Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Краткий перечень и характеристика основных этапов развития мировой гостиничной индустрии с древних времен до конца XX в. 3 часть




были монополистами по производству стали. В VIII в. до н. э. ассирийцы впервые получили латунь путем сплава меди и цинка.

В Китае и Европе эти инновации появляются позже, очевидно, что они были привнесены туда и не носили автохтонного характера. Но процесс ассимиляции новых технологий в Европе и Китае носил характер постоянного ускорения. Это привело к тому, что к середине I тыс. до н.э. технологические уровни этих трех регионов практически сравнялись.

С возникновением первых цивилизаций заметно активизируется торговля. Этому способствует, во-первых, протекционистская политика правителей крупных держав, направленная на создание и поддержание инфраструктуры путей сообщения. Строятся дороги и каналы, возникают постоялые дворы (прообразы будущих гостиниц) и почта, строятся порты. Во-вторых, принимаются меры по безопасности как самих купцов, так и торговых путей, морских и сухопутных. В древних законодательствах появляются статьи, оберегающие жизнь и имущество торговцев, как отечественных, так и зарубежных. В-третьих, развитие прикладных наук позволяет добиться значительных успехов в кораблестроении, что позволяет совершать все более дальние и длительные походы.

На Древнем Востоке по сравнению с периодом военной демократии резко возрастает и экспансионистская политика, находящая свое выражение в многочисленных военных походах. Можно, пожалуй, даже говорить о государствах-агрессорах, таких как Аккадское царство (XXIV—XXIII вв. до н.э.), Ассирия (XV—VII вв. до н.э.), Персидская держава (VI —V вв. до н.э.) и др. Возникновение цивилизаций привело к накоплению огромных богатств у правящей элиты, что было предметом вожделений соседних государств и народов. Сложившийся институт рабства также существовал, в основном за счет военных экспедиций.

Но в то же время возникает такое явление, как дипломатия. Взаимоотношения между государствами требуют определенных норм общения. Появляется институт посольств. Императорские или царские послы отправляются в путешествия в другие страны с дипломатическими миссиями. Этому есть многочисленные свидетельства в китайских хрониках, библиотеках Шумеро-Аккадского царства, древнеегипетских памятниках письменности.

На Древнем Востоке начинает развиваться наука. Ряд экспедиций носит не просто ознакомительный торгово-экономический или военно-стратегический, но и конкретно научный характер. Фараоны и цари снаряжают экспедиции, чтобы получить знания в первую очередь географического, а также этнографического, биологического характера. К подобным походам можно отнести путешествие финикийцев вокруг Африки в правление фараона Нехо II или плавание карфагенянина Ганнона, или экспедицию Скилака, организованную персидским царем Дарием.




Путешествия на Древнем Востоке являлись составной частью образа жизни. Но в силу того что условия, сопровождающие путешественника, были крайне тяжелы, к походам и экспедициям относились со священным трепетом. Путешествующий воспринимался как отмеченный и оберегаемый богом человек. Перед любым предстоящим походом обязательно совершались сложные обряды, во время которых приносились обильные жертвы богам, чтобы они максимально оберегали странников.

У большинства народов древности был миф о Всемирном потопе. И всегда бог (боги) сохранял жизни праведнику и его семье, «разрешив» путешествие по бушующим волнам во время катаклизма. Затем эти «туристы» становились основателями рода человеческого.

Таков, Утнапиштим в «Эпосе о Гильгамеше», составленном впервые еще в Шумере. Его «тур» продолжался две недели.

Знаковым можно считать тот факт, что жертва праведного «туриста» Ноя привела к тому, что «...сказал Господь про себя: «Не буду я больше проклинать землю из-за человека» [9].

Аналогичное предание существовало и в Древней Индии, где основоположником рода человеческого считался Ману, переживший потоп. В Древней Индии бог Индра — «царь богов» считался «помощником странников». В одном из сборников ведической литературы «Брахманы» говорится:

«Цветами осыпаны ноги странника, Плодоносно крепкое его тело, Избавляется он ото всех грехов, Смытых потом его странствий».

