Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Краткий перечень и характеристика основных этапов развития мировой гостиничной индустрии с древних времен до конца XX в. 11 часть




Для начала массовой заокеанской экспансии нужна была разведывательная экспедиция. Генуэзец Христофор Колумб и предложил испанской правящей чете Фердинанду и Изабелле проект подобного путешествия в Индию в западном направлении.

Биографические сведения о Колумбе до организации его первой экспедиции крайне скудны, поэтому до настоящего времени ряд существенных моментов в истории его жизни и деятельности вызывает споры и сомнения. Положение осложняется и тем, что первые биографы Колумба: его сын Фернандо и Бартоломео дё Лас Касас — сознательно искажали факты, создавая ложные версии биографии Колумба, руководствуясь личными мотивами. При этом, как полагают, они изъяли ряд документов из семейного архива Колумбов, которые, с их точки зрения, могли повредить репутации «адмирала моря-океана».

Установлено, что Христофор Колумб родился в 1451 г. в Генуе в семье небогатого ткача. Христофор также стал ремесленником и состоял в генуэзском цехе ткачей. Неизвестно, какое образование получил Колумб и обучался ли он вообще. Возможно, он был гениальным самоучкой. Но читал он, по крайней мере, на четырех языках (итальянском, латинском, испанском и португальском). Он очень внимательно изучил книгу кардинала Пьера д'Альи (Аллиасиуса) Imago mundi — «Картина мира», в которой автор, опираясь на труды Роджера Бекона, излагал идею о шарообразности Земли.

В начале 70-х гг. XV в. Колумб начинает участвовать в морских торговых путешествиях генуэзских купцов. Это были плавания на острова Эгейского моря, в Португалию, возможно, он побывал также в Англии, Ирландии и даже Исландии, и в Гвинее. Он переезжает в интересах бизнеса в Португалию, подолгу живет на Мадейре. Нет никаких прямых документальных доказательств, кроме заявлений самого Колумба, что он совершал какие-либо дальние плавания до его первого похода через Атлантику. Но он в этом путешествии проявил себя как очень опытный моряк, сочетая качества капитана, лоцмана и астронома. Он не только освоил искусство кораблевождения своего времени, но и поднял его на более высокий уровень.

Хотя до конца и неясна история возникновения проекта заокеанского плавания, но очевидно, что Колумбу были известны наиболее распространенные труды по космографии того времени, основывавшиеся как на сведениях античных авторов, так и на картах арабских купцов, торговавших с Индией и Китаем. Существует версия, что флорентийский ученый Тосканелли лично послал Колумбу письмо, в котором была карта, где указывалось, что Чипангу и Катай (Япония и Китай) находятся всего лишь в 5000 морских миль от берегов Португалии.



Португальский король Жоан II и «Математическая Хунта», в которой состояли наиболее выдающиеся ученые астрономы и матема-


тики Португалии, рассматривавшие все дела, связанные с утверждением проектов заморских предприятий, отклонили проект генуэзца, предлагавшего «открыть остров Сипанго через Западный океан». Колумб перебирается в Испанию. Здесь судьба его сводит с очень влиятельным духовным лицом, «кустодием» («хранителем») севиль-ской провинции Францисканского ордена, Антонио Мораченой, который совместно с другим влиятельным францисканцем, Хуа-ном Пересом, окажет ему поддержку при испанском дворе.

Сначала Колумб предлагает свой план знатнейшим и богатым испанским грандам герцогу Медина Сидония и герцогу Медина-сели, но получает по разным причинам отказ от обоих. Он вновь обращается к португальскому королю в 1488 г. и также вновь получает отказ. Брат Колумба не сумел заинтересовать проектом английский двор, но к нему проявляет неожиданный интерес сестра французского короля Карла VIII, Анна Боже.

В Испании же специальная комиссия, назначенная Изабеллой в 1490 г., отвергла проект Колумба как непродуманный и неубедительный «для любого образованного человека, как бы мало он ни был сведущ». Аргументация комиссии была следующая:

путешествие в Азию потребует три года;

Западный океан беспределен и, возможно, недоступен для плавания;

в том случае, если экспедиция достигнет антиподов, она не сможет вернуться обратно;

на стороне земного шара, противоположной Европе, нет суши, ибо таково мнение блаженного Августина;

из пяти зон земного шара только три обитаемы;



немыслимо, чтобы спустя столько веков после сотворения мира могли бы быть найдены сколько-нибудь значительные и доселе еще неведомые земли.

