в развитии рода господствовали с каменного века, то вторые полагают, что материнский род сменился отцовским лишь накануне этно­графической современности. Эти точки зрения противостоят друг другу как взаимоисключающие, хотя и у нас, и за рубежом этнография накопила много данных, которые говорят о том, что к рассматриваемой проблеме нельзя подходить однозначно. Д. Ф. Аберле, рассмотревший вслед за Д. П. Мэрдоком 565 родовых обществ Америки. Африки, Южной Азии и Океании, обратил внимание на то, что матрилинейныс общества (84 из 565, т. е. 15%) характерны для тех районов, где основная роль в хозяй­стве принадлежит прнмит ивному земледелию, не знающему плуга и ирри-гании, или оседлому рыболовству124. В обществах, связанных со ското-

 

Рис. 23. Древние западносибирские антропоморфные изображения

1-3— сомусьско-сейминская эпоха;: 4-8, 10, 14-16 – железный век; 9, 12, 13,17, 18 — средневековье;11- дата неизвестна

1—3 –Самусьское IV поселение; 4- Кижировское городище; 5,15- Шайтанская II стоянка; 6- Мало-Юксинскоекультовое место;7, 11- Тюменская обл., 8, 14- Степановский клад; 9,12,13- верховья Томи; 10- Мурлинский клад; 16- Парабельский клад; 17- городище Шаманский Мыс на р. Васюган; 18- поселение Напас на р. Тым.

1—4 — рисунки на глиняной посуде; остальное — бронзовое и медное литье

водством, охотой и собирательством, матрилинейность встречается как исключение.

Из 84 матрилинейных обществ лишь 13 имели присваивающую эконо­мику, но семь из этих 13 (северо-запад Северной Америки) были оседлыми рыболовами, а четыре (Южная Америка), хотя являлись бродячими охот­никами и собирателями, судя по ряду данных, некогда знали земледелие, но утратили его в послеколумбовый период, когда были вытеснены в непри­годные для земледелия районы|125, т. е. матрилинейность у них является как бы социальным реликтом.

Матрилинейность оседло-рыболовческих обществ, видимо, объясняется тем, что роль женщины была там особенно велика. Рыболовческие занятия были более посильны женщине, чем охотничий промысел: они не требовали длительных отлучек и поэтому не слишком мешали исполнению повседнев­ных домашних обязанностей — приготовлению пищи, шитью одежды, воспитанию детей и т. д. Ф. Белявский, перечисляя основные занятия остячки (разбивка чума, приготовление пищи, шитье, заготовка дров и т. д.), называет также рыбную ловлю, консервирование рыбы на зиму и вя­зание сетей 126. По его наблюдениям, у самоедов рыболовством тоже зани­мались обычно женщины 127. Интересно, что безоленные хозяйства тазовских селькупов, перешедшие в начале XX в. к рыболовческому типу хозяй­ства, обычно не имели мужчин 128. Похожую картину сибирские этнографы наблюдали в конце прошлого столетия у тундровых юкагиров и тунгусо-юкагиров: оседлым рыболовческим хозяйством у них жили, как правило, безоленные семьи и семьи, потерявшие мужчин-кормильцев 129.

А. Ф. Анисимов, доказывая безусловную, на его взгляд, первичность материнского рода, писал: «Можно указать на народы, перешедшие от матрилинейности к патрилинейности, но нельзя указать на такие, которые проделали бы обратную эволюцию» 130. Однако если иметь в виду наличие определенного предела увеличения «производительности хозяйства и политической централизации», при котором, по С. А. Маретиной, матрилинейные коллективы могли уступать место патрилинейным, то следует признать, что современные этнографы наблюдали преимущественно те социальные трансформации, которые совершались на том самом «пределе», а не до него. Думается все-таки, что за рамками этого «предела» обратные трансформации могли иметь место. Выше мы уже говорили о случаях, когда женщины в силу конкретных исторических обстоятельств приобре­тали первенствующую роль в хозяйстве (например, при переходе от охоты к оседло-рыболовческим занятиям в результате гибели мужчин-кормиль­цев на войне или охотничьих промыслах). В принципе такие ситуации могли дать начало формированию новой социальной традиции (наследова­ние по материнской линии, принятие в свой род мужчин-чужеродцев и т. д.).

