Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Краткий перечень и характеристика основных этапов развития мировой гостиничной индустрии с древних времен до конца XX в. 9 часть




ний монголов, произвели на Карпини крайне тяжелое впечатление. «Татары вступили в землю язычников-турок; победив их, они пошли против Руси и произвели великое избиение в земле Руси, разрушили города и крепости и убили людей, осадили Киев, который был столицей Руси; после долгой осады они взяли его и убили жителей города. Поэтому, когда мы ехали через их землю, мы находили в поле бесчисленное количество голов и костей мертвых людей. Этот город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь разорен почти дотла: едва существует там двести домов, а людей татары держат в самом тяжком рабстве. Уходя отсюда, они опустошили всю Русь.»

Посольство Карпини достигло первоначально ставки Батыя, которая находилась в Сарае — городе, основанном в устье Волги. По всей вероятности, подарки, а также и текст папской грамоты удовлетворили монголов, и Карпини разрешили ехать в Каракорум, но одному — вся свита должна была вернуться обратно. Ему разрешили взять с собой только одного спутника, им был монах-францисканец Бенедикт.

Путешествие через азиатские просторы было изнурительным, Карпини с Бенедиктом проехали более восьми тысяч километров. Но они отметили, насколько хорошо была налажена транспортная сеть монголов. «Всякий день, по пяти или семи раз на дню, у нас бывали свежие лошади, за исключением того времени, когда мы ехали по пустыням. Но тогда и лошади были лучше, более крепкие». По всему пути были расположены специальные станции, где монгольские «госслужащие» могли поменять лошадей и взять новые подводы. Весь путь от берегов Волги до стен Каракорума занял у Карпини три с половиной месяца. Если учесть, что Карпини вряд ли мог по причине своей крайней тучности передвигаться быстро, то можно согласиться с тем, что дорожно-транспортный вопрос монголы смогли разрешить.

В Каракоруме послов ждало неожиданное известие. Великий хан Угэдэй незадолго до их прибытия скончался. И теперь все готовились к торжественному восхождению на престол нового хана — Гуюка. Более месяца Карпини дожидался аудиенции у Гуюка. Ему была предоставлена редкая возможность наблюдать столь длительное время жизнь столицы. Более всего Карпини и Бенедикта поразила свобода вероисповеданий. В монгольском государстве среди завоеванных народов были и мусульмане, и буддисты, а также и христиане. Все они свободно могли отправлять свои религиозные обряды в Каракоруме. Он отметил также неприхотливость в быту монголов, их дисциплинированность, правдивость и практическое отсутствие воровства. Их главный недостаток, по его мнению, в том, что они ни во что не ставят человеческую жизнь, «убийство других людей считается у них ни за что», и презирают иностранцев.




На обратном пути «киевляне, узнав о нашем прибытии, все радостно вышли нам навстречу и поздравляли нас, как будто мы восстали из мертвых; так принимали нас по всей Руси, Польше и Богемии».

«История монгалов» Карпини дает и такие сведения: «Нашли в земле над Океаном (Северном Ледовитом) некиих чудовищ, которые, как нам говорили за верное, имели во всем человеческий облик, но концы ног у них были, как у ног быков, и голова у них была человеческая, а лицо, как у собаки; два слова говорили они на человеческий лад, а при третьем лаяли, как собаки.» [28].

Вернувшись, Карпини доставил папе ответ Гуюка, который гласил: «Мы поклоняемся нашему Богу и с его помощью разрушим весь мир от Востока до Запада.». Формально миссия Карпини, как и предыдущая, потерпела фиаско. Но тщательно подготовленный отчет о проделанном путешествии, который автор озаглавил «Исторический обзор» (в русском переводе — «История монгалов»), представляет огромный научный интерес с географической, этнографической, исторической и религиоведческой точек зрения.

Подобное путешествие было проделано и Гильемом Рубруком, который отправился в путь по поручению короля Франции Людовика IX. Задачи данного посольства были схожи с задачами Карпини.

Посольство Рубрука отправилось из порта Северной Палестины — Акры — весной 1252 г. Морем они добрались до Константинополя, где получили рекомендательные письма от императора Балдуина И, после чего, переплыв Черное море, достигли южного порта в Крыму — Саддайя (Судак). Из Крыма началось их сухопутное странствие. Здесь они купили повозки, волов и двинулись на восток.



