Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






От синдрома купальника к стокгольмскому синдрому



 

Этот синдром получил свое название от одного удивительного случая. В одном из банков Стокгольма преступники взяли заложников, которые через шесть дней стали ярыми защитниками идей своих похитителей. Почему люди потеряли способность мыслить критически и восприняли логику преступников? Это связано с длительным стрессом. Кстати, в многочисленных случаях плохого обращения с детьми также заметен парадоксальный механизм стокгольмского синдрома.

В случае сверхэффективных умов страх быть отвергнутым, критика со стороны взрослых и насмешки сверстников сродни психологическому насилию. Даже если речь идет о небольшой агрессии, последующий за нею стресс может породить стокгольмский синдром. Именно им объясняется то старание, с которым сверхэффективные удовлетворяют ожидания окружающих и уже после нескольких фраз проникаются их идеями, не в состоянии ничему противостоять. Страх быть отвергнутыми и покинутыми делает их очень внушаемыми, и, следовательно, они становятся чрезвычайно легкой добычей для ментального манипулирования.

Обуздание своей ложной сущности и обретение истинного «Я» придает чувство уверенности и покоя.

Именно этими чувствами вы проникаетесь сейчас, читая эту книгу. Постепенно вы примиритесь с тем потрясающим человеком, каким являетесь на самом деле, и дадите ему свободно самовыражаться. Вот ключевая и довольно простая фраза, способная расширить пространство для жизнедеятельности вашего истинного «Я». Вместо того чтобы повторять: «Да, я согласен», говорите: «Знаете, меня это не устраивает». Попробуйте произнести эту сильнодействующую фразу.

«Можно тебя попросить заехать за моим купальником?» Ну, а теперь ваша реплика…

Как только осознаете, что ваши чувства и желания принадлежат не кому‑то другому, а вам, истинное «Я» начнет исцеляться. Чтобы излечиться от латентной депрессии, высвободите запретные и подавленные чувства и прислушайтесь к своей природе. Именно из такого умения слышать человек черпает внутреннюю силу и самоуважение. Вы имеете право грустить, впадать в отчаяние или ждать помощи, не боясь кого‑то побеспокоить. Нормально испытывать страх, когда тебе угрожают, так же, как испытывать злость, когда к тебе не проявляют должного уважения или грустить из‑за непонимания. Постепенно вы узнаете, чего вам не хочется, а уже затем – чего хочется. А потом вы позволите себе выражать эти желания, не боясь быть изгоем. Только ребенок в период формирования нуждается в безусловной любви. А взрослый может без нее обойтись. Вам больше не нужно нравиться всем подряд, чтобы выжить.



Депрессии можно избежать, когда чувство самодостаточности укореняется в искренности испытываемых нами чувств, а не в обладании теми или иными качествами. Вам не нужно доказывать свою ценность, свое достоинство. Вы совершенны в вашем несовершенстве.

Довольствуйтесь тем, какой вы есть на самом деле. И с этого дня ваша идентификационная пустота заполнится.

 

 

Глава 5. Идеализм

 

Жажда абсолюта

 

Одновременно с этой железобетонной ложной сущностью люди со сверхэффективным умом обладают стальной системой ценностей. Если и есть что‑то, в истинности чего они уверены на все сто, так это она!

Эта система ценностей состоит из абсолютов, и у нее очень высокие критерии. Сверхэффективные четко представляют себе, что такое справедливость, искренность, порядочность, честность, дружба и любовь; они отстаивают свои критерии, полагая их очевидными и безусловными. Нередко то, что они наблюдают в повседневной жизни, разочаровывает их: оказывается, не все разделяют их убеждения. Тогда, обнаруживая несправедливость, человеческую злобу и предательство, они спускаются с небес на Землю и бунтуют. Но они не в состоянии отказаться от своих идеалов, они уверены в своей правоте. «Я не желаю знать, что мир не таков, как я думаю!» – воскликнул пришедший ко мне на прием один из этих утопистов.



Эта жажда абсолюта толкает их на крайности: то они выказывают безмерное доброжелательство и становятся очень милыми, сострадательными, терпеливыми и понимающими, то превращаются в непримиримых моралистов, раздражаясь, если кто‑то нарушает их моральный кодекс: ату их, грубиянов, халявщиков и обманщиков! С возрастом перед этими искателями истины открываются два пути: либо они становятся мудрецами, либо озлобленными ворчунами. Среди них встречаются такие, которые умудряются перескакивать с одного варианта на другой, как пинг‑понговый мячик.

Именно из‑за требующей совершенства системы ценностей эти филантропы производят впечатление пришельцев с других планет и с таким трудом находят свое место в социуме. Существующие в обществе кодексы поражают их или возмущают: слишком много недоговоренностей, двуличия, малодушия, глупых лицемерных обычаев! И полное отсутствие простоты и искренности!

Создается впечатление, что их идеал совершенства где‑то высоко, под потолком, а реальность – внизу, под ногами. Они зависли посередине и делают немыслимые акробатические телодвижения, чтобы, уяснив расхождения и несовершенства реальности, все же установить свою систему ценностей. Когда надо уладить разногласия и конфликты на работе или в семье, их гибкости нет равных. Разумеется, наши «гуттаперчевые акробаты» очень от этого устают, но убеждать их снизить свои требования или уступить – безнадежно.



Нередко сверхэффективных называют «инвалидами по зрению оттенков», а они считают такое определение оскорбительным и абсурдным. Система ценностей не может иметь нюансов, которые ослабляют понятие и со временем становятся призывом к скрытому его искажению. Вы думаете, я преувеличиваю? Тогда посмотрите, во что превратится самый фундаментальный запрет: «Не убий», как только у него появится вариант: «Не убий. Впрочем, смотря в каком случае!» Именно так фундаментальные запреты превращаются в повсеместно растущую вседозволенность. К счастью, сверхэффективные на это не поддаются, и большинство из них – благодаря своей моральной целостности. Они могут жить лишь в согласии со своей системой ценностей.

 

Маризу часто оскорбляет и бьет муж. С недавнего времени я подвожу ее к мысли набраться смелости и уйти от него. Это непросто. По ее этическим нормам, она дала слово, и у нее есть обязательства. Она пересказывает мне одну неприятную сцену, когда муж снова ругал ее, утверждая, что она плохая хозяйка, потому что не умеет правильно складывать салфетки. И, несмотря на это, она продолжает ухаживать за ним, вести хозяйство, стирать и готовить. Я удивляюсь такой самоотверженности. На мой взгляд, этому сварливому мужу стоило бы самому сложить салфетку и сварить себе яйца! Может быть, она боится, что если взбунтуется, то муж применит насилие? «Да нет, вовсе нет, – отвечает она, – просто я терпимая». Я замечаю, что терпимость до такой степени – это уже иначе называется. Она восклицает: «Поверьте, это не из‑за него! Я так поступаю для себя. Именно так я представляю себе супружескую жизнь. Мне не хотелось бы опускаться до его уровня и отвечать ему тем же. Я следую своему представлению о том, как надо себя вести!»

 


Просмотров 467

Эта страница нарушает авторские права





allrefrs.ru - 2022 год. Все права принадлежат их авторам!