Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Краткий перечень и характеристика основных этапов развития мировой гостиничной индустрии с древних времен до конца XX в. 18 часть




Впервые в Африку он попадает корреспондентом газеты «Нью-Йорк Геральд» в 1868 г. Г. М. Стэнли составляет репортажи об английском экспедиционном корпусе в Эфиопии, т.е. описывает колониальную войну. Он зарекомендовал себя с самой лучшей стороны. И ему предлагается возглавить экспедицию, которую решили послать на поиски пропавшего Д. Ливингстона. В отличие от последнего, Стэнли считал вполне «обыденным» прокладывать себе дорогу в Африке силой оружия.

Экспедиция под руководством Стэнли началась в 1871 г. Он не только собирал все возможные сведения о Д.Ливингстоне, но и активно занимался исследовательской работой в Занзибаре. Но его путь лежал в глубь материка. Известно, что Стэнли нашел экспедицию Ливингстона на реке Луалабе. Они совместно некоторое время занимались изучением озера Танганьика. По возвращению из этого путешествия Стэнли написал книгу «Как я нашел Ливингстона», ценность которой заключалась не в беллетристической части о его похождениях по Африке, а в картах этого региона и комментариями к ним.

В 1874 г. Стэнли вновь в Африке. Целью нового путешествие будут поиски истоков Нила. Путь из Занзибара к озеру Виктория был крайне тяжел. Хотя у Стэнли не было недостатка в средствах при подготовке к экспедиции, но к запасам он относился крайне бережно. Участники даже окрестили этот поход «маршем голода», во время которого им даже пришлось «полакомиться» мясом падшего слона. Кроме того, отряд Стэнли сумел «принять участие» в трех десятках вооруженных столкновений с местным населением, пока не достиг берегов озера. Здесь он совершил круговое плавание вокруг него, составив карты и выяснив, что ни одна из рек, вытекающих из него, не может являться истоком Нила.

От озера Виктория он двинулся на запад, попутно открыв водораздел рек Катонги и Русанго, а также третий по высоте горный массив Африки. Ему не удалось подойти к другому большому озеру Мута-Нзиге, так как местные вожди отказались пропустить европейцев через свои владения. Он был вынужден отступить и пойти в район озера Танганьика. Здесь также было совершено круговое плавание и проведена картографическая съемка побережья. От озера он решил по Луалабе, являвшейся одним из истоков Конго, идти вниз по течению вплоть до океана. В общей сложности эта экспедиция Стэнли продолжалась три года. Добытые им сведения по географии, этнографии, отчасти биологии Экваториальной Африки были для европейцев абсолютно новыми.



К сожалению, исследования Стэнли имели и политический резонанс. Сам путешественник перешел на службу к бельгийскому королю Леопольду II, который поручил ему возглавить колониальные войска по завоеванию бассейна Конго.


Следующее трансконтинентальное путешествие Стэнли началось в 1889 г. Самым большим ее достижением были исследования в районе нильских озер. Начав свое продвижение от устья Конго, экспедиция успешно достигла побережья Индийского океана. Об этом переходе Стэнли написал в книге «В дебрях Африки». Очевидно, что экспедиции под руководством этого путешественника были наиболее удачными и результативными в XIX в. на африканском материке.

Индия была мало изучена европейцами и потому представляла несомненный интерес для ученых различных специальностей: от религиоведов и лингвистов до географов и биологов. Проведение ряда научных исследований субсидировалось английской Ост-Индской компанией, которая с конца XVIII в., по сути, руководила огромной территорией полуострова Индостан. После укрепления ее власти, а этому способствовало как падение империи Великих Моголов в самой Индии и последовавшая за этим междоусобица, так и окончательное изгнание с этих территорий французов, компания стала активно поощрять исследование этих обширных территорий.

Одной из самых ранних была экспедиция в 1808 г. Уэбба к истокам Ганга. Путешественники прибыли весной 1808 г. в небольшой город на левом берегу Ганга — Хардвар. Известно, что Ганг у индусов считается священной рекой, поэтому неудивительно, что они застали множество паломников из других мест, которые прибыли сюда для совершения очистительных омовений. Паломнический туризм не может обойтись без торговли предметами культа и различных реликвий*, поэтому Хардвард со временем превратился благодаря паломничеству в большой торговый город. На этом международном рынке, куда стекались товары не только из Пенджаба и Кашмира, но и из Афганистана и даже Средней Азии, продавали и рабов.



