Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вооруженные силы в политической системе общества



Чаще всего вооруженные силы определяют как организованную силу, содержащуюся государством в целях оборонительной или наступательной войны. Действительно, вооруженные силы, прежде всего, являются своеобраз­ным «институтом войны». В то же время, сегодня они все больше ориентируется на предотвращение войны, в силу чего их еще стали называть также «институтом мира»[6].

Тем не менее, есть еще одна очень важная характеристика вооруженных сил, выражающаяся в том, что они также являются и институтом политической системы общества, но институтом специфичным, что обусловлено следующими факторами:

во-первых, в отличие от названных выше инс­титутов политики, вооруженные силы не связаны с непосредственной политической деятельностью, не являются самостоятельным субъектом полити­ки, участвующим в борьбе за власть;

во-вторых, реальная политическая власть как осуществление воли ее полномочных выразителей прямо или косвенно опирается на силу, в том числе и военную. В этой связи еще Аристотель (384-322 гг. до н.э.) писал, что армия необходима для «поддержания власти против неповинующихся ее воле в государстве». Н. Макиавелли (1469-1527 гг.), в свою очередь, усматривал ее функцию в том, что она является «основой власти во всех государствах». И сегодня нет ни одного политика, который бы оспаривал утверждение, что вооруженные силы служат одним из источников политической власти и гарантом ее устойчивости;

в-третьих, вооруженные силы являются не только своеобразным политическим институтом, но также одним из наиболее мощных инструментов политики, в силу чего управление ими требует соответственно и политического руководства. Не случайно пост главы государства практически во всех странах наделяется полномочиями верховного главнокомандующего вооруженными силами[7];

в-четвертых, вооруженные силы выполняют важные политические функции как внутри страны, так и на международной арене. Так, если проследить историю стран и народов, можно прийти к выводу, что они использовалась для следующих целей:

– защиты своей территории от нападения извне;

– завоевания чужих территорий;

– вооруженного подавления сепаратистских выступлений внутри страны, вызванных различными причинами;

– политического давления на правительства и народы других стран в результате нахождения на их территориях или подтягивания к ним мощных армейских группировок;

– свержения неугодных данному руководству политических режимов;



– оказания военно-гуманитарной помощи другим странам по решению правительств или международных организаций;

– выполнения народнохозяйственных задач в условиях чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий.

Таким образом, представленные положения говорят о том, что вооруженные силы не могут не быть одним из ведущих элементов политической системы общества. С другой стороны, в силу того, что они являются наиболее мобильным, организован­ным, дисциплинированным и, самое главное, владеющим оружием ин­ститутом, это ставит их в более привилегированное положение по отношению к другим субъектам политики, не обладающих такой силой. Поэтому, исходя из обще­ственных интересов, во многих странах пытаются выработать определенные механизмы, снижающие степень участие вооруженных сил в политической борьбе за власть. В пер­вую очередь к ним можно отнести:

– правовая регламентация посредством конституции и других законодательных ак­тов порядка формирования и основ деятельности вооруженных сил, а также юридического статуса военнослужащих;

– подчиненность вооруженных сил законодательным и исполнительным органам государственной власти;

– парламентский и общест­венный контроль за деятельностью вооруженных сил;

– качественный отбор на ключевые должности офицерских кадров и их высокопрофессиональную подготовку;

– политическое и воинское воспитание личного состава;

– транспарентность (открытость) армии для об­щества.

Правда, эти механизмы не всегда срабатывают. Мно­гое зависит от конкретной социально-политической ситуации в стране, от того, какой политике служит армия, кому при­надлежит политическое руководство ею, насколько армия подчинена и предана органам власти, на­сколько эти органы способны управлять воинским организмом, кто и как формирует ответственность личного состава перед государством, народом и т. д.



Кроме того, по справедливому мнению многих ученых, в ходе разработки механизмов участия вооруженных сил в политике необходимо учитывать и психолого-социальную характеристику военнослужащих. Ведь каждый из них – личность, гражданин государства. Все, что происходит в обществе, отражается и в их сознании. Было бы наивно полагать, что юноши, сменив гражданский костюм на военную форму одежды, полностью отходят от про­блем политической жизни. У каждого из них имеются свои взгляды, инте­ресы, ориентация, опыт в оценке ситуации. Солдат не бездумный исполни­тель чьей-то воли. Поэтому важно сформировать у каждого военнослужаще­го высокий уровень политической культуры, мотивацию к достойному слу­жению своей стране, переломить нигилистическое отношение к армии и к воинской службе, поднять их престиж.

Представленные положения говорят о том, что процесс формирования наиболее оптимального механизма участия вооруженных сил в политической жизни страны носит характер комплексной и всеобъемлющей проблемы.