Вскоре после освобождения Гранады от мавров проект Колумба все же после стольких мытарств был утвержден. В XVII в. даже возникает легенда, что для снаряжения экспедиции Изабелла якобы заложила свои драгоценности. На самом деле известно, что правительство до минимума свело свои затраты на экспедицию.

В распоряжение Колумба были предоставлены два корабля — «Пинта» и «Нинья», — где капитанами были назначены братья Пинсоны, и с экипажем, который частично был принудительно набран из приговоренных к годичным каторжным работам за оскорбление королевского величества, а также пополнен уголовными преступниками. Хотя в нем преобладали, конечно, матросы-добровольцы. Ни одного монаха или священника не было на этих кораблях, что является фактом беспрецедентным для того времени. Но членом экипажа был крещеный еврей — переводчик Луис Торрес, знавший арабский язык, который являлся международным торговым языком и который понимали в «Индиях».


Колумб находит спонсоров, помогающих снарядить его третье судно — «Санта Мария», которое, по его же словам, представляло собой «плохое судно, непригодное для открытий».

Экспедиция носила как торгово-разведывательный, так и колонизационно-захватнический характер. Цель путешествия в официальном документе формулировалась специально крайне расплывчато. «Вы, Христофор Колумб, отправляетесь по нашему повелению для открытия и приобретения некоторых островов и материка в море-океане». Эта формулировка объяснима. В официальных документах испанских королей нельзя было упоминать о Южной и Восточной Азии, объединяемых в средневековье общим понятием «Индий». Ибо эти земли, согласно папскому пожалованию, подтвержденному и испанской стороной в 1479 г., должны были принадлежать Португалии. Также только Португалии было предоставлено право на открытие новых земель к югу от Канарских островов. Поэтому Колумб сразу за Канарами взял курс строго на запад, но не на юг.

Безусловно, самим Колумбом кроме жажды открытий и приключений владел и чисто прагматический интерес. Со временем он об этом открыто заявит в письме, посланном королевской чете с Ямайки: «Золото — это совершенство. Золото создает сокровища, и тот, кто владеет им, может совершить все, что пожелает, и способен даже вводить человеческие души в рай» [33]. Путешествие началось 3 августа 1492 г. До Канарских островов никаких значительных происшествий не было. Но потом по мере удаления от родины тревога среди членов экипажей кораблей стала нарастать. Капитанам было приказано занижать пройденное за день расстояние, «чтобы не наводить на людей страх». В середине сентября корабли вошли в Саргассово море, вокруг кораблей было много пучков «очень зеленой травы и, казалось, трава эта лишь недавно была оторвана от земли». И хотя маленькая флотилия почти три недели продвигалась на запад, но земли все не было видно, а лот, который бросали для измерения глубины, не достигал дна.

Колумб, опасаясь мятежа, вынужден был поменять курс, до этого он плыл строго на запад. Плавание продолжалось. 11 октября стали проявляться признаки близкой земли. Колумб объявляет о награде: ежегодной пенсии, тому, кто первый увидит землю. На рассвете 12 октября 1492 г. Родриго де Триана, матрос с «Пинты» уведомил всех, что показалась земля. (Правда, Колумб, объявил позднее, что видел уже накануне вечером блуждающие огни на суше, и отобрал награду у матроса.) Это был один из Багамских островов в Карибском море, который был назван Сан-Сальвадором.

Вскоре были обнаружены и такие крупные острова как Куба и Гаити. Куба у Колумба ассоциировалась с Китаем. На островах европейцы наблюдали необычный для них быт, а также множе-


ство незнакомых животных и растений. Несколько позже Старый Свет узнал о кукурузе (маисе), картофеле, томатах, табаке и многих фруктах.

«Санта-Мария» села на мель, поэтому в Испанию возвратились два корабля — «Нинья» и «Пинта». Колумб хотел оставаться монополистом нового пути в Индии, поэтому он умышленно давал искаженные данные в корабельных журналах и на обратном пути (рис. 2.5).

Открытые новые земли взволновали умы всей Европы, но особенно были обеспокоены португальцы. Назревал вооруженный конфликт между двумя странами.

