Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Человек эгрегориальный – « марионетка»



 

Но не всем же эгрегорам пребывать на полуголодном пайке, впитывая жалкие испарения энергии над спонтанно вялыми движениями и предрассудками эгрегориальной массы? О нет, в прядях этого тумана слишком легко потеряться и сгинуть.

Для стабильного существования эгрегору с конкретным архетипом нужны люди, активно с ним взаимодействующие, он должен доминировать в их психоэнергетике, а они должны настраивать людей массы на эгрегор, служить и источником эгрегориальной мощи, и семенем архетипического инструмента.

И эгрегор вполне способен ввести в определенное состояние, захватить собою незащищенных людей.

Причем это не просто увлеченность, заинтересованность или даже очарованность идеей. Нет, ведь увлечься или заинтересоваться для своих полезных целей какой-либо идеей может сам по себе и человек эгрегориальной массы, и человек внеэгрегориальный.

Состояние же эгрегориальной марионетки – это психологически болезненное состояние.

Разумеется, это состояние может быть более или менее тяжелым. И, разумеется, эгрегор может захватить не каждого и не всех, а только тех, которые имеют предрасположенность к такому существованию. Частично такая предрасположенность зависит от личности самого человека и его предпочтений, частично – от жизненной ситуации, в которой он оказался.

Должны иметься предпосылки к тому, чтобы человек видел в архетипическом эгрегориальном инструменте средство, способное удовлетворить все или большую часть его потребностей – как правило, высших.

Начнем с личности. Человек в качестве личности должен испытывать постоянную неудовлетворенность. Это может быть связано с глубокими психологическими комплексами, берущими начало в детстве. Может быть – несчастная судьба. Может – болезнь, беды. Обида на весь мир. Уродство. Ненайденный смысл жизни. Ощущение собственной неполноценности. Страх. Внутренняя пустота. Эскапизм. В любом случае, эти боли внутри личности человека должны быть достаточно глубоки для того, чтобы подчинить себе большую часть его существа – даже если они оказываются, как зачастую бывает, всего лишь временным явлением.



В этой личностной беде эгрегориальная идея нужна человеку не для получения практической, объективной и понятной для него пользы – нет, она нужна, чтобы тампонировать болезненное место в душе. Она ему отчаянно нужна. Без какой-либо удобной сверхценной идеи такому человеку очень больно жить.

Это может быть религиозная идея, прекрасно подходящая для компенсации страхов, обиды и чувства собственной неполноценности. Все «нехорошие» не спасутся, а вот именно он, «правильный» – спасется! Это может быть идея национальная. Все богачи «папуасы», а он, даром что у него в кармане вошь на аркане и блоха на цепи, выше «папуасов», потому что он – чистокровный «монгол»! Это может быть идея политическая: «кто был ничем, тот станет всем». Это может быть любое иное, более экзотическое завихрение и самое причудливое сочетание фантазмов и суеверий.

Вам прекрасно знакомы люди такого типа и их поведение: механические улыбки обходящих дома сектантов, черные платки на иссохших паломницах, бородатые или иным образом декорированные лица надломленных изнутри националистов, суетливые и витийствующие контактеры, бесноватые политические крикуны… Этого добра хватает везде.

Этих людей достаточно легко узнать – и по характерному фанатичному или пустому взгляду, и по двойным моральным стандартам, и по опять-таки характерно резкому усилению энергетики, происходящему только при разговоре на эгрегориальную тему, и по развивающимся дефектам личности.



Но такими они становятся не сразу. Вначале идея поселяется в сознании будущей марионетки, словно живой организм: она поглощает из окружающей среды только полезное для него, отбрасывая остальное. Человек перестает воспринимать реальность там, где она расходится со спасительными для него умозаключениями.

Он все глубже погружается в эгрегориальный мир. А мир окружающий, о котором так хочется забыть, не упускает возможности оправдать наихудшие подозрения погруженного в себя человека. И, хотя он и «монгол» с родословной, «папуасы» все равно живут лучше, и хотя радоваться должен вроде бы только тот, правоверный, кто сертифицированно спасется, почему-то другие тоже радуются жизни и кощунственно «лыбятся», и сектантский рай злые обыватели недолюбливают, а об очередной партии «Все отнять и поделить для любимых главарей» почему-то никто из нормальных людей даже слышать не хочет.