Как явствует из древних мифов, странствующий уподобляется богам и светилам, находясь всегда под покровительством божеств, он или является праведником, или же избавляется от многих грехов именно благодаря «очищающим» трудностям путешествия. В ментальности древних странствия носили богоугодный, благой характер.



Одной из первых цивилизаций, зародившейся в Междуречье — между Тигром и Евфратом — в IV тыс. до н.э., была цивилизация шумеров, загадочного народа: до сегодняшнего дня не смолкают споры о его происхождении.

Кочевая жизнь, а может быть, какие-то другие причины, катастрофа сдвинули шумеров с насиженных мест. И они стали мигрировать, в том числе (а возможно, и только) в Двуречье. Шумеры не являются автохтонами, они поселились в районе Тигра и Евфрата в VII —VI тыс. до н.э., создав свою неповторимую цивилизацию.

Распространение цивилизационных ценностей Древнего Междуречья шло очень активно. Шумерам были хорошо известны не


только просторы иранских полупустынь, но и богатая природа Индии. С III тыс. до н.э. в Месопотамии стали воздвигать зиккура-ты — ступенчатые храмы. Аналогичные постройки, сделанные также из сырцового кирпича, были обнаружены и в Средней Азии (Туркмения, около города Каахка), и на Аравийском полуострове (в районе Омана), и даже на острове Сокотра в Индийском океане. Из расшифрованных текстов известно, что шумеры активно торговали со страной Мелуха — возможно, это Индская цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро, которая существовала на северо-западе полуострова Индостан. Оттуда поступали в шумерские города-государства рис, хлопок, лес, бусы из сердолика.

В свою очередь, многочисленные шумерские цилиндрические печати найдены при археологических исследованиях в Индии. Кроме того, на печатях в Шумере изображали иногда животных, которых там не водилось: слонов, остромордых крокодилов — геви-алов, обитающих в Индии. В болотистых низинах Индии (северозападные районы) до сих пор растет камыш берди, родиной которого, по авторитетному мнению ботаников, является Месопотамия. Именно из такого камыша шумеры и делали лодки. По свидетельству индийского ученого Ш.Р.Рао, лодки, напоминающие древнешумерские, и по сей день применяются на озере Нал близ Лотхала.

Из Омана в Двуречье, крайне бедное полезными ископаемыми, доставляли медь, а также скульптурный камень. Согласно древним документам, в прибрежных районах Омана возвышалась Медная гора, по которой и сверяли свои маршруты кормчие шумерских кораблей.

Первое централизованное государство возникло в Месопотамии в XXIV в. до н.э. Его создал Саргон Великий (Древний). Это был один из самых великих завоевателей древности. Недаром его называли «царем битвы», он лично участвовал в 34 сражениях. Саргон Великий не только объединил, завоевав, южное Двуречье, где располагались города-государства шумеров, но создал державу, контролирующую пространства от Средиземного моря на западе до Каспийского на северо-востоке. Его воины совершили ритуальное «омовение оружия» в водах Персидского залива, когда покорили юг Междуречья. На всем этом огромном пространстве стала интенсивно развиваться торговля. Саргон Великий завоевывал страны и народы, чтобы полностью контролировать торговлю в этом самом передовом регионе планеты в то время. Единое централизованное государство выступало гарантом безопасности караванных путей и морских сообщений. Составленные в его правление многочисленные карты и планы легли в основу первого известного географического описания Передней Азии и стран Персидского залива, которое было сделано на статуе энси (царя) Лагаша — Гудеа в XXII в. до н. э.


Навигации по Нилу способствовала сама природа. Течение помогало передвигаться с юга на север, а практически постоянный бриз делал возможным плавания под парусами и в обратном направлении. Нил был стержнем всей жизни древних египтян. Это была та «столбовая дорога», благодаря которой стали возможны контакты и с Нубией, находящейся на юге, и со средиземноморскими странами, лежащими на севере и северо-востоке от Египта. Из центральной части страны начинался близ Копта караванный путь, который вел к Красному морю, а оттуда в страну Пунт. На этом караванном пути существовали оборудованные места для отдыха — привалы. Там всегда были хранилища с питьевой водой, представляющей главную ценность в пустыне.