Экспедиция далее миновала гору Гурудуар и углубилась в отроги Гималаев. Среди горных ущелий они увидели один из истоков Ганга — Бхагиратхи. Одним из основных видов деятельности местных крестьян было разведение опиумного мака, который со временем станет самой главной статьей экспорта Ост-Индской компании и даже приведет к так называемым «опиумным войнам» из-за этого наркотика в Китае. Путь стал сложен и опасен. Дорога кончилась, вместо нее вилась между скал, осыпей и ущелий лишь еле заметная тропинка. Через бушующие горные речки, несущие свои воды с бешеным грохотом, были переброшены канатные мосты, переход по которым с одного берега на другой представлял собой сумму акробатических трюков.

* Например, в мусульманской Мекке активно торговали лоскутами «Кисвы» — парчового покрывала, укрывавшего храм Каабы.


Слияния двух истоков Ганга, Бхагиратхи и Алакнанды, считается у индусов священным местом. Еще в «Ригведе», составленной на рубеже II - I тыс. до н.э., говорится, что купание при слиянии этих двух рек обеспечивает верующему «Небесное блаженство» и что добровольно умершие там обретут бессмертие*. Сюда поэтому также собирается много паломников. Для того чтобы совершающие омовение не были унесены бурлящим потоком, по распоряжению брахманов были сделаны специальные огороженные платные купальни.

Появление англичан в городе Сринагар было настоящей сенсацией для его жителей, лишь однажды до этого видевших европейцев (в 1796 г. здесь побывал полковник Хардуик). Дабы удовлетворить любопытство горожан, местные власти попросили членов экспедиции пройтись по городу. Отсюда к истоку Ганга была послана немногочисленная группа проводников-индусов. «Большая скала... с двух сторон омываемая неглубоким потоком, имеет сходство с лежащей коровой. На поверхности скалы с одного края есть углубление, побудившее окрестить скалу «Гаумоки», что значит «пасть коровы; по народному преданию, она изрыгает воду священной реки. Дальше идти было невозможно; перед индусами отвесной стеною вздымалась гора. Ганг, по-видимому, выходил из-под снега у ее подножия. Долина здесь заканчивалась. Никто никогда не проникал дальше», — записал Уэбб [48].

После того как цель экспедиции была достигнута, путешественники стали возвращаться назад, но решили пойти другой дорогой. Они посетили города Бадринат и Мана, а также священный водопад Барсу. «Здесь заканчивается путь пилигрима. Многие идут сюда для того, чтобы их оросили брызги священного водопада», — отметил Уэбб. В Бадринате путешественники посетили старинный индуистский храм, который был одновременно центром паломнического и лечебного туризма. В этом храме омовения совершаются в бассейнах с очень горячей серной водой.

В отчете путешественник довольно цинично затронул меркантильную сторону паломнических туров. «Число горячих источников очень велико. У всякого свое название и особое свойство, а брахманы, конечно, ухитряются извлекать пользу из каждого. И бедный паломник, совершая по очереди требуемые омовения, замечает, что не только убывает количество его грехов, но и кошелек его скудеет. Многочисленные поборы, которые взимают на этом пути к раю, могли бы привести его к выводу, что хождение по узкой стезе добродетели также обходится недешево.»

В 1808 г. для исследования Пенджаба, где было расположено государство сикхов, была послана новая экспедиция. Кроме эт-

* В начале XIX в. массовые ритуальные самоубийства были запрещены местным правительством.


нографических наблюдений за сикхами, были внимательным образом исследованы и рынки городов этого региона, в особенности г. Амритсара. Большое внимание уделялось и проблемам, связанным с паломничеством. «С соблюдением соответствующих обрядов, посетил Амритсар — то есть «бассейн бессмертия.» Отсюда и название города. Амритсар — водоем площадью в сто тридцать пять квадратных ярдов — выложен обожженным кирпичом. Участники этой экспедиции посетили Лахор, заметив, что «на этот город, как на Дели и Агру, время наложило свою тяжелую разрушающую руку», не могли не полюбоваться красотами Тадж-Махала, а затем возвратились в Дели. Очевидно, что участники данного «вояжа», выполняя конкретный заказ компании, также по мере возможности сумели ознакомиться со всеми достопримечательностями, которые были на данной территории.