И вот теперь уже жизненная ситуация подталкивает такого человека в «спасительный» для него эгрегориальный мир. И, как мы знаем, носители того или иного подходящего эгрегора не заставят себя ждать. Даже если не искать, они сами подвернутся – на улице, в транспорте, где угодно. И даже могут провести намеренную обработку, «зомбировать», смирить волю, подчинить своему специально обученному адепту, как это делают некоторые секты и иные агрессивные организации.

И вот с этого момента эгрегоры начинают контролировать не только мышление, но и поведение человека. Он начинает жить не ради себя и близких, не ради безусловно полезных свершений и общечеловеческих ценностей, а ради эгрегора и его ценностей.

И за время такой жизни человек все глубже уходит в отрыв от реальности, накапливая ошибки поведения и понимания действительности. Наконец, он может дойти до такого уровня, когда обратно вернуться уже невозможно: взведенная за счет расхождения с реальностью пружина грозит ударить несовместимой с жизнью болью.

Люди, невольно принявшие роль эгрегориальных марионеток, способны на чудеса самоотверженности и самоотречения. Они могут годами работать без всякой оплаты своего труда, стойко переносят тяготы и лишения, они кажутся фанатично преданными идее и отстаивают ее на каждом углу, остервенело атакуют все чуждое, не боятся «ради высоких идеалов» нарушить закон, они способны убить и быть убитыми за идею, поститься до смерти, строить капища в голодной глуши, они даже способны, как шахиды, взорвать себя, лишь бы унести с собой как можно больше тех, кого они сочли врагами.

Это их свойство часто ошибочно понимается как исключительная верность идеалам. Ошибочно.

Никакой «верности идеалам» в здоровом смысле этого слова у марионеток нет и в помине.

Они просто полны решимости во что бы то ни стало избежать нового и нового проявления своей личной боли.

Это, по сути, определенного сорта наркотическая зависимость, только гормоны умиротворения выделяет мозг марионетки под влиянием овладевшей им эгрегориальной идеи. Если перестать игнорировать реальный мир и уйти из мира выдуманного, будет ломка.

Кстати, частично этим можно объяснить, почему ныне культы и религии всех сортов, от сект до вполне легитимных сообществ, с таким увлечением конкурируют за реабилитацию наркоманов. И, заодно, объяснить, почему спасенных из сект людей так тяжело реабилитировать. Ведь у наркоманов уже сформирована зависимость, и при замещении химического вещества идеей они легко, легче, чем в обычных клиниках, отказываются от наркотиков. Вот только зависимость во всей ее мощи не исчезает: просто изменяется объект притяжения.

Любая боль, тяжелый опыт, тюрьма, болезнь, потеря, все, что можно эмоционально отсрочить или затампонировать идеей, – все это предрасположенность к тому, чтобы стать эгрегориальной марионеткой. И чем сильнее была боль, тем более стойкий эгрегориальный солдат из ее пламени выходит.

Поэтому люди в неразумном состоянии эгрегориальных марионеток – это благодатнейшая среда для манипуляции со стороны заинтересованных людей, особенно в пространстве овладевшего личностью эгрегора. Чем в большей эгрегориальной зависимости находится человек, тем меньше он будет прислушиваться к голосу своей совести и тем менее он будет замечать сосуществующую вразрез с общечеловеческими ценностями реальность, особенно в «своем» эгрегоре.

Любое злодеяние, к сожалению, может быть прикрыто эгрегориальной идеей, и совесть фанатика останется безгласна. Вас удивляет, что в религии существует специальный чин на «отделение души от тела», заказываемый в теории по желанию смертельно больного человека (обратим внимание, что не сам человек возносит молитву об этом, а требуется направленное вмешательство иерарха, то есть имеет место осознанное воздействие одного человека, долженствующее ускорить смерть человека другого), и это при признании даже молитвы о смерти и мыслей о самоубийстве греховными, а самоубийства или убийства вообще смертным грехом? Вы удивляетесь, как это при штурме Иерусалима крестоносцами был выдвинут тезис, что следует убивать всех подряд, а Бог на небе разберет, где «свои»? Это рыцарями-то религии, где сказано «не убий» и «прощай врагов своих»? Не удивляйтесь, причины такой этической «гибкости» вы уже знаете.

