Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Власть и контроль над средствами массовой информации



Часто можно слышать, что демократические правительства осуществляют контроль над средствами массовой информации иначе, нежели власти в авторитарных и тоталитарных государствах. И я вполне согласен с таким наблюдением. Однако не следует преувеличивать ни свободы средств массовой информации в неавторитарных государствах, ни тотальности контроля над СМИ в авторитарных государствах. Более того, можно сказать, что правительственное регулирование в этой сфере может осуществляться от имени граждан, имеющих право слышать различные мнения, а также от имени властных структур, имеющих право ограничивать эти мнения в сфере их выражения в средствах массовой информации. С тем чтобы избежать упрощенных и некорректных различий, я остановлюсь не столько на формах правительственного контроля надСМИ, сколько на видах этого контроля.

Первое, как правило все властные структуры, даже в неавторитарных государствах, склонны ограничить количество радио- и телевизионных станций, ссылаясь на ограниченное количество свободных частот. Выдачей подобных разрешительных лицензий занимается обычно правительственное учреждение, как например, Федеральная комиссия по средствам массовой коммуникации в Соединенных Штатах, Министерство информации в Великобритании, или Главное управление почт и телекоммуникаций в Норвегии. Последние достижения в сфере кабельного телевидения и спутниковой связи делают задачу ограничения количества станций менее острой, и это особенно характерно для телевизионного вещания, однако лицензирование, которое позволяет властям осуществлять контрольную роль над средствами массовой информации, особенно, когда речь идет о том, кому выдать новые лицензии или чьи просроченные лицензии должны быть возобновлены, представляет собой то полномочие, от которого правительства не хотят так легко отказаться. И можно даже сегодня слышать голоса, утверждающие, что в то время как в силу экономических факторов количество газет сократилось, было бы вполне разумным для властных структур взять на себя задачу лицензирования печатных органов.



Существует целый ряд положений и правил предписывающего характера, которые имеют целью обеспечить освещение широкого спектра общественного мнения в средствах массовой информации. В Соединенных Штатах, например, к такого рода правилам относится положение об одинаковом доступе к средствам массовой информации (если радио- или телевизионная станция дает или продает время одному кандидату на выборах, она должна дать или продать такое же количество времени другим кандидатам, которые выдвинуты на тот же пост в ходе проходящей предвыборной кампании), «доктрина справедливости» (в разумных пределах должно быть предоставлено время для выражения противоположных взглядов и точек зрения в том случае, когда обсуждается спорный вопрос), а также право на опровержение (лица, подвергшиеся по радио или по телевидению нападкам, нанесшим по их мнению ущерб их репутации, имеют право на опровержение). Однако в действительности все эти правила не применялись на сто процентов, и «доктрина справедливости», например, в 1987 г. была снята как одно из обязательных правил, которое должны были соблюдать средства массовой информации. И вместо того чтобы предоставить достаточное время всем кандидатам, желающим высказать свои точки зрения, владельцы широковещательных станций обычно стремятся оставаться в рамках тех правил, которые существуют, путем ограничения времени, выделенного всем кандидатам или их сторонникам, а также путем уклонения от обсуждения острых общественных вопросов.



Важным также представляется государственное регулирование в отношении прав журналистов. Имеют ли журналисты какие-то особые права на получение информации, которых не имеют обычные граждане? Имеют ли они право на удержание информации, которую они собирают в ходе своей работы, ссылаясь на соображение конфиденциального характера источников? Имеют ли они право беспрепятственно освещать судебные процессы, связанные с возможным разглашением секретной информации? Имеют ли они, к примеру, право публиковать негативные репортажи о государственных деятелях, не опасаясь при этом быть привлеченными к суду за клевету? Вопросы государственного регулирования в этой сфере весьма непросты, и ответы на них можно найти только вникнув в тонкости правительственного процесса. В политических системах с укоренившейся традицией уважения прав и свобод личности, в частности такой свободы как свобода слова, и там, где судебная власть отделена от исполнительной и законодательной власти, журналисты могут обратиться за защитой своих конституционных прав и требовать отмены правительственных ограничений на свою деятельность. Однако даже в таких странах суды не всегда выносят свое решение в пользу журналистов. В Соединенных Штатах, к примеру, суды всегда выносили решения, согласно которым, журналисты не имеют никаких специальных прав на получение информации и что властные структуры могут требовать отчета журналистов в суде (при этом всегда звучит требование, чтобы ни в коем случае не было нарушено право ответчика на получение справедливого судебного разбирательства, и утверждение, что только журналисты могут доложить суду необходимую информацию во всей ее полноте). Судьям, ведущим открытые судебные разбирательства всегда было разрешено налагать запрет на освещение процесса в средствах массовой информации, во всяком случае частично. В тех случаях, когда суды рассматривали вопросы о клевете, журналисты действительно получали определенную защиту против преследований со стороны государственных деятелей, чьи действия, разумеется, более подвержены контролю со стороны общественности, чем действия обычных граждан. Однако в течение последних лет Верховный Суд США проявляет меньшую настойчивость в деле защиты прав журналистов в этой области.



