Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Краткий перечень и характеристика основных этапов развития мировой гостиничной индустрии с древних времен до конца XX в. 7 часть



«Сказание...» по своей структуре и содержанию ближе к ранним латиноязычным запискам пилигримов, в которых описывается путь европейских паломников в Святую Землю. Византийские итинерарии пилигримов существенно отличались от светских итинерариев. Паломники Византии редко указывают расстояния между географическими объектами, для них не характерна строгая и лаконичная четкость итинерариев. Утилитарные функции путеводителя сочетаются в них с образовательными, благочестиво-пропагандистскими и даже художественными. Это — произведения синтетического типа. Они являются одновременно и ити-нерариями, и путевыми заметками, и проповедями.

Паломничеством, конечно же, пытались замаливать грехи. К знаменитейшим западноевропейским паломникам XI в. относят Фулька Анжуйского, обвиненного как в убийстве жены, так и в других преступлениях, который три раза посещал Святую Землю; Роберта Нормандского, отца Вильгельма Завоевателя, по велению которого был убит его брат Ричард. Роберт, прибыв в Иерусалим, увидел перед воротами города многочисленную толпу странников, ожидавшую доброго богача, который бы уплатил за них пошлину, открывавшую доступ к святыням. Легенда утверждает, что он заплатил за всех паломников. В 1054 г. епископ Камб-рейский Литберг осуществил паломничество во главе более 3000 человек из Фландрии и Пикардии. Но почти все из его «войска божьего» погибли в Болгарии от голода, а оставшиеся в живых подвергались нападениям мусульман. Спустя десять лет еще более многочисленный отряд из германских земель также отправился в путь с берегов Рейна. Они достигли Палестины, где патриарх Иерусалимский сделал им торжественную встречу под звуки литавр.

Паломники попадали в город через Ефраимские ворота, при входе с них брали подать. После поста с молитвами, одетые в са-


ван, они посещали церковь Гроба Господня. Этот саван сохранялся ими всю оставшуюся жизнь, и, как правило, в нем их и хоронили. Многие старались посетить Вифлеем и брали оттуда с собой на родину пальмовую ветвь.

Мотивация паломничества была разной. Это могла быть и благодарность Всевышнему после одержанной победы, выздоровления или избежания опасности. Иногда поводом для похода было сновидение или явление во время сна. Некоторые родители еще в колыбели предназначали детей к богомолью. Когда те вырастали, они вынуждены были совершить паломничество.

Пилигримов принимали везде и вместо платы за проживание просили, чтобы они молились за хозяев. Странники часто не имели никакой другой «защиты», кроме креста, и путеводителями своими считали ангелов, «которым Бог предписал охранять детей своих и наставлять их на всех их путях».



Следующей после паломничества заслугой считалась помощь паломникам. Для приема странников устраивались гостиницы — госпитали (hospes). Они располагались в самых разных местах: и по берегам рек, и на вершинах гор, и в многолюдных городах, и в пустынных местностях. В XI в. особенно славился своим приемом паломников, следующих из Бургундии в Италию, монастырь на горе Денисе. И в Венгрии, и в малоазийских государствах пилигримы всегда считались привилегированными лицами среди прочих христиан.

Особую «сервисную службу» для паломников представлял собой рыцарский Орден госпитальеров (иоаннитов). Он берет свое начало от госпиталя (hospitale hierosolymitanum), расположенного в Иерусалиме при монастыре Девы Марии, где еще задолго до арабских завоеваний принимали и лечили пилигримов, пришедших в Святую Землю. Но после того как во главе этого учреждения стал Герард, создается братство, формируется его устав, который утверждается римскими первосвященниками в XII в.

Первоначальной задачей братства была помощь больным, паломникам и купцам, а также защита паломников от разбоя неверных, что и вызвало боевой дух рыцарей этого Ордена. Особо славились среди пилигримов гостиницы, расположенные прямо против Гроба Господня. Но постепенно госпитальерами была создана целая сеть гостиниц в городах и местечках не только Святой Земли, но и по всему Ближнему Востоку, в паломнических центрах. Госпитальеры называли странствующих «господами», а себя, их «слугами». Часто они помогали путешественникам деньгами. Известны случаи, когда в Иерусалиме госпитальеры приносили всю дневную выручку в гостиницы, оставляя ее паломникам.