Встречи с ханами Сартаком и его отцом Батыем не увенчались успехом, оба хана не захотели вступить с послом в переговоры. По всей вероятности, виной тому был воинствующий христианский пыл Рубрука. При встрече с ханами он и его спутники надевали монашеские облачения, раскладывали вокруг себя ритуальные предметы христианского культа, пели молитвы и т.д. Эта агрессивная демонстрация христианства, видимо, настораживала и отпугивала монгольское руководство. Но при этом Рубруку было разрешено проследовать к Великому хану в Каракорум.

Маршрут Рубрука от Сарая до Каракорума был такой же, как у Карпини. Много дней они ехали по «пустыне, огромной, как море». По прибытии в Каракорум посольство вынуждено было поехать дальше в резиденцию хана, расположенную на север от столицы.

Рубрук, как и Карпини, дает много ценных сведений о жизни китайцев и представителей других народов, находящихся в Каракоруме. О Китае он пишет следующее: «Я достоверно узнал, что в этой стране есть город с серебряными стенами и золотыми баш-


ними.» [28]. В целом же «Путешествие в восточные страны» основано на личных впечатлениях и носит достоверный характер.

Великий хан Мункэ принял Рубрука и после переговоров передал Людовику IX письмо. По примеру китайских императоров, Мункэ в этом послании называл себя владыкой мира и требовал от французов принятия вассальной зависимости как подтверждения их дружественных намерений. Разумеется, подобная система «дружественных» взаимоотношений, тем более изложенная высокомерным тоном, развеяла надежды французов на приобретение союзников в лице монголов. Посольство Рубрука, как и Карпи-ни, с точки зрения дипломатии удачным назвать нельзя. Он даже осмелился высказать ряд пожеланий Людовику IX относительно дальнейших контактов с монголами. «Мне кажется бесполезным, чтобы какой-нибудь брат ездил и впредь к татарам... Но если бы Господин папа... пожелал отправить одного епископа и ответить на глупости татар, которые они уже трижды писали Франкам, то ему следует иметь хорошего толмача и обильные средства» [28].

Но оставленный Гильомом Рубруком труд — «Путешествие в восточные страны», написанный на латыни и опубликованный в 1589 г. — дал европейцам много ценных сведений не только о жизни монголов, но и китайцев. Рубрук, чей обратный путь шел от Астрахани через Кавказ и Малую Азию до средиземноморского побережья, описал Каспийское море, которое он обогнул с обеих сторон, правильно определив, что это озеро, а не океанский залив, как традиционно полагали средневековые авторы, опираясь на античные авторитеты: Геродота и Страбона. Рубруку удалось подметить и одну из основных черт рельефа Центральной Азии — наличие Центрально-азиатского нагорья. Путешествие Рубрука заметно обогатило знания и европейцев о Центральной Азии.

С миссионерскими целями путешествовал по Азии чех по происхождению, францисканский монах Одорико Матиуш (Одерих Митиусси). Он начал свое странствие в 1316 г. от стен Константинополя. Через Кавказ он достигает Ирана, посещает древнюю столицу Персеполь, затем он идет в Багдад и оттуда попадает в портовый город Ормуз, через который проходили морские пути из Персидского в Оманский залив Аравийского моря. Из Ормуза он морем достигает Бомбея. Пройдя на юг по Малабарскому побережью, он огибает южную оконечность полуострова Индостан, попутно посещает остров Цейлон. Одорико, как истинного христианина, привлекают религиозные святыни. И он стремится в Мадрас, где находится прах апостола Фомы.

Из Мадраса Одорико отплыл на Большие Зондские острова, первым из европейцев, он, по всей вероятности, видел Суматру, Яву, Борнео (Калимантан). Из Борнео Одорико прибывает в китайский порт Макао. В Китае его поражают размеры городов, он посетил Кантон, Нанкин, из которого по Великому каналу он


переправляется до Хуанхэ. В Пекине, который был конечным пунктом его путешествия, он прожил три года. Он неоднократно бывал в императорском дворце, поэтому смог описать многие придворные церемонии и порядки. У Одорико есть много ценных сведений об административном устройстве государства, поражает его, как Карпини и Рубрука, веротерпимость, царящая здесь. Много ценных замечаний можно почерпнуть из его записок о торговле, быте и нравах китайцев.