В 1494 г. в городе Тордесильясе был подписан договор, по которому была проведена черта от полюса до полюса, проходящая в 2053 км к западу от островов Зеленого мыса, так называемый «папский меридиан». Все вновь открытые земли к западу от этой границы становились колониальными владениями испанцев, а к востоку — португальцев. Но так как этот раздел касался только Западного полушария, то интересы этих двух стран позже опять столкнулись на Молуккских островах. Тогда и в Восточном полушарии, по Са-рагосскому договору 1529 г., была создана аналогичная граница.

Колумб четыре раза плавал к берегам открытой им земли, его экспедиции исследовали восточную часть побережья Южной Америки, но он был убежден, что эта земля — часть азиатского материка, «Индии». Почему и местное население стали называть — индейцами. Но в новой «Западной Индии» (Вест-Индии) было мало городов, и цивилизация оказалась очень слабо развитой, в отличие от богатой «Восточной Индии» (Ост-Индии), хорошо изве-

Рис. 2.5. Карта плаваний Колумба


стной европейцам. Найденное у туземцев золото и серебро поступало в королевскую казну совсем не в том количестве, как ожидалось. Колумб впал в немилость у королевского двора. В 1506 г. он умер в нищете и полном забвении.

Самое долгое путешествие, продолжавшееся почти 400 лет, началось после его смерти. Прах Колумба из города Вальядолида, где он скончался, сначала перевезли в Севилью, затем, в середине XVI в. на Гаити в Сан-Доминго. В 1792 г., когда Испания вынуждена была уступить часть острова Франции, останки адмирала были доставлены в Гавану. Во время испано-американской войны в 1898 г. Испания потеряла Кубу, и было принято решение, что прах Колумба должен покоиться в Испании, его снова перевезли в Севилью, где он и покоится ныне в кафедральном соборе.

Христофор Колумб сумел не только открыть новую часть света, но и все важнейшие острова в Карибском море. Он положил начало открытию материка Южной Америки и перешейков Центральной Америки. Открытие всей континентальной Америки представляло длительный процесс, затянувшийся почти на два века, и в общих чертах завершенный российскими мореплавателями А. Чи-риковым и В.Берингом.

Свое название — Америка — новый материк получил по имени другого итальянца, «коварного флорентийца», как называл его Колумб, Америго Матео Веспуччи. Он был другом Колумба. Аме-риго совершил свое первое заграничное путешествие в юном возрасте, он был взят дядей-дипломатом в Париж. В дальнейшем, работая в банке Медичи, он неоднократно ездил в Испанию и Португалию. По свидетельству самого Америго, он совершил несколько путешествий в Новый Свет в составе португальских экспедиций, детально обследовав восточные берега Южной Америки.

Мировая слава пришла к нему благодаря двум письмам, написанным в 1503 и 1504 гг. Эти письма были не просто опубликованы, но переведены на многие европейские языки. Отметим, что, по соображениям секретности, дневниковые записи Христофора Колумба о его плаваниях не публиковались. Письма Америго были написаны живым языком, в них красочно впервые описывались открытые земли, их животный и растительный мир, а также жизнь местных жителей. В письме 1503 г. он заявил: «Страны эти следует назвать Новым Светом. Большинство древних авторов говорит, что к югу от экватора нет материка, а есть только море, и если некоторые из них и признавали существование там материка, то они не считали его обитаемым. Но мое последнее путешествие доказало, что такое их мнение ошибочно и совершенно противно фактам, так как в южных областях я нашел материк, более плотно населенный людьми и животными, чем наша Европа, Азия или Африка, и, кроме того, климат более умеренный и приятный, чем в какой-либо из известных нам стран.» [34].


Название нового материка возникло с легкой руки Мартина Вальдземюллера. Он был членом географического кружка, воз-никшего в Лотарингии. Выпустив в свет в 1507 г. книгу «Введение в космографию», где, в частности, были помещены и названные два письма Америго в переводе на латынь, он указал, что извест-ные три части света: Азия, Африка и Европа — названы именами женщин. А теперь открыта четвертая. И открыта благодаря Амери-го Веспуччи. Эти рассуждения М. Вальдземюллера надо понимать в переносном смысле, широкая общественность действительно открыла для себя Америку благодаря той информации, которая содержалась в письмах Веспуччи об этих землях. М. Вальдземюл-лер и предложил назвать эти земли в честь Америго. И вскоре эти территории стали называть обобщенно «Земли Америго», а за-тгем, по аналогии с уже существовавшими названиями материков, и просто Америка.