Но постепенно на первое место стали все больше выдвигаться военные цели, помощь паломникам стали оказывать лишь отдельные рыцари Ордена. В 1259 г. римский папа даже специальным


указом утверждает три вида членов Ордена: рыцари, священники и братья-госпитальеры.

Паломнический «туризм» был необыкновенно прибыльным. У Ордена было множество земельных владений, полученных, главным образом, в результате дарений, как на Востоке, так и в Европе: во Франции, Италии, Англии, Германии, Кастилии и Арагоне. Дела Ордена настолько процветали, что было создано в XII—XIII вв. даже орденское государство. Но оно просуществовало только до 1291 г. Госпитальеры вынуждены были покинуть Палестину и перебраться на Кипр. Здесь они вновь усилились, приобрели остров Родос и создали островное государство, долгое время бывшее оплотом христианства на Востоке. Но под натиском турок они вынуждены были покинуть Родос. Их последним пристанищем стал подаренный им в 1530 г. императором Карлом V остров Мальта, после чего Орден стал называться мальтийским.

Защитой паломников занимались и другие рыцарские ордена, например, Орден тамплиеров.

По окончании своего странствия в Святую Землю странник приобретал особую святость, его отправление, как и возвращение, сопровождалось определенными церковными обрядами.

Когда он шел в дорогу, то священник подавал ему, вместе с котомкой и посохом, полотно с изображением креста, одежда странника окроплялась святой водой. И духовенство провожало его специальной процессией до следующего прихода. Паломником мог стать не каждый. Для этого требовалось не только согласие родственников, но и дозволение своего епископа. Священнослужители дотошно интересовались жизнью и нравами будущего паломника. Главное, что их интересовало, — «не вследствие ли пустого любопытства видеть чужие страны» собирается верующий в это путешествие. Было хорошо известно, что многие богатые люди посещали святые места из пустого тщеславия, а по возвращении хвастались своими приключениями и делились воспоминаниями, далеко не всегда религиозного характера.

Достаточно трудно было пройти этот отбор, как ни странно, самим священнослужителям. Ибо их подозревали в том, что основным желанием данного тура было возвращение к светской жизни. Никто не мог проследить, как они будут соблюдать во время странствия одно из важнейших предписаний для всего католического духовенства — целибат.

Паломнику выдавался род паспорта, которым его рекомендовали духовным и светским властям, а также всем христианам. Ниже приводится стандартный образец такого документа:

«Ко всем святым, достопочтенной братии, королям, властителям, епископам, графам, аббатам и прочим, и ко всему христианскому народу, как в городах, деревнях, так и в монастырях.


Во имя Бога мы свидетельствуем сим Вашему Величеству или Вашему Сиятельству, что предъявитель сего, наш брат (такой-то), просил у нас дозволения пути с миром на богомолье (туда-то) или для отпущения грехов, или для молитвы о нашем согласии; а по сему мы вручаем настоящую грамоту, в которой приветствуем Вас, просим именем любви к Богу и Святому Петру принять его как гостя и быть ему полезным на пути как туда, так и оттуда, чтобы он возвратился здоров и невредим в дом свой; и, по Вашему доброму обычаю, дайте ему счастливо провести дни свои.

Да хранит Вас Бог, присно царствующий в своем царствии. Мы приветствуем Вас от всего сердца».

Ниже стояла печать епископа или сюзерена.

После того как страннику выдавался паспорт и служился молебен, он уже практически не мог отказаться от паломничества, так как его поведение приравнялось бы к клятвопреступлению.

По возвращении пилигрима также служился особый молебен, а на алтарь местного храма возлагалась пальмовая ветвь, принесенная из Палестины, в знак счастливого окончания странствия*.

Средневековое паломничество было полимотивационным явлением. Кроме религиозных чувств, определенной частью пилигримов владели совершенно мирские желания, вполне совпадающие с теми мотивами, которые присущи современному зарубежному туризму.