Путешественник возвращался через Тибет, где он побывал в столице горного государства Лхасе (Гота). Вероятно, его дальнейшее странствие проходило через Афганистан, Северный Иран, Кавказ, а оттуда уже морским путем в Венецию. В общей сложности его путешествия продолжались более четырнадцати лет. За свою миссионерскую деятельность он был канонизирован католической церковью.

Крупным торговым путешествием было странствие Марко Поло (рис. 2.2). В 1271 —1275 гг. он вместе с отцом и дядей отправляется в путешествие на Восток. Перед отъездом они получили благосло-

Рис. 2.2. Карта путешествия Марко Поло


вение папы Григория X, который предложил им в спутники, а также для разведывательных и миссионерских целей двух монахов. Но, добравшись до Акры, где была крайне неспокойная политическая ситуация, монахи решили не искушать судьбу. Они передали папские подарки и письма семье Поло, а сами отправились в обратный путь. Братья Поло совершали повторное путешествие, незадолго до этого они вернулись из пятнадцатилетнего странствия в Китай. Теперь они продвигались уже знакомой дорогой.

Из Киликии (Малой Армении) они через Анатолию прибывают к подножию горы Арарат. Через Мосул, Тебриз купцы пробираются к торговым городам Ирана, а потом выходят к Ормузу, откуда хотели морским путем добраться до Китая. Но, передумав, они решили через Памир сухопутным путем достичь границ Поднебесной империи. После долгих приключений они добрались до столицы хана Хубилая. Хубилай решил испытать Марко Поло в качестве посла и отправил в отдаленный город Караджан. Результаты посольства были, по всей вероятности, столь блистательны, что Хубилай целых семнадцать лет удерживал венецианца у себя на службе. Возвращались они на родину морем: вокруг Южной Азии и через Иран. Но даже на обратном пути они выполняли государственное задание хана: сопровождали двух царевен, которых выдавали замуж за монгольского правителя Ирана (ильхана) и его наследника.

Флотилия, выйдя из Южно-Китайского моря, заходила на Суматру, Яву, Цейлон. Оттуда они прошли вдоль западного берега Индии и южного побережья Ирана до Персидского залива. Доставив царевен в Иран, они только после этого смогли благополучно вернуться домой.

Свои воспоминания, названные «Книгой», Марко Поло продиктовал в генуэзской тюрьме, где ненадолго оказался после участия в военных действиях против Генуэзской республики. Его «Книга» послужила ценным руководством для картографов XIV—XV вв. Организаторы португальских экспедиций в Вест-Индию пользовались картами, основанными на данных, изложенных Марко Поло. Она была настольной книгой многих мореплавателей и первооткрывателей, в том числе и Христофора Колумба. Нельзя забывать, что Марко Поло был купцом, поэтому его книга представляет один из первых образчиков того, что можно было бы назвать пособием по экономической географии. Ничего удивительного, что многие аспекты жизни китайцев не вошли в круг интересов знаменитого венецианца, тем более что Марко Поло не знал китайского языка, да и не все, что видел, считал необходимым отражать в своем произведении. Но некоторая недоговоренность, неосвещенность таких вопросов, как, например, потребление и торговля чаем, одним из основных экспортных товаров Китая, привела к крайним суждениям части исследователей. Некоторые


из них стали полагать, что Марко Поло никогда не был в Китае, а его книга — плод фантазии.

Вряд ли купцу была под силу столь грандиозная мистификация. Да и в чем была ее необходимость? Известно, что Марко Поло был мало образован, а для того, чтобы собрать и обобщить огромный фактологический материал, приводимый в его «Книге», надо было проработать очень большое количество письменных источников. Это было просто невозможно из-за образовательного ценза венецианца, из-за трудности в добывании подобных материалов, да и из-за дефицита времени — ведь нельзя забывать, что главным его занятием была торговля.