У Колумба было много последователей. Тысячи искателей приключений устремились в Новый Свет. К наиболее известным надо отнести следующие путешествия:

Педро Альвареша Кабрала, «случайно» в 1500 г. открывшего Бразилию на своем пути в из Португалии в Индию;

Алонсо де Охеда, трижды совершившего плавания в Америку. Члены его экспедиции были поражены, увидев на одном из побережий поселение, где дома стояли в воде на сваях, а «по улицам» плавали каноэ. Испанцы назвали это место Маленькой Венецией — Венесуэлой, название сохранилось до сих пор. На кораблях Охеда в Новый Свет прибыли Америго Веспуччи и Франсиско Пи-сарро;

братьев Гашпара и Мигеля Кортириалов, открывших Лабрадор и Ньюфаундленд.

Но постепенно португальцы стали вытесняться с побережья Северной Америки и близлежащих островов англичанами и французами.

Известия о плаваниях Васко да Гама, Христофора Колумба, Америго Веспуччи и многих других вызывают в Европе неодолимую тягу к путешествиям и... наживе. Слухи о золоте и серебре, драгоценных камнях и пряностях, дорогих породах деревьев и богатых городах в далеких странах вызывают «золотую лихорадку». Тысячи людей устремляются в далекие путешествия в надежде на быстрое и легкое обогащение.

Но летопись Великих географических открытий — это и обвинительный акт против нарождающейся индустриальной цивилизации европейцев. Она развивалась за счет ограбления вновь открытых территорий, возрождения института рабства, а нередко и за счет уничтожения местного населения, «осмелившегося» противостоять новым порядкам. Примером может служить почти полное уничтожение населения Антильских островов за тридцати-


летний период, прошедший между плаваниями Колумба и Магеллана. Именно здесь был устроен полигон, где «отрабатывались» новые приемы колонизации, которые были впоследствии распространены испанцами и португальцами на необозримые пространства Южной и Мезоамерики.

Но открытия и завоевания велись столь быстро, что испанцы и португальцы, двигаясь в противоположных направлениях, уже в начале 20-х гг. XVI в. столкнулись на островах Тихого океана.

Португальцы в 1505 — 1510 гг. создают опорные базы в Индии. Ими в 1509 г. в битве под Диу был разгромлен объединенный египетско-венецианский флот. Венеция после этого поражения получает статус второстепенной державы. А через два года, вырезав почти все население, португальцы захватывают Малакку. Это дает им возможность проникнуть на Малайский архипелаг и родину пряностей — Молуккские острова.

Испанцы, в свою очередь, продолжают снаряжать исследовательские экспедиции. В 1513 г. испанский искатель приключений Васко Нуньес Бальбоа пересекает Панамский перешеек и открывает Южное море — Тихий океан. Испанцы считали, что расстояние до Молуккских островов, если продолжать двигаться на запад по этому Южному морю, совсем незначительное. Португальцев воспринимали как незаконных захватчиков Молуккских островов, нарушивших условия Тордесильясского договора 1494 г.

Кроме того, нарастало недовольство и чувство разочарования во вновь открытых землях. Очевидно, что Антильские острова и южноамериканское побережье Карибского моря по богатствам не могли идти в сравнение с Китаем и Индией. Золота и пряностей здесь было мало. Пока еще никто не знал о богатствах цивилизаций майя, ацтеков и инков. Поэтому главной задачей для испанских искателей приключений было найти во что бы то ни стало проход в Южное море, через него добраться до Островов Пряностей и, разумеется, вытеснить оттуда португальцев.

Поиски этого прохода велись не только испанцами, но и португальцами, Англия и Франция также не скрывали своей заинтересованности в этой проблеме. Но материалы этих экспедиций хранились очень тщательно в королевских архивах. Король Ману-эл разглашение результатов экспедиций приравнял к государственной измене, за которую полагалась смертная казнь. Все капитаны кораблей после возвращения из плавания обязаны были под расписку сдавать все карты в казну.