Эпоха крестовых походов, вероятно, является самым грандиозным и величественным событием средневековья. Это время масштабных военных экспедиций западных стран под эгидой католической церкви на Ближний Восток. Официально провозглашаемыми целями крестовых походов было освобождение Святой земли от неверных — мусульман — и завладение общехристианскими святынями, отданными на «поругание» исламу. При массовом стечении народа зачитывались письма известных паломников о положении христиан и паломников из европейских стран на Ближнем Востоке.

«В Палестину стекались во множестве греки и латины, по обету поклонения святым местам. Пройдя по неприятельской земле через тысячу смертей, они являлись к городским воротам, но не могли войти в них, не заплатив в виде подати одного золотого привратникам. Потеряв все на пути и едва сохранив жизнь, они не имели, чем заплатить подати. Вследствие этого, тысячи пилигримов, собравшись в предместьях города, доходили до совершенной наготы и погибали от голода и нищеты.

Но если ты и заплатил, надобно было бояться, что ходя без предосторожностей при посещении святых мест, они могут быть убиты, оплеваны и даже где-нибудь задушены. Церкви подверга-

Паломниками в Древней Руси назывались странники, принесшие из Палестины пальмовые ветви — паломы.


лись ежедневно жестоким нападениям. Во время богослужения, неверные, наводя ужас на христиан своими криками и бешенством, вбегали неожиданно в храм, садились на алтари, опрокидывали чаши, топтали ногами сосуды, посвященные служению Господу, ломали мрамор и наносили духовенству оскорбления и побои. С самим владыкой патриархом обращались как с лицом презренным и ничтожным, хватая его за бороду и волосы, свергали с престола и бросали на землю», — писал архиепископ Вильгельм Тирский.

Есть, правда, и другие свидетельства, что христианам жилось не так плохо в Палестине и что некоторые из них провоцировали выступления мусульман против себя и других паломников, например демонстративно перед вхождением в занятый мусульманами город читали христианские молитвы перед городскими воротами и т.п.

Люди, которые собирались в Святую Землю, следуя терминологии того времени, «принимали крест». И, как они говорили, совершали «паломничества», «хождения». Сам термин «крестовые походы» в то время не употреблялся, он возник в более поздние времена, когда эта эпоха уже давно миновала. В конце XVII в. придворным историком Людовика XIV Луи Мэмбуром был написан научный труд, посвященный этой эпохе. Он и носил название «История крестовых походов». С того времени термин «крестовые походы» и был закреплен как в научной литературе, так и в обиходе.

Крестовые походы — это явление, которое изменяет положение народов, без их учета невозможно восстановить ход исторических событий. Для крестовых походов характерна, во-первых, повсеместность, всеобщность. В них участвовало, так или иначе, все население Европы. Это «общеевропейское событие в каждой стране было народным, где объединялись все сословия: короли, рыцари, горожане, земледельцы», оно формировало нравственное единство нации [24].

Именно крестовые походы обнаруживают наличие христианской Европы как единого целого. У европейцев появились единые стимулы — нравственного, общественного и, разумеется, военного и экономического характера.

В 1095 г. папа Урбан II перед тысячной толпой верующих города Клермона произнес проповедь, призывавшую к священной войне против неверных. Урбан II знал, что многотысячная толпа перед ним не состоит из людей безгрешных, очевидно, что часть из них многократно преступала закон, но это не только не ослабило его энтузиазма, но содействовало подъему мысли и чувства. Экзальтация чувств папы римского во время этой речи, густо пересыпаемой изречениями пророков, была столь велика, что сопровождалась не только его плачем, но и рыданиями. «К общественному чувству делается воззвание во имя Евангелия, — говорил он, — и разбой-


ники и убийцы призываются на служение ему, именно потому, что они разбойники и убийцы. Направьте свое оружие, обагренное кровью ваших братьев, против врагов Христианской веры! Вы угнетали сирот и вдов, убийцы, осквернители храмов, грабители чужого достояния; вы, которых нанимают для того, чтобы проливать христианскую кровь. Спешите, если только вам дорого спасение вашей души, стать под знамя Христа, на защиту Иерусалима» [25]. Он призывал католиков отправиться на освобождение Гроба Господня, обещая церковное покровительство участникам этого похода, а также определенную материальную выгоду:

на время отсутствия крестоносцев их имущество и семьи должны были находиться под охраной церкви;

крестоносцы на время похода освобождались от каких-либо долговых обязательств, а также от податей и налогов;

крепостные, пожелавшие принять участие в походе, освобождались от власти своих феодалов.