Речное судостроение развилось у египтян очень рано. Частые наводнения, которым подвергалась страна, способствовали его развитию. На стенах древнейших египетских гробниц встречаются изображения, рассказывающие об изготовлении лодок из папируса.

На позднейших памятниках уже запечатлены плывущие с грузом большие речные суда со снастями, каютами и прочими атрибутами настоящего корабля, а не лодки. Обыкновенные грузовые корабли, несмотря на примитивность их конструкции, могли тем не менее поднимать грузы в несколько тысяч талантов*. Эти корабли плавали по всей судоходной части Нила, поддерживая весьма оживленные торговые отношения между египетскими номами (рис. 1.2).

Рис. 1.2. Древнеегипетский корабль

Талант — самая большая единица веса в древности, принятая во многих странах, составляла около 30 кг.


Сохранились сведения, что в 2750 г. до н.э. египтянин Ханну возглавил экспедицию на побережье Красного моря за драгоценными камнями, слоновой костью и благовонными смолами и растениями. Первое плавание по Средиземному морю было, видимо, осуществлено при фараоне Снофру в XXVII в. до н. э. Из источников известно, что экспедиция была направлена в финикийский город Библ, откуда возвратилось «сорок судов с кедровым деревом». Веком позже при фараоне Сахуре в Палестину и Сирию из дельты Нила также была отправлена флотилия, которая привезла из этих стран вино, оливковое масло и ливанских медведей.

Корабли всегда помещали и в погребальные камеры фараонов. Так, в пирамиде фараона Хеопса был обнаружен корабль длиной 43,4 м. Впоследствии из-за нехватки древесины даже для фараонов стали делать модели судов в масштабе 1:100.

Мореплавание активизировало контакты между странами. Необходимую древесину, сосну например, заготавливали в Сирии. Из гаваней Красного моря корабли отправлялись в страны Аравийского полуострова, Индию, велась посредническая торговля с Китаем. Активно шла торговля с государствами и народами Восточной Африки, где находилась страна Пунт, откуда фараонам привозили золото, слоновую кость, изделия из камня и фаянса.

Известно, что в правление царицы Хатшепсут (1505—1484 гг. до н.э.) была организована экспедиция в страну Пунт за саженцами деревьев и кустарников, из которых можно было получать благовония. Путешествие было удачным. Но, к сожалению, деревья и кустарники не смогли прижиться в новом, малоподходящем для них сухом климате Египта, хотя их везли со всевозможными предосторожностями в мокрой рогоже, а затем высадили в специальные кадки. Фрески во дворце Хатшепсут, которые победили время, и сегодня рассказывают многочисленным туристам об этом вояже.

Необходимость создания глобальной торговой сети, объединяющей акватории Атлантического и Индийского океанов, проявилась в создании канала (прообраза Суэцкого, так как у него был несколько иной маршрут). Во времена VI династии (2350 — 2180 гг. до н.э.) был построен канал, соединивший Красное море через город Бубастис со Средиземноморьем. Известно, что он был восстановлен в XIX в. до н. э. Канал восстанавливался в древности не менее пяти раз, но потом в периоды упадка его вновь и вновь заносило песком.

О районах экваториальной Африки в Древнем Египте было весьма смутное представление, потому что египтяне не совершали дальних путешествий на юг. Их торговые маршруты оканчивались около современного Хартума — столицы Судана. А вот о


Ливии, расположенной к западу от Египта, им было многое известно. Геродот, ознакомившись с географическими знаниями египтян, писал следующее: «Ливия, лежащая внутри материка выше моря и приморских жителей, занята дикими зверями. Еще далее от страны диких зверей тянется песчаная полоса — страшно безводная, совершенно безлюдная голая пустыня» [10].

Можно предположить, что египтяне были искусными картографами. Возможно, это и так, но, в основном, производились символические карты Вселенной или путей в загробный мир. Но есть один подлинный артефакт светской карты, где указано расположение дорог в золотоносных шахтах на берегу Красного моря. Эта карта относится к 1500 г. до н.э.

Можно предположить, что достопримечательности Мемфиса и Фив, бывших в разное время столицами государства, знаменитый лабиринт и Фаюмский оазис, величественные храмы в Ком-Омбо и Абу-Симбеле и, наконец, пирамиды и большой сфинкс уже в древности привлекали туристов ничуть не меньше, чем в наши дни. Об этих «туристических» центрах Египта с восхищением пишет, например, Геродот.

Цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро была расположена на северо-западе полуострова Индостан. По занимаемой территории она превосходила почти в два раза объединенные земли Древнего Двуречья и Египта, раскинувшись на 1,3 млн км2. Более 1000 поселений насчитывала эта страна. Пакистанский археолог Сайд А. Накви назвал Мохенджо-Даро «Манхэттеном бронзового века».

В каждом городе были рынки и храмы. Купцы и монахи, богатые бездельники и чиновники, жаждущие знаний юноши и авантюристы во множестве передвигались по рекам и караванным путям Индского государства. Есть определенный соблазн говорить, что те или иные постройки в древности служили, возможно, постоялыми дворами. Но этому не существует, к сожалению, объективных археологических доказательств. Из-за того что письменность этой цивилизации до сегодняшнего дня все еще представляет загадку, невозможно назвать имена и проследить конкретные маршруты «туристов» Хараппы и Мохенджо-Даро.

Доказано, что цивилизация Хараппы и Мохенджо-Даро вела интенсивную торговлю с Месопотамией и Индокитаем. Недалеко от Бомбея недавно найдены остатки древней верфи, датируемые временами Индской цивилизации. Поражают размеры верфи: 218 х 36 м. По протяженности она почти в два раза превосходит финикийские.

Индия была родиной одной из трех мировых религий — буддизма, возникшего в VI в. до н.э. Основателем его был Сиддхар-тха Гаутама Шакъямуни (563 — 483 гг. до н.э.). Он познал четыре великие истины и стал «человеком просветленным» — Буддой. Это произошло, когда ему было 35 лет. На протяжении остав-


шихся 45 лет своей жизни Будда непрестанно путешествовал по северной Индии, проповедуя свое учение. У него появились тысячи последователей. После смерти Будды тело его было кремировано и прах разделен между последователями. Эти останки стали первыми реликвиями. Их помещали в ступах — священных башнях, в некоторых районах Азии их называют пагодами. К этим святыням стали стекаться многочисленные паломники, и они становятся одними из первых центров религиозного туризма.

Буддизм был учением, оппозиционным официальным религиям Индии — брахманизму, а затем сменившему его индуизму. Буддизм выступал за всеобщее равенство, против существовавшего кастового строя. Буддизм, таким образом, вступил в противоречие с государственной идеологической доктриной. На буддийских монахов начались гонения со стороны официальных властей, монастыри разрушались. Началась массовая буддийская эмиграция.

Один из выдающихся индийских правителей — Ашока, правивший в III в. до н.э., принял буддизм. При его активной поддержке буддизм стал вновь широко распространяться в Индии, а также «экспортироваться» за ее пределы — на Цейлон, в Бирму, затем в Юго-Восточную Азию, Малайзию и вплоть до территории современной Индонезии. Буддийские миссионеры в III в. до н.э. проникали в Египет и Грецию, а чуть позже в Тибет, Афганистан, Центральную Азию. Буддизм нашел для себя очень благодатную почву в Китае, откуда он прошествовал в Корею и Японию. Можно говорить о первом случае в истории массового миссионерства. Роль Ашоки в становлении буддизма как мировой религии очень велика. Именно он субсидировал миссионерскую деятельность буддийских монахов, и в значительной степени благодаря этим мероприятиям буддизм из религии местного значения становится религией мировой.

Основатель другой оппозиционной официальному брахманизму религии — джайнизма, Вардхамана Махавира, родившийся в начале VI в. до н. э., так же как и Сиддхартха Гаутама, происходил из царского рода и тоже, покинув все в возрасте 28 лет, становится странствующим монахом. Достигнув просветления в возрасте 42 лет, он, как и Будда, оставшиеся 30 лет жизни посвятил проповедованию своего учения, продолжая странствовать.

Если буддизм видит итог в выходе из сансары, череды бесконечных перерождений души, посредством просветления, качественного перехода человека в Будду, то джайнизм представляет собой религию, где души верующих являются «вечными странниками».