Курс на создание эффективного гражданского контроля над вооруженными силами взят и в России после распада Советского Союза в 1991 г. На сегодняшний день он не приобрел еще стройной системы и существует только на уровне общих подходов, закрепленных в Конституции РФ и ряде федеральных законов – 1996 г. «Об обороне», 1998 г. «О воинской обязанности и военной службе» и 1998 г. «О статусе военнослужащих». В них, в частности, предусмотрено:

а) правовая регламентация целей создания Вооруженных Сил РФ, порядка их формирования и применения;

б) перечень полномочий высших органов государственной власти РФ (Президента РФ, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ) по руководству Вооруженными Силами РФ и контролем за их деятельностью;

в) назначение на должность Министра обороны РФ гражданского лица;

г) запрет деятельности в Вооруженных Силах РФ политических партий, а также других общественных объединений, преследующих политические цели, а также образование их структур внутри воинских подразделений. В развитие данного положения в ст. 23 Федерального закона 1996 г. «Об обороне» также установлен запрет на ведение в Вооруженных Силах РФ любой политической пропаганды и агитации, в том числе предвыборной. Кроме того, запрещается использование штатных должностей и финансовых средств Вооруженных Сил РФ для создания структур и осуществления деятельности политических партий, а также других общественных объединений, преследующих политические цели.

Как видно из указанных положений, гражданский контроль за Вооруженными Силами РФ пока в большей части носит общий характер и осуществляется сугубо через государственные органы. В силу этого многими депутатами и иными политиками ставится вопрос о необходимости разработки и принятия специального закона, который бы более детально прописал данный механизм и сбалансировал полномочия в этой сфере между тремя вышеуказанными высшими органами государственной власти (на сегодняшний день полномочия Президента РФ значительно превосходят по своему объему полномочия Федерального Собрания РФ, что является, по мнению многих ученых и политиков, явным несоответствием теории разделения властей, положенной в основу построения в России правового государства). Кроме того, данный закон должен предусматривать и возможность участия в гражданском контроле за деятельностью Вооруженных Сил РФ и структур гражданского общества, естественно с учетом соблюдения требований государственной и военной тайны[8]. По всей видимости пройдет еще немало времени, прежде чем механизм гражданского контроля в стране будет продуман и отлажен во всех деталях, а главное — эффективно заработает.

Таким образом, подводя итог месту и роли вооруженных сил в политической системе общества, можно отметить, что они являются не только во­енно-силовым, но и политическим институтом. Их роль в данной системе довольна сложна и противоречива, так как обусловлена множеством факторов. Опыт цивилизованных государств по­казывает, в демократическом обществе вооруженные силы должны под­держивать законно избранную народом власть, обеспечивать защиту конституци­онного строя и порядка, что позволит сохранить стабильность и предсказуемость всей политической системы общества.


[1] В этой связи показательна точка зрения митрополита Питирима. «Слово «политика» для меня, — отмечает он, — опреде­ляется ее исконным смыслом, который заложил еще Платон: искусст­во жить вместе. Искусство единства во множестве. Еще говорят, что политика — это искусство достижения возможного, и я добавил бы, необходимого. То есть научиться сосуществовать. Священник — это тот же политик. Примирить банкира и нищего в одном приходе, чтобы в церкви они чувствовали себя равными детьми божьими».

[2] Это, в частности, подтверждается тем, что в конституциях и других своих основополагающих актах оно стремится закрепить, что явля­ется непременно государством всего народа, государством всех и для всех (см. преамбулы конституций таких государств как США, Швеция, Япония и др.).

[3] В Российской Федерации имеется и легальное определение политической партии, которое содержится в ст. 3 федерального закона 2001 г. «О политических парти­ях», в соответствии с которой «политическая партия – это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни обще­ства посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и поли­тических акциях, в выборах и референдумах, а так­же в целях представления интересов граждан в орга­нах государственной власти и органах местного самоуправления» // См.: Собрание законодательства РФ. 2001. № 29. Ст. 2950.

[4] Для сравнения: до 1917 г. в России в паспорте существовала графа “вероисповедание” где фиксировалось всего два варианта - православный и иноверец. Фактически на правах терпимой веры был только ислам. Кроме того, в уголовном уложении существовала юридическая ответственность за склонение православного в другую веру.

[5] См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 13. Ст. 1475.

[6] К примеру, в п. 1 ст. 10 Федерального закона 1996 г. «Об обороне» закреплено, что «Вооруженные Силы Российской Федерации – это госу­дарственная военная организация, составляющая основу обороны Россий­ской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1996. N 23. Ст. 2750.

[7] См., например, ч. 1 ст. 87 Конституции РФ; ст. 15 Конституции Франции; раздел 2 ст. 2 Конституции США и др.

[8] Для справки: данный проект закона уже дважды был предметом рассмотрения в Государственной Думе – в 1997 г. и в 2001 г. Он получил название «О гражданском контроле и управлении деятельностью военной организацией в Российской Федерации». В первый раз проект оказался крайне уязвимый с точки зрения законодательной техники, в силу чего был отправлен на доработку; а во второй раз – не набрал необходимое число политических сторонников его принятия. Основными моментами данного законопроекта было положение об учреждение в составе Государственной Думы должности Уполномоченного по делам военнослужащих, а также наделение общественных объединений и политических партий правом запрашивать и бесплатно получать от органов военного управления и военных организаций интересующую их информацию.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!