Кроме того, церковь обещала отпущение грехов всем, кто примет крест [23].

Первый поход можно разделить на две части — «поход бедноты» и рыцарский поход. Крестьяне и городские маргиналы Северной и Средней Франции и Западной Германии в количестве около 30 000 человек, часто с семьями, плохо или совсем не вооруженные, отправились в Палестину весной 1096 г. Многие из них продавали всю свою движимость и недвижимость. Эту нестройную массу бедноты возглавляли Петр Пустынник и нищий рыцарь Вальтер Голяк.

Двигались они по хорошо известному паломникам пути — по Рейну и Дунаю, зачастую дотла разоряя те местности, через которые лежал их путь. Они проходили подобно саранче, забирая не только продовольствие, но и все, что хотя бы напоминало транспортное средство. Массовое мародерство, разбои настроили против них местное население.

В некоторых странах отпор «паломникам» стали организовывать на государственном уровне: Венгрия, византийская Болгария, — при этом, жестко канализируя крестоносцев по заданному маршруту, не давая возможности свернуть с дороги или «рассеяться». Византийские чиновники сделали все возможное, чтобы четко и организованно переправить эту массу людей через проливы в максимально короткие сроки.

В Малой Азии случилось то, чего необходимо было ожидать с самого начала. Турки-сельджуки дали возможность крестоносцам дойти лишь до города Никеи, где почти все они были перебиты. Лишь отряду в 3000 человек удалось спастись и достичь Европы.

Осенью того же 1096 г. в поход двинулись рыцарские отряды. Их подготовка к этому путешествию носила совершенно иной характер. Они запаслись деньгами, продовольствием, вооружением. Их ополчение состояло из нескольких частей. Во главе рыца-


рей Северной Франции стоял нормандский герцог Роберт, южане шли под командованием графа Раймонда Тулузского. Рыцари Лотарингии возглавлялись герцогом Готфридом Бульонским и его братом Балдуином, а рыцари Южной Италии шли под водительством Боэмунда Тарентского. Рыцарские отряды сопровождались огромными толпами крестьян, а вслед за ними тянулись казавшиеся бесконечными обозы.

Двигаясь различными путями — например, норманны южной Италии использовали морской путь — все эти абсолютно самостоятельные отряды встретились у стен Константинополя весной 1097 г. Отношения с властями Византии не сложились. Объяснение этому легко можно обнаружить в вызывающем поведении крестоносцев и в уже известных грабежах жителей столицы. Начались склоки и внутри лагеря крестоносцев за главенство не только общего командования, но даже права первыми переправиться на азиатский берег Босфора.

Византийский император Алексей II создал видимость компромисса. Для того чтобы быстрее убрать эту агрессивную массу из своего государства, он, так же как и год тому назад, обещает и организовывает предельно ускоренную переправу крестоносцев в Азию, но выговаривает обязательство, что крестоносцы вернут ему все владения Византии, захваченные турками.

В Малой Азии рыцари столкнулись с рядом непредвиденных проблем. Во-первых, турки, отступая, использовали тактику «выжженной земли». Поэтому быстро стала ощущаться нехватка продовольствия, и начался голод. Во-вторых, в дело вступил и климатический фактор. Невиданная для европейцев жара изнуряла их. Раскалившиеся от солнца доспехи угрожали жизни рыцарей. От них, как и от тяжелого оружия, стали избавляться, просто бросая по дороге. Войска испытывали не только голод, но и жажду.

Достигнув Киликии, лежащей на пути из Месопотамии в Сирию, христианского армянского княжества Эдессы, один из отрядов крестоносцев, несмотря на протесты со стороны Византии, захватил его. Так было создано первое из государств крестоносцев — Эдесское графство, возглавил которое Балдуин.