В начале нашей эры индийцы стали торговать уже с Суматрой, Явой и другими островами Малайского архипелага. В этом направлении стала распространяться и индийская колонизация. Индийцы раньше китайцев проникли и в центральные районы Индокитая.


Под напором китайской и индийской колонизации островов Юго-Восточной Азии малайцы, проживавшие там, вынуждены были мигрировать. Ими были открыты и освоены такие острова, как Борнео, Целебес, Моллука, Новая Гвинея. Это случилось за несколько веков до начала нашей эры. Кроме того, малайцы проникали и далеко на запад: до острова Мадагаскар.

Миграционные процессы в Китае были чрезвычайно активны еще в доцивилизационные времена, причем они носили не только сухопутный характер. Согласно памятникам, еще в мезолитические времена существовало развитое морское сообщение по заливу Бохайвань между Шаньдунским и Ляодунским полуостровами.

В одной из древних летописей, записанной на бамбуковой дощечке, дается предание об использовании вод (т.е. морей) еще в правление мифической династии Ся неким императором Юем.

В середине II тыс. до н.э. в бассейне реки Хуанхэ зарождается цивилизация Древнего Китая. Уже к концу II тыс. до н.э. китайцы расселились по Восточной Азии, достигнув берегов Амура на севере и южной оконечности Индокитайского полуострова. Китайцы активно осваивали и акватории морей, омывающих их земли, пытаясь выйти в Тихий океан. Уже в период династии Шан-Инь (XVIII —XII вв. до н.э.) китайское государство имело заморские колонии. Об этом можно узнать из «Шанских од», где в одной из частей, названной «Шицзин» (Книга песен), говорилось, что «грозный Сян Ту привел в повиновение заморские земли» [11]. В XI в. до н. э. при восхождении одного из императоров династии Чжоу (XII—V вв. до н.э.) на престол ему был в качестве дара приморским племенем юэчжэней преподнесен корабль. Известны географические карты отдельных провинций Китая, а также прилегающих к нему стран, сделанные в X в. до н.э. Эти карты размножались ксилографическим способом. Они использовались, в основном, в военно-административных или торговых целях.

О том, что морские путешествия были составной частью жизни Древнего Китая, свидетельствует и тот факт, что правитель царства Ци в VI в. до н. э. «совершая увеселительную прогулку по морю, не возвращался в столицу шесть месяцев». Из этого сообщения можно сделать вывод и о масштабности морских путешествий.

Великий китайский философ Конфуций (551 — 479 гг. до н.э.) в трактате «Лунь юй» сообщает, что «ему очень бы хотелось поплавать по морю в деревянной шаланде». Видимо, этот вид морского путешествия был комфортен и приятен. Известно, что Конфуций более 13 лет провел как странствующий учитель. Идеалом философа было гармоничное общество, где каждый добросовестно исполняет свой долг. Согласно его учению, служение богам и духам не принесет пользы тому, кто забывает о служении людям.

Основатель даосизма — легендарный Лао-цзы, видя упадок правящей династии Чжоу, эмигрирует из страны. Предание гла-


сит, что его задержали на одной из застав на западной границе империи. Начальник заставы заставляет письменно изложить основы его учения. За три дня мудрец надиктовал «Дао дэ цзин» — величайший из даосских текстов. «Дао» переводится как «путь», «тропа», «закон». Следовать этому пути — значит идти путем космического порядка. Главным для даоса является постижение Дао и построение своей жизни в соответствии с ним.

Оставив запись своего учения на заставе, Лао-цзы продолжил свое путешествие верхом на буйволе. Можно предположить, что если бы не вынужденное путешествие, то мир лишился бы изложения учения даосов.

Неслучайно Китай называют страной «трех путей». На протяжении более 2 тыс. лет три учения (три духовных пути) определяли общественную и духовную жизнь Китая: конфуцианство указывало путь гармонизации отношений в обществе; даосизм — индивидуального мистического постижения мира, а буддизм — спасение через сострадание и молитву. Как видим, объединяет мудрецов, в частности, любовь к странствиям, в результате которых они не только смогли постичь смысл жизни, но и пытались указать путь к спасению и совершенствованию народам и государям.