В 1809 г. Компания решила исследовать страну Синд, к эмирам которой и было послано посольство. Чтобы как можно больше разузнать об этом районе члены экспедиции разделились на две группы. В г. Хайдарабаде экспедиция вновь собралась в полном составе. Благодаря этому в значительной степени разведывательному походу удалось ближе познакомиться с одной из пограничных стран, пересекаемой Индом, получить ценные сведения о богатствах этого края, а заодно и перекрыть французам доступ в эти края.

Но наиболее информативным, а также и наиболее опасным было путешествие капитана Кристи и лейтенанта Поттинджера через Белуджистан в Персию. Им предстояло пробраться через территорию, расположенную между Индом, Индийским океаном, Кабулом и Персией. Главная опасность подстерегала европейцев от фанатично настроенного местного населения, исповедующего ислам. Им удалось пройти эту территорию и собрать большое количество сведений как политического, так и экономического характера, выдавая себя за агентов одного купца-индуса, ведущего международную оптовую торговлю лошадьми. Путешественникам пришлось для безопасности одно время выдавать себя за «святых», так как местное население славилось грабежами, и купцам было совсем небезопасно появляться в этих местах.

В своем отчете Поттинджер отметил также и лечебный курорт в Басмане, расположенном на границе Белуджистана и Персии. Здесь были отличные серные источники, исцеляющие от многих кожных болезней.

Путешественники прошли в общей сложности более 2500 км.

Англичане были очень напуганы планами Наполеона, который хотел совместно с Россией начать завоевание Индии. Британия хотела установить дружественные отношения с соседними государствами, Афганистаном в том числе. В 1808 г. туда было направлено посольство во главе с М.Элфинстоном. Посольство было


подкреплено большим количеством воинов и мало походило на желание установить дружественные равноправные отношения. Но описание путешествия от Дели до Кабула, оставленное М.Эл-финстоном, несло весьма ценные разносторонние сведения о странах и народах, через которые пролегал их путь.

Но были и весьма мирные экспедиции, ставившие не столько политические и военные, сколько экономико-познавательные цели. К таковым можно отнести путешествие Муркрофта и Херси в провинцию Гундес, являвшуюся частью Тибета, за тонкорунными овцами! Они должны были доставить из Кашмира овец, шерсть которых славилась на весь мир. Для проникновения в Гундес надо было пересечь Непал, чье правительство крайне затрудняло доступ иностранцам на свою территорию. Англичане вынуждены были переодеться индусскими паломниками.

Путешествие изобиловало различными трудностями. Но при этом они посетили очень почитаемый ламаистский монастырь в Дабе, осмотрели все исторические места в Гартоке и Майзаре, а также посетили горячие источник в пригороде Тиртапури, который является резиденцией Ламы и местом массового паломничества. Доказательством этому служит почти полутарокилометровая стена, высотой более метра, составленная из камней, испещренных молитвами. Ознакомились они и с одной из главных святынь индуизма — священным озером Манасаровар*. Путешественники выполнили все возложенные на них задачи. И хотя они были разоблачены и захвачены в плен, но вмешательство английского консула дало им возможность благополучно вернуться из Непала в Индию.

Главной целью кругосветной экспедиции, в которой участвовал великий натуралист Чарлз Дарвин, было исследование побережья Южной Америки. Необходимо было тщательно картографировать южную оконечность материка вплоть до Магелланова пролива. Кроме того, исследователи должны были провести хронометрические измерения и точно определить меридианы отдельных пунктов, находящихся на одной широте.

Выпускник Кембриджа Чарлз Робер Дарвин был приглашен капитаном Фицроем лично и зачислен в состав экспедиции сверх штата. Но именно благодаря юному ученому эта экспедиция станет одним из наиболее значимых научных предприятий XIX в. В истории географических исследований отмечают большое значение, которое имели съемочные работы, произведенные гидрографами «Бигля» для нанесения точных береговых очертаний южной части Южной Америки и течения реки Санта-Крус.