Основная же часть крестоносцев осадила богатейший город Антиохию. После годовой осады и измены начальника городского гарнизона Антиохия в 1098 г. пала. Почти все население, среди которого были и христиане, уничтожили крестоносцы. Здесь возникло второе государство крестоносцев — княжество Антиохий-ское, во главе которого стал Боэмунд Тарентский.

Иерусалима крестоносцы достигли весной 1099 г. Осада была недолгой, а штурм очень яростным. Город был захвачен. Учиненная резня была необыкновенно жестокой. Мусульман убивали, несмотря ни на пол, ни на возраст. Стены мечетей, где они старались укрыться, также их не спасли. Начались грабежи. Известие об


этой резне распространилось по всему мусульманскому миру, потрясая и ожесточая мусульман.

В Иерусалиме было создано крупнейшее государство крестоносцев — Иерусалимское королевство, от него в номинальной зависимости находились графства Триполи и Эдесское, а также Антиохийское княжество. Готфрид Бульонский стал главой Иерусалимского королевства. Все государства крестоносцев полностью скопировали европейскую модель общественно-политического устройства в своих новых землях.

Местное население было превращено, по сути, в крепостных. Оброк с него нигде не фиксировался, зависел от произвола рыцарей и крупных феодалов и зачастую составлял более половины урожая. Это вело к обнищанию и провоцировало к постоянным волнениям и мятежам.

Церковь получила огромные земли и полное освобождение от налогов.

Купцы итальянских городов, чей флот помогал крестоносцам завоевать ближневосточное побережье, имели колоссальные выгоды во всех государствах крестоносцев. Они быстро наращивали объемы торговли, в которой государства крестоносцев стали центрами транзитной торговли между восточными странами и Европой. Во всех городах появились целые кварталы, где проживали итальянские купцы. Они пользовались правом экстерриториальности.

Территориальная экспансия крестоносцев продолжалась до ИЗО г., после чего территория их государств начала медленно, но неуклонно сокращаться. Постоянные набеги со стороны мусульман не находили должного отпора из-за того, что крепости с воинским гарнизонами находились на значительном расстоянии друг от друга и помощь не всегда приходила вовремя. Да и феодалы, обуреваемые завистью к более удачливым соседям, часто не стремились прийти к ним на помощь. Вражда между отдельными феодалами доходила даже до того, что они заключали союзы с мусульманами друг против друга. Нестабильная и опасная обстановка вела к такому явлению, как эмиграция. По большей части те из пилигримов, которые скопили значительные состояния, стремились вернуться на родину.

Попытка создания единых военных организаций для укрепления обороноспособности государств крестоносцев вылилась в учреждение (частичное реформирование) военно-монашеских Орденов тамплиеров и госпитальеров. Они были призваны охранять не только границы государств, но и права паломников. Но жажда наживы и стремление к политической власти у руководства Орденами оказались сильнее стремления к выполнению своих непосредственных охранительных обязательств. Это также стало одной из причин демонтажа государств крестоносцев.

Первым пало Эдесское княжество в 1144 г. Это событие стало поворотной точкой в деле подготовки второго крестового похода


(1147— 1149). В Европе был введен специальный налог на снаряжение крестоносцев. Их армии возглавлялись коронованными особами: Людовиком VII, королем Франции, и Конрадом III, германским императором. Духовным вдохновителем этого похода был знаменитый французский теолог — Бернар Клервосский, ярый сторонник папской теократии.

Со стороны феодалов на этот поход смотрели не столько как на военную акцию, сколько как на увеселительное путешествие. На крестьян, которые толпами стекались в города, в особенности в Германии, где царил голод, смотрели как на обузу. И от них поспешили избавиться, не взяв с собой на корабли, которые последовали из Константинополя к восточному побережью Средиземного моря. Почти все крестоносцы-крестьяне погибли.

Многих рыцарей сопровождали в походе их жены. Даже жена Людовика VII Элеонора Аквитанская приняла крест. За ней последовало много знатных дам. В этом вояже их сопровождали музыканты и поэты, они везли с собой свои лучшие наряды и драгоценности. Но условия похода оказались настолько трудны для них, что дальше Антиохии большинство из них не поехало.