Такая практика предоставления лишь частичной защиты журналистам, в отличие от других граждан, имеет место и в других странах. В Японии, например, хотя конституция и защищает свободы слова и печати, Верховный Суд вынес решение, согласно которому «в интересах защиты общественного благосостояния могут налагаться ограничения». В этом же решении Верховного Суда Японии также говорится, что «правовые ограничения, имеющие целью обеспечить справедливое судебное разбирательство, справедливые выборы, право на защиту чести и личной жизни, а также право государства на национальную безопасность являются вполне допустимыми». Сбор новостной информации считается вполне достойным уважения делом, однако находится ли это занятие под защитой конституции или нет, остается все еще спорным вопросом.

В авторитарных политических системах журналисты находятся под значительно меньшей защитой. В сегодняшнем Чили военные власти утверждают, что они уважают свободу слова, однако по-прежнему стремятся жестко контролировать средства массовой информации или даже применять к ним санкции. За последние 10 лет правления диктатора Франциско Франко в Испании почти 500 публикаций были закрыты из-за того, что правительство не было удовлетворено той или иной статьей в газете, фотографией, какой-либо инсинуацией или даже каким-либо отдельным словом в статье или каком-либо материале. В таких случаях закрытие газеты или издания всегда сопровождалось штрафами, увольнением журналистов или редакторов с работы, вынесением судебных приговоров, высылкой из страны, уничтожением всех печатных материалов, используемых при издании газеты и лишением правительственной поддержки. Сомневаясь в своей способности изменить что-либо и располагая возможностью более интересно провести время, мы, как правило, не видим смысла в том, чтобы ехать через весь город и посетить какое-либо политическое сборище или собрание. И у кого из нас есть время, для того чтобы собраться и поехать в библиотеку с целью тщательно изучить острый вопрос, который широко обсуждается сегодня?

Более того, изо дня в день мы все больше и больше времени проводим в общении со средствами массовой информации. За завтраком мы не можем обойтись без утренней газеты, точно так же как без чашки кофе. Современные средства транспорта вынуждают нас больше, а не меньше проводить времени в пути на работу и с работы. И пока мы вынуждены пережидать время в ходе заторов на дорогах в часы пик, сидя в своих автомобилях, мы обычно включаем радио, слушаем новости или перелистываем страницы газет и журналов, чтобы убить время. Средства телефонной, телеграфной связи, компьютерные каналы позволяют нам связываться друг с другом через километры и мили расстояний, через океаны и границы. Они делают нас все более зависимыми друг от друга. Свое свободное время ранее мы проводили, играя на свежем воздухе, занимаясь спортом или общаясь друг с другом. Теперь же мы все дольше сидим перед телевизорами. Так или иначе, мы ежедневно потребляем в огромных количествах информацию, передаваемую по каналам СМИ. Связаться с кем-либо по каналам связи и передать какой-либо пустячок для большинства из нас настолько соблазнительное занятие, что мы, как правило, не можем удержаться и дополняем этими частными посланиями ежедневный поток информации.

Конституция РФ устанавливает определённые ограничения свободы информации. Законный способ поиска, получения, передачи, производства и распространения информации (в том числе массовой) предполагает недопустимость разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну. Запрещено использование СМИ в целях совершения уголовно наказуемых деяний: для призыва к захвату власти; насильственному изменению конституционного строя и целостности государства; разжигания национальной, классовой, социальной, религиозной нетерпимости или розни: для пропаганды войны и для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости. Также запрещено использование в теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным СМИ[источник не указан 415 дней].