Кроме торговых и прогулочных судов существовали в Древнем Китае и грозные военные корабли. «Существует много различных видов судов: большие лодки, маленькие лодки, быстроходные абордажные суда, многопалубные фрегаты, дозорные шаланды и др.», — пишет летописец. Он также сообщает и о крупном морском сражении между царствами У и Ци в 485 г. до н.э. Известно, что в этих царствах существовали специальные «корабельные павильоны» — верфи, где возводились, кроме военных, и гражданские суда, в частности, для правительственных чиновников и послов.

Китай представлял собой разновидность древневосточной командно-административной системы, поэтому не только внешняя, но и в значительной степени внутренняя торговля были централизованы властью верховного правителя — вана. Для активизации внутренней торговли в стране стали создаваться уже с VII в. до н. э. подробные географические обзоры. Наиболее полные и известные из них — «Шаньхайцзин» и «Юйгун». Наряду с многочисленными мифологическими сюжетами там содержатся описания конкретных путешествий по внутренним районам государства и положение последних по отношению к морским бассейнам или рекам, горным хребтам.

«Юйгун», созданный в эпоху Чжаньго — «Борющихся царств» (V— III вв. до н.э.) — можно рассматривать как прообраз путеводителя. В нем подробно описываются не только природные условия отдельных местностей (в этом произведении Китай был разделен на 9 природных областей), но и их хозяйство, транспорт и т.п.


В «Юйгун» подробно описано путешествие, которое можно квалифицировать как речной туризм. Это был вояж, «предпринятый по Янцзы до впадения ее в море и оттуда до устья Хуанхэ и Сы».

В эпоху Чжаньго можно искать и истоки паломнического и научного туризма. Жрецы различных культов, маги и чародеи верили, что в заливе Бохайвань (Желтое море) находятся острова Пэнлай, Фанчжан, Инчжоу, на которых проживают старцы — отшельники, владеющие многими премудростями, и, в частности, секретом бессмертия. И именно с этой эпохи начинают снаряжаться многочисленные морские экспедиции, направленные на поиски этих чудесных островов.

Строительство Великой китайской стены, начатое в FV в. до н. э., доказывает прекрасные знания китайцев в области физической географии. Стена проходила четко по границе, отделявшей степные районы, где обитали кочевники, от земледельческих, где, собственно, и проживало население страны. Подобные знания можно было получить только путем обобщения результатов многочисленных путешествий жителей Древнего Китая за его пределы. Протяженность Стены ныне 2500 км с 2000-километровыми побочными ответвлениями. Она начиналась как земляные насыпи, которые создавались правителями северных царств начиная с V в. до н.э., чтобы защитить себя от центральноазиатских кочевников. При императоре Цинь Шихуанди (221 — 210 гг. до н.э.) строится как бы прообраз этого монстра в камне — длиной в 500 км, чтобы соединить отдельные участки и создать со временем единую цепь заграждений в 1500 км.

В XV в. в правление династии Мин Великая китайская стена принимает свой современный облик.

Интенсивность путешествий значительно возросла в III в. до н. э. в правление династии Хань. Этому способствовало два фактора: наличие прекрасных путей сообщения в стране и либерализация политической жизни. Таким образом, определенные предпосылки для путешествий в связи с развитием коммуникаций были заложены. С приходом к власти династии Хань началась «оттепель» во внутриполитической жизни. Это благоприятно отразилось и на развитии путешествий.

Основатель предыдущей правящей династии Цинь Шихуанди ввел в стране крайне жесткий диктаторский режим, основанный на философии легизма. Суть его государственной идеологии базировалась на примате законов, причем провозглашалось, что даже за маленький проступок необходимо карать очень жестоко, для того чтобы ни у кого не зародилось даже мысли о крупном преступлении. Существовало 12 видов смертной казни, среди которых отсекание головы было наиболее гуманным. В этом царстве тотального террора вряд ли возможны были массовые передвижения, не согласованные предварительно с властными структурами.