В Византии, так же как и в Западной Европе, составлялись итинерарии (путеводители). В Египте был обнаружен папирус, относящийся еще к первой половине VII в. — кануну арабского завоевания Египта, — который представляет собой путеводитель, содержащий 62 топонима и описывающий путь от Гелиополя в Египте до Константинополя. На использовании итинерариев построена и 42 глава трактата «Об управлении империей» Константина VII, предлагающая землеописание от Фессалоники до Авас-гии. Причем, как и предполагает классический итинерарии, с указанием всех расстояний и топографических названий. Основные же итинерарии в Византии составлялись паломниками и для паломников.

К наиболее выдающимся путешественникам Востока необходимо отнести и Абу Абдаллаха Мухаммеда ибн-Баттуту, жившего в XIV в. Получив в юности неплохое образование, он даже во время своих первых путешествий часто исполнял обязанности кади (судьи). Как правоверный мусульманин, он совершает свое первое путешествие в Мекку. В дальнейшем Ибн-Баттута никогда не упускал случая ознакомиться с любыми мусульманскими святынями в своих странствиях.

Паломничество в Мекку сочеталось у Ибн-Баттуты с торговыми операциями. Путь его пролегал из Танжера, расположенного на африканском берегу Гибралтарского пролива, через всю Северную Африку. Это дало возможность паломнику ознакомиться с жизнью мусульман во многих государствах. Ему не удалось переправиться на Аравийский полуостров через Красное море из Египта по причине вооруженного конфликта между египтянами и бедуинами. Но, пристав к каравану паломников, он из Каира отправился в Мекку сухопутным путем через Палестину и Сирию. В Дамаске на него огромное впечатление произвела мечеть Омейядов, которую арабы называли «четвертым чудом света».

Ибн-Баттута посетил не только Мекку, исполнив все необходимые ритуалы, но побывал также и на могиле Мухаммеда, расположенной в Медине. После этого он направился в Междуречье, а оттуда еще дальше на Восток — в Иран. Из Ирана он морским


путем переправился в Аравию, побывал в Восточной Африке. Собственно, он проделал путь, по которому в течение столетий до этого следовали арабские торговые суда. Спустя некоторое время он снова посетил Мекку. Потом он путешествовал по Красному морю, посетив все сколько-нибудь значимые порты этого моря. Неутомимый путешественник из Адена — «первого рынка Аравии» — вновь отправляется в плавание вдоль восточного побережья Африки, дойдя до Мозамбикского пролива. Оттуда он, обогнув Аравийский полуостров, возвращается в Ормуз.

Исследовав весь регион Ближнего Востока, он решил отправиться в Золотую Орду. Из турецкого Синопа он переправляется морем в Крым, где попадает в Кафу (Феодосию), бывшую в то время генуэзской колонией. Объехав весь Крымский полуост-ров, он направляется в Сарай — столицу Золотой Орды, расположенную в устье Волги. Ибн-Баттута настолько расположил к себе хана Узбека, что тот разрешил ему сопровождать свою жену-гречанку, которая собралась навестить отца, жившего в Константи-нополе. В столице Византии Ибн-Баттута был представлен императору Андронику III.

После посещения Византии странствия продолжились: Волж-ская Булгария, Сарай, Средняя Азия, Афганистан, Индия. В Ин-дии он был принят на службу султаном Мухаммед-шахом на долж-ность судьи, исполнял также и дипломатические поручения. С дипломатической миссией он был направлен в Китай. Но по пути eгo караван был разграблен, а сам он чудом спасся из плена и бежал в Дели. Султан распорядился снарядить новую экспедицию. Но корабли, на которых размещались все ценности, предназна-ченные для китайского императора, были уничтожены штормом. После этого Ибн-Баттута счел за благо покинуть Индию. Он привстал к военной экспедиции, предпринятой для покорения Сингапура. Посетил он и Мальдивские острова. Но Ибн-Баттута не только торговал — на Цейлоне, например, он посещает Адамов Пик, где на вершине можно было лицезреть «отпечаток ноги Адама». В своих дальнейших странствиях он достиг границы Тибета. Сумел Ибн-Баттута добраться и до Китая, посетил Пекин. Оттуда он проследовал в Индокитай. Через Суматру путешественник прибывает в Индию. Из Индии по хорошо известным морским дорогам он достигает Аравии, где пересаживается на верблюдов и, пройдя через ее северные районы, опять совершает паломничество в Мекку, после чего направляется на родину. Правда, он не устоял перед искушением и, дойдя до Туниса, совершил плавание на остров Сардинию. Во время этого плавания он второй раз был ограблен пиратами.