Исходя из вышеизложенного, можно предполагать, что в первобытную эпоху матрилинейные элементы в условиях присваивающего хозяйства быль более свойственны оседлому рыболовческому населению, в условиях производящей экономики — группам с примитивным мотыжным земле­делием. В свете этого существование материнского рода или наличие ряда матрилинейных черт достаточно вероятно у древнего населения Нижнего Притоболья, где в переходное время от неолита к бронзовому веку обитали

многочисленные группы оседлых рыболовов. Возможно, матрилинейные элементы были присущи родовой организации пастушеско-земледельческого населения андроновской эпохи, в том числе и южных андроноидных групп. В последние годы к мысли о возможности материнского рода у пастушеско-земледельческого и земледельческого населения степей и полупустынь в эпоху бронзы (у андроновцев и тазабагьябцев) склоняется М. А. Итина131.

Что касается носителей других хозяйственных типов Западной Сибири — охотничьего, охотничье-рыболовческого, кочевого скотовод­ческого, то здесь матрилинейные тенденции в развитии рода, видимо, никогда не были преобладающими. Однако в этом отношении вряд ли применимы какие-либо абсолютные формулы и схемы. Надо учитывать, что в некоторых случаях, например при смене одного экономического уклада другим, социальная традиция могла переживать хозяйственную, а при смешении этносов с разными социальными традициями социальный синкретизм мог иметь множество вариантов — в зависимости от экологи­ческих, экономических, исторических и других условий.

*

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 522.

2 Там же, с. 523.

3 Зданович Г. Б., 1975.

4 Косарев М. Ф. 1976, с. 15.

5 Зданович Г. Б., 1975, с. 4.

6 Толыбеков С. Е., 1971; Казанов А. М., 1975; Марков Г. Е., 1976; Пуляркин В. А., 1976.

7 Толыбеков С. Е., 1971, с. 600.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 22.

9 Головачев П. М., 1905, с. 242.

10 Тутковский П. А., 1915; Гумилев Л. Н., 1967.

11 Рыбаков С. Г., 1897, с. 173.

12 Гейне А. К., 1898, с. 581.

13 Рыбаков С. Г., 1897; Головачев П. М., 1902.

14 Долгих Б. О., 1960, с. 615.

15 Кулаков П. Е., 1898, с. 98—100.

16 Там же, с. 97.

17 Каратанов И., 1886, с. 619.

18 Маргулан А. К., 1979, с. 263-272. Не исключено, что факт полного отсутствия на поселениях тазабагьябской культуры в Приаралье зерен культурных злаков (Итина М. А., 1977, с. 178) отчасти объясняется тем, что выявленные архео­логически тазабагьябские орошаемые участки были не земледельческими, а паст­бищными или сенокосными угодьями.

19 Абрамов Н. А., 1886, с. 351—352.

20 Врангель Ф., 1841, с. 345.

21 Рынков К. М., 1917, с. 14.

22Овчинников М., 1898, с. 102.

23Хлобыстин Л. П., 1972, с. 32.

24Паллас П. С., 1788, с. 94—98.

25Там же, с. 120.

26 Симченко Ю. Б., 1976, с. 185-189.

27Долгих Б. О., 1960, с. 169; Хлобыстин Л. П., 1972, с. 32; Симченко Ю. Б.,

1976, с. 185—189.

28Долгих Б. О., 1960, с. 619.

29Иохельсон В., 1900.

30Бахрушин С. В., 1935, с. 14.

31Зуев В. Ф., 1947, с. 68.

32Левшин А., 1832, ч. 3, с. 83.

33Львов В., 1908, с. 27.

34Россия. Полное географическое описание

нашего отечества. СПб., 1903, т. XVIII,

с. 240.

35Чернецов В. Н., 1971, с. 75.

36Любарских П., 1792, с. 62.

37Долгих Б. О., 1960; Генинг В. Ф.,

38Лисицына Г. Н., 1972, с. И- 16.

39Кузнецов Н. И., 1887, с. 745-746.

40Носилов К. Д., 1904.

41Сенкевич-Гудкова В. В., 1949.

42Угрин М. И., 1971, с. 132.

43Шаргородский С., 1895, с. 136.

44Там же, с. 147.

45Таксами Ч. М„ 1972, с. 197.

46Пигнатти В. Н., Ивановский В. А.,Гладышее Т. П. и др., 1911, с. 9—11

47Елькина М. В., 1977, с. 104.

48Патканов С., 1891, с. 45.

49Папанов С. К., 1892, с. 92.

50Патканов С., 1891, с. 43.

51Там же, с. 48.

52Материалы по фольклору хантов, 1978,с. 31.

53Патканов С., 1891, с. 49.