Открыть путь на Острова Пряностей, следуя на запад, выпало на долю Фернана Магеллана. Первое путешествие этот дворянин из глухой португальской провинции предпринимает в составе экспедиции Ф.Алмейды, посланной в 1505 г. для утверждения португальского господства в Индии. По дороге в Индию они разграбили африканские города Килоа и Момбаса. Магеллану нравилась


его пиратско-военная деятельность. Он был участником битвы у острова Диу. По приказу короля Мануэла он в составе флотилии Д. Сикейры осуществил плавание к Малаккскому полуострову. Члены этой экспедиции не только собирали сведения научного и военно-стратегического значения, но и активно принимали участие в пиратских нападениях на арабские и китайские корабли. Известно, что Магеллан участвовал также и в экспедиции Анто-ниу де Абреу к Молуккским островам.

Но судьба наносит ему удар. Все его сбережения пропадают, поместье разорено, он попадает в немилость при дворе, и ему даже отказывают в пенсии. Но Магеллан вновь поступает на военную службу, сражается в Марокко, потом возвращается в Лиссабон. Он предлагает португальскому королю Мануэлу проект плавания юго-западным путем к Островам пряностей. Но проект в категоричной форме был отвергнут, после чего Магеллан переезжает в Испанию. Более двух лет понадобилось ему, чтобы проект был одобрен Карлом V.

Так же как и в случае с Колумбом, в договоре цели путешествия были сформулированы крайне расплывчато: «Да отправитесь вы (Магеллан) в добрый час для открытий в части Моря-Океана, что находится в пределах наших рубежей и нашей демаркации. ...Означенные открытия вы должны делать так, чтобы никоим образом не открывать и не допускать иных дел в пределах рубежей и демаркации светлейшего короля Португалии, моего возлюбленного и дорогого дяди и брата, и не учинять ничего во вред ему.» [35].

Несмотря на все ухищрения и диверсионную деятельность португальцев, многократные попытки запугивания, шантажи и даже покушения на Магеллана, флотилия из пяти кораблей 20 сентября 1519 г. покинула испанские берега. В этом плавании к Островам пряностей на долевом участии принимали участие: испанская корона, купцы Севильи, ряд высокопоставленных чиновников, а также сам Магеллан и некоторые члены команды.

Источники, по которым возможно было бы реконструировать это плавание, крайне малочисленны. Наиболее ценные из них, дневники Магеллана и подробные записи «историографа» экспедиции Антонио Пигафетты, бесследно исчезли, как только экспедиция возвратилась на родину. Впоследствии Пигафетта составил конспект своих путевых впечатлений.

Известно, что, пройдя Гибралтарский пролив, флотилия взяла курс на Канарские острова. От них сначала флотилия отправилась на юг, а затем на широте северного берега Гвинейского залива на юго-запад. В конце ноября путешественники достигли бразильского берега. К середине декабря корабли вошли в бухту Санта-Лючия, там сейчас расположен Рио-де-Жанейро. Через две недели они продолжили свое каботажное плавание на юг. Попутно было исследовано устье Ла-Платы и река Парана.


В начале апреля начались неприятности. На кораблях вспыхнуло восстание. В руках мятежников оказалось три корабля. Верные Магеллану люди на них были или убиты, или закованы в цепи. Произошло настоящее сражение, в результате которого корабли были отбиты. С большим трудом Магеллану удалось подавить мятеж. Вскоре погиб первый из кораблей — самый маленький — «Сантьяго».

Пополнив запасы провианта и воды в устье реки Санта-Крус, флотилия продолжала путь на юг. 21 октября 1520 г. был открыт восточный вход в пролив, названный впоследствии Патагонским (Магеллановым). Пигафетта свидетельствует: «В длину этот пролив простирается на 10 лиг, или 40 миль, а в ширину — на поллиги, в одном месте он уже, в другом шире. Он ведет к другому морю, получившему название Тихого моря, и окружен со всех сторон очень высокими горами, покрытыми снегом. Мы не могли нащупать дно. Без капитан-генерала (Магеллана) нам бы ни за что не обнаружить этот пролив, так как нам говорили, что он закрыт со всех сторон. Но капитан-генерал, который знал, куда следует направиться, чтобы найти скрытый от глаз пролив, так как он видел его на карте в сокровищнице короля Португалии, нарисованной таким превосходным мужем, как Мартин Бегайм». Два корабля были посланы на разведку, но разразилась буря. Корабли ожидали неминуемой гибели, когда подошли к краю бухты, но вдруг «они заметили какой-то проход, который оказался не проходом даже, а резким поворотом. В отчаянии они устремились туда, и так случайно они и открыли пролив» [35].