Султан Абу Инан по возвращении путешественника в Танжер призвал его к себе на службу. Он направляет Ибн-Баттуту с дипломатической миссией в Гранаду, столицу арабских владений в


Испании. А спустя год султан направляет его в торговую экспедицию к западным берегам Африки. Он объехал всю империю Мали, где на него большое впечатление произвели «порядок и законность», так как купец всегда мог найти ночлег и мог не опасаться ограбления. Домой торговые караваны Ибн-Баттуты возвращались через труднодоступные районы Сахары. Эту миссию он также с блеском выполнил. По протяженности своих маршрутов, а им было «пройдено» по суше и морю около 130000 км, Ибн-Баттута прочно лидирует в списке средневековых путешественников. Свои впечатления о странствиях Ибн-Баттута надиктовал придворному литератору Ибн-Джузайе, который и составил книгу под названием «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах путешествий». Им также составлено около 70 карт, хотя и не совершенных, но дающих представление об уровне картографии в эпоху средневековья. Ибн-Баттута, отправляясь в странствия, не ставил перед собой научных задач. Им руководил неукротимый интерес к тому, как живут мусульмане в различных странах. Читая произведения путешественника, можно заметить, что он крайне неохотно вступал в контакты с иноверцами.

В «заидеологизированную», в отличие от античности, как христианством, так и исламом, эпоху средневековья почти все путешествия, так или иначе, носили оттенок паломничества и миссионерства. Но были и путешественники, которых толкала в путь «жажда приключений». К таковым относится Вениамин Тудельс-кий, живший XII в., который по праву может считаться первым европейским путешественником, посетившим страны Востока и описавший их.

В эпоху средневековья был развит и лечебный туризм.

Город Ахен, который можно считать столицей государства Карла Великого, был расположен на месте привилегированного термального курорта, на котором еще отдыхали и лечились знатные римляне и кельты. Чудодейственные свойства этих вод связывали с воздействием бога Гранна. Карл Великий, как и его отец Пипин III, любил посещать это место. Карл воздвиг свой королевский дворцовый ансамбль рядом с термальными банями. Ансамбль представлял собой вершину архитектурной мысли того периода времени.

Контрольные вопросы и задания

1. Какие усовершенствования в дорожном строительстве и транспортных средствах произошли в средневековой Европе?

2. Каким образом эти новшества влияли на активизацию передвижений людей?

3. Что собой представляла система образования в Европе в эпоху средневековья, охарактеризуйте ее?

4. Какие университеты являлись центрами «научного» паломничества?


5. Каких наиболее выдающихся средневековых европейских путешественников Вы знаете?

6. Расскажите о маршрутах странствий Аль-Гарнати и Ибн-Баттуты.

7. Каковы особенности лечебного туризма в средневековой Европе?

Литература

Бартольд В. В. Ислам и культура мусульманства. — М., 1992.

Васильев Л. С. История Востока: В 2 т. - М., 1993. - Т. 1.

Всемирная история: В 24 т. — Минск, 1996. — Т. 7 —9.

Гайденко В. П., Смирнов Г. А. Западноевропейская наука в средние века. — М., 1989.

Город в средневековой цивилизации Западной Европы. — М., 2000. — Т. 4.

История средних веков: В 2 т.: Учебник / Под ред. С. П. Карпова. — М., 1998.

Полевой Н.А. История русского народа: Историческая энциклопедия: ВЗт. -М., 1997.-Т. 1.

Послушник и школяр, наставник и магистр: Средневековая педагогика в лицах и текстах. — М., 1996.

Смирнова Е.Д. Средневековый мир в терминах, именах и названиях: Словарь-справочник. — Минск, 1999.

Удальцова З.В. Византийская культура. — М., 1986.

2.3. Морские путешествия эпохи средневековья

Одними из основоположников морских экспедиций в эпоху средневековья были ирландские монахи. Руководствуясь тем, что христианская вера является путем к спасению, они встали на путь миссионерства.