* Самым многолюдным паломничеством в мире, собирающим каждые двенадцать лет на праздник «большая Кумбхамела» до полумиллиона человек, является религиозный центр в г. Аллахабаде (Индия).


Дарвин в «Автобиографии» писал: «Путешествие на «Бигле» было, конечно, самым важным событием моей жизни, определившим всю мою последующую деятельность». Огромный фактический материал по зоологии и геологии, собранный Дарвином во время путешествия и обработанный в дальнейшем, лег в основу длинного ряда капитальных научных произведений*.

Книга «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»», вышедшая в свет в 1839 г., представляла столь высокую научную и познавательную ценность, что ее многократные переиздания помогли воспитать не одно поколение естествоиспытателей и географов. Особенно важными с научной точки зрения являются главы, посвященные Океании и Австралии, этнографические наблюдения ученого. «Быть может, ничто не порождает такого изумления, как первая встреча с дикарем в его родной обстановке... Спешишь перенестись мыслью вглубь прошедших веков и вопрошаешь себя: неужели и наши прародичи были похожи на этих людей?.. Мне не верится, чтобы возможно было описать или изобразить различие между дикарем и цивилизованным человеком. Это то же самое, что разница между диким и прирученным животным, и наблюдать дикаря столь же интересно, как каждому интересно увидеть льва в его пустыне, тигра, терзающего свою добычу в джунглях, или носорога, бродящего по диким равнинам Африки.

Среди других замечательных зрелищ, какие мы наблюдали, можно отметить Южный Крест, Магеллановы Облака и другие созвездия южного полушария; водяной смерч; ледники, опускающиеся голубыми потоками льда и нависающие крутым обрывом над морем; лагунный остров, возведенный рифообразую-щими кораллами; действующий вулкан; губительные последствия сильного землетрясения» [50], — отмечал великий естествоиспытатель.

Ученые часто указывают, что Дарвин сделал для познания природы южной части Южной Америки то, что Гумбольдт сделал для ее северной части. В истории геологии важной вехой явился труд этого ученого «Строение и распределение коралловых рифов». Не будь путешествия на «Бигле», не было бы и великого Дарвина, давшего человечеству эволюционное учение. Гений Дарвина мог бы остаться нереализованным, если бы талантливый ученый жил и работал у себя в Англии, среди обычных для него образов природы, в стране, безусловно, интересной для натуралиста, но все же очень «обыденной» для европейца. Таков удивительный закон

* «Зоологические результаты путешествия на «Бигле»» в пяти томах; «Геологические результаты путешествия» в трех томах; монография о современных и ископаемых усоногих раках в четырех томах; а также десятки статей, опубликованных в различных европейских научных журналах.


восприятия окружающего. Новые и нестандартные образы приводят к рождению новых же мыслей и обобщений. «Путешествуя на корабле «Бигль» в качестве натуралиста, я был поражен некоторыми фактами, касавшимися распределения органических существ в Южной Америке, и геологическими отношениями между прежними и современными обитателями этого континента. Факты эти... освещают до некоторой степени происхождение видов — эту тайну из тайн...»

Кроме того, великого Дарвина, заложившего основы нового мировоззренческого подхода в биологии, знают больше всего именно по его мемуарам, где он описывает свое кругосветное путешествие. «На мой взгляд, — отмечает ученый, — для молодого натуралиста не может быть ничего лучше путешествия в дальние страны. Возбуждение, вызываемое в нем невиданными предметами, и возможность успеха побуждают его к более энергичной деятельности. Путешествие, однако, доставило мне слишком глубокое наслаждение, чтобы я не посоветовал его каждому натуралисту. С нравственной точки зрения путешествие научит его добродушному терпению.» Таким образом, во время своего путешествия Ч.Дарвин отметил не только его высокую познавательную, но и релаксационную ценность.

Исследованием австралийского материка в 30 —40-е гг. XIX в. занимался английский путешественник Томас Митчелл. Им было организовано четыре экспедиции, во время которых он побывал в глубине территорий Квинсленда, Нового Южного Уэльса и Виктории, исследовал речную систему рек Муррей—Дарлинг, открыл и отчасти изучил территорию штата Виктория, который по праву считается одним из красивейших районов Австралии.