Но это не значит, что путешествий не было вообще. По указу Цинь Шихуанди всю территорию Поднебесной империи пересекли отличные благоустроенные дороги. На их строительстве, так же как и на строительстве Великой китайской стены, работали сотни тысяч человек, и их «сдача» государству произошла в рекордно короткие сроки. Кроме того, был построен «Волшебный канал» протяженностью 150 км. Он был прорыт через горную цепь и соединил север и юг Китая, положив начало внутреннему 1500-километровому непрерывному навигационному пути по рекам. Совершенствование инфраструктуры продолжалось и позже. В I в. до н. э. началось строительство «Великого канала», в целом он был завершен почти через 1,5 тыс. лет, составил около 1200 км и опоясал почти весь Восточный Китай.

В правление Цинь Шихуанди процветал, если так можно сказать, «государственно-чиновничий» туризм. Сам император в сопровождении огромной свиты совершил по стране несколько инспекционных поездок. Не пренебрегал он и морскими путешествиями — в 215 и 210 гг. до н. э., о чем сообщают летописи. Стали регулярными в его правление торговые связи с островом Тайвань.

При Цинь Шихуанди были продолжены поиски островов, на которых проживали отшельники, хранящие секрет бессмертия. С истинно императорским размахом он в 219 г. до н.э. организовал экспедицию под руководством даосских философов и придворных магов Хань Чжуна и Сюй Ши, а также алхимика Сюй Фу, в которой приняло участие несколько тысяч человек. Правда, они, не найдя, а может, и не ища островов, со временем основали поселение на Корейском полуострове. Их можно рассматривать как одних из первых политических эмигрантов в истории. Впоследствии древнекитайский историк и путешественник Сыма Цянь вложит в их уста следующее оправдание такого поступка: «Цинь Шихуанди так жаден до власти, что незачем добывать ему лекарство бессмертия».

Верфь Гуанчжоу в эпоху Цинь имела три платформы, где могли причаливать корабли длиной почти 90 м и шириной 30 м. Для сравнения: «Майский цветок», на котором в 1620 г. был отправлен десант «отцов-основателей» в Америку, имел в длину 20 м, в ширину — 9 м.

В правление династии Хань заметно активизировались морские путешествия. В этот период налаживались внешнеторговые и дипломатические связи с рядом стран и народов южных морей и Индийского океана, становятся регулярными контакты с Японией, которые осуществлялись через Корейский полуостров.

В период Западного Хань (первые века нашей эры) купцы плавали на Суматру, Цейлон, достигали юго-западной оконечности Малаккского полуострова, а также Мадраса в Индии, откуда привозили жемчуг и «билюли» (разновидность драгоценных камней). Тра-


диционным же экспортным товаром для Китая был шелк, монополию на торговлю которым он держал до VI в. н.э., когда по приказу византийского императора Юстиниана коконы тутового шелкопряда были тайно вывезены из Китая в полых посохах монахов.

Буддийские миссионеры уже китайского происхождения начинают свое шествие по Индокитаю.

Благодаря тому что китайцы были одним из самых «исторических» народов в древности и начали летописание с середины II тыс. до н. э., в настоящее время имеется большое количество письменных источников, в том числе освещающих и деятельность выдающихся путешественников.

Одним из первых китайских «землепроходцев» был Чжан Цянь, живший во II в. до н.э. и занимавший при императорском дворе высокую дипломатическую должность. Ему по делам службы приходилось часто бывать за границей. Знаменитый китайский историк древности Сыма Цянь пишет, что «он сумел завоевать любовь южных и восточных иноземцев», также он, видимо, пользовался и неограниченным доверием императора.

Чжан Цяню была поручена важная миссия: заключить союз с вождем могущественного кочевого племени юэчженей против гуннов, с завидным постоянством разоряющих северные районы страны. Посольство Чжан Цяня насчитывало около 100 человек. Вскоре после начала путешествия они были захвачены гуннами, правитель которых продержал их в почетном плену 10 лет. Чжан Цяню удалось бежать на запад. Он сумел преодолеть Центральный Тянь-Шань и выйти к Иссык-Кулю — «Незамерзающему озеру». Здесь он узнал, что юэчжени откочевали дальше, в Ферганскую долину. Отважный путешественник преодолел горные перевалы и по одному из притоков Сыр-Дарьи пришел в страну Давань. Но и здесь юэчженей не оказалось. Они откочевали еще дальше, в пределы Бактрии и Согдианы, расположенных по среднему течению Амударьи.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!