Признанным мореходом VI в. считается по традиции св. Брен-дан — покровитель Ирландии. О его странствиях сложены саги, которые были необыкновенно популярны в средние века. Согласно легендам, св. Брендану было видение голубя, указавшего путь к неизвестному острову, после чего святой дал обет обратить в христианство язычников неизвестных земель.

Св. Брендан совершил два плавания. Первый раз он отправился в открытое море на плоту... из надутых шкур, но бог покровительствовал ему, и плавание закончилось благополучно. Во второе путешествие св. Брендан отправляется уже на лодке. Во время его странствий по океану Брендан сталкивается со множеством чудес. Так, в канун праздника Пасхи Брендан со своими спутниками высаживается на остров. После прочтения благодарственных молитв путники разводят костер, чтобы согреться и приготовить еду. Но вдруг остров приходит в движение: он оказывается огромным китом Яскониусом. Путешественников охватывает паника,


они понимают, что если кит нырнет, то все погибнут. Но Брендан остается абсолютно спокойным, он вверяет всех в руки Бога и начинает служить мессу. И гигантское чудовище было укрощено «посредством молитвы», прочитанной Бренданом. Чудесным образом исчезли громадные волны, поднятые движением кита, и бурные водовороты, море успокоилось.

Дьявол, искушая Брендана, отправляется вместе с ним в преисподнюю, чтобы продемонстрировать ему муки ада. Один из монахов также выказывает большое желание побывать в «стране теней». Но для того, чтобы вернуть этого монаха обратно к жиз-ни, пришлось святому совершить чудо его воскрешения. Саги повествуют о том, что Брендан сумел обратить в христианство встреченного на одном из отдаленных островов великана-язычника. Кроме того, ему в пути встречались такие необычные явления, как ужасающая мышь, огромный кот и полупрозрачные острова. Но, преодолев все преграды, судно Брендана пристает к явленному ему в видении острову. По всей вероятности, под этим островом духов-птиц ирландцы подразумевали Землю обетованную.

В настоящее время ирландскими учеными и любителями путешествий была сделана попытка реконструировать плавание св. Брендана. По старинным рисункам была построена лодка, подобная той, на которой плавал святой. На ней и состоялось путешествие от берегов Ирландии до побережья Америки. И некоторые из «чудес» нашли свое естественное объяснение. Айсберги и их полупрозрачные осколки вполне могли восприниматься членами экспедиции Брендана как «полупрозрачные острова». Разумеется, во времена Брендана было больше китов, так как эра китобойного промысла, которая поставила некоторые из видов этих животных на грань вымирания, еще не началась. Можно смело предположить, что никто из спутников св. Брендана раньше не видел вблизи этих гигантов, поэтому и возникло сравнение кита с островом. Шумные «птичьи базары», где гнездятся сотни тысяч птиц, стали, по всей вероятности, прообразом острова духов-птиц.

Это плавание было одним из первых, которое указало путь европейцам на запад через океан. Спустя несколько веков по этим морским дорогам отправятся ладьи викингов.

Огромную роль в развитии западноевропейской средневековой цивилизации сыграли путешествия жителей Скандинавского и Ютландского полуостровов. Во Франции их называли норманнами (северные люди), в Англии — датчанами (независимо от того, были ли они из Дании или Норвегии), в Ирландии — финн-галлами (светлые чужеземцы — норвежцы) и дубгаллами (темные чужеземцы — датчане), в Византии — варангами, на Руси — варягами, а арабы — мадхусами (языческие чудовища).

Субцивилизация викингов существовала с середины VIII до начала XII вв.


Норманны были искусными мореходами. Само слово «викинг» переводится с древненорвежского как «залив» или «бухта», таким образом, викинги — это те люди, которые держали свои корабли в бухтах. Скандинавское выражение «податься в викинги» означало путешествие в поисках богатства и славы.

У норманнов были прекрасные суда типа река-море. Конечно, ладьи были различного размера. Но они не превышали в длину 30 м, а в ширину 4,5 м. На кораблях было от 30 до 70 гребцов. Ладьи имели палубу и руль. На подобных кораблях викинги совершали многодневные плавания в океане, и в то же время могли заходить в мелководные реки, так как осадка ладей была небольшая. Навигационных приборов викинги не знали. В открытом море они ориентировались по звездам и Солнцу. Определить свое местоположение им помогала также глубина и температура воды в океане. Кроме того, они изучили поведение рыб, морских животных и птиц, что также не давало им заблудиться. Известно, что когда викинги плыли к Гренландии, они ориентировались в пути по движению косяков рыбы — трески и сельди. Много практических знаний содержится в скандинавских сказаниях — сагах.