Пропага́нда (лат. propaganda дословно — «подлежащая распространению (вера)», от лат. propago — «распространяю») — в современном политическом дискурсе понимается как распространение взглядов, фактов, аргументов и других сведений, в том числе слухов или заведомо ложных сведений, для формирования общественного мнения или иных целей, преследуемых пропагандистами.

Қазақстандағы сөз еркіндігі, баспасөз бостандығына қатысты қандай да бір қиындықтар бар деп айту қиын, өйткені билікті ашық сынайтын «Тасжарған», «Свобода слова» секілді тәуелсіз басылымдардың ашық түрде таралып, халық қолына баруы - бұл елдегі сөз бостандығының алғышарттарының негізі болмақшы. Сондықтан Қазақстанда сөз бостандығы бар деп айта аламыз, - дейді Т.Әбішев.
Алайда Қазақсанда шығатын «Тасжарған» газетінің бас редакторы Бақытгүл Мәкімбай бұл пікірмен келіспейді.
- Қазақстанда сөз бостандығы, баспасөз еркіндігі мәселесін жақсы деп айтуға әлі ерте. Өйткені тәуелсіз басылымдар көптеген қиындықтарға ұшырайды, ал осы басылымдардың журналистері үнемі бақылауда, үлкен қысым жағдайында жүреді, - дейді журналист.
ЮНЕСКО ұйымының Қазақстандағы бюросының жетекшісі Тарья Виртанан ханымның айтуынша, өткен жылы БҰҰ-ның адам құқығы жөніндегі жоғары комиссары Қазақстанға арнайы сапармен келіп, осындағы адам құқығы және сөз бостандығы жағдайымен танысып қайтқан соң, өзінің бағалауын жасаған болатын. Бұл бағалау бойынша Қазақстанның қазіргі қолданыстағы бұқаралық ақпарат құралдары туралы заңы халықаралық норма, талаптарға сай еместігі, заңда ақпарат құралдары үшін көптеген шектеулер мен олқылықтардың бар екендігі айтылыпты.
- ЮНЕСКО ұйымы Қазақстандағы және аймақтағы басқа елдердегі сөз бостандығына қатысты жағдайды жақсарту мақсатында үкіметтік және үкіметтік емес ұйымдармен бірлесіп жұмыс істеуге дайын,- деді ЮНЕСКО ұйымының Қазақстандағы өкілі.
БҰҰ-ның Даму Бағдарламасының Қазақстандағы тұрақты өкілінің орынбасары Стелиана Недера ханымның айтуынша, әлемнің кез-келген мемлекетіндегі азаматтық қоғамның қаншалықты деңгейде дамығандығы сол елдегі баспасөз еркіндігінің толық жағдайын көрсете алмақшы

Өткен жылы халықаралық «Freedom House» ұйымы әлемнің 195 еліндегі сөз бостандығы, баспасөз еркіндігі мәселесіне зерттеу жасап сол зерттеу қортындысы бойынша Қазақстан Тәжікстанмен бірге баспасөз еркіндігі нашар елдердің қатарында 166-шы орынды иеленген.

Қазақстан Республикасының халықаралық міндеттемелері ең бірінші кезекте Азаматтық және саяси құқықтар туралы халықаралық пактіні ратификациялаудан туындайды. Осы Пактінің 19-бабы үш тармақтан тұратынын еске сала кетейін. Бірінші тармақ адамның өз пікірі болуына, екінші тармақ осы пікірді таратуына кепілдік береді, ал үшінші тармақта пікірді тарату құқығын шектеу қағидаттары ескеріледі.

Бұл шектеулердің шарттары Пактіде барынша жалпылама түрде тұжырымдалған. Оларды еркін әрі кеңейтілген мағынада түсінбес үшін, жетекші әрі уәкілетті әлемдік сарапшылар (бұлар ең бірінше кезекте Біріккен Ұлттар Ұйымының пікір бостандығы және оны еркін білдіру құқығын көтермелеу мен қорғау мәселесі жөніндегі әлеуметтік баяндамашысы, ЕҚЫҰ бұқаралық ақпарат құралдарының бостандығы мәселелері жөніндегі өкілі және Америкалық мемлекеттер ұйымының пікірді еркін білдіру мәселелері жөніндегі әлеуметтік баяндамашысы) пікірді еркін білдіруді шектеу шектерін түсіндіретін бірқатар құжаттарды баспадан шығарды.