Т. Митчелл был разносторонне образованным человеком. Он был прекрасным картографом, а его тяга к дальним странствиям проявилась в том, что именно его перу принадлежит перевод на английский язык поэмы португальского поэта Камоэнса «Лузи-ады».

Огромную помощь во время его экспедиций оказывали проводники-австралийцы. Они находили источники воды и прокладывали наиболее удобные для передвижения маршруты. Т. Митчелл с грустью отмечал, что «эти дети земли делали все, чтобы помочь мне, хотя следы колес от моих повозок, вероятно, приведут на их территорию скот белого человека».

Книги Т.Митчелла описывали австралийские территории, по которым до него никогда не ступала нога белого человека, но в них есть и мотив протеста против притеснений аборигенов Австралии.

Немецкий путешественник Людвиг Лейхгардт совершил трансконтинентальное путешествие в 1844 г. Он пересек Австралию с востока на север. В 1846 г. пытался пересечь Австралию с востока на запад, но пропал без вести...


К 40-м гг. XIX в. было относительно неплохо изучено лишь австралийское побережье, глубинные же районы материка были помечены на картах «белыми пятнами».

Л.Лейхгардт, получив прекрасное образование по курсу естественных наук в Геттингенском университете, но не желая идти служить в прусскую армию, переселяется в Австралию. Заметную роль в его первой экспедиции играл ботаник Дж.Гилберт. Л.Лейхгардт, как и Т. Митчелл, пригласил аборигенов быть его проводниками и ни разу не раскаялся в этом.

Продлившаяся четырнадцать месяцев экспедиция, во время которой было пройдено путешественниками более 4500 км, принесла конкретные научные результаты. Были составлены карты северо-восточного региона, определены водоразделы рек, собраны биологические коллекции. Когда члены экспедиции морем возвратились в Сидней, то их чествовали как национальных героев. Л.Лейхгардт отмечал в своих дневниках: «Казалось, что все жители Сиднея обезумели от радости».

После неудачной экспедиции 1846 г., когда, пройдя «всего» 500 км, пришлось вернуться, Л.Лейхгардт задумал грандиозный «переход через материк» с востока на запад. Экспедиция готовилась с большим размахом. Но, увы, она бесследно исчезла. И все поиски, которые проводились более двадцати лет после ее исчезновения, ни к чему не привели.

Южные моря также продолжали привлекать путешественников. В 1823 г. капитан Джеймс Уэдделл был назначен одной торговой фирмой начальником экспедиции, для разведки, в основном, новых лежбищ тюленей (рис. 3.9). Дойдя от Англии до берегов Патагонии, Дж. Уэдделл направился далее на юго-восток. Во время этой экспедиции, продолжавшейся два года, были открыты Южные Оркнейские острова и море Георга IV, которое было переименовано в честь первооткрывателя в море Уэдделла. Эта экспедиция собрала ценные климатические и биологические сведения о полярных антарктических районах.

Задание торговой фирмы было выполнено настолько «хорошо», что в этот район вскоре устремились десятки промысловых судов. Были периоды, когда здесь добывали в год до миллиона тюленей, что привело к почти полному их истреблению.

В начале 30-х гг. XIX в. в антарктические воды был предпринят еще один поход, также снаряженный торгово-промысловой фирмой. Члены этой экспедиции, возглавляемой Джоном Биско, видели участки побережья Антарктиды, вершины гор, но подойти к берегу не удалось из-за начавшегося шторма. Вместе со льдом оба корабля были отнесены более чем на 150 км от побережья. Капитан решил вести корабли, получившие сильные повреждения, в Тасманию и там же заняться лечением команды, потому что у многих стали проявляться признаки цинги. Открытый берег Дж. Биско


Рис. 3.9. Карта экспедиции Уэдделла

ошибочно принял за остров, назвав его островом Эндерби, впоследствии выяснилось, что это антарктический полуостров, за которым сохранили имя Эндерби. Ему также принадлежала честь открытия группы островов, названных его именем.

Дж.Биско, не зная об открытии наших соотечественников в этих широтах, «открыл» остров Александра I, назвав его Аделейд.

Арктику изучали такие выдающиеся путешественники-полярники, как Джон и Джеймс Россы, Роберт Мак-Клур, Нильс Нор-деншельд, Джордж де Лонг, Фритьоф Нансен и др.