В проливе дезертировал корабль «Сан-Антонио», он затем возвратился в Испанию. Возглавивший этот корабль лоцман И. Гомиш возвел на Магеллана перед императором тяжелые обвинения.

Флотилия в составе трех кораблей 28 ноября вышла в Тихий океан, названный так спутниками Магеллана потому, что за время трехмесячного перехода через него они ни разу не испытали ни бурь, ни штормов. Но плавание тем не менее было мучительным. «В продолжение трех месяцев и двадцати дней мы были совершенно лишены свежей пищи. Мы питались сухарями, но то уже не были сухари, а сухарная пыль, смешанная с червями, которые сожрали самые лучшие сухари. Они сильно воняли крысиной мочой. Мы пили желтую воду, которая гнила уже много дней. Мы ели также воловью кожу, покрывающую грот-грей. Мы часто питались древесными опилками. Крысы продавались по полдуката за штуку, но и за такую цену их невозможно было достать». Началась цинга. От нее умерло 19 человек.

Только в начале марта 1521 г. экспедиция дошла до густонаселенных островов, но население, находясь на варварской ступени развития, не знало такого понятия, как частная собственность. Поэтому они брали то, что им нравилось на кораблях, при этом


давая пришельцам все, что они пожелают. Но Магеллан направил против них карательный отряд и назвал эти острова Разбойничьими (с 1668 г. Марианские). Далее они приплыли к Филиппинским островам. Впоследствии Филиппины станут колонией Испании до конца XIX в.

Знаменательное событие произошло 28 марта. У острова Маса-ва «к флагманскому кораблю приблизилась лодка с восемью людьми на ней. С ними заговорил раб капитан-генерала, уроженец Суматры. Они его поняли сразу». Таким образом, испанцы, плывя на запад, добрались до островов, где понимали речь жителей уже известной Суматры. Шарообразность земли была этим доказана. Установление связей с уже открытыми и хорошо известными землями являлось теперь лишь вопросом времени.

На острове Себу Магеллан ввязался в междоусобную войну. Магеллан и восемь человек команды были убиты 27 апреля 1521 г. в стычке с аборигенами. Тела их не выдали. Вскоре испанцами был сожжен корабль «Консепсьон», «ибо слишком мало нас осталось», пишет Пигафетта [35]. Стычки с островитянами продолжались. Экипаж кораблей таял. Пришлось оставить обветшавший и давший сильную течь «Тринидад». Его команда попыталась было вернуться в Америку, но затем была вынуждена возвратиться и еле-еле дотянула корабль до Молуккских островов.

Последний корабль — «Виктория», возглавляемый Хуаном Себастьяном Эль-Кано, — отправился через Индийский океан. После многих мытарств, отбивая нападения португальцев, страдая от нехватки продовольствия и болезней членов экипажа, через три года 8 сентября 1522 г. «Виктория» вошла в порт Севильи. Из 243 человек, отправившихся в плавание в 1519 г., возвратилось всего 19 (рис. 2.6). Но тот груз гвоздики, который был на борту «Виктории» сторицей окупил все затраты на экспедицию. На гербе, дарованном Эль-Кано, был изображен земной шар, обвитый лентой, на которой был написан его девиз: Primus Circumdedisti Me — «Первый обошел вокруг меня».

Первое кругосветное путешествие, осуществленное под руководством Фернана Магеллана (1519—1522), практически подтвердило гипотезу о шарообразности Земли, а также представляло собой целую серию открытий: Магелланов пролив и Огненная Земля в Южной Америке, многочисленные острова в Великом (Тихом) океане и др.

Но к Великим географическим открытиям причастны не только португальцы и испанцы. С конца XVI в. ряд важных открытий был сделан голландскими мореплавателями.

Географические открытия оказали сильное влияние на становление единой мировой цивилизации. С открытием Америки стало формироваться единое мировое экономическое пространство. Произошла грандиозная передвижка торговых путей и центров. Сре-


Рис. 2.6. Карта первого кругосветного путешествия Ф.Магеллана


диземное море, которое раньше играло главную роль в мировой торговле, в значительной степени потеряло свое значение. Главные торговые пути были перенесены в Атлантический океан и Северное (Немецкое) море.