В целом поход окончился бесславно. Взять Дамаск, который был основной целью похода, им не удалось, не говоря уже о дальнейшем продвижении на юг.

У мусульман же в это время было создано объединенное государство, в которое вошли Египет, части Сирии и некоторые районы Месопотамии, во главе его встал султан Саладин. В короткое время им были захвачены в 1187 г. Иерусалим, Яффа, Сидон, Бейрут и ряд других городов. Это послужило толчком к началу третьего похода (1189— 1192), во главе которого стояли английский король Ричард I Львиное Сердце, французский король Филипп II Август и германский император Фридрих Барбаросса. И хотя Иерусалим отвоевать им не удалось, но относительный успех этого похода подталкивал к дальнейшей экспансии.

Гибель большого количества крестьян во втором и третьем походах поколебала веру народных масс в «спасительность» войн на Востоке и привела к тому, что бедняки стали отходить от этого движения. Крестовые походы стали носить более социально выраженный характер. Это были уже по большей части рыцарские походы, ставшие завоевательными, но по-прежнему проходившие под религиозными знаменами.

Четвертый крестовый поход (1202—1204) со всей ясностью это показал. Он задумывался папой Иннокентием III против Египта. Но венецианским купцам отчасти обманом, отчасти игрой на таких низменных чувствах, как алчность и жадность, удалось изменить направление армий крестоносцев. И он закончился разгромом Византийской империи. На месте Византии были созданы Латинская империя, Фессалоникийское и Ахейское княжества, а также


Афинско-Фиванское герцогство. Михаилу VIII Палеологу удалось в 1261 г. восстановить Византию, но не в былом ее величии.

Внимание феодальной Европы «переключилось» на вновь созданные государства, а судьба «старых» государств крестоносцев стала подвергаться все большей опасности со стороны усилившегося Египта. В начале XIII в. в значительной степени благодаря как активизации деятельности римского папы, так и активности вновь образованных Орденов — доминиканцев и францисканцев, начинается «ренессанс» религиозного подъема. Появляется следующая идеологема: вновь взять Иерусалим никак не удается потому, что люди, участвующие в этих походах, чересчур сильно погрязли в грехах, спасти ситуацию могут только невинные души детей.

В 1212 г. состоялся так называемый «детский крестовый поход». Некий мальчик, пастух Стефан, живший в деревне недалеко от Вандома, объявил себя посланцем Бога, который призван возглавить воинство, чтобы отвоевать Святую Землю у мусульман. Во Франции появилось множество мальчиков-проповедников, призывавших детей отправляться к Богу за море. Согласно хронике, во Франции на этот призыв откликнулось около 30 тыс. детей и подростков. Аналогичная картина наблюдалась и в Германии, где «посланцем Бога» объявил себя мальчик Николай, под чьи знамена собралось порядка 20 тыс. детей. Король Франции пытался воспрепятствовать этому «путешествию», приказав детям вернуться домой, но большая часть из них его не послушалась. Они направились на юг, где в Марселе были обмануты работорговцами, которые вместо того, чтобы переправить детей в Сирию, отвезли их в Египет, где и продали на невольничьих рынках. По договору 1229 г., после шестого крестового похода, германскому императору Фридриху II удалось вернуть на родину часть подростков. Дети же из Германии двинулись через Альпы в Италию, большинство их было рассеяно по дорогам этой страны.

После того как экономическая ситуация в Европе стала стабилизироваться — а это наблюдалось уже в 20-е гг. XIII в., а поражения во Фракии и Малой Азии продолжались, — движение крестоносцев пошло на убыль несмотря на яростную агитацию со стороны римско-католической церкви.

Пятый поход (1217—1221) потерпел неудачу. Эта военная экспедиция на первых порах возглавлялась венгерским королем Ан-драшом. Папа Григорий IX, узнав, что во главе войска крестоносцев собирается встать отлученный от церкви германский император Фридрих II, первоначально вообще запретил его. Но поход все же состоялся (1228—1229). Хотя Фридрихом II и был взят Иерусалим и ряд других городов в Палестине, но завоевания не были прочными. Уже в 1244 г. мусульмане вновь его отвоевали.