Норманнов привлекали богатые торговые города Европы. В то время у европейцев не было регулярных армий, поэтому они оказались практически бессильными перед опустошительными набегами викингов. От нападений викингов страдали не только прибрежные города, но и такие, которые находились далеко от моря: Париж, Тулуза, Севилья. Откупиться от норманнов было невозможно: они с удовольствием брали выкуп, но вскоре возвращались и требовали увеличить его. Викинги представляли собой истинное бедствие для Европы. В церквах даже появилась специальная молитва: «Боже, спаси нас от норманнов...». Но и она не помогала. В 843 г. в праздник св. Иоанна в Нантском соборе прямо во время службы викингами были убиты епископ, духовенство и даже часть горожан. В 858 г. норманны на Пасху(!) вторглись в собор Сен-Жермен-де-Пре, надругавшись над святынями.

Но нельзя преувеличивать норманнскую опасность. Разорительные грабежи викингов служили иногда поводом для монастырей, которые чаще всего и подвергались им, в просьбах о дополнительных привилегиях или земельных пожалованиях. В Пикардии, славившейся образцовыми монастырями, в хрониках за 835—935 гг. из 55 известных документов только два констатируют ущерб от норманнов. В целом хроникальные упоминания о норманнах сухи, кратки и немногочисленны.

Викинги атаковали даже некоторые населенные пункты и на побережье Северной Африки. В 911 г. вождю викингов Роллону были отведены франкским королем Карлом Простоватым земли для поселения в окрестностях города Руана. Эта территория и до


сегодняшнего дня носит название Нормандия*. Экспансионизм викингов переживал бум в IX —XI вв. К 869 г. датский флот завоевывает значительную часть Англии. И хотя английский король Альфред Великий сумел остановить натиск норманнов и потеснить их, но на территории Британского острова была узаконена довольно обширная «область датского права», где датчане могли жить по своим законам и обычаям. Английский престол неоднократно принадлежал датским королям: Свену Вилобородому, Кну-ду Великому, а в последствии королем Англии становится герцог Нормандии Вильгельм, вошедший в историю Англии как Вильгельм Завоеватель.

Викинги создают два государства на юге Европы: герцогство Апулию на юге Италии, а также королевство Сицилию. А династия Рюриковичей, чьим основателем был варяг Рюрик, просуществовала на Руси с 862 по 1598 гг.

Феномен викингов базировался на пассионарном всплеске этого народа. Тяга к расширению жизненного ареала не могла базироваться только на росте населения. Викингам принадлежат две бесспорные заслуги общецивилизационного значения.

Во-первых, они сумели вывести европейскую торговлю из тупика, что было вызвано арабскими завоеваниями и захватом арабами основных межконтинентальных торговых путей. Норманны не были обычными разбойниками, они представляли собой прообраз буржуазии индустриального общества. Им необходимо было расширять свои рынки. Поэтому они прилагают максимум усилий, чтобы периферийные торговые пути, используемые восточными славянами и соединявшие посредством рек Балтийское море с Черным и Каспийским, стали столбовыми дорогами торговли Европы и Азии. Но тактико-стратегическая линия норманнов на востоке была совершенно иной, чем на западе.

Завоевать территории, на которых жили восточные славяне, было невозможно, исходя из их размеров и отсутствия дорог. Кроме того, викинги были бы истреблены славянами партизанскими методами, даже если бы и разбили их объединенные силы в генеральном сражении. «Натиск на восток» викинги блестяще осуществили, «экспортировав» на Русь одного из своих конунгов — Рюрика, который сумел не нарушить классо- и политогенез славян, возглавив зарождавшееся государство.

Киевская Русь стала основным транспортным торговым узлом. Посредством путей «из варяг в греки» и «из варяг в персы» оживилась торговля с Византией, известно, что викинги торговали даже в Багдаде. Торговля с Константинополем, который викинги называли Миклагардом — «Великим городом», носила с конца IX в. регулярный, а не эпизодический характер. Об этом свиде-


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!