Мысалы, БҰҰ әлеуметтік баяндамашысы, Америкалық мемлекеттер ұйымының пікірді еркін білдіру мәселелері жөніндегі әлеуметтік баяндамашысы және ЕҚЫҰ өкілінің БАҚ бостандығы бойынша 2002 жылғы Бірлескен декларациясында былай делінген: «Жала жапқаны үшін қылмыстық жаза – пікір білдіру бостандығын қисынды түрде шектеу емес; жала жапқаны үшін қылмыстық жазалауға қатысты барлық заңдардың қажет болған кездерде күші қайтарылуға немесе азаматтық құқықтағы тиісті заңдармен ауыстырылуға тиіс».

Біріккен Ұлттар Ұйымының пікір білдіру бостандығы жөніндегі әлеуметтік баяндамашысы 2008 жылғы есепте былай деп атап көрсетті: «Жала жабу туралы көптеген заңдардың субъективті сипаты, олардың тым кең ауқымы және қылмыстық құқық шеңберінде қолданылуы оларды журналистік зерттеулер мен сынды нашарлатудың қуатты тетіктеріне айналдырып жіберді».

БҰҰ-ның Адам құқықтары жөніндегі комитетінің (айта кетейін, Қазақстанның осы Комитеттің мүшесіне айналғанына көп бола қойған жоқ) 2011 жылы шыққан № 34 Жалпы тәртіптегі ескертпесінен дәйексөз келтірейін: «Комитет жоғары мемлекеттік тұлғаны қорлау, сотты қадірлемеу, билік өкілдерін қадірлемеу, ту мен рәміздемені қадірлемеу, мемлекет басшысына жала жабу, мемлекеттік лауазымды тұлғалардың атақ-абыройын қорғау сияқты әрекеттер туралы заңдарға байланысты алаңдаушылық білдіреді; ол сондай-ақ заң арқылы беделіне күмән келтірілді-мыс деген адамның жеке басының алатын орны жоғары болғандықтан ғана қатаңырақ шаралар белгіленгенбеуге тиіс деп мәлімдейді».

Азаматтық және саяси құқықтар туралы халықаралық пактінің 19-бабымен заң жобасын әзірлеушілер таныс болса да, ал Пактінің үшінші тармағына сәйкес сөз бостандығын шектеудің халықаралық стандарттары туралы сірә да ештеңе білмейтін болса керек, Қылмыстық кодекстің жобасында шамадан тыс шектеулердің болуына әкелген де осы.

Қазақстандық 12 үкіметтік емес ұйымнан құралатын біздің «20-шы бап» коалициясы Қылмыстық кодексті әзірлеу сатысында Бас прокуратураға өзінің ұсыныстарын жолдап, қылмыссыздандыру қажеттігіне негіздеме берді. Оған «Ведомствоаралық жұмыс тобы» қол қойған мынадай жауап алды: «Біздің ойымызша, жала жабу мен қорлауды қылмыссыздандыру пікір білдіру бостандығына ықпалдаспайды, керісінше, азаматтардың атақ-абыройы мен қадір-қасиетіне қасақана қол сұғудың артуына әкеледі, ал бұл Азаматтық және саяси құқықтар туралы халықаралық пактінің өз пікірін еркін білдіру құқығын іске асырған кезде басқа адамдардың құқықтары мен абыройын құрметтеу туралы қағидасымен үйлеспейді».

Пактінің 19-бабының 3-тармағының дұрыс түсіндірілмеуі туралы мен айтып өттім. Енді «қасақана қол сұғу» туралы. Бас прокуратураның Құқықтық статистика және арнайы есепке алу жөніндегі комитетінің деректері бойынша 2010 жылдан бастап 2013 жылдың бірінші жартысына дейін республикада жала жабу туралы айып тағу бойынша 1480 іс ақталған; оның ішінде жартысынан астамы, яғни 760 іс тоқтатылған. Біздің қордың деректері бойынша БАҚ арқылы жала жабу мен қорлағаны үшін 2010 жылдан бастап 2013 жылға дейін 65 сот процесі өткен, оның 16-сы айыптау үкімімен аяқталған, соның ішінде 3 адам бас бостандығынан айыруға кесілген. Құрметті депутаттар, осыны қоғамға қауіпті іс-әрекет деп атауға бола ма және қылмыстық істер жөніндегі соттарға жүздеген тұрмыстық дау-дамайды артып қойған дұрыс па, о жағын өздеріңіз шешіңіздер.