Седьмой (1248—1254) и восьмой (1270) походы, возглавляемые французским королем Людовиком IX Святым, окончились


полным провалом. Не только не удалась попытка Франции закрепиться в Северной Африке, но и сам Людовик IX попал в плен, из которого был выкуплен за огромную сумму в 400 000 динаров.

Крестоносцы лишились всех своих владений на Востоке к концу XIII в. В 1268 г. крестоносцы потеряли Антиохию, в 1289 г. — Триполи, а в 1291 г. — Акру, свой последний оплот.

Религиозные цели, некогда объединившие Европу в едином порыве, полностью к тому времени сошли на нет. Об этом свидетельствует тот факт, что Людовик IX пытался вести переговоры с монголо-татарами о совместных действиях на Востоке, но не преуспел в этом. Кроме того, вопрос об отвоевании Святой Земли у неверных уже и не фигурировал в числе основных задач последнего, восьмого похода. Немного набралось желающих для ведения боевых действий в Тунисе. Известно, что Людовик IX прибегал к услугам наемников.

Последствия и результаты этих колоссальных массовых европейских миграций в регион Ближнего Востока разнообразны.

Один из главных итогов крестовых походов — освобождение умов европейцев от косности и неподвижности. Отношение к христианской вере не изменилось, но религиозные верования перестали составлять единственную сферу, в которой вращался человеческий разум.

Благодаря этим походам Европа смогла познакомиться с достижениями науки и культуры арабского мира. Европейские ученые значительно обогатили свои познания в области точных наук: астрономии, географии, математики, химии. Европейская философия древности «вернулась» в Европу. Арабские философы перевели на арабский язык и сохранили многие произведения античных авторов, чьи произведения на языках оригиналов были уничтожены, в частности, Аристотеля.

Расширилось общее представление о мире. Активнее стали контакты с народами Востока. В Парижском университете в XIV в. даже хотели утвердить кафедру татарского языка.

В европейской литературе стали появляться новые сюжеты, заимствованные из произведений восточных авторов.

Разнообразнее стала пища. Европейцы стали культивировать до этого им неизвестные рис, абрикосы, лимоны, гречиху, арбузы, фисташки; употреблять сахар, получаемый из сахарного тростника.

Европейцы узнали о ветряных мельницах и почтовых голубях.

В быт проникли элементарные правила гигиены, такие как мытье рук перед едой, а также бани. Стали использовать вилки, а также менять белье, а не ждать, пока оно истлеет на теле.

Но крестовые походы провозглашались не только против мусульман. Уже в середине XII в. состоялся первый крестовый поход на Балтике, направленный против полабских славян, упорно державшихся язычества. Поморские князья признали свою зависи-


мость от датского короля Кнута VI в 1185 г. За этим последовала длинная череда походов, предпринимаемых в стремлении подчинить своей власти не только прибалтийских славян, но и жителей финских земель и карелов, правителями Швеции. Подчинение будущей Финляндии, в основном, было завершено к концу XIII в. Но, начиная с 1240 г., шведы не оставляют попыток обратить в католичество и православных русских, правда, всегда безуспешно. Последний шведский крестовый поход в русские земли был совершен королем Магнусом Эрикссоном в 1348 г.

Кроме моментов чисто религиозных, к военным походам против русских примешивались и вполне земные интересы. Русские князья, на протяжении столетий собиравшие дань с племен, населявших Ливонию, стали восприниматься ими как конкуренты. Противоборство русских и «ливонских немцев» продолжалось с начала XIII в. до Ливонской войны (1558 — 1583), во время которой войска Ивана IV разгромили последнее государственное образование крестоносцев на Балтике.

В конце XII в. начинаются крестовые походы немцев и датчан в Ливонию, которую населяли племена балтов. Крестоносцам понадобилось почти столетие, чтобы их завоевать. В разгар борьбы крестоносцев за Ливонию, в 1217 г. папа Гонорий III провозглашает новый крестовый поход против прибалтийского народа — пруссов, которые незадолго до этого изгнали со своей территории католических миссионеров. «Просвещение» пруссов проводили братья Тевтонского ордена. В результате этого большинство пруссов было перебито, а часть бежала в Литву и была ассимилирована местным населением.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!