Ради своего эгрегора резко выраженная марионетка может и будет лгать, воровать, убивать, нарушать все мыслимые и немыслимые правила, как общечеловеческие, так и своего же эгрегора. Все что угодно, лишь бы это было санкционировано эгрегориальными авторитетами и «для блага идеи».

Лишь бы только внутри себя ненароком не отторгнуться от идеи и не принять свою боль обратно в сердце.

Эгрегор полностью управляет трепетной к его позывам марионеткой.

По счастью, это состояние в его максимально яркой форме ненормально для человека и поддается социально-психологической реабилитации. А она в той или иной степени практически неизбежна, – потому, что всю жизнь быть непоколебимой эгрегориальной марионеткой практически невозможно.

Рано или поздно наступает истощение и некоторое просветление. И вот тогда хорошо, если рядом с выходящим из зависимости человеком оказывается кто-нибудь, кто поможет ему выздороветь, а не пересесть на какую-нибудь другую эгрегориальную иглу или на эту же, но уже острее и глубже. Реабилитация необходима, чтобы исправить тяжелые осложнения в виде личностных дефектов.

Но, несмотря на это, более или менее выраженные эгрегориальные марионетки в любом обществе составляют заметную долю от тех десяти процентов эгрегориальной массы, которая формирует направление ее движения – и они очень эффективны в своей миссии, ведь их сопровождают огонь личного фанатизма и синхронизирующая действия людей эгрегориальная мощь.

Состояние эгрегориальной марионетки для человека - опасно. Не говоря о том, что такие люди для эгрегора просто «пушечное мясо», которыми можно легко пожертвовать, эгрегор еще и питается их энергией, ничего не давая взамен, кроме убежденности в ложных выводах о правильности происходящего.

В этом состоянии человек не только тратит свое время и энергию на питание эгрегора. Он вынужден совершать все большие и большие психологические затраты на то, чтобы скрывать от самого себя отличие реальности от того, что он хотел бы видеть. Двойные затраты – на энергоинформационного паразита и на маскировку пустоты внутри.

Поэтому эгрегор высушивает свою марионетку энергетически и истощает психологически. И некогда пламенные жертвы культа, политического или националистического течения в финальном состоянии обычно заканчивают очень похоже – смиренно перебиваясь крохами, чтобы хоть как-то не дать остыть пеплу своей души.

Поэтому, к счастью, состояние зависимости для большинства людей не делается постоянным (если, конечно, у человека достаточно времени и сил, чтобы дожить до окончания кризиса) – и вопрос состоит только в том, сколько вреда претерпел человек за время своего эгрегориального погружения. Вреда для своего социального положения, здоровья, личности. Особенно для личности.

А тот или иной вред будет обязательно – эгрегор использует человека нечестно и несправедливо, смиряя его, превращая в не сомневающийся придаток. Такого не заслуживает не один человек. И не зря одним из признаков гармоничного сообщества является уменьшение в нем количества фанатиков. Чем лучше живут люди, тем умереннее проявляется среди них синдром эгрегориальной марионетки и тем реже случаются тяжелые нервные срывы и временные помрачения сознания.

Человек в болезненном состоянии эгрегориальной марионетки используется эгрегориальной идеей «на износ» и не получает практически ничего взамен, за исключением эгрегориальной координации событий вокруг себя. Он тратит свои силы и на снабжение эгрегора, и на сокрытие реальности от самого себя, вследствие чего ему грозит энергетическое и психологическое истощение.

Но, раз мы столько внимания уделили роли эгрегориальной марионетки, то теперь нам нужно уделить внимание и тем, кто направляет действия людей, находящихся в этом состоянии, кто взводит эгрегориальную пружину.


Просмотров 400

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!