В первой половине XVII в. голландцы открывают побережье Австралии, которая первоначально называлась Новой Голландией. Особенно большое значение в обследовании нового материка имели путешествия Абеля Тасмана, имя которого сохранилось за островом Тасмания. Огромное значение имели открытия русских землепроходцев и мореходов на Востоке. Русские первыми посетили Новую Землю и Шпицберген, обследовали устья Оби и Енисея, обогнули полуостров Таймыр. Семен Дежнев в 1648 г. открыл крайний дальневосточный мыс, носящий теперь его имя, и за 80 лет до Беринга открыл пролив, отделяющий Азию от Америки.

Великие географические открытия привели к тому, что история также становится мировой. Не только в экономико-хозяйственные связи были включены народы Америки, Австралии и Океании. Стали активно, зачастую насильственно, внедряться западные политические и духовные ценности. Мир стал приобретать некоторые общие, универсальные черты.

Великие географические открытия познакомили жителей Старого Света с высокоразвитыми цивилизациями Америки: майя, инков, ацтеков и др.

Безусловно, в этих цивилизациях имел место и туризм.

Некоторые Сапа Инки — верховные правители империи инков — например Тупак Юпанки, много путешествовали. В путь они отправлялись на носилках, сооруженных из особо ценных пород дерева, отделанных золотом. Такие носилки назывались кис-пиранпа. На войне Сапа Инку носили в носилках цвета крови — пилькоранпа. Данный вид транспорта обслуживал специальный отряд профессиональных носильщиков, они не занимались ничем иным, как только переносом императорских носилок. Во время путешествия императора сопровождала не только пышная свита, но и большой отряд артистов, развлекавших его: музыканты, танцовщицы, карлики, шуты и т.п.

Развитию путешествий в империи инков способствовала и сеть прекрасных дорог. Разумеется, администрация государства, отдавая приказы о строительстве этих дорог, руководствовалась не идеями развития туристического бизнеса в империи, а проблемами скорейшей переброски войск в районы антиправительственных выступлений или же для передачи каких-либо важных государственных сообщений. Дороги также были необходимы и для торгово-обменных операций.

В империи было две главных, магистральных, параллельных друг другу дороги, которые шли с севера на юг. Одна из них шла по побережью, а другая — в горах. Это были «дороги Инки», или,


как их еще называли, «императорские дороги». Одна из них по длине превышала 5000 км и вплоть до начала XX в. была самой длиной дорогой на планете.

Эти две главные дороги пересекали многочисленные второстепенные дороги, их общая протяженность составляла порядка 25000-30000 км.

Инков не зря называли римлянами Нового Света. Их дороги также представляли собой образчики инженерно-строительных шедевров. Самое грандиозное дорожное строительство велось при Сапа Инках (императорах) Тупаке Юпанки (1471 — 1493) и его сыне Уайне Капака (1493— 152?). Можно смело утверждать, что в тот период времени это были одни из лучших дороги в мире. Если они проходили по горам — а они иногда строились на высоте до 5 км над уровнем моря, — то их каменистая поверхность была искусно сглажена. В скалах нередко вырубались ступенчатые серпантины, ведущие к перевалам. Встречались и вырубленные в скалах туннели. Там, где дороги проходили по пустыням, их поверхность выкладывалась каменными плитами. Дороги были очень прочными.

На некоторых участках дороги были столь широки, что по ним могли проехать в ряд шесть всадников. Для поддержания и обслуживания этих путей сообщения были специальные службы, а среди госслужащих существовали должности смотрителей и управляющих дорог.

Завоеватели, в лице Франсиско Писсаро, дали очень высокую оценку этим дорогам. Они в буквальном смысле слова приводили испанцев в изумление. Александр Гумбольдт, путешественник и знаменитый немецкий ученый, которого за его научные изыскания в Новом Свете называли «вторым человеком, открывшим Америку», подчеркивал, что дороги инков ни в чем не уступали дорогам римлян. Еще в середине XX в. президенты Перу ставили своей задачей расширить дорожную сеть страны до той протяженности, которую она имела у инков.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!