Және де соңғы мәселе. Жала жапқаны үшін қылмыстық жауапкершілікке тартуды жақтайтын шешуші уәждердің бірі ретінде заң жобасын әзірлеушілер, неліктен екені белгісіз, Еуропалық Одақты мысалға келтіреді. Жуырда Меркель мырза Еуроодақтың 27 елінде диффамация үшін қылмыстық жауапкершілік сақталған, олар әуелі соның күшін қайтарсын дегенді тағы да айтты. Бірақ бұл орайда ол елдерде диффамация үшін қылмыстық жауапкершіліктің ондаған жылдар бойы, атап айтқанда Германияда 50 жылдан астам уақыт қолданылмай жатқанын айтуды ұмытып кетеді, – себебі бұл елдер Адам құқықтары жөніндегі еуропалық соттың заң хұкіміне кіреді, ал ол диффамация үшін қылмыстық жауапкершілікке түбегейлі қарсы. Ал жиі аталатын Ресейді алсақ, ол өзінің қылмыстық кодексіне жала жабуды туралы бапты қайтадан кіргізді де, ол баптан бас бостандығынан айыру түріндегі жазаны алып тастады.

Әрине, ешкімнің де жалаға ұшырағысы келмейді, әр адамға өзінің атақ-абыройы қымбат, ал көпшілікке танымал адамдардың негізсіз айыпқа ұшырау қаупі әрқашан да үлкен. Алайда, біздің заңнамада өзінің абыройы мен қадір-қасиетін қорғау тәсілдері мол әрі жеткілікті, және де БҰҰ Бас Ассамблеясының қарарына сәйкес «Сөз бостандығы қалған барлық бостандықтардың өлшемі болып табылатынын» ұмытпайық. Депутаттар Қылмыстық кодексті әзірлеушілердің сөз бостандығы мәселелеріндегі құзырлығына тиісті бағасын беріп, жұртшылықтың ұсыныстарын қабылдайды деген үміттемін. Жұмыс тобының мүшелерінде бұл ұсыныстар бар.

Тамара Калеева,

«Әділ сөз» сөз бостандығын қорғау Халықаралық қорының президент

Свобода прессы в мире (Freedom of the Press) — это ежегодное исследование и сопровождающий его рейтинг о состоянии свободы средств массовой информации в странах мира. Выпускается международной неправительственной организацией Freedom House, которая оценивает степень свободы печатных, вещательных и онлайновых средств массовой информации в странах мира, начиная с 1980 года.

Авторы исследования подчеркивают, что признают существующие культурные различия, различные национальные интересы и различные уровни экономического развития государств, однако руководствуются универсальными критериями свободы информации, отправной точкой для которых является Статья 19 Всеобщей Декларации прав человека, которая гласит: «Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Главной преградой на пути свободы прессы организация называет правительственный контроль над средствами массовой информации (СМИ).

Исследование основано на методологии экспертных оценок. Информацию для данного проекта собирают как зарубежные корреспонденты, так и консультанты Freedom House. Используются и данные различных международных организаций, занимающихся мониторингом в области прав человека и свободы прессы, правительственные отчеты, информация местных и международных СМИ. Факты нарушения свободы прессы для Freedom House отслеживают участники Международной сети обмена информацией о состоянии свободы слова (Freedom of Expression Exchange Network, IFEX).

Выводы о состоянии свободы средств массовой информации в той или иной стране специалисты организации делают на основе 109 показателей, включая оценку таких критериев, как свобода слова, степень правительственного контроля над СМИ, условия работы журналистов в стране, случаи применения насилия по отношению к журналистам, экономическая и политическая ситуация в стране, и так далее. В исследовании используется система оценки государств в трех номинациях — правовой, политической и экономической. Суммарно они показывают положение страны в общем рейтинге, где показатель свободы СМИ оценивается по 100-балльной шкале. Чем выше общий балл, тем хуже положение страны, соответственно — более низкое место в рейтинговой таблице. Все государства разделены на три условные группы:

Страны со свободными СМИ (от 0 до 30 баллов).

Страны с частично свободными СМИ (от 31 до 60 баллов).

Страны с несвободными СМИ (от 61 до 100 баллов).

Достоинством проекта является достаточно подробная матрица анализа, которая позволяет унифицировать процедуры исследования, стилистику страновых обзоров, обеспечить их глубину и всесторонность, а многолетний мониторинг анализируемых стран мира позволяет оценить динамику их развития. Методология проекта периодически корректируется. Подробное описание методологии формирования рейтинга и источников данных для него приводится в ежегодном докладе Freedom House по результатам очередного сравнительного исследования.

Утилитарный и либеральный подходы[править | править вики-текст]

Свобода слова тесно связана с вопросами установления истины, самоуправления, обеспечения гибкости политической системы, самореализации личности, естественных прав человека и их защиты.

Джон Стюарт Милль

, английский Билль о правах 1689 г. гарантировал членам Парламента полную свободу обсуждения дел королевства и чиновников, без чего его работа была бы неэффективной

английский Билль о правах 1689 г. гарантировал членам Парламента полную свободу обсуждения дел королевства и чиновников, без чего его работа была бы неэффективной. Это свойство свободы слова до сих пор ценится даже некоторыми авторитарными режимами, которые оставляют небольшие и безопасные для своей стабильности «островки свободы» (например, лишённые цензуры малотиражные газеты), чтобы иметь объективное представление о том, что же реально происходит в регионе и за его пределами. Более широко, эта свобода стала считаться одним из важнейших условий для поиска и установления истины. Как писал Дж. Милль, «особое зло подавления мнений в том, что обездоливается всё человечество, и те, кто против данной мысли, ещё больше, чем её сторонники. Если мысль верна, они лишены возможности заменить ложь истиной; если неверна, теряют… ясный облик и живое впечатление истины, оттенённой ложью… Полная свобода выражений — необходимое условие, чтобы оправдать претензии на истину»[1].

Другим аспектом «Билля о правах» 1689 года было то, что в нём Парламент рассматривается как высший представительный орган национального самоуправления, и следовательно, что право на информацию о работе правительства исходит от народа. По мере развития демократии, последнее приобрело особую актуальность.

С точки зрения этой политической системы, наиболее важной стороной свободы слова является свобода распространения такой информации, которая может повлиять на исход выборов или на работу правительства. Здесь в большинстве современных либеральных демократий законодательные ограничения низки и вводятся только на срок избирательных кампаний: публикации в СМИ должны чётко давать понять, является ли их целью оказание воздействия на выборы и кто реально несёт за них ответственность. Для того, чтобы люди были достаточно осведомлены накануне выборов, они должны ознакомиться с различными точками зрения. Это в первую очередь относится к основным для избирателей источникам информации (на сегодняшний день это телевидение) и обеспечивается либо доступом к широкому ряду свободных от цензуры и независимых друг от друга источников, либо политикой плюрализма на занимающих монопольное положение СМИ. Отметим, что правило «нейтральной точки зрения», установленное в Википедии, также позволяет достичь плюралистичного и беспристрастного освещениясобытий и выражения мнений.

В сочетании с демократическими процедурами, обеспечивающими подотчётность правительства перед избирателями, свобода слова становится одним из важнейших инструментов защиты всех прав человека. Как отмечал Карл Поппер, она также играет ключевую роль в обеспечении стабильности либеральной демократии, поскольку делает возможным подстройку работы правительства и даже политической системы в целом под объективные потребности общества[2].

На сегодняшний день среди легитимных ограничений числятся защита национальной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности, репутациии прав других лиц (в том числе, авторского права), конфиденциальной информации, правосудия[3].

 

С культурной точки зрения, свобода слова стремится к независимому от общества развитию собственных убеждений для каждого человека, самостоятельной формулировке им стандартов и жизненных целей. С другой стороны, народ, наделённый властью самоуправления, должен ей пользоваться разумно и на благо общества. Таким образом, люди должны не просто обладать свободой обсуждать все общественные вопросы, но и уметь использовать её для осуществления взвешенного выбора.

Однако воспитание «ответственных граждан» выходит за рамки чистого образования и по сути является разновидностью цензуры, поскольку ставит личные убеждения в зависимость от общественной морали (А. де Токвиль). Ряд современных критиков указывают, что потеря самостоятельности мышления повышает риск манипуляций общественным сознанием. Тем не менее, большинство населения демократических стран (в особенности, консерваторы) находят такое вмешательство в сферу личности в той или иной степени оправданным и необходимым.

Другой стороной данного вопроса является регулирование частных предприятий. Прежде всего это касается рекламы, которая является формой «коммерческой свободы слова» и которая часто подвержена многочисленным законодательным ограничениям во имя защиты потребителей, общественного порядка и честной конкуренции.

Однако даже в отношении обычной свободы слова, государственное регулирование СМИ и ведущих рекламодателей, а также высокая доля государственных источников на рынке информации, приводит к «самоцензуре», когда частные СМИ вводят упреждающие ограничения из страха перед потерей существенных источников дохода. Самоцензуре подвержены также индустрии, доходы которых в значительной степени зависят от общественного мнения, например, киноиндустрия.

В силу этого сторонники неолиберализма полагают, что ключом к обеспечению свободы слова является частная собственность и невмешательство государства в частно-предпринимательскую деятельность. Они аргументируют, что это не только ставит барьер перед государственной цензурой и устраняет большинство поводов для самоцензуры, но и открывает дополнительные возможности для распространения независимых мнений, включая частные издательства и рекламу в прессе. С неолибералами не согласны леволиберальные сторонники государственного финансирования СМИ (а также избирательных кампаний, образования и т. д.) Они полагают, что гарантированная поддержка СМИ необходима, чтобы они функционировали независимо как от общественного мнения, так и от капитала.

Французская карикатура на цензуру

Рейтинги свободы прессы и СМИ[править | править вики-текст]

В области сравнительной политологии существуют организации и проекты, которые стремятся измерить уровень свободы слова в мире или отдельных регионах:

Freedom of the Press (англ.) — «Свобода прессы в мире»: ежегодное исследование и сопровождающий его рейтинг о состоянии свободы прессы в странах мира, публикуется международной неправительственной организацией «Freedom House»

Worldwide Press Freedom Index (англ.) — «Всемирный индекс свободы прессы»: ежегодное исследование и сопровождающий его рейтинг о состоянии свободы прессы в странах мира, публикуется международной неправительственной организацией «Репортёры без границ»

Media Sustainability Index (англ.) — «Индекс устойчивости СМИ»: издаётся IREX

African Media Barometer (англ.) — «Барометр африканских СМИ»: издаётся «Friedrich-Ebert-Stiftung»

Методологии этих рейтингов опубликованы и включают как объективные параметры (например, число убитых в связи со своей профессиональной деятельностью журналистов), так и субъективные оценки экспертов (например, уровень самоцензуры в СМИ). Количественные показатели обычно считаются более надёжными, однако после статистической обработки не всегда отражают полную картину, поэтому их часто дополняют качественными параметрами[5]. Например, высокое число СМИ не обязательно свидетельствует об их разнообразии и отражении широкого спектра мнений. Распространение необъективной или непроверенной информации дискредитирует саму концепцию свободы СМИ. По мнению некоторых аналитиков, в конечном итоге самым важным критерием является то, прислушиваются ли СМИ к гражданам и действуют ли они от их имени[6].

Анализ используемых в этих индексах методик выявил ряд недостатков. Некоторые параметры имеют нормативный характер, например, рассматривают государственную собственность на СМИ или государственные субсидии частным СМИ как негативный вклад в свободу слова[5]. Это часто служило основанием для обвинений в предвзятости, а также в продвижении американских или европейских политических интересов. Далее, основным предметом изучения обычно является телевидение, пресса и радио, тогда как цифровым СМИ уделяется недостаточно внимания[6]. Несмотря на эти недостатки, многие эксперты полагают, что методики статистически последовательны и приходят к схожим выводам, так что они представляют собой важный, полезный и заслуживающий доверия инструмент для изучения свободы СМИ в мире[6].

С целью дальнейшего улучшения методик, ЮНЕСКО разработала ряд показателей, которые, по мнению организации, культурно и политически нейтральны[7]. Сама организация в настоящий момент не занимается измерением уровня свободы слова.

 

 


Просмотров 1453

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!