54Патканов С. К., 1892, с. 94.

55Патканов С., 1891, с. 32.

56Шишонко В., 1884, с. 714.

57Там же, с. 713.

58 Папанов С., 1891, с. 20—21.

59 Там же, с. 22.

60 Там же, с. 71.

61Шишонко В., 1884, с. 714; Бахрушин С. В., 1935, с. 14.

62Бахрушин С. В., 1935, с. 37, 67.

63 Миллер Г. Ф., 1937, с. 242.

64Папанов С., 1891, с. 68.

65 Там же, с. 102.

66 Бахрушин С. В., 1935, с. 24.

67 Миллер Г. Ф., 1937, с. 244.

68Бахрушин С. В., 1935, с. 45.

69Там же, с. 34.

70Там же, с. 47—49.

71 Городков Б., 1912, с. 198.

72Иванов С. В., 1978, с. 138—142.

73Белявский Ф., 1833, с. 90—91.

74 Этнографические замечания и наблюде­ния Кастрена о лопарях, самоедах и остя­ках, извлеченные из его путевых воспоми­наний 1838—1844 гг.. СПб., 1858, с. 308— 309.

75Чернецов В. Н., 1957, табл. XXII.

76 Мошинская В. И., 1953а, табл. XV.

77Спицын А., 1906, рис. 4; 7; 9.

78Харузин И., 1903, с. 240—281.

79Клеменц Д. А., Хангалов М. Н., 1910.

80 Патканов С., 1891, с. 45, 47.

81 Там же, с. 63.

82 Там же, с. 74.

83Гондатти Н. Л., 18886, с. 37.

84 Дмитриев-Садовников Г., 1916, с. 6; Шатилов М. Б., 1931, с. 105.

85Шульц Л., 1913.

86 Новицкий Г., 1884, с. 44.

87Прыткова Н. Ф., 19496.

88Белявский Ф., 1833, с. 99; Смирнов И., 1894, с. 143; Шульц Л., 1913; Прыт­кова Н. Ф., 19496.

89 Белявский Ф., 1833, с. 99.

90Этнографические замечания и наблюде­ния Кастрена..., 1858, с. 298—299.

91Бартенев В., 1896, с. 83—84.

92Инфантьев П., 1909, с. 245.

93Гондатти Н. Л., 18886, с. 8.

94Патканов С., 1891, с. 34.

95Там же, с. 34.

96Белявский Ф., 1833, с. 52.

97 См.: Архив Маркса, Энгельса, т. IX, с. 88.

98См.: Там же, с. 147.

99Маркс К., Энгельс Ф., Соч., т. 21, с. 164.

100Маркс К,., Энгельс Ф., Соч., т. 46 ч I с. 46.

101Марков Г. Е., 1976, с. 313.

102 Aberle D. F.,1961; Murdock G.P., 1957.

103Окладников А. П., 1979.

104 Murdock G.P., 1968, р. 15.

105Сальников К- В., 1967, с. 369.

106Матющенко В. И., 1974, с. 110—112.

107Стоянов В. Е., 1977, с. 158.

108 Могильников В. А., 1976, с. 162—163.

109Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 23, с. 522.

110Членов М. А., 1971; Григорьев Г. П., 1972.

111Маретина С. А., 1979, с. 131.

112 Там же, с, 132.

113Хлобыстан Л. П., 1972, с. 39.

114 Там же, с. 40.

115 Косарев М. Ф., 1981.

116 Матющенко В. И., 19736, с. 90.

117 См.: например: Пелих Г. И., 1963, с. 146; Алексеенко Е. А., 1967.

118Прокофьева Е. Д., 1952, с. 103.

119 Шатилов М. Б., 1931, с. 129.

120Чернецов В. Н., 1965.

121Симченко Ю. Б., 1963.

122Общественный строй народов Северной Сибири, 1970, с. 72.

123Прокофьева Е. Д., 1952.

124 Aberle D. F.,1961, р. 667—668.

125 Ibidem, р. 669.

126Белявский Ф., 1833, с. 120. Видимо, утверждение А. А. Попова, что в Сибири «плетением сетей занимались исключи­тельно мужчины» (1955, с. 98), не вполне справедливо.

127Белявский Ф., 1833, с. 167.

128Лебедев В. В., 1978, с. 24.

129 Иохельсон В., 1900, с. 163.

130 Анисимов А. Ф., 1969, с. 27.

131Итина М. А., 1977, с. 216, 227—228.

 


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!