Джеймс Росс (1800 — 1862) прославился своими семью полярными экспедициями в 1830— 1840-х гг., им был открыт наиболее


удобный путь в Антарктиду, которым стали пользоваться многие путешественники (рис. 3.10). Дж. Росс нашел Северный магнитный полюс Земли и надеялся, что побывает и на Южном. Но огромный ледяной барьер протяженностью более 500 км, где ледяные скалы поднимались на высоту до 75 м, преградил ему путь в глубь материка. Экспедиция вынуждена была ограничиться магнитными измерениями и обследованиями моря, которое получило имя путешественника — море Росса.

Роберт Мак-Клур (1807—1873) обследовал последний неизвестный участок Северо-западного прохода между Атлантическим и Тихим океанами во время своих арктических плаваний в 1850 — 1853 гг. Он завершил, таким образом, поиски этого «непроходимого прохода», как его окрестила европейская пресса, который искали на протяжении нескольких столетий. О своих странствиях в полярных широтах Р. Мак-Клур написал в книге «Открытие северо-западного прохода».

Нильс Норденшельд (1832—1901) был одним из покорителей Северо-восточного прохода. Свое первое путешествие молодой ученый, эмигрировавший из Финляндии в Швецию, совершил в Гренландию. В 1878 г. после разведывательной экспедиции Н.Нор-деншельду удалось преодолеть путь из Атлантического океана в Тихий вдоль берегов Европы и Азии. Начав свой путь от Гетебор-га, его корабль обогнул Скандинавский полуостров, прошел Баренцево море, затем Карское море, обогнул мыс Челюскин, прошел устье Лены. До Берингова пролива ему не удалось дойти всего около 300 км, когда льды заставили встать на зимовку. Девять месяцев корабль не мог вырваться из ледового плена, для спасения команды даже стали посылать экспедиции. Но 18 июля 1788 г. путешественники смогли продолжить свой путь. После прохода Берингова пролива Н. Норденшельд зашел на Аляску, а затем в Японию. После чего отправился, огибая Азию, в Швецию.

Это путешествие доказало, что если использовать благоприятные погодные и, особенно, временные условия, то Северо-восточный проход может быть пригоден в экономических целях.

Джордж де Лонг участвовал в поисках экспедиции Н.Норден-шельда, чья длительная зимовка вызвала самые серьезные опасения. Но узнав, что с путешественниками все в порядке, он решает идти на покорение Северного полюса. При выходе из Берингова моря в открытый океан, его судно «Жанетте» вмерзло в льды и дрейфовало таким образом 21 месяц. За это время были проведены многочисленные научные исследования. Экипаж смог высадиться на островах Новосибирского архипелага и далее на лыжах добраться до устья Лены. Эвенки обнаружили моряков и оказали им необходимую помощь. К сожалению, сам Лонг и многие члены экипажа погибли, но сохранившиеся дневниковые записи сделали достоянием науки их исследования.


Рис. 3.10. Карта маршрута экспедиции Джеймса Кларка Росса


Знаменитый норвежский ученый-путешественник Фритьоф Нансен (1861 — 1930) начал свою арктическую карьеру двадцатилетним юношей, отправившись в 1882 г. на китобойном судне в Гренландию. В 1888 г. он пересекает этот остров. Итогом экспедиции стала книга «Жизнь эскимосов». Но главной его целью стала подготовка экспедиции к покорению Северного полюса.

План Ф. Нансена казался многим антинаучным. Путешественник предлагал пройти Северо-восточным проходом, минуя полуостров Таймыр, дать кораблю вмерзнуть в лед. Ф. Нансен изучил плавник, которым пользовались эскимосы в Гренландии, и понял, что родиной его происхождения была Сибирь. Основываясь на этом и некоторых других фактах, Ф. Нансен считал, что существующие течения вынесут корабль в высокие широты, где можно будет легко на лыжах достичь искомой точки — Северного полюса. А корабль будет дрейфовать дальше, и где-то в районе Шпицбергена можно будет освободиться от ледового плена и возвратиться в Скандинавию, совершив небольшую «кругосветку» вокруг полюса.

Экспедиция началась в 1893 г. на судне «Фрам». Надо отметить, что основные предположения ученого оказались верными. И хотя Ф. Нансен не смог дойти со своим товарищем Иоганесом до полюса, они достигли тем не менее 86° 14' северной широты — самой северной точки, достигнутой к тому периоду времени. После зимовки на неизвестных островах, они были спасены. «Фрам» же прошел по пути, предсказанному Ф. Нансеном, и благополучно возвратился в Норвегию. Экспедиция Ф. Нансена внесла много нового в изучение океанографии Северного Ледовитого океана, а также ее участниками были проведены и биологические изыскания.

Попытки достижения Северного и Южного полюсов можно отнести к экстремальным видам туризма.

До сих пор остается открытым вопрос о том, кто же на самом деле первым ступил на ту точку нашей планеты, которая называется Северным полюсом.

Официально считается, что этим первооткрывателем был американский полярный путешественник, адмирал Роберт Эдвин Пири (1856—1920), но его слава оспаривается.

Достаточно неожиданно для всех молодой лейтенант, имеющий образование инженера и проработавший до этого несколько лет в Береговой и геодезической службе США, получив отпуск, отправляется в Гренландию. Целью его экспедиции было пересечение острова с запада на восток и изучение центральных районов, которые на картах все еще обозначались белым пятном. Но хотя ему и не удалось осуществить этот план, он заявил о себе как о полярном путешественнике, и «в нем впервые проснулся вкус к арктическим путешествиям». Вторая гренландская экспедиция 1891 г. была удачной. Путешественникам удалось дваж-


ды пересечь Гренландию в самой северной ее части, как и задумывалось. Р. Пири ставил перед экспедицией задачу «достигнуть и определить северную границу Гренландии сухопутно, т.е. пересечь внутренний лед».

А с 1899 г. начинаются попытки — их было пять — покорить Северный полюс. «Не раз я возвращался из великой замерзшей пустыни побежденный, измученный и обессиленный, иногда изувеченный, убежденный, что это — моя последняя попытка... Но не проходило года, как меня снова обуревало хорошо знакомое мне ощущение беспокойства... Меня невыразимо тянуло туда, к безграничным ледяным просторам, я жаждал борьбы с застывшей стихией» [51], — писал путешественник.

1 марта 1909 г. Р. Пири стартовал, чтобы, наконец, покорить эту «вершину». 6 апреля путешественник, по его расчетам, вышел к полюсу. «Все было странно в наших тогдашних обстоятельствах — странно до невозможности осмыслить их до конца, однако самым необычным для меня было то, что за несколько часов я перешел из западного полушария в восточное и удостоверился, что действительно нахожусь на вершине мира. Трудно было осознать, что первые мили короткого перехода мы шли на север, а последние — на юг, хотя мы все время держались одного и того же направления. Трудно найти лучшую иллюстрацию к тому, что все на свете относительно. Для нас не существовало ни востока, ни запада, ни севера; оставалось только одно направление — южное... День и ночь здесь соответствовали году, а сто дней и ночей — веку.»

Радиосвязи еще не было, и только 7 сентября того же года была послана победная телеграмма: «Звезды и полосы вбиты в полюс». Р. Пири имел в виду «звезднополосатый» американский флаг, водруженный им на полюсе 6 апреля 1909 г.

Эта телеграмма повергла в шок европейцев, которые как раз в это время в Копенгагене чествовали... другого покорителя полюса — Фредерика Альберта Кука (1865 — 1940), утверждавшего, что он побывал там еще 21 апреля 1908 г. «После первых удовлетворивших меня наблюдений, я окинул пытливым взглядом пустынные просторы. Первое осознание победы — достижения цели всей моей жизни — заставило мое сердце бешено биться в груди и словно огнем опалило мой мозг. Я ощутил, как меня осенили крылья славы, подобной той, которая является пророку, и о которой иногда тщетно мечтает поэт... Я взобрался на вершину мира, я стоял на полюсе. В этот головокружительный момент жизни я ощутил, что все те герои, которые прежде меня отваживались штурмовать суровые арктические области, воплотили в моем личном достижении свои надежды. Я осуществил их мечты... Но мое «умственное опьянение» не помешало выполнить всю необходимую работу» [52]. По утверждению Ф.А.Кука им на